Генезис ч.6

Автор:
Dekadans
Генезис ч.6
Аннотация:
Продолжение 5-й части)))
Текст:

Шар снова преобразился и стал похож на какую-то разноцветную планету, разделенную на слои спектральной линейкой цветов, синий был в самом низу.

«Ну вот, кажется я подошел к ответу на свои вопросы!» – взволнованно подумал я, задумавшись над тем, какой цвет ткнуть первым.

– Тиии, пиии! – услышал я рядом тонкий писк.

– Ты, как думаешь? – спросил я хомячка, – Не знаешь? Я тоже…

Кзии молчал, переводя раболепный взгляд с меня на гаджет.

– Давай попробуем желтый? А? – Кзии усиленно закивал своей мордочкой.

Я ткнул пальцем в середину шара, тут же она заполнила весь экран и пропала.

В шаре возникла слабо освещенная лифтовая площадка моего бункера, а около дверных проемов, по периметру расположились вооруженные люди в сиреневых шлемах и комбинезонах, поверх которых были одеты облегающие серебристые жилеты, в руках у них были те самые винтовки, одну из которых я нашел в штабе. Над огромными дверьми лифта на поверхность горел красный сигнал тревоги, лифт натужно гудел, неся в своем чреве что-то очень тяжелое с поверхности. Через несколько секунд двери лифта начали открываться, сиреневые стрелки тут же взяли прицел. Двери раскрылись и выпустили громоздкую, тяжелую металлическую конструкцию, представлявшую собой округлый щит с прорезями на маленьких колесах, который под нечленораздельные крики, сразу начал медленно выдвигаться. Оружие, тихо взвизгнув, метнуло невидимую смерть, поверхность щита прочертили голубоватые сполохи, оставлявшие на нем глубокие каверны. И тут из прорезей в щите высунулись черные стволы и изрыгнули привычный, оглушающий своим треском огонь. Пули, выпущенные прицельно, с близкой дистанции, рикошетили от стен, попадали в защитников, но похоже не причиняли особого вреда, сиреневые только пошатывались от ударов, но стояли на своих местах, только двое стрелков смешно дернулись и упали навзничь. Сразу после этого, прозвучал голос Сэма, отдающий какую-то команду, и из строя сиреневых стрелков полетели небольшие круглые шарики – гранаты. Охранники бункера почти мгновенно опустили черные забрала на своих шлемах и тотчас, за щитом нападавших, последовали оглушительные хлопки и все залил ярчайший белый свет. Стволы в прорезях щита безвольно задрались вверх, крики и стрельба смолкли. Сиреневые солдаты двинулись вперед. Картинка переключилась, и я увидел пространство за щитом. Грязные, оборванные, мужчины и женщины, валялись на полу, многие в запекшейся крови, кто-то шевелился, как пьяный, кто-то громко стонал, они все были оглушены, но живы. Появившиеся солдаты без звука начали разряжать свое оружие в обездвиженных людей. От попаданий из этого оружия, тела разрывало на части, руки, ноги и головы отлетали в разные стороны, кровавые брызги и части тел наполнили жутью все пространство площадки. Со стороны послышался тяжелый рыкающий бас: «Перестаньте О’Ши, а то никакие уборщики не отчистят наш лифт-холл! Придумайте какой-нибудь способ получше!» Сэм что-то скомандовал своим людям и несколько охранников достав ножи, склонились над оглушенными людьми на полу. Двое сиреневых направились к лифту и друг за другом удивленно закричали. К ним подбежали еще двое, и через несколько секунд каждый из охранников вел по ребенку, таких же грязных и оборванных, как и люди, несколько минут назад, безуспешно пытавшиеся, захватить бункер…

– Эти скоты, одни из выживших на поверхности, нашли капонир входа и по спецсвязи потребовали впустить их в Убежище, наш ответ нетрудно было себе представить! У нас и так все комнаты были заняты под завязку, конечно у нас были приличные запасы еды и медикаментов, но рассчитаны они были исключительно для нас, – послышались комментарии Сэма, – Всех оставшихся я приказал добить подручными средствами, но у нас оказались и пленные. Дети! Детей наш президент Ким Джонсон, пользуясь своей властью, предполагал уничтожить, так же как и взрослых, но мы же все-таки были людьми, и по моему настоянию, президент изменил свое решение и подарил им жизнь! Мы отправили их на поверхность, вместе с трупами... Можно ли было их оставить у нас? Ответ категорично отрицательный!

Сюжет закончился и шар снова стал задорно-полосатым, а я задумчиво продолжал на него пялиться. Перед глазами стояли разлетающиеся ошметками человеческие тела… Страшное оружие… А ведь, я видел, рядом со скелетом, целую такую винтовку – надо будет рассмотреть ее поближе. Занятый своими мыслями, я машинально ткнул в лиловый низ шара.

