Взгляд Волка. Глава 6

Автор:
Нефер Митанни
Взгляд Волка. Глава 6
Аннотация:
В доме Георгия Маша случайно обнаруживает старинную книгу, из которой узнаёт страшную тайну, которая может иметь непосредственное отношение к её любимому.
Текст:

Иллюстрация автора

Не пришла! Мощные челюсти сжимались в бессильной ярости, хотелось кричать на весь лес о своём поражении. Сегодня ночью должно было свершиться – она бы стала, наконец, его. И не во сне, как обычно он являлся ей, а наяву, в реальности. Он овладел бы девой и обрёл новую силу, вступил в обновлённый жизненный круг. Но провал! Она не вернулась в деревню. Не вернулась к нему. И его план рухнул, как песчаный замок от дуновения случайного ветра. Теперь он, конечно, может, напасть, но это не изменит ничего – она не дева! Войт… Опять он перешёл дорогу. Но нет, на этот раз он не отступит. Отомстит. Он уничтожит женщину. Пусть войт помучается, как мучился всю эту вечность он, волк… Пусть поймёт, что значит лишиться любимой, как много веков назад лишился он!

Волк бежал среди кустов и низкорослых елей, поднимаясь на отлогий склон. Звериная натура влекла его туда, чтобы выплеснуть свою боль. Добравшись до вершины, остановился, замер, прислушиваясь, навострив уши и втягивая ноздрями морозный лесной воздух. Потом чуть запрокинув голову, устремил взгляд в низкое небо и завыл, протяжно, тоскливо, вкладывая всю боль в эту бередящую душу песню. Звук разносился по округе, и лес застыл, слушая дневной вой одинокого волка.

Вдруг протяжная песня резко оборвалась. Волк замер, и постояв так несколько мгновений, потрусил в сторону деревни. Когда показались избы, он нырнул за дерево, перекинулся через голову. И вскоре высокий крепкий мужчина на лыжах зашагал в сторону человеческого жилья.

***
Маша долго смотрела Георгию в след, потом отошла от окна и беспокойно заходила по комнате, зябко потирая плечи. Когда она волновалась, ей всегда было холодно. Внезапно пришла одна мысль. Ну, конечно, как же она раньше не сообразила?! Нужно попытаться хоть что-то узнать о нём.
- Я не могу иначе, - пробормотала девушка, успокаивая свою совесть.
Да, рыться в чужих вещах некрасиво. Но у неё нет иного выхода. Так, на столе нет ничего, кроме чашек с чаем. Выдвинула ящик – несколько ручек, лупа, уже основательно похудевший блок разноцветных бумажек и зажигалка. Странно, вроде, не замечала, что он курит. Впрочем, чтобы пользоваться зажигалкой, не обязательно курить. Взгляд метнулся к книжным полкам. Ещё в первый день она заметила, что у Георгия много книг. Их оказалось непривычно и странно видеть в лесной избе. Но с первой встречи было понятно, что хозяин дома не простой лесной затворник.

Маша осторожно провела пальцем по корешкам. Многие были старые, потемневшие от времени, с незнакомыми названиями, видимо, как она поняла, на латыни. Впрочем, вот прижизненное издание Рыбакова «Язычество древних славян». Странно, книг по истории славян было очень много. Некоторые из них Маша читала совсем недавно, так как сама увлекалась историей Древней Руси. Увлечение пошло от вышивки. Заядлую вышивальщицу, её завораживали узоры на старинных рушниках. Она потянулась к ним всем сердцем, считая скучным и ненужным вышивать бесполезные панно с эффектными иллюстрациями из Сети. Вышивка – это послание. Послание тем людям, которые будут на неё любоваться. Кроме тепла рук мастерицы, крестики, сплетающиеся в орнамент, должны нести какую-то информацию. И вот Маше захотелось понять значение всех этих древних символов. И так постепенно она пришла к славянскому язычеству.

