Далекий-далекий мир

  • Жаренные
Автор:
Mr_Harison
Далекий-далекий мир
Аннотация:
Человек стер себя с лица Земли, оставив в наследники полубогов, существ, способных возродить жизнь. Переполненные собственными противоречиями, они идут напролом, ведь одиночество для них - ужас, что должен сгинуть в никуда.
Текст:

"Мы готовы стать преступниками, чтобы миром наконец стали править невинные"
Альбер Камю


«Кто мы такие? Мы полубоги, разве это неясно? Высшие создания, чья цель – вернуть нашего Бога – человека. Алчность? Скука? Нет, скорее… одиночество в плане моральном. А что ты хотел услышать? Неужто, у нас действительно нет сердец? А ты кто? Брат наш? Тогда подойди и покажи мне свою силу, человек-зелень».

…Вирета шел вперед, задумавшись, все дальше и дальше, еле волоча ноги, спотыкаясь, но упорно продолжая свой путь. Вокруг, куда ни взгляни, ты видишь лишь запустение. Серые поля, блеклые тропинки, протоптанные им же и его братьями, еле видная зеленоватая дымка и… свобода? Ни одного дерева, ни одного холма. Нет, это не свобода, скорее запустение. Жуткое, мрачное, разливающееся одиночество заполняло его душу. Где же жизнь?

Этот мир существует вечность. Когда он зародился? Никто не знает. Никому не известно было и то, как появились люди. Бог, природа, случайность? Все может быть. Ведь этим существам присуща загадочность и нелогичность действий. Вирета не знал их историю, по крайней мере всю, зато отчетливо помнил их последние пятнадцать лет, после которых этот мир заполнил мрак.

Он не помнил, что было причиной того массового суицида, помнил лишь последние минуты, когда в облаках радиоактивных осадков на его глазах рассыпался в прах единственный для него реальный, настоящий человек… мама.

Мир, в котором они живут сейчас, уже отметил девятую тысячу лет.

Вирета... Кто дал ему это имя? Он не помнит. Может, создатель, может, кто-то другой. Но однозначно было то, что другого имени у него было, да и фантазии выдумать что-то крутое и жесткое, как в эпоху фентези-романов, за все девять тысяч лет существования никогда не находилось.

Да, годы шли быстро. Не успевал он пройти и мили, как, этап за этапом, планета преобразовывалась, и теперь уже не было ни городов, ни рек, ни морей - ничего того, что Вирета когда-то давно видел. Того, что напоминает теперь о людях. Было красиво, но... они сами себе все испортили. И никто в этом не виноват! Никто!

Кожа иссыхала медленно, примерно минус один микрослой за три сотни, но даже так, у него неоднократно появлялось чувство беспомощности перед концом, хоть и далеким. А потому порой возникали приступы паранойи. «Как?» - спрашивал Вирета себя каждый раз, - «Как я могу быть смертным, если с рождения был назван Титаном, полубогом, сотворенным руками смертных?». И этим вопросом он неосознанно себя избивал. Наверное, также было и у людей... Рожденные маленькими, беспомощными, они сами создали свой идеальный мир, какой не сотворил бы Господь Бог, и, верно, по разумным выводам. Создали и тут же уничтожили. Власть… кто мог ей совладать? Даже полубог…

Впрочем, ему подобные размышления не помогали в развитии фантазии. Что толку говорить, если это ничего не даст? А мысли все равно мечутся в мозгу, словно в клетке, не унимаясь, стремясь вылиться во что-то… Что?

Левая нога потихоньку немела, мягкие, иссохшие мышцы трещали, грозясь сломаться вовсе. А вышка с водой… Пять лет назад он возвел ее на том сером холме, а теперь… Все здесь со временем исчезало, и он тоже, должно быть, скоро умрет. А дорога все зовет его! Величайшее благо ждало его, а он искал. И будет искать дальше. Значит надо идти.

Нога, словно сухая ветка, треснула и рассыпалась на куски.

Вокруг запустение, первозданное и непоколебимое.

Ну что ж…

Тропа скользила, словно змей, по этому опустевшему миру, без конца совершая крутые повороты вокруг мегаполисов. Облака грязного цвета неслись по небу с ужасающей скоростью, порой пропуская тонкие, негреющие лучи света, дающие хоть какое-то ощущение жизни. Да, это был девять тысяч семьдесят пятый год... год после смерти мамы... людей… жизни…

Вот подул ветер, подняв тучу пыли и грязи. Ноги заплелись, Вирета упал, встал и снова упал, и снова, снова, снова, десятки раз, а погода яростью своей будто желала изничтожить остатки империума. Порывистый ветер нагло швырял его по сторонам. Он опять встал, беспомощный, потирая истертую голень и оглядывая протез ноги – старый металлический прут. Произнес "заклинание", вознеся руки к небесам, и пошел дальше.

