КОРОВА

Автор:
Тучка
КОРОВА
Текст:

КОРОВА

Лихо необузданное ворвалось в деревню. Коричневое, как засохший коровий помет. Но тот земля-матушка с благодарностью принимает. А от этого стонет вдовами, да малыми голодными детками.

Обобрали немцы все повети. Молча, рыдали бабы. Невеликое богатство: пара кур, да с десяток яиц. Но этим хоть как-то кормили исхудавших ребятишек. Взвыли дома и дворы, когда хлыстами стали выгонять из подворий единственную надежду – корову. Буренки, Краснухи мычали от боли и обиды. Они привыкли к похлопыванию ласковых ладошек. А тут били нещадно, сгоняя на большак. Как ни старались бабы ухватиться за рога своих кормилиц и увести их от злодеев, получали лишь по рукам такие же резкие взмахи хлыстов, от которых кровь текла ручьем. Визг детей разносился эхом по лесам и полям.

Надоел фашистам шум-гам. Застрочили по улицам автоматы. На минуту заикнулась тишина. Однако маячивший реальной тенью голод вновь взбудоражил жителей деревни. И тут раздался одиночный выстрел – упала Матрена навзничь. А пять ее малолетних девчушек, увидев мать в луже крови, бросились на бездыханное тело, умоляя встать. Задохнулась синева…

Немцы, довольные собой и относительно наступившей тишиной, с улюлюканьем погнали стадо за околицу. Когда показалась последняя спина мерзавцев, Клавдия приказала своим пострелятам спрятаться в бане. А сама, не оглядываясь на то, что творилось около убитой, побежала перелеском за своей Белкой. Бежала споро, но осторожно. Все лесные тропки были ей известны. Там, в километре от деревни, был поворот. Ее корова шла посередине стада. И она спешила, чтобы именно в этом месте увести белку в лес. Немцы не должны были заметить пропажу, потому как сами шли в голове и позади, играя на своих губных гармошках.

Ни березовый молодняк, ни цветущая калина не царапали ее ноги. Казалось, трава расступалась перед нею. Даже птицы замерли, стыдясь своей болтовни. Успела Клавдия. Хотела по привычке позвать свою корову, но побоялась, что та замычит на зов. Молча, взяла за рога Белку, которая плелась сбоку, и поспешила скрыться в лесу. Чуть не испортила все Матренина Краснуха – та, было, устремилась следом за ними, но Клавдия ласково потрепала ее, вернув к остальным бедолагам.

В деревню входили под шум ливня. Для обоих он был радостным: смывал не только грязь, пот, слепней, но и охлаждал кровяные рубцы немецких плеток. Дом был крайний. Отпустив Белку, которая знала дорогу в хлев, Клавдия пошла в баню. Дети бросились к ней. Целехонькие.

Подоив корову, примолкшая семья напилась в последний раз парного молока. Почти полный подойник Клавдия понесла сиротам. Оказалась в их избе старенькая баба Варя.

- Пейте. На всех делите, - сказала Клавдия, - я пошла к дяде Степану.

И, оставляя без ответа разведенные в стороны от удивления Варины руки, пошла на край улицы. Она надеялась, что единственный мужчина в деревне должен был спрятаться от немцев, несмотря на то, что колченог. Сейчас он был необходим, как никогда. Зайдя в калитку, она постучалась в окно.

- Ты, Клавдия, что ли?- послышалось за окном.

- Я. Открывай.

Недолгий был разговор. Время торопило. Уже смеркалось. Немцы умели считать – могли обнаружить пропажу. Зарезать корову – дело нелегкое, тем более по темноте сделать заготовки. Это придется всей деревне топить печи. К утру не должно остаться и следа даже от костей. Голодные сохранившиеся собаки сделают свое дело. Надежда была и на то, что Белку не учтут. Однако осторожность звала торопиться.

Оба на крыльце замерли. У избы Степана собрался весь деревенский люд. Клавдия вышла вперед:

- Бабоньки, придется всем ночь работать. Степан сейчас зарежет Белку. Как я ее увела, расскажу потом. Топите печи, варите мясо, прячьте на зиму. Делить поровну некогда. Кому что достанется. Ты, Степанида, будешь раздавать. В первую очередь, у кого много ребятишек. Баба Варя, ты берешь на себя Матрениных – всем миром поможем?

- А куда ж я от них теперь – суседи дверь в дверь, - откликнулась та.

- Клавдия, а не жалко корову-то? Своя ведь, да еще и на всех делить? – прошептала Настёнка.

- Молода ты еще, Настёнка. Выжить лихое время можно только вместе. А немцы и кусочка не получат от моей Белки! За работу, бабы. Лясы точить некогда.

Другие работы автора:
+4
55
21:21
+1
тяжело читать, не знаю как прокомментировать, за душу крепко взяло
22:40
+1
ох, горе…
И ведь бесстрашная какая Клавдия.

"… стонет вдовами(,) да малыми голодными детками" — когда «да» в значении «и», запятушка перед ним не нужна.
«Молча(,) рыдали бабы» — если «как», а не «что делая», то разделительная запятая не нужна. И малость странно звучит «рыдали молча». Может, в смысле «без слов, ничего не говоря»? а то «молча» привычней воспринимается как не производя звуков.
"… пара кур(,) да с десяток яиц" — таж самое, запятушка нужна, только если «да» в значении «но».
"… получали лишь по рукам такие же резкие взмахи хлыстов, от которых кровь текла ручьем" — от взмахов кровь текла? не от ударов, а от взмахов? чота какта…
«Когда показалась последняя спина мерзавцев...» — и тут как-то нескладёшно…
"… именно в этом месте увести белку в лес" — Белку.
"… та, было, устремилась следом за ними" — эти запятухи лишние.
«Для обоих он был радостным...» — обеих.
"… охлаждал кровяные рубцы немецких плеток". Наверное, не рубцы плёток, а рубцы от плёток.
«Подоив корову, примолкшая семья напилась...» — всей семьёй доили?
"… варите мясо, прячьте на зиму" — если честно, не догнала, как его сохранить на зиму, варёное мясо?
«Выжить лихое время можно только вместе» — наверное, либо «выжить в лихое время», либо «пережить лихое время».
Показалось, многовато немцев по тексту, раз в пять больше, чем фашистов.
Что сказать… Военные зверства не оставляют никого равнодушными, сколько бы лет ни прошло.

10:46
+1
Спасибо, кое-что учту непременно))
21:14
Раньше в деревнях были отличные погреба… можно было хранить очеееееень долго хоть сырое, хоть вареное мясо)))
22:46
+2
Простите меня, тема, конечно, очень пронзительная, но мне текст показался набором ситуационных штампов. Немцы с гармошками, умеющие считать, варка мяса ночью всей деревней, особенно Настенька в конце. Ну вот как-то не надо бы так с военным временем. Это слишком тонко все, и если поверхностному подавать, очень неприятно. Даже не то, что неправдоподобно, а как-то киношно, словно выдавливание эмоций вышло. Верю, что писали искренно и от чистого сердца, но такие вещи нужно вынашивать, а не втискивать с мини-рассказ.
17:36
20:44
Виктория, киношного здесь ничего нет. Это реальный рассказ ветерана войны…
20:47
Хорошо, извините ещё раз.
21:13
Да все нормально) я ценю каждое слово читателя))
Загрузка...
Александра Черчень №1