Взяла с полки томик Рыбакова, открыла наугад. Между страницами был заложен листок, сложенный вчетверо. Девушка развернула бумагу и увидела текст, написанный мелким красивым почерком. Это был список книг. Сначала она подумала, что перечислены книг из его библиотеки. Но потом поняла, что ошиблась. Из списка на полках не было ни одной. Маша быстро достала из куртки смартфон и сняла библиографию. Вот, нашлось, наконец, применение телефону, ставшему ненужным в этой глуши. Точно! Фото – как же она могла забыть об этом?! Решено, теперь она будет пользоваться смартфоном. Если бы не её нерасторопность, могла бы в прошлый раз снять того странного то ли волка, то ли пса. Впрочем, сомнений нет – волка. Это был, конечно, волк. Крупный, тёмный волк.
А что если?..
- Нет, этого не может быть! – сказала она вслух.
Неужели Георгий помчался на встречу с тем зверем, которого она видела? Но ведь тогда… Тогда это значит, что он знает волка-убийцу?
- Нет, нет, нет… - Маша закрыла ладонями лицо.
Всё сходится? Слухи о том, что он леший. А леший по славянским легендам повелевал волками, недаром носит такой странный амулет, и тот волк…
- Неужели это его волк? – Маша произнесла вопрос, который вертелся у неё в мыслях.
Надо взять себя в руки! Она налила чаю, села за стол и стала согревать озябшие ладони о чашку.
- Час от часу не легче… пробормотала, качая головой. – Леший… Ага, осталось только Бабу Ягу повстречать.
Хотя… Вот Ягу было бы очень даже хорошо встретить. Возможно, она смогла бы помочь, отыскать ответы на все вопросы.
Маша, несмотря на то, что была человеком современным, живущим в крупном городе, всегда увлекалась необычными вещами. Но при этом старалась найти рациональное объяснение. Вот и сейчас она попыталась рассуждать здраво. Георгий – лесничий. Он вполне мог приручить волка. Возможно, спас его волчонком и вырастил. И зверь стал другом. Вполне логично… Но тогда выходит, этот ручной волк не нападал на неё? Нападал кто-то другой… Или даже так – она могла просто свалиться в овраг, как и утверждал её спаситель. Но кто, в таком случае, рыскает по округе и творит зло? И на чей зов так резко сорвался Георгий?
Узнать бы, что в этих книгах. Как же не хватает связи с внешним миром! Будь она в городе, за мгновения нашла бы в сети нужную информацию. Маша ещё раз вчиталась в список. Нет ни одного знакомого названия или автора. Хотя это явно были издания по истории славян, а ещё попадались справочники лекарственных растений. Похожие она заметила и на полках. Ну с этим как раз всё понятно: Георгий увлекается народной медициной.

Маша бросила взгляд в окно. Солнце садилось. Ну вот где он ходит?! А если с ним что-то случилось? Слёзы навернулись на глаза. Нет, нельзя реветь!
- Он вернётся, - сказала сама себе, точно убеждая.
Конечно, в его лесу с ним не может ничего случиться. И она верит ему. Да, верит. Не может иначе. Его глаза не лгали, когда с такой нежностью и восторгом смотрели на неё, как не лгали и его губы.
Маша сунула смартфон в карман пуховика и вновь подошла к полкам с книгами. Чуть подвинула тома и вдруг обнаружила, что там есть что-то ещё. Через минуту из глубины полки извлекла очень старую книгу в переплёте из настоящей тёмной кожи. Осторожно смахнула пыль и положила ветхий томик на стол. На обложке значилось – «Родословіе исконныхъ родовъ». Да, книга старая в прямом смысле слова. На титульном листе повторялось название, автора не указывалось, но стоял год издания 1703.
- Это же книга из того списка, - пробормотала Маша.
Странно, что только у неё в библиографии был указан точный год издания. Выходит, тот перечень книг был написан раньше, чем в библиотеке Георгия появился этот старинный экземпляр? Получатся, ему была нужна именно эта книга?
Маша осторожно пролистала страницы. Она поняла, что перед ней сборник легенд о происхождении некоторых родов. Книга была печатной. Вероятно, изданной, если судить по дате, в эпоху Петра Великого. Что же такого важного в этой книге?
Девушка осмотрела переплёт. Он почти разваливался и некоторые страницы не были прикреплены. 