«Заклинание» - так он называл песню, которую когда-то пели ему перед сном. Тихая, мелодичная… Спустя столько лет он помнил лишь ее мотив, а слова были позабыты. И это была одна из тех реликвий, что держала его на пути жизни.

Рваные тряпки серого цвета при каждом порыве грозили разорваться на части и улететь. Им мешала рука, твердая рука, удерживающая их на своем ободранном теле. Когда-то эта рука могла удержать жизнь мамы... на минуту, но все-таки...

Мама, мама! Что за мысли начали лезть ему в голову? Спустя такой промежуток времени он начал сожалеть о содеянном. И, в конце концов, это они виноваты во всем! Кто, как не они, вскружили ему голову своей идеологией? Напыщенные старые маразматики, что угрожали ему всем, чем можно, те, кто обещал, что Вирета умрет в своих грехах на коленях перед Святыми, если не сотворит то, что должен. Но где они теперь? И где Господь, что должен был заставить его на коленях бичеваться и вымаливать прощения? Их нет. Теперь уже ничего нет. Но, видно, они получили то, что хотели на самом деле…

Белое пятно на горизонте!

Зрение не давало разглядеть, но Вирета ясно понимал: это не один из Титанов. Все оставшиеся сейчас далеко, как и он, ищут что-то… и все никак не найдут.

А между тем пятно приближалось: стальной корпус, легкий излучающий пар, выходящий из конденсатора, груда проводов, скрип, лазерная наводка - все это нагромождение - выживший ликвидатор.

Вирета начал анализ, пока машина была еще далеко.

Пехотный тип. Старый, обшарпанный, прихрамывает. Нет ракетных установок, по размерам он доходил до плеча. Можно убежать, но наверняка на нем установлены тепловизоры.

Раз – хлипкое тело Виреты истощилось. Два - земля вокруг ликвидатора на мгновение покрылась мхом. Три - взрыв, тепловая волна. Человек-зелень упал в изнеможении. "Кажется, я перестарался" - усмешка на линии рта, и черные глаза погасли. Мох сгорел начисто.

Прошло три дня, глаза вновь открылись. Тело приобрело былой мутно-зеленый цвет. Лишь мышцы на линии бедер покрылись буграми. "Вирус!"

А вышки с водой так и не видно на горизонте.

Тропа вела к обломкам города... бывшего города. Некогда прекрасная столица одной из доминирующих стран, теперь она была полностью разрушена.

Но что же можно поделать теперь, когда от жителей обители камня и стали не осталось и следа? Увы, он и тогда был бессилен. Даже когда на него надеялись... но это в далеком прошлом.

"Запомни, спустя время, когда тебя пустят в лес, отбрось все дерьмо и смело иди вперед! Ведь именно этого от тебя мы ждем... и не только от тебя, ото всех вас, наших спасителей!" Да, именно эта фраза дала ему пункт отправления после гибели людей. Именно из нее он извлек правила выживания, но почему-то она никогда не давала забыть о тех странных пятнадцати годах молодости, когда он был не одинок.

"До чего же я дошел? Даже спустя девятую тысячу лет не смог оправдать ее ожиданий... Это так бесит!"

Это напомнило старый шуточный стереотип про «мужа, который обещал забить гвозди». Смеяться можно де тех пор, пока не встанешь на его место.

"Мегаполис" был в одном шагу. Груда почти разложившегося биомусора да радиоактивные осадки. И тут он, верно, прошел не один раз. Это будет последний.

Средь обломков города жил лишь ветер. И он ненавидел всех.

Вновь подул ветер. Пыль полетела во все стороны. Вирете засыпало глаза. Первый шаг, второй - и он упал с уступа прямо в мутно-зеленую жидкость. Было холодно, но тело почему-то жгло, словно принимаешь глубокую солнечную ванну (человек вечно в моих воспоминаниях). Тело потихоньку расслаблялось и... тонуло.

Странно, но, погружаясь все глубже, его окутывало слоями чувство безразличия. Плевать, что будет. Главное теперь - это то, что он освободится от своих мучений. Да! Да! Да! Он так долго этого ждал, ждал этого момента, когда можно будет выдохнуть в последний раз. Все теперь будет прекрасно, лучше, чем когда-либо на свете. Но...

Из "лужи" вынырнул полубог, отважившийся спасти все человечество, и, отрыгнув жидкость, накопившуюся в полостях тела, пошел дальше. Еще рано...