Трехмерные кадры новостей и документальной хроники внутри шара сменяли друг друга.

– Неисчислимые разрушения принес на западное побережье тайфун Сисиль. Тысячи погибших, ущерб исчисляется триллионами. Участившиеся ураганы и землетрясения в центральных областях сводят на нет все усилия властей направленные на эвакуацию населения. В уцелевших от стихии местах продолжаются массовые беспорядки, – комментировала жуткие кадры разрушений и погромов миловидная латиноамериканка, – Правительство возлагает большие надежды на федеральную программу «Убежище» и, формируемую на базе элитных воинских частей, Армию спасения.

И тут закадровый голос журналистки сменил голос Сэма:

– Эти стихийные бедствия не были простыми природными катаклизмами, они были своего рода предвестниками, на всей планете не осталось ни единого места, где можно было бы жить, как прежде – спокойно и размерено, казалось сама Земля, как собака, встряхивается и чешется, желая избавиться от надоедливых насекомых. Несколько раз менялись магнитные полюса, океанические течения меняли свои направления, реки на материках пересыхали или меняли свои русла…

На фоне полуразрушенных домов, дерущихся и митингующих людей с плакатами, чернокожий журналист в нелепом сиреневом трико и детской розовой бейсболке, допрашивал какого-то строгого господина в черном костюме.

– Мировая общественность выражает огромную озабоченность по факту не известного космического объекта, приближающегося к Земле, вы, как представитель секретной государственной корпорации, что можете сказать нашим зрителям?

– Первоначально он был принят за метеорит, но, как выяснилось позднее, он может менять курс, а значит, кем-то управляется. Все попытки установить с ним связь потерпели неудачу, сейчас этот объект находится на расстоянии 500 000 миль от стратосферы Земли, ученые пытаются выяснить природу этого необычного тела.

–Но многие люди обоснованно опасаются этого объекта, если он управляемый, то почему с ним не установлена связь? Это может говорить о его агрессивных намерениях? – продолжал закидывать новыми вопросами строгого господина сиреневый журналист.

– Несомненно, опасения обоснованы и мы привели все наши аэро-космические силы и военно-морской флот в состояние красной тревоги, наши управления по всему миру делают тоже самое.

– Большое Вам спасибо за комментарии, Джой Махмуд, а нам с Вами уважаемые гости канала, остается только надеяться на нашу непобедимую Армию спасения!

С этими словами чернокожий кивнул куда-то в сторону и, молитвенно сложив на груди руки, запел какую-то латиноамериканскую чушь про убежище под торжественные звуки государственного гимна.

– Программа Убежище – федеральная программа центрального планетарного правительства, финансируемая за счет глобального бюджета, эта программа предусматривала переоборудование законсервированных подземных бункеров по всему миру в комфортабельные жилые системы, которые смогут в течении продолжительного времени обеспечивать жизнь части населения с поверхности Земли. Конечно же лучшей части! – начал комментировать этот сюжет Сэм, – Программа «Убежище» была развернута в 2076 году, после загадочного контакта с неким инопланетным разумом. Нам предъявили ультиматум – в связи с поведением человечества, не совместимым с галактическим жизнеустройством, и достижении этим человечеством определенного технического уровня, нам предложили самоустраниться из солнечной системы. Ха! В противном случае, нам обещали «помочь». Времени на это дали 99 лет – не так-то и мало, и поэтому многие из нашей элиты успокоились и продолжили заниматься своими повседневными делами. Мы, как обычно, собирались отсидеться…

– Документальные подтверждения контакта? – спросил я.

– Запрос обрабатывается, – прогундосил гаджет механическим голосом, – Информация по запросу отсутствует! – победоносно выдал он через несколько секунд.

И я снова увидел разноцветный шар.

Зеленый слой.

Двери огромного лифта были распахнуты, вышколенные молодые люди в серых комбинезонах проворно выносили в широкий коридор пластиковые ящики и чемоданы, бережно складывая их около группы важных людей в дорогих костюмах. Один из них с благородной сединой и индейскими скулами, принимал доклад от стоящего на вытяжку Сэма, одетого в сиреневый комбинезон и такой же берет с ярко выделяющимися золотыми знаками отличия.

– Господин президент Ким Джонсон, рад приветствовать Вас в безопасности, в стенах нашей станции спасения! Убежище полностью укомплектовано и готово для выполнения всех возложенных функций! Комендант станции спасения номер три, Сэмюэль Али О’Ши!

– Вольно, майор! Прикажите своим людям поторопиться с размещением наших семей, следом за нами прибудут госсекретарь и вице-президент со своими родными! Как себя чувствуют наши денежные мешки?

– Они прибыли сутки назад и уже неплохо устроились, господин президент!