Прочла Маша вслух.

Постаралась перевести текст. У неё вышло – «Так как род тот произошёл от зверя, прозвали его родом Волка. И дана была им сила великая – обращаться в Волка и понимать язык лесных зверей, обладать тайной исцеления от всяких хворей, стоять на страже добра и зла. И не переступать черту, а стоять войтом на страже добрых сил.
Но нарушил один из них священный завет, преступление совершил, погубил себя. Проклят был и превратился в оборотня-упыря. Обрёл бессмертие в чужом облике. И с тех пор идёт за ним по следу Войт».
Брр! Сказки! Неужели речь идёт о… роде оборотней? Целый род оборотней?! Как такое может быть? Прямо сюжет для фильма ужасов, сказки! И кто такой этот Войт? Маша поёжилась и перелистнула страницу. Текст обрывался! Судя по номерам, не хватало двух страниц. Вырвали ли их нарочно, или то постаралось неумолимое время – теперь поди, узнай. Ясно одно, если эти страницы кто-то вырвал, на них было написано нечто очень важное.
Несколько раз щёлкнув загадочный текст смартфоном, девушка вернула книгу на место.
- Так, где-то был словарь… - Маша внимательно всмотрелась в стройный ряд томов. – Ага! Вот! – извлекла словарь Даля.
После недолгих поисков отыскала нужное слово. «Войт - начально градской глава; ныне старшина, местами городской старшина; род полицейского тысяцкого или пятисотского в посадах или местечках, или над несколькими сотскими; местами деревенский староста или даже наряженный с рабочими в поле десятский. Ключвойт, староста ключа, волости; голова… войтов, ему принадлежащий; войтский, войтовский, к нему относящийся; войтовство ср. звание, должность войта, войтовать, быть войтом, управлять».
Ерунда какая-то! При чём здесь защита добра, выслеживание оборотней и обычный чиновник? Нет, явно это слово значит что-то иное. Или, может, она прочла неверно? А может, это вообще имя? В тексте один раз это слово написано с большой буквы. Вопросы, вопросы, вопросы… Так что голова идёт кругом.
Маша ещё раз окинула взглядом полки. Вроде, всё поставила, как было. Села за стол и принялась смотреть в окно, словно следя за неумолимым движением времени.

***
Чьи-то руки трясли её, страх сковал всё тело, девушка напряглась, хотела закричать изо-всех сил и… проснулась.
- Тише, тише, Ладушка моя, - Георгий, опустившись перед ней на корточки, поглаживал её руки.
От его прикосновений по ладоням расходилось тепло, мягкими щекочущими волнами растекаясь по всему телу.
– Ну, что, что опять? – спросил с беспокойством, заглядывая ей в глаза, словно хотел прочесть её мысли. – Опять что-то приснилось?
- Нет, я… - Маша не знала, что сказать.
- Успокойся, - он улыбнулся. – Всё хорошо, я вернулся.
- С тобой всё в порядке? – она хотела задать ему ещё миллион вопросов, но спросила только это и добавила: - Ты ходил к своему волку?
- К моему волку? – широкая бровь поползла вверх, Георгий не скрывал удивления.
Улыбнулся и ответил, притягивая Машу к себе:
- Да, я ходил к… своему волку…
Что-то странное уловила она в его тоне. Будто говорил о чём-то другом, о непонятном ей.
- Скажи… он жив?.. – спросила, утыкаясь носом в его плечо.
- Да… Да, конечно, жив, - Георгий гладил её по голове. – Забудь об этом… И запомни, - он вдруг сжал ладонями её лицо и заговорил так, будто хотел во что бы то ни стало убедить её: - Я не дам, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Ты мне веришь?
- Верю…, - Маша чуть помедлила и призналась: - Я видела его.
- Видела? – взгляд Георгия стал напряжённым, в лице промелькнула тревога.
- Да, видела твоего волка. Однажды поздним вечером я встретила его на окраине деревни.
Её слова успокоили лешего, черты разгладились, губы растянулись в улыбке и весёлые искры заплясали в глубоких карих глазах.
- Этот волк не причинит вреда, - сказал он, пальцами дотрагиваясь до её щеки, добавил с улыбкой: – Только обещай всё-таки не быть с ним столь фамильярной, не трогай его за ушами.
Глаза девушки распахнулись от удивления.
- Откуда ты… - она не договорила, потому что он засмеялся, - Ах, ты, леший, - Маша притворно толкнула его в грудь. – От тебя невозможно укрыться! Или он сам тебе рассказал?
- Может, и так, - уклончиво ответил Георгий и рассмеялся, обнимая её.