"Уже пятый раз за год... Пора с этим кончать! Человек еще не возрожден."

Медленно, не шевеля губами, лишь мычя, он начал напевать знакомое «заклинание»

Мегаполис из себя никакой.

Среди обломков его руки все копали и копали. Разбрасывая мусор, взметая столбы пыли, они жадно рыли вглубь, все дальше и дальше, через гниль и радиацию, все глубже и глубже. Слой за слоем, медленно погружались, словно тонули в темной безымянной пучине, грозясь потянуть затянуть владельца за собой, пока тот слепо смотрел черными шарами из-под век, подобием глаз, дрожащими губами, дрожащей линией рта, выговаривая что-то, напевая… «заклинание».

Это что-то… Это что-то! Старая, давно позабытая мелодия, бравшая, верно, свои истоки еще в самые первый день человеческого существования, она словно шла сквозь время и пространство, обволакивая своим мотивом каждый уголок этого мира вокруг комка зелени, увязшего в земле. Казалось, не было ничего до и не будет после, лишь эта мелодия вечно играет на древней земле и никогда не кончит свой мотив.

Он пел ее почти постоянно, как что-то обыкновенное и обыденное, ставшее безвредной привычкой. Он пел всегда. Пел, ибо в самой мелодии он слышал себя, и маму, и людей, и жизнь. Все сплеталось в ней, сама ткань мироздания, казалось, пропиталась ею насквозь. А он пел… пел, поет и будет петь дальше.

Руки все копали, пока в стороны летели обломки да пыль. Глаза засыпало, началось воспаление.

А он все пел. Пел, ибо это было единственное то, самое то, что могло усмирить его душу, рвавшуюся уже которое столетие наружу, вдаль, ввысь, покинув тленную оболочку, бороздить просторы Вселеннной. А тело, эгоистичное тело, в сговоре со здравым смыслом все усмиряли ее порывы, желая, чтобы желание о дальнем полете скорей прошло. А время шло, шло как-то быстро, год за годом, и душа все мечтала взлететь: что еще ей осталось делать здесь, где нет ничего, чем можно было бы дорожить?

Последняя порция грязи была разбросана. Ржавые металлические кривые балки развалились, покореженные силой полубога. Вирета стоял на коленях. В руке красовалась бесцветная блестящая капсула. Искра надежды промелькнула в глазах, и тут же обычное отчаяние заполнило их. Он не знал, что в ней, он видел лишь воду.

Искра надежды… ее не было уже давно. Все суицидальные мысли ушли вон. Теперь осталось удостовериться в подлинности его находки. А если все будет так, как он мечтает… Мечты никогда не сбываются, лишь надежда освещает путь к их достижению.

В путь.

Большое и словно вспаханное каким-то фермером отшельником поле. Тени на земле принимали самые разнообразные формы, какие только можно представить. Будто психологический тест. «Что ты увидел на этой картине первым?» Ностальгия окатила мозги, и теперь вряд ли отпустила бы, ведь то, что здесь было – единственное, что осталось с эпохи человечества. Вирета лениво брел вперед, пока наконец не поднял гнойные глаза и не взглянул на осколок прошлого.

Посреди поля лежала куча грязи. Бока ее слегка вздрагивали. Приглушенный хрип из ее глубины резал слух. Хрип… и тишина… хрип… и тишина. Бесконечный мотив, вводящий в уныние.

Вирета весь дрожал. Волнение и болезни, вечно носимые его телом столько тысячелетий, напрасные поиски там, где кто-то когда-то завидел прекрасную химеру, и вечная мечта о счастливом конце, наводящая безграничный ужас – все могло окупиться, и тогда… Он представил ту самую лужу, в которой недавно чуть не утонул. Такая теплая теперь, он его манила…

Нужно было завести разговор. Собравшись с мыслями, надув вспухшие легкие он что есть силы, дрожащим голосом, крикнул:

- Я принес человека! Эй, ты, груда сломанных костей, взгляни на меня!

Настала короткая тишина. Куча грязи и слипшейся бурой шерсти замерла. Вирета весь сжался, от страха и волнения боясь все испортить. И вдруг все оживилось.

Все вокруг затряслось, земля словно уходила из-под ног. Длинное «О-о-о-о-о» послышалось откуда-то со стороны. Вирета упал на землю и сжался. На месте кучи грязи что-то шевелилось.

Прошла минута, Вирета открыл глаза. Перед ним на четырех ногах стоял огромный облезлый пес. Из носа… нет, из двух отверстий на месте носа выходили облачка пара, свалявшаяся шерсть падала комками. И большие водянистые глаза, большие человеческие глаза. Они словно видели тебя насквозь…

- Ты разбудил меня… - голос в голове Виреты разорвал напряженную тишину, он вздрогнул, все еще сидя на земле, - Зачем?