– Отлично, майор! Прикажите проводить мою внучку в медпункт…

Незаметно для глаза запись пошла быстрее, как будто кто-то решил перемотать скучные кадры до главного действия. Звук пропал. Сэм еще что-то безмолвно объяснял Президенту, открывая и закрывая рот, потом прислонив ладонь к уху, что-то говорил себе в рукав. За это время к проворным серым костюмам присоединились люди в сиреневых комбинезонах и пластиковые ящики быстро испарились из коридора. Двери лифта еще несколько раз открывались и закрывались, прибывали важные, разодетые персоны, их встречал Сэм, беззвучно открывая рот для дежурных приветствий, быстро вытаскивались и уносились вещи.

– Это прибытие самых важных персон нашей планеты – элиты управления и сопровождающих персон. Их собралось более двухсот, и свободного места совсем не осталось, они тут неплохо устроились, – начал комментировать Сэм, – Я как комендант, имел неограниченный доступ к записям с секретных камер внутреннего наблюдения и, на всякий случай, сделал ряд интересных копий, в надежде, что в будущем они мне пригодятся …

На экране отобразилась внутренняя обстановка одной из комнат. Вся мебель была сдвинута к стенам, освобождая достаточно большое пространство в центре, там, на дорогом старинном ковре стоял гротескный трехногий аппарат, с двумя высокими поручнями по бокам.

– Это апартаменты госпожи Ли, она единственная наследница сети фастфуда по всему миру, она приехала одна… с этим прибором … – послышались тихие комментарии Сэма.

Тут из двери напротив вышла миловидная белая особа в ярко-красном халате, позади нее я заметил душевую комнату. Она подошла к прибору и скинула халат, одетый на голое тело. Боже, ничего страшнее я себе и представить не мог. Лицо у госпожи Ли было молодой девушки, а все что скрывал халат, можно было выставлять в Дарвинском музее. Она взгромоздила свое не молодое, иссеченное многими пластическими вмешательствами тело на прибор и схватилась за боковые поручни. Прибор громко загудел, а Ли, расставив ноги, принялась методично двигаться на его вершине. Скоро ее сладострастные вопли больше похожие на скрежет, заглушили шум этого устройства.

– Госпоже Ли никогда не везло в личной жизни, о ее необузданной сексуальности в молодости ходили легенды. Наши папараци даже сняли фильм «Любовники Ли», конечно для взрослых. Но теперь она считает, что ее все бросили и никто сейчас не видит… Я думал использовать эту запись в будущем, чтобы подправить свое материальное положение, но...

Сюжет закончился и я опять смотрел на полосатый шар.

Я перевел уставшие глаза в сторону и увидел свернувшегося клубком Кзии.

– О, прости, дружок, я совсем о тебе забыл… – начал я и тут же осекся, потому что мой хомячок уже спал.

Мне спать пока не хотелось. Возбужденный разум пребывал в замешательстве – вероятно я совершил ошибку, начав знакомиться с прошлым вразнобой, еще оставались не тронутыми мной два слоя: голубой переходящий в синий и оранжево-красно-бордовый. Этот, самый широкий, я побоялся смотреть, а вот сине-голубой…

На фоне звездного неба возник яркий диск Луны. Камера стала быстро приближаться к нему.

– Это секретные кадры с главного телескопа НАСА, смотрите внимательно! – послышался за кадром голос Сэма.

К неподвижному диску Луны быстро приближалось огромное космическое тело правильной шарообразной формы. Оно летело, заметно набирая скорость. И на четкой границе света и тьмы естественного спутника Земли, это не известное нечто достигло своей цели. Свето-фильтры телескопа поглотили яркость вспышки беззвучного взрыва, но зафиксировали все мельчайшие детали трагедии. Огромные куски лунной коры разлетались в стороны, таща за собой длинные шлейфы разогретой пыли, похожие на дымные хвосты ракет.

– Здесь воспроизводится начало космической катастрофы! – раздался голос Сэма, – Огромное космическое тело, названное нами протопланетой «Эльгаза», произвело столкновение с Луной на видимой, обращенной к нам стороне, отчего наш естественный спутник отлетел со своей орбиты, словно футбольный мяч и начал быстро разрушаться. А к Земле, под действием нашей гравитации, устремились куски лунной породы и осколки Эльгазы, расколотой чудовищным взрывом. Всех сил человечества не хватило бы на то, чтобы предотвратить их падение на нашу планету. Казалось, нам демонстративно «помогли», как и обещали 98 лет назад. У нас оставалось не больше года, чтобы покинуть обреченную планету или спрятаться в ее недрах… Кроме того, удаление естественного спутника вызвало необратимые природные катаклизмы, в том числе, изменение самой оси вращения Земли, а самое не приятное – это мутации микроорганизмов. Появились новые, до селе не известные болезни…

– Время!!! Год?! Когда все это случилось!?!