***
- Мария, ты что ли? – входя в избу, Маша услышала голос деда и сразу уловила в его интонации недовольство.
- Да, дедуль.
- Это называется к деду приехала, двое суток домой носа не кажет, а я ночи не спи из-за неё! - проворчал Трофимыч и развернул газету, всем своим видом показывая, что не желает слушать оправдания внучки.
- Дедуля, ну не сердись, - Маша присела на диван рядом со стариком и с виноватым видом призналась: - Ничего же со мной не случилось… Я у Георгия была.
- Хм, тоже мне – новость! – хмыкнул дед. – Да о ваших шашнях уж каждый знает!
- Деда, - щёки Маши вспыхнули, заалели точно зимний быстрый закат, - Да в чём вина моя?
- Вина в чём… - словно бы передразнил Трофимыч. - Вина в чём, говоришь? – он вскочил с дивана и швырнул газету на стол. – Вот что, Мария, знаю, девка ты разумная, но, видно, и правду говорят, любовь глаза застит! Все мозги напрочь снесло! Связалась со взрослым мужиком! Он же, считай, в отцы тебе годится! Я уж не говорю о том, что слухи про него всякие ходят…
- Взрослый?! – теперь уже возмутилась Маша. – Можно подумать, я – ребёнок! Ну, да, я люблю. А что в этом плохого? – она беспомощно развела руками.
- Да не то плохо, дурочка, что любишь, а что не того любишь! – не отступал Трофимыч.
- Ладно, я хочу услышать, в чём именно, кроме возраста, ты обвиняешь Георгия, - внучка не собиралась уступать деду. – Какие именно слухи ходят о нём?
- А ты не знаешь? – злая усмешка скользнула по лицу деда.
- Представь себе, не знаю.
- Ишь, глазищами она сверкает… - дед чуть сбавил пыл. – А то, дорогая, что странный он. Людей сторонится, опять же говорят, колдовством балуется…
- Что? Каким ещё колдовством? – Маша растерянно смотрела на деда.
- А таким… Говорят, будто он хворь любую отводит, раны на глазах заживляет, и следа от них не остаётся.
- Мало ли, почему человек сторонится людей? – попыталась вновь возразить девушка. – А что касается ран, знахарь он… Обычный знахарь. И что плохого в помощи больным?
- Эх, Мария, Мария, - Иван Трофимыч покачал головой, - взрослой себя считаешь, а дальше носа своего не видишь. Неужто сама не замечала за ним странностей?..
- Ну, предположим, замечала, - уклончиво ответила Маша, вопрос деда, признаться, смутил её. – Но здесь на каждом шагу странности…
- И опять глупости говоришь, - поморщился старик с раздражением. - Ведь если он чудодеятель такой, так не очаровал ли он тебя? Ну вот представь, что если вся твоя любовь – всего лишь морок. Задурил он тебе голову и крутит-вертит…
- Деда, зачем, зачем ему это?! – воскликнула внучка.
- Ну, - Трофимыч развёл руками, - кабы знать… Но вполне возможно, дед погрозил ей пальцем.
- Нет, я верю ему…
Её фраза прозвучала слишком настойчиво, словно Маша пыталась саму себя убедить в этом. Дело в том, что слова дела вновь вернули её на круг сомнений, по которому она кружила с самого первого дня знакомства с Георгием. Да, она не верила, что он желает ей зла, но было бы глупо отрицать, что всё-таки он что-то скрывает от неё. И сегодняшняя находка в его доме подтверждает это.
И Машу напрягала другая догадка. А что если ему самому что-то или кто-то угрожает? Что если Георгий сам находится в опасности, а она ничем не может ему помочь, вместо конкретных действий только строит дурацкие предположения?
- Эх, девка, - голос деда отвлёк внучку от размышлений, - вляпалась ты. А всё потому что страха не знаешь. Доверчива больно и деда слушать не желаешь.
- Дедуль, я себя боюсь, - призналась девушка. - Больше некого бояться.
- Ну вот и не говори потом, что я тебя не предупреждал, - бросил рассерженный Трофимыч.
- И не скажу! Ты поймёшь, что ошибаешься. Георгий любит меня! Понимаешь? Любит по-настоящему. И он не злодей!