- Разве ты меня не слышал? – тихий стон вырвался из горла.

И снова минута молчания.

- Слышал, - пес будто смаковал каждое слово, - Слышал уже не раз, и от тебя, и от Марса, и от Пустышки, от многих. И каждый ошибся. Я, верно, решил, что ты шутишь и просто пришел поболтать. Ведь так плохо, когда ты одинок и никого рядом не осталось…

- Я сказал тебе, что принес, так изволь проверить. Сейчас я сижу здесь, на землу, весь в грязи, разваливаюсь на кусочки от тысячелетий ожидания прихода Создателей в этот мир вновь. Не лезь туда, куда ты не имеешь права залезть, ведь и сам знаешь, я способен подойти и убить тебя.

Пес начал издавать странные звуки, словно внутри его что-то толкалось… смех. Вирета привстал и сжал кулак.

- Уж извини, я не выдержал. Ну что ж, дай мне человека, если ты уверен в своем решении

Пес подошел ближе и разомкнул челюсти. Желтые, грязные зубы, шершавый, ядовито-розового цвета язык и невыносимая вонь. С уголка стекала слюна.

- Думаю, ты знаешь, что делать. Но поторопись, ведь я не могу теперь так долго проветривать пасть. Влага уходит.

Вирета дотронулся кончиками пальца до груди и медленно начал погружать их внутрь. Шорох и звук сыплящегося песка. Хруст. Сдвиг. Пока он вытаскивал руку, капсула перебила все стенки сосуды. Это была та капсула, та самая, бесцветная, блестящая. Внутри что-то бултыхалось и булькало.

Глаза пса блеснули, дыхание участилось.

- Дай-ка это мне…

Капсула оказалась в его пасти. Пес бережно сжал ее зубами.

- Ну так что?

- Как что, Вирета? Теперь остается проверка в лаборатории. И ты прекрасно знаешь, где она находится.

Там, откуда Вирета только пришел, среди разрушенного города.

- Почему ты не был там?

- Ты знаешь, что я отвечу. Мобильность важна в вашем случае, не сможет же каждый переходить ко мне.

- Спасибо тебе.

Пес вздрогнул.

- Пока ты можешь лишь умолять меня сделать все быстрее. Слишком необдуманно сейчас говорить, что я хороший мальчик.

И он ни с того ни с сего, выкинув еле слышное «Пока», побежал в ту сторону, откуда Вирета мчался.

Пес… «лучший друг человека». Эти слова пришли из неоткуда, как аксиома незыблемого. Облезшее жалкое животное, умирающее, но готовое подставить себя под смертельный удар, лишь бы воскресить хозяина. Сколько он уже живет? Дольше, чем Вирета сам. Словно Хатико… и вновь аксиома.

Высохший океан, пустыня, обогнать гору… Смогут ли они в будущем еще встретиться? «Если удача посетит нас, я выпущу несколько обычных ракетных снарядов по всему полушарию. Каждый из вас сможет увидеть это зрелище и восторгаться победой». Вирета вспомнил слова пса. Да, все будет именно так, и, умирая, он будет наслаждаться фейерверком.

Счастливый конец близко.

Он отправился дальше в путь.

Вода... вода... вода! Он больше не мог. Тело иссыхало и трескалось. Глаза впали, от былого величественного силуэта остались тонкие конечности и торс да еле державшаяся на всем этом голова. Каждый шаг давался тяжело, каждая кочка не ускользала от его ног, и каждый раз он падал.

Вчера он наткнулся на труп своего сородича. Кажется, Бриз… Да, вроде бы это он. Потрескавшаяся броня, сломанная рука и мертвенно-бледное лицо… лицо неудовлетворенного охотника. Из уголка рта сочилась кровь… Тогда он от шока залил покойника рвотой. Грязное лицо… он зверь!

Тропа давно ушла из-под ног, и теперь Вирета, с ослабшим слухом, слепой от сочившегося из глаз гноя, шел неизвестно куда. Человек еще не...

Легкий хруст, и ноги переломились, оставив тело без опоры. Падение было недолгим, но звук – оглушающим. Тысяча и одна сплетений переломились, тело рассыпалось на кусочки. Одна голова и грудь. Шея была сломана.

"О чем я мог вообще мечтать?"

Подул ветер, унеся с собой ошметки тела. Лишь голова лежала, и из-под глазных век у нее текли слезы. Губы что-то нашептывали про себя.

"Даже я не бессмертен"

В голове мутнело. Мысли разлетались: он окончательно потерял рассудок ("Благо, я держался до гибели").

