Мы живем в эпоху первоначального накопления капитала. Глава 37 из романа "Улыбка Амура"

Автор:
kasatka
Мы живем в эпоху первоначального накопления капитала. Глава 37 из романа "Улыбка Амура"
Аннотация:
Как наши путешественники доехали до моря. И про интересные разговоры о коррупции на экзаменах и в вузах.
Текст:

После обеда молодожены укатили, а папочка прилег вздремнуть и продрых почти два часа. Мать погрузилась в чтение, а Настя села на бревно, лежавшее у пруда, и принялась созерцать водную гладь. Невысокое солнце подсвечивало воду у берега, в ней сновали тысячи серебристых рыбешек. Время от времени вода будто вскипала, и из нее выпрыгивала крупная рыбина, с шумом плюхаясь обратно. Вдруг к Насте смело подбежал небольшой коричневый зверек с головой кошки и длинным крысиным хвостом. Он остановился возле ее ноги и с любопытством задрал потешную мордочку. Еще цапнет, с опаской подумала Настя. − Кыш, кыш! − попыталась она прогнать зверька, но тот не двинулся с места. Сломав длинную камышину, Настя легонько толкнула ею пришельца. Зверек отпрыгнул и, нырнув в воду, резво поплыл вдоль берега. Из камышей выплыли еще двое таких же − один побольше, другой совсем маленький. Они подплыли друг к другу, о чем-то посовещались и скрылись в камышах. Только тогда Настя вспомнила − это ондатры, она же их видела на картинке в «Мире животных». Наверно, семейство: папа, мама и ондатренок. Хорошо им здесь живется, рыбы много и никто не обижает. Как тут тихо! Так бы сидеть и сидеть, смотреть, как садится солнце и по воде тянется золотая дорожка. И никуда не двигаться. Может, уговорить родителей здесь заночевать? Ведь так красиво! И трасса недалеко, не очень страшно. Вон еще машины стоят, и рыбаки сидят на берегу с удочками 