Разговор не получился - Маша скрылась в своей комнате, Трофимыч некоторое время оставался в доме, но едва стало темнеть, как он, хлопнув дверью, вышел.
Маша, подобрав ноги, устроилась в кресле с книжкой. Но читать не смогла - все мысли вертелись вокруг Георгия. Сейчас, впервые в жизни полюбив, она вдруг поняла, почему раньше мужчины могли привлекать её только в качестве друзей. Впрочем, сейчас она понимает, что и друзей у неё не было, так, просто приятели, соученики, коллеги, которых она всегда держала на расстоянии.
Лет в тринадцать она вдруг осознала свою привлекательность. Да, очень красивая девочка. Ещё в школе она замечала на себе восхищенные взгляды мальчишек. И они напрягали её, потому что в ответ вызывали к ней зависть одноклассниц. Она становилась изгоем в девичьей компании. Её откровенно не любили девчонки. И она, робкая и тихая от природы, ещё больше пряталась от окружающего мира за невидимой, но прочной стеной, уходила в себя, в свой мир. Если она им не нужна, так и пожалуйста, она тоже прекрасно обойдётся без них.
В годы учёбы в университете мало что изменилось. Парни недвусмысленно пытались затянуть её в ненужные отношения без обязательств, а девчонки, видя в ней соперницу и скрывая зависть, надсмехались. Красота стала несчастьем. Никому не было дела до неё, всех волновала оболочка — притягивая одних и раздражая других.
При таком раскладе вещей впору вообще потерять веру в любовь. Но напротив, в Маше крепла эта вера. Пусть ей не повезло, но ведь это не значит ничего. В том мире, который она создала внутри своей души, любовь была волшебным цветком. Девушка ждала это чувство с той стойкостью, которой могло бы позавидовать растение пустыни, терпеливо ждущее дождя.
А с Георгием она вдруг поняла, что ему нужна она, именно та, которая живёт внутри прекрасной и тихой мышки. Да, он с восхищением смотрел на неё, но в его глазах горела не похоть, они светились любовью. Он любил её целиком, не только её тело влекло его, она чувствовала это всем сердцем. Значит, не может он обмануть её, не может оказаться тем злодеем, о котором упорно твердит дед. И его частый вопрос, произносимый с таким чувством, от которого сильнее билось Машино сердце — "Ты мне веришь?". Нет, он ей не лгал. Просто утаивал что-то. Но что?
Да, в нём много странного. Начиная с очень высокого роста и крепкой фигуры, от которой исходила едва ли не мощь древнего воина, до какой-то внутренней силы и уверенности. Но главное — его тайны. Маше вдруг захотелось разгадать их. Где-то в глубине души зародилось ощущение, что только отыскав ответы на свои многочисленные вопросы, она сможет остаться с Георгием и окончательно обрести своего суженого. У девушки едва ли не с первого мгновения их странной встречи возникло убеждение, что он и есть мужчина, предназначенный ей судьбой, Суженый, который уже одним звуком своего голоса заполнял ту болезненную внутреннюю пустоту, которую она всегда ощущала. Это как пазл — сложная картинка почти собрана, не хватает одного фрагмента, крошечной фигурки. Но долгое время все попытки отыскать этот кусочек единой мозаики были тщетными. И вот он! Осталось сложить картинку своего счастья. Но чтобы это сделать, она должна распутать клубок.
Маша ещё раз перечитала с экрана смартфона таинственный текст: «Так как род тот произошёл от зверя, прозвали его родом Волка. И дана была им сила великая – обращаться в Волка и понимать язык лесных зверей, обладать тайной исцеления от всяких хворей, стоять на страже добра и зла. И не переступать черту, а стоять войтом на страже добрых сил.
Но нарушил один из них священный завет, преступление совершил, погубил себя. Проклят был и превратился в оборотня-упыря. Обрёл бессмертие в чужом облике. И с тех пор идёт за ним по следу Войт».