Над горизонтом взошла Луна. Шепот стал громче. Теперь он казался притворным.

Вирета напивал заклинание.

Один, два, три... раз за разом в небе вспыхивали мелкие желтые огоньки, и тут же гасли. И непрерывный рев ракетных двигателей – условный знак: миссия выполнена.

«Мама, я справился! Человечество, я выполнил свою миссию! Прошу, скажите мне, что я сделал все правильно..,»

Он приоткрыл глаза. Перед ним стоял Бог… Мама. Склонясь над ним, она улыбнулась и протянула ему руку. Он медленно встал. Вокруг был лишь свет. Ничего. Вирета сжал теплую руку и пошел вдаль, в бесконечное счастье.

На губах трупа проявилась улыбка. Вскоре ветер унес ее и все остальное. Наконец-то можно умереть спокойно...

Другие работы автора:
0
227
22:37
+2
Люблю на ночь глядя почитать что-нибудь мрачненькое smile правда сложно представить было, как «на губах трупа проявилась улыбка» wonder если гг совсем мёртв, то что это было? Хотя, он же полубог … quiet
06:33
+3
Странная вещь. Не понятная. То ли больная фантазия ( вспоминается Иванов с его пародией), то ли возвышенный, не доступный мне…
09:31
+2
По-моему, что-то похожее уже когда-то читала у классиков-фантастов. Только тогда все было ясно. Сейчас же смешалось все, как в винегрете, только хорошего масла у автора под рукой не оказалось. И еще — как у трупа на губах может появиться улыбка? Да еще и такая, чтобы ее ветер унес. Глупость какая-то
10:26
+2
ну он стопицот тыщ годов ужэ как трупак, а продолжаит кагбэ шастать там незмнамо за каким. Хатя уж и сыпитса и крошытса. А типерь радый вот, што фсё, харош, отходилса, вот и улыбакаитса.
Винегрет, эт да, ну впрочим, када от тибя фсе запчасти отламоваютса на ходу, попробуй тут стройно мышлить да внятно излагать. У многих нонешных фпалне сибе целиковых-исправных людёв тоже полная каша в рассуждениях, по сибе знаю, галимая невнятица.
Ну правда афтырю всиравно стоило бы вниматильней с блошами…

«Неужто,_ у нас действительно нет сердец?» — нипанятна, накой сдесь этот запетык.

«Но однозначно было то, что другого имени у него было...» — эт походу «не» штоль пропущено?

«Как?» — спрашивал Вирета себя каждый раз, — «Как я могу быть смертным… — эт нифига не так оформляитса, ковычики только снаружи нужны, и точка после слов автора, раз в прямой речи был впрст. «Как? — спрашивал Вирета себя каждый раз. — Как я могу быть смертным..."

«Наверное, также было и у людей...» " Так же" раздельно.

«Власть… кто мог ей совладать?» Это как — «совладать ей»? или слово неверно употреблено, или мошть я не догоняю.

«Значит,_ надо идти» — препинаку нада.

«Им мешала рука, твердая рука, удерживающая их на своем ободранном теле» — … мбэ… на теле руки? а без «своём» никак?

«Странно, но, погружаясь все глубже, его окутывало слоями чувство безразличия» — классическое неверное построение фразы с деепричастным оборотом, «шляпа под мостом», это так нельзя оставлять, трэба перекроить.

«Слой за слоем, медленно погружались, словно тонули в темной безымянной пучине, грозясь потянуть затянуть владельца за собой...» — так потянуть или затянуть? или и то и другое? а препинаки тогда?

«Старая, давно позабытая мелодия, бравшая, верно, свои истоки еще в самые первый день человеческого существования...» — «самый»

Кароч, их там есть ишо, если нада, можно добавить.
10:25
+2
Меня отпугнуло обилие чрезмерного пафоса в аннотации. Основной текст еще не читал. Там градус не понижается?
10:35
+1
там сумбура издыхающего, при этом упорото-упёртого некоего хитрозделанного одушевлённого киберорганизьма — навалом. Но сюжет фпалне прослежоваитса, и в принцыпе мона порадоваться за етова страдальца, када он, ва-перьвых, отмучился и отлетела душенька, куды хотела и рвалась, дак ещё под занавес удостоверилса, шта удалось свершить то, на чо угробил мильён лет.
Такшта кабэ фсё харашо. Читать мона, хатя красивости вперемешку с блошами.
16:03
+2
Как люди могут создать полубогов? Это бог может создать полубога, а человек — получеловека. Но, если даже это произошло, нужно более четко пояснить, что же в этом творении такого божественного.
По-моему, «человек-зелень» — это не очень удачно. Теперь мне хочется называть вашего ГГ укропом.
Не совсем понятно, как именно исчезли люди и почему у них не было другого выбора. Упоминается только «тот суицид» и «радиоактивные осадки». И что? Они бегали, ловя открытыми ртами капли дождя в то время как над горизонтом поднимался ядерный грибочек? А всё потому, что воду отключили — не пойдешь же в офис вонючим! Нужно ввести читателя в курс дела, а то он такое придумает!

