Глава 1.А будет тебе здесь сказка...

  • Достойный внимания
Автор:
ste-darina
Глава 1.А будет тебе здесь сказка...
Аннотация:
Сам владыка Зелёной Реки положил глаз на Имарину, девушку из деревни на берегу. Какую судьбу хозяин русалок, заводей и чёрных зеркал уготовил для своей гостьи?

Это вторая история из цикла "Земли семи имён". Русалки, мавки, реки времени, золотарник и снежноягодник, тихий луг и лунная река... Имарина попала в царство речного владыки, но никакие дары не удержат её на дне. Испробовав всё, Мара понимает: уйти можно лишь ценой, которую не отыграть назад
Текст:

- Куда ты меня везёшь?

Берега будто ждали голоса. Молвила пароль – готовься к сказке… Как по злому волшебству, по реке побежала рябь, с устья пришли крутые волны. Небо глянулось в плёс, как в зеркало, и набухло огненной полосой. Скрип вёсел, горькие капли по воде, шелест по берегам, слоистые перламутровые воды… И тёмное, многоголосое пение из-под цветущих волн.

- Куда ты меня везёшь?! – крикнула Имарина, бросаясь к краю лодки.

Молния, словно вилами, ударила в воду по обе стороны старой кормы. Замерла вода, обратившись зелёным льдом. Глухо стукнули о лёд деревянные вёсла. Оглянулась – а возничего как не бывало.

Пение из-под воды гудело тяжёлой дрожью, дрожал от гула зелёный лёд. Трепеща, Мара встала на носу лодки. Опустила глаза – из-подо льда глянули изумрудные очи на белых лицах, взвились косы-водоросли, блеснула чешуя…

- Ааааааа!

Крик отразился ото льда, речные оковы лопнули, и лодку понесло вниз, да так, что ветер вмиг разметал по щекам слёзы да волосы. Словно щепка, лодчонка неслась по вскипевшей ледяной реке, следом змеились лунные травы, вспыхивали по берегам золотые монеты купальницы.

Мара вцепилась в уключину, обмирая от ужаса. Ветер остужал крик, в лицо бились брызги, а по бокам серебряные хвосты бритвами резали деревянные борта. Хотела кричать, да не могла и звука выдавить, а подводное пение крепчало, душило, и уже не отдельные колокольцы, а целый хор вёл изумрудную балладу.

Наконец река вынесла лодку в грот, течение смилостивилось, ветер поутих, одни золотые огни вспыхивали да гасли в сумраке цвета ясеня, тростника и кувшинки. Волна ударила в борт, да так и не опав, застыла стеклянной ракушкой, речной чередой.

- Сойди с ладьи… Сойди! Ладью оставь…

Призывно плеснула волна. Не дыша, Имарина выглянула за борт. Вскрикнула, отпрянув обратно, в глубину лодки. Закрыла глаза, замерев.

Нет ничего. Ничего нет. Пропади.

Ни песен, ни водорослей, ни сверкающих изумрудов под льдистым блеском. Ни лодки, ни голосов. Ни реки́, ни грота, ни рук, что тянутся к ней, стелются по коже мокрым шёлком, тянут за собой…

Пропади всё!

- Ааааааа!

И снова ушла тишина, хлынул грохот, полилась в уши песня, вода вокруг лодки закипела цветами и чешуёй. Толпа русалок – не сосчитать – смеялась, гудела кругом, змеились волосы, щурились антрацитовые глаза.

- Уйдите! Уйдите!!!

Русалки только пуще хохотали, протягивая руки в лодку, плеща ледяной водой.

- Иди с нами по добру! Сам Речной Гость тебя зовёт!

Брызги пахли тиной, туманом, рыбой, грозовыми травами. Кружило, вьюжило перед глазами, и зелёная тьма смыкалась, завязывала в узел водоросли, мысли, русалочьи голоса…

- Оживёшь русалкой на дне!

Вокруг Имарины остыл свет, загустел мрак, умолк воздух, а шёпот русалок вспыхнул жемчужной нитью, атласной сетью обвил руки, потянул вниз.

…скользит шёлк, жемчуг падает, изумруд…

Вот она стоит в лодке, а вот уже ступает на зыбкую сталь волны.

…косы долгие, песни звонкие, раковины голубые, бьётся вода…

Река расступается, опускается, плещется, принимает её, оплетает льняным, травяным кружевом…

…волны, огни, травы…

…смыкается над головой.

Невиданным цветком расплескались волосы, блеск затих высоко над нею, и тьма, только тьма за левым плечом, а по правую руку…

Хоть и говорят, что сказка, а вот он, стои́т, глядит на неё опаловыми глазами, и в зрачках танцует море, и реки текут по венам, и руки ткут по венку из водорослей для каждой гостьи, что привели русалки.

Речной Гость.

Склонил голову, протянул венок.

- Утянул ко дну твоё тело, Мара, задушу и душу и очи тьмой затяну, дай только время, время да море, море да юдоль ты себе сама выбрала!

- Я не выбирала юдоли! Не плыла к тебе!

- По лугу за мавками следом увязалась, не сказавшись, утайкой выследила наш брод – будешь теперь моей гостьей. Молвила пароль – готовься к сказке! А будет тебе здесь сказка, русалка…

- Русалочья юдоль, – пели речные девы.

Имарина оглянулась, рванулась назад, но только хвосты, хвосты да косы, косы да космы, да вновь хвосты и чешуя шипели, шелестели в подводном мареве…

- Делай выбор: уйдёшь в омут – оживёшь русалкой. Решишь человеком остаться – плыви, беги, сколько ноги вынесут. Да только не убежишь…

В жуткой улыбке скалился Речной Гость, хохотал, плакал русалочий хор.

Имарина оттолкнулась от ракушечного дна и вверх, вверх, вверх, вверх, вверх…

- Далеко не уплывёшь, русалкой на дне оживёшь, если очнёшься, если не вынырнешь, опаловоглазая, рыжекосая…

+1
73
22:32
Читая ваши тексты, отдыхаю, погружаясь в мир слов и образов, за что отдельное спасибо.
И вновь любимые мною земли, всё та же самобытность, всё та же образность.
И всё так же не хочется ничего править, дабы стиль у автора потрясающий.
Исправишь — испортишь, уничтожишь.
спасибо!
21:34
+1
Рекомендую данный текст к прочтению за:
1. самобытность стиля
2. атмосферу, умело созданную автором
3. напевность слога (а ведь не стихи)
4. за то, что, уверена, это начало не менее интересного фэнтези (см.Земли семи имён)
08:22
«Молвила пароль...»… мбэ… а нельзя пароль бы чемнить заменить-то? хытьбо словом штоль каким заветным… а то где «молвила», а где «пароль».
«Иди с нами по добру». Ну тоже чота какта… Либо «добром», либо уж «подобру-поздорову».
Самобытность стиля, говорите… ну мошть авторская, то да. Стилизация под славянскую сказовость? эт вот вряд ли, не сказать штоп удашной казалась. Лишковато мути.
Загрузка...
Book24