Внезапно, у неё созрело решение. Хотя уже стемнело, время было "детское". Быстро одевшись, Маша вышла из дома.
В сумерках деревня казалась неживой. Свет лился не из всех окон — многие оставшиеся жители, люди пожилые и степенные, предпочитали пораньше лечь спать. Маша быстро свернула к небольшой избе, в которой светилось окно и постучала. Двери ей открыла пожилая женщина в серой пуховой шали.
— Маша? — она удивленно смотрела на девушку поверх очков. — Случилось что-то? – лицо, покрытое морщинами сохранило остатки былой привлекательности: лучистый взгляд больших глаз, тонкий нос правильной формы и добрая улыбка, свидетельствовавшая об открытости женщины. Она была удивлена Машиному приходу, но и очень рада.
— Ирина Михайловна, мне поговорить нужно. Извините, что поздно... – девушка смущённо улыбнулась, мысленно обругав себя за столь поздний визит.
— Ой, да что это я? Гостью на пороге держу, заходи, — спохватилась старушка.
Едва Маша вошла в избу и присела за стол, хозяйка спросила:
— Ну, о чём разговор будет?
Ирина Михайловна, много лет проработала учителем истории в местной школе. И сейчас её взгляд, устремленный на свою бывшую ученицу, был по-учительски внимательный и проницательный. Она видела волнение Маши и предложила:
— Спешить некуда, за чаем всё расскажешь.