− Настя, твой мобильник жужжит, − крикнула ей мать. − Он у тебя в сумке.
Кто это? − удивилась Настя. Может, Натка? − Слушаю вас. − Она, поднеся сотовый к уху. − Алло! Говорите, вас не слышно.
Мобильник молчал. − Кто это? Алло? − повторила она, но ответа так и не услышала.
− Кому ты давала свой номер? − встревожилась мать.
− Только Наташе.
− Посмотри, чей высветился. − Проснувшийся отец нажал нужную кнопку. Номер был незнаком.
− Сохрани его, − посоветовал он. − Вернемся домой, выясним.
− А давайте здесь останемся до утра, − предложила Настя. − Мне тут нравится. Можно порыбачить, тут рыбы тьма. Уху сварим.
− Нет-нет, − не согласился отец. − Мы и половины пути не проехали. Доедем до Кореновска − там недорогой кемпинг, мне наши на кафедре говорили. Собирайтесь быстренько и поехали.
Отец снова выбрался на трассу, заверив своих дам, что хорошо отдохнул и будет предельно осторожен. И действительно, хотя он теперь шел на обгон только при абсолютно пустой встречной полосе, ему удавалось держать скорость в основном под девяносто. Они резво мчались в южном направлении, дисциплинированно обращая внимание на все встречные знаки. Но таинственный звонок все не выходил у Насти из головы.
Кто ж это был? − гадала она. Наташка? Но почему не ответила? Может, связь плохая? Нет, это, наверно, Вадим. Наверно, она дала ему мой номер. Да, скорее всего, он.
Зачем он звонил? Почему не отозвался? А может, ему просто захотелось услышать мой голос, как мне когда-то?
Она вспомнила, как ей мучительно хотелось увидеть или хотя бы услышать его, − тогда, в той жизни. И как она любила его. Куда все это ушло?
А может, она, Настя, ошибается, и все-таки это была Наташка? Звонила и не дозвонилась. Да, вероятнее всего, она. Наверно, ей тоже купили мобильник − или попросила у кого-нибудь. Может, у того же Вадима, Наташка говорила, что ему отец привез. − Да чего я гадаю? − одернула она себя, − приеду и разберусь. Едва знак сужения не пропустила.
И тут снова заиграл мобильник − Настя чуть не подскочила от неожиданности. Но теперь это звонил отцовский. Держа левую руку на руле, он полез правой в бардачок и принялся там шарить. Автомобиль резко вильнул.
− Держи руль, я сама достану. − Настя вынула телефон и передала отцу.
− Слушаю. − Он приложил мобильник к уху. − Чей сын? А сколько у него баллов по ЕГЭ? Ох, черт! Ну, не знаю, сам решай. Ах, ты не можешь! А я тоже не могу, я в отпуске. Ты меня замещаешь? Вот и принимай решение. Боишься, собери кафедру. Все, я отключаюсь.
− Что, уже соскучились на работе? − недовольно спросила Галчонок. − Дня не могут без тебя прожить. Прямо, как дети малые.
− Там сейчас самый разгар приема абитуры. Мы же в этом году не проводим экзамена по математике − принимаем сертификаты ЕГЭ. Какое счастье, что меня ректор отпустил! Вот пусть сами поварятся, а то вечно на меня все шишки.
− А кто звонил?
− Доцент Чернов. Я его вместо себя оставил. Могу я наконец отгулять свои два месяца впервые за десять лет? А то все годы отпуск по кускам и то не весь: месяц в августе да неделю в январе.
− А чего ему надо?
− Да, понимаешь, суют к нам на инженерно-педагогический факультет сынка одного богатенького. А папаша вовремя не подсуетился, и сынок еле-еле на трояк набрал баллов. Видимо никто не помог остолопу. А нынче у нас на этот факультет почему-то приличный конкурс. Раньше туда постоянно недобор был, а в этом году заявлений выше крыши. Да еще на олимпиаде набрали − там есть очень толковые ребята. Короче, пролетает этот сынок по всем статьям. А начальство требует взять.
− Пусть берут на коммерческих условиях.
− Не престижно. Да и там конкурс приличный. В общем Чернов увяз по уши. Ничего, пусть сам решает. А то потом на меня же и будут все валить − когда этот олух загудит на первой же сессии.
− Ха, на сессии! На сессии папа ему оплатит экзамены. Думаешь, ваши не берут? Я даже знаю кто.
− Галина, у тебя есть доказательства? Нет? Тогда держи язык за зубами! Господи, когда, наконец, все вступительные отменят и будут принимать только сертификаты? Вот золотое будет время! А то все откладывают, откладывают, переносят из года в год. И чтоб на сессиях экзаменовал только компьютер. Я обеими руками за.
− Папа, а почему автомобильный институт не принимает сертификаты ЕГЭ? − вмешалась Настя. − Почти все вузы города принимают, а этот нет.
− Я сам задал этот вопрос их проректору. И он знаешь что ответил? Деньги нужны. Главный корпус ремонта требует, а лаборатории оснащения. И у преподавателей в кармане не густо.
− Так прямо и сказал? В смысле − деньги за вступительные?
− Открытым текстом! А чего ему бояться? И кого? У их ректора все схвачено. Пока в приказном порядке не заставят принимать сертификаты ЕГЭ, престижные вузы будут упираться до последнего, вот посмотришь. И в медицинском − на самом непрестижном санитарно-гигиеническом факультете сертификаты принимают, а на лечебном нет. Это порядок?
− Да разве только в нашем городе такое творится? − вмешалась Галчонок. − В Москве самые популярные вузы тоже отказываются принимать результаты ЕГЭ. В том числе и МГУ. Ссылаются, что не доверяют баллам в сертификатах. Мол, на местах выпускники списывают. А сами? У нашей заведующей кафедры племянница-москвичка поступила туда на журналистику. Занималась за бешенные бабки с преподавателями журфака, вот и поступила. Они там озолотились на вступительных, потому и отказываются. И иногородних брать не хотят, хотя те зачастую лучше москвичей сдают. Приезжим ведь нужны места в общежитиях. А эти места сдают торгашам за бабки.
− Какие страшные вещи вы говорите! − ужаснулась Настя. − Папа, почему такое возможно?
− Потому что мы живем в эпоху первоначального накопления капитала, − ответила за отца Галчонок, − когда деньги решают все.
− Ну, не все, − не согласился отец, − и не везде. Вон, в Политехническом с этим покончили. Да и у нас не все такие, твой муж, например.
− Да ты вообще музейная редкость. Тебе, небось, никто и не предлагал, признайся.
− Точно, − засмеялся отец. − Я, может, и не отказался бы, так ведь не предлагают.
− Потому что знают, что бесполезно. У тебя же на физиономии написано «Не беру!».
За этими интересными разговорами они незаметно подъехали к Кореновску. К тому времени уже совсем стемнело. Без труда отыскали маленькую гостиницу с весьма приличными ценами за простенький номер с удобствами в коридоре. Но они так устали, что без слов заплатили. Быстренько поужинали, поставили мобильники на зарядку и с наслаждением провалились в сон.
На следующий день сбылась Настина детская мечта: увидеть, как начинаются горы. Ведь когда ее возили к морю на поезде, они начинались ночью, и сколько она не всматривалась в черные окна, − специально просыпалась! − ничего, кроме проносившихся мимо огней, не видела. Она полагала, что горы вырастут вдали в чистом поле. Будут они ехать-ехать по равнине, и вдруг на горизонте они и покажутся. Но оказалось совсем не так. Обочина дороги вдруг стала подниматься, становиться все выше и выше − и вот уже не видно неба, а за окном крутые склоны, поросшие кустарником, оплетенным ползучими растениями.
− Подъезжаем к перевалу, − объявил отец. − Как проедем поворот на Горячий Ключ, так и будем на вершине. А потом все вниз и вниз.
− А море скоро?
− Уже скоро. Когда спустимся, въедем в Джубгу, там и море. Но я не хочу в Джубге задерживаться − в ней останавливаются все, кто едет к морю ненадолго. За Джубгой есть небольшой поселок, народу там поменьше, а пляж чудесный, − говорят, чистый песок. И кемпинг неподалеку, в сосновом лесу. Там у Станислава директор знакомый, к нему и обратимся. Станислав ему рыбки передал, а мы бутылку коньяку. Может, он и пристроит нас где-нибудь незадорого.
Настя с нетерпением ждала, когда горы, наконец, разомкнут свои объятия и выпустят их к морю. И дождалась. Спуск кончился, горы разошлись и путешественники выскочили на низину. Они быстро пересекли Джубу и вскоре подъехали к намеченному поселку. Солнце было уже в зените, все сияло под его слепящими лучами и ноздри путешественников наконец ощутили запахи моря. 

0
40
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
АСТ №1