Очень много лишних слов в предложениях:
Вокруг, куда ни взгляни, ты видишь лишь запустение. Вокруг, куда ни взгляни, лишь запустение.
Он так долго этого ждал, ждал этого момента, когда можно будет выдохнуть в последний раз. Он так долго ждал, когда сможет выдохнуть в последний раз.
За такое Влад Костромин знаете как разносит?! (по делу, кстати)

Вот как я восприняла этот текст:
А вышки с водой так и не видно на горизонте. Тут я решила, что он ищет воду, чтоб не умереть. «Запомни, спустя время, когда тебя пустят в лес, отбрось все дерьмо и смело иди вперед! Ведь именно этого от тебя мы ждем... Ага! Всё таки он ищет некий лес с пропускной системой, причем это его ключевая задача! Но в итоге ни леса, ни вышки он не нашел. ГГ пришел в некий город, откопал там из груды мусора нечто непонятное ( это названо водой, надеждой, человеком, но опять непонятно из каких соображений) и отдал это, по-моему, говорящей собаке. И небо озарилось огнями…
Что?

Думаю, что-то интересное из этого получится! Какое нестандартное мышление надо иметь, чтобы такое придумать?! Развивай ее и дальше (фантазию), но учись облекать в читаемые тексты.
Удачи в творчестве и добро пожаловать!
16:15
мне хочется называть вашего ГГ укропом
воду отключили — не пойдешь же в офис вонючим!
Ага! Всё таки он ищет некий лес с пропускной системой
rofl crazy

«Он так долго этого ждал, ждал этого момента, когда можно будет выдохнуть в последний раз» — не, ну тут афтырь может сказать, что это очень нужный и обоснованный повтор, крайне необходимый повтор, повтор для настойчивого вдалбливания в читателеву головешку авторского откровения. Имеит полное право. Такой у его художесвинный приём. laugh
18:29
+1
Да, тоже верно. Тогда на два предложения что-ль разбить? И/или заменить слова «этого» и «ждал» на синонимы, чтоб не повторялись. Тут уж сколько людей — столько мнений. И правда — автору решать.
20:57
+2
crazy не поминайте Костромина к ночи
17:16
+1
Эдакая мрачная постапокалиптическая мешанина из мыслей и чувств ГГ. Можно было бы предисторию всего происходящего и поподробнее описать, а не куцыми намеками о радиоактивности, выжженной земле и каких-то бродячих железяк, на кого-то там охотящихся. Как понимаю, что люди, на грани всеогульного наступления Большого Песца, создали какую-то ходяче-мыслящую фиговину и назвали ее Титаном. Тогда каким боком тут полубоги? Не люди их создают, а сами боги. И если быть точным, то Титаны — это самые натуральные боги. Ну, если человек для этих Титанов является богом, то тогда да, логично. И эта ходячая и мыслящая организма имеет своей целью спасти/восстановить человеческую расу. Вон, капсулку откопали и говорит, что это человек там. А собачка, видать, клонировать убежала человеков в какую-то лабораторию. В целом, понравилось.
17:36
+1
Да, спасибо вам всем, дорогие комментаторы! Все, что вы сказали, ваши оценки — чистая правда. Да, видно, я так сильно увлекся страданиями ГГ, что совсем уже забыл о сюжете и происходящем. Так сильно хотелось показать историю оригинальной. Ну что же, я прочитал все ваши замечания, и впредь все же постараюсь получше разобрать сюжет, чем кашу в голове персонажа. Надеюсь, в будущем все же получится написать что-нибудь полноценное. Большое вам спасибо!
18:31
+1
После исправлений можно опять сюда отправить. Будем ждать новых блюд.
amd
18:01
+5
Прежде чем приступить к жарке, хотелось бы сделать заявление админам сайта: надо ограничить возраст регистрируемых на сайте от 12 лет и старше! А если таковые всё же считают себя выдающимися творческими личностями, то надо создать для них специальный «значок» (вроде комсомольского) с лозунгом «на сытый желудок не читать!».

Также, от себя заявлю, что по причине того, что рассказ (совершенно очевидно) написал ребенок, я ограничу свои словооброты до более-менее простых и очень неругательных слов.