— Ирина Михайловна, — неуверенно начала Маша, помешивая чай, — как вы думаете, о чём вот здесь может идти речь?
Она показала на экране смартфона фото текста. Хозяйка внимательно прочла и, сняв очки, удивлённо посмотрела на гостью.
— Откуда это у тебя?
— Извините, Ирина Михайловна, но... я не могу этого сказать, — Маша опять смутилась.
— Понимаю, не твоя тайна, — старушка вздохнула. — Да пей чай-то, пей. Значит так... Была когда-то очень древняя легенда. Якобы жил на земле русской род оборотней-волков. Если по-научному, то это отголосок тотемизма. В те времена у каждого рода своё тотемное животное было. Ну, ты знаешь. Да только говорят, что эти люди и правда могли в волка обращаться, - старая учительница улыбнулась, наблюдая за выражением лица Маши.
— И что же, язык зверей знали и лечить от всех болезней умели? — спросила та с сомнением.
— Говорят, — кивнула женщина. — Вроде, как сам Велес их такой силой наделил....
— А что потом с родом случилось? — Маша грела озябшие ладони о чашку с чаем.
— Ну, то неизвестно, — Ирина Михайловна усмехнулась, живые синие глаза озорно блеснули. Сейчас перед девушкой на мгновение возникла та Ирина Михайловна, которую она когда-то знала ещё в свои школьные годы. Искренний интерес светился во взгляде. Старой учительнице было приятно, что она ещё чем-то может быть полезна. — Но я думаю, можно верить тому, что в этом твоём отрывке написано. Нарушил один из них завет какой-то. Вероятно, он обрёл бессмертие. Но какой ценой?
— Судьбе изгоя не позавидуешь... - проговорила Маша.
— Да, но и не только в этом дело, — заметила учительница. — Он стал упырём.
— То есть вот прямо упырём? – девушка с удивлением смотрела в глаза учительнице, не веря этим словам.
Пожав плечами, учительница заметила:
— Видишь ли, Машенька, древние люди серьёзно верили в такие вещи, - Ирина Михайловна улыбнулась и подлила девушке чаю. - Для нас это – сказка, а для них — часть жизни, - она, вновь рассмеявшись, заметила: — Есть многое на свете, друг мой Маша, что и не снилось нашим мудрецам, — и опять синие глаза словно погасли, став серьёзными, женщина серьёзно добавила: — Упырь — паразит, питающийся энергией жертв. Поэтому он бессмертен, но вечная жизнь счастья не приносит... Может, это просто красивая и немного жуткая легенда. А может… Тут сложно гадать…
— А войт? Кто такой войт? – оживилась Маша, вспомнив о странном слове. – Я смотрела у Даля, но… по-моему, нет ничего общего у чиновника и оборотней…
— Ну как же – нет? – женщина покачала головой. – Вспомни, у Даля это назначенное или выборное должностное лицо, которое исполняет некие обязанности, он призван их исполнять. Кстати, "woit" в польском языке и означает "призванный". Ну а в этом тексте, - она глазами указала на смартфон, лежащий на столе, - род этот был призван к своей миссии – стоять на страже добра и зла. По-моему, всё логично.
— А может, — предположила Маша, — просто это был род типа полицейских, ну просто присматривали за порядком?..
— Нет, я не думаю, — Ирина Михайловна поправила очки. — В твоём тексте речь идёт именно о людях, стоящих на границе миров. Яви, того мира, в котором живут люди, и Нави — мира нижнего, то есть стоят они на границе света и тьмы, добра и зла. И они действительно обладали сверхъестественными способностями, без такого дара просто не могли бы выполнять свою миссию.
— Ирина Михайловна, — Маше было страшно произнести свою догадку, — если этот человек, нарушивший завет, обрёл бессмертие, то... то он жив и сейчас? И у него не было никаких шансов на спасение?
— Вот что, девочка, — тонкая сухая кисть старушки накрыла Машину руку, — ты слишком много значения придаёшь этим легендами.
Старая учительница, улыбнулась, внимательно посмотрела на девушку поверх очков.
— Тебя что-то тревожит? — спросила прямо, продолжая удерживать Машину руку.
Ах, как бы Маше хотелось всё рассказать Ирине Михайловне! Но она не могла: боялась своим признанием навредить Георгию. У неё не осталось сомнений, что он имеет непосредственное отношение к этой истории.
— Нет, конечно, нет, Ирина Михайловна, — Маша улыбнулась и попыталась говорить безразличным тоном. — Просто мне интересно... Я читаю много... вот и захотелось понять… Ой, поздно уже. Мне пора, — заторопилась, и добавила в оправдание: — Дед ворчать будет.
— Ты заходи, — провожая гостью, попросила хозяйка, — интерес твой похвален, если будут вопросы, чем смогу — помогу.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ 

0
239
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
SoloQ

Другие публикации