– Две тысячи сто семьдесят пятый год, время записи – 11 сентября 6 часов 27 минут до полудня, – прозвучал в ответ голос Сэма.

«Это больше чем через сто пятьдесят лет, после того как я начал свою «Экспедицию»…», – промелькнула шальная мысль.

Мне стало не по себе и я отвернулся от шарообразного экрана.

В продолжающейся записи были слышны громкие взрывы и отчаянные крики.

– Скоро лунные осколки начали достигать Земли, – продолжал комментировать этот апокалипсис Сэм, – Мы, конечно, пытались сбивать их, но наши межконтинентальные ракеты не могли их уничтожить, они лишь дробили большие куски на более мелкие, которые все равно бомбардировали наши города и селения. Мы надеялись, что атмосфера Земли – естественная защита от аналогичных космических бед, защитит нас и на этот раз, но она сильно истончилась из-за смены полюсов, и практически не вредила этим космическим бомбам. Глобальное правительство было в растерянности, у нас совершенно не было никаких заготовок, чтобы противостоять этому хаосу, если не считать программу Убежище, к тому времени, из-за разгильдяйства финансистов, практически свернутую.

Я снова посмотрел на экран. Полумрак, за тяжелыми черными тучами, практически закрывавших солнце, вырисовывался какой-то город. Камера опустилась ниже и начала, как в компьютерной игре, летать между домов. Я узнавал Париж по его неповторимым улицам и вековому Лувру – город еще жил. Повсюду был огонь и дым! Огонь плясал на стенах домов, освещая полуразрушенные кварталы, дороги, загроможденные сгоревшими машинами, между которыми сидели и лежали люди. Толпы страшных обожженных людей, кто-то пытался ходить, кто-то пытался оттаскивать трупы, но все они казались обреченными, потерявшими всякую волю к сопротивлению. Вдруг, все как один встрепенулись – из-за поворота выехал большой, грязный грейдер и, опустив ковш, раздвигая остовы сгоревших автомобилей, пополз через улицу, давя разбросанные повсюду мертвые тела. Люди, доселе не подвижные вскочили на ноги и, выкрикивая мольбы о помощи, бросились к машине, но та не снижая скорости, врезалась в толпу! Скоро мольбы сменились криками боли и проклятиями. Люди падали под огромные колеса, и скоро грейдер увяз в человеческой плоти, и настолько замедлился, что страждущие смогли забраться на подножки кабины. Чьи-то черные от сажи кулаки разбили стекла в дверях и распахнули их, а черные, изрезанные в кровь пальцы, выволокли из кабины визжащего чистенького человечка, наверное, какого-нибудь топ менеджера, крупного супермаркета. Мгновенно его лицо окрасилось кровью, светлая рубашка расползлась, обнажая белое рыхлое тело, быстро поменявшее цвет на бурый, а истошный визг перешел в предсмертный хрип.

А грейдер продолжал медленно двигаться, переползая чавкающее кровавое болото вперемежку со сминаемыми обгоревшими кузовами машин, пока не уперся в полуразрушенную стену какого-то дома. Оставшиеся в живых люди – участники жестокой расправы, казалось успокоились, они отворачивались и снова безвольно опустив окровавленные руки, отходили от места недавней трагедии, потеряв всякий интерес к грейдеру, такому спасительному и желанному пять минут назад.

– Это запись с беспилотника армии спасения! Люди быстро теряли все человеческое, из-за чего? Мы не знали, но нам необходимо было принимать экстренные меры для спасения лучшей части человечества!

Запись кончилась. Я сидел за столом, сложив на груди руки, и не мигая смотрел на пестрый шар.

Холодный пот! Я почувствовал его только что... Вот мое будущее! Я пережил человеческую цивилизацию, неужели никого больше не осталось? А как же мои сны? Там же была живая Мерлин Монро?..

– А я здесь, дорогой! – услышал я сексуальные обертоны позади себя.

Я, как мог, быстро обернулся, но никого не увидел.

– Что за черт! – испуганно вырвалось у меня.

– Не волнуйся, милый, ты пока не готов меня увидеть, но наконец-то созрел, чтобы слышать…

В душной комнате, в толстом, не пропускающем воздуха, резиновом костюме мне стало холодно, словно я голышом выскочил на мороз.

– Так успокоиться! – скомандовал я себе, – Это все нервное перенапряжение, надо попробовать поспать!

– Конечно, конечно, милый, поспи…

Напряженно поднявшись, я начал озираться и остановился взглядом на Кзии, мирно свернувшимся клубочком на пыльном столе. Невольная улыбка сняла мое напряжение. Я встал, выключив круглый гаджет и подошел к своей открытой криокапсуле.

Другие работы автора:
0
63
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Book24