В целом, автор претендует на жанр постапокалипсиса хотя в произведении отсутствует свойственная этому жанру борьба за выживание, которое предполагает присутствие на сцене некоего количество пипла. ГГ — это некий Титан по имени Вирета, который еле волочит ноги, при чем, исходя из рассказа, они у него отваливаются и вновь прорастают. ГГ ищет неизвестно что и мечтает о маме и смерти. Где-то по пути ему встречаются бегущие облака, груды городов с теплыми лужами и говорящая собака. Роль последней несколько туманна. Титан вроде как нашел то, что искал (автор забыл поделиться внятной инфой о том, что же это такое было) и отдал ЭТО говорящему псу. Дальше всё смешалось в доме Облонских… бррр… в голове Титана и он со счастливой улыбкой умер. Вот такая получилась нетленка.

Замечу, что всё повествование можно сократить в одно предложение: «а он шел вперед, спотыкался и падал, но вставал и шел, шел, шел…». При желании, это предложение можно повторить сто раз в различных вариациях: криком, шепотом и напевом… от чего смысл рассказа не изменится.

Немного о вывихах:
Мир, в котором они живут сейчас, уже отметил девятую тысячу лет.

Кто «они» ?! Ведь пиплов и живности уже не осталось!
как в эпоху фентези-романов

Тык минутку. ГГ помнил всего 15 лет своей жизни (из девяти тысяч), но при этом он еще помнит и эпоху «фентези-романов». Ты чё мужик, со сцены рухнул? Кто эти романы в последние 15 лет писал, если человечество вымерло еще в прошлом веке?
Кожа иссыхала медленно, примерно минус один микрослой за три сотни, но даже так, у него неоднократно появлялось чувство беспомощности перед концом, хоть и далеким.

Три сотни чего? Квадратных километров? И какие еще микрослои у Титана?! А чё за конец такой… далекий? Или роман девочка написала?… Всё, всё, молчу, молчу…
И этим вопросом он неосознанно себя избивал

Ну, ё моё, представляю эдакий вопросец… вопросище… увесистый такой, заковыристый, с шипами намеков и цинично расставленных акцентов. Хватает Титан его так (шипастый этот вопросик) за хвост и со всего маху (неосознанно эдак) хлабысь себя по голове… или по спине… ну жесть, короче.

Рожденные маленькими, беспомощными, они сами создали свой идеальный мир, какой не сотворил бы Господь Бог, и, верно, по разумным выводам.

Ну я конечно не биолог, однако, исходя из школьной программы, помню, что маленьким и беспомощным рождается всё, включая, очевидно, и Титанов. Вот созданы они такими могут быть по разумным причинам.

Впрочем, ему подобные размышления не помогали в развитии фантазии.

Так он еще и фантазию пытался развивать! Это наверно из-за того, что помнил эпоху фентези-романов…

А мысли все равно мечутся в мозгу, словно в клетке, не унимаясь, стремясь вылиться во что-то…

Интересно, во что же они пытались вылиться? Да принесите же кто-нибудь тазик!!!
Левая нога потихоньку немела, мягкие, иссохшие мышцы трещали, грозясь сломаться вовсе.

Иссохшие мышцы не мягкие, а сухие до хрупкости и при чём такие ломкие, что грозиться им больше нечем.

А вышка с водой… Пять лет назад он возвел ее на том сером холме, а теперь… Все здесь со временем исчезало, и он тоже, должно быть, скоро умрет.

Так он вроде как шел вперед куда-то… или кругами вокруг вышки с водой… которая умирает… брр… Читайте ниже.
А дорога все зовет его!

Кольцевая, очевидно
Тропа скользила, словно змей, по этому опустевшему миру, без конца совершая крутые повороты вокруг мегаполисов.

Это вокруг городов что ли? При всем уважении к автору, либо Титан летел на межпланетной посудине, либо «мегаполисы» были размером с дамский кулачок.
Ноги заплелись, Вирета упал, встал и снова упал,

До этого, у него же одна нога вроде как рассыпалась… или он одной ногой спутался? Или у него вторая уже отросла? Или… ой, у него несколько ног было?!
Порывистый ветер нагло швырял его по сторонам.

Уточните, плз, он-таки шел вперед (при помощи нескольких ног) или швырялся по сторонам с помощью ветра?
Рваные тряпки серого цвета при каждом порыве грозили разорваться на части и улететь. Им мешала рука, твердая рука, удерживающая их на своем ободранном теле.

Тряпки чего? Космического знамени победоносным марсианам в деле разборки мегаполиса по кирпичикам? Да и кому эти тряпки надо удерживать, если прятать тело не от кого? Елки палки, стеснительный какой титанчик попался!
Зрение не давало разглядеть,

Без комментариев
А вышки с водой так и не видно на горизонте.

Так он её прошел уже. Нет, у меня складывается ясное впечатление того, что ГГ тащился по кольцевой дороге… Той, которая вокруг мегаполиса размером с дамский кулачок да крутыми поворотами.
Тропа вела к обломкам города

, Б?" Обломался город… Без комментариев.
именно эта фраза дала ему пункт отправления после гибели людей.

Кто же выплюнул эту фразу, если люди уже погибли? И наверное, «назначила»…

Искра надежды промелькнула в глазах

Минутку, у него же вроде как «черные шары» вместо глаз были? Вообще, отмечу, что тема глаз в рассказе раскрыта не очень внятно. Они постоянно деформируются, меняют цвет и материю, в них вечно что-то мелькает, сочится, и мешает просмотру сцены.
Ностальгия окатила мозги

… так сметана — горячие блины
голос в голове Виреты разорвал напряженную тишину

Где? В мозгу? У меня лично, нет сомнений в том, что в голове ГГ, как и у самого автора, в мозгу царила полнейшая тишина. Гробовая, с лужами, серыми полями и опустевшим миром…
И он ни с того ни с сего, выкинув еле слышное «Пока», побежал в ту сторону, откуда Вирета мчался.

Это автор пишет о собаке? Ну бог с ней, с этой говорящей собакой. Ну Вирета-то… когда он успел «мчаться»?! Он же тащился весь рассказ! Требую переписать рассказ заново!
Потрескавшаяся броня, сломанная рука и мертвенно-бледное лицо… лицо неудовлетворенного охотника.

Шедеврально! Я бы пачку папирос отдал на то, чтобы увидеть лицо «неудовлетворенного охотника»! А так, как рассказ написал ребенок, я не буду распространяться о том, в чем могла состоять эта самая неудовлетворенность.
Тропа давно ушла из-под ног, и теперь Вирета, с ослабшим слухом, слепой от сочившегося из глаз гноя, шел неизвестно куда.

Ну вот, шел он шел пока самой тропе вся эта история не надоела и она нагло смылась. Не будем её судить строго!
21:10
+2
wonder eyes wonder
… бедный, бедный Mr_Harison!
И нищясный его далёкый-придалёкый мир!.. разделали его, как курчонка табака… отбили, замариновали, придавили прессом… запанировали, подрумянили и протушили до готовности. После чего обложили трёхслойным… гарниром, припорошили рубленой зэленью. Кушить подано, садитись жрать, пажалысто! и схарчили, обглодамшы косточки!
Ни подавимшысь! laugh
amd
22:08
+1
00:09
Замечу, что всё повествование можно сократить в одно предложение: «а он шел вперед, спотыкался и падал, но вставал и шел, шел, шел…». При желании, это предложение можно повторить сто раз в различных вариациях: криком, шепотом и напевом… от чего смысл рассказа не изменится.
laugh Я это себе запишу! yahoo
18:41
+1
Рваные тряпки серого цвета при каждом порыве грозили разорваться на части

Они уже рваные, теперь могут только истлеть…

могут дорваться — на более мелкие лоскуты
21:12
+1
Переполненные собственными противоречиями, они идут напролом, ведь одиночество для них — ужас, что должен сгинуть в никуда. каков смысл этой фразы?
неясно не раздельно, случаем?
Вирета шел вперед а мог идти назад?
продолжая свой путь мог продолжать чужой?
нелогичность действий может поведения, а не действий?
Вирета не знал их историю, по крайней мере всю, зато отчетливо помнил их последние пятнадцать лет, после которых этот мир заполнил мрак.
когда в облаках радиоактивных осадков на его глазах wonder нихрена себе глаза — с облаками радиоактивной пыли
Мир, в котором они живут сейчас, уже отметил девятую тысячу лет. до этого речь шла о пятнадцати годах…
Кто дал ему это имя? у него есть еще и не это?
Но однозначно было то, что другого имени у него было либо не пропущено, либо с автором все еще хуже, чем я подумал
да и фантазии выдумать что-то крутое и жесткое, как в эпоху фентези-романов, за все девять тысяч лет существования никогда не находилось. фентези-романы слюнявые и гламурные
так сколько лет ГГ? 9 тыс? а миру?
Не успевал он пройти и мили почему мили?
олубогом, сотворенным руками смертных wonder так вот они какие, «пальцем деланные»…
И этим вопросом он неосознанно себя избивал. этим избивал, вторым ласкал — чем не жизня?
Господь Бог тавтология
Власть… кто мог ей совладать? либо «с не» либо «обладать»
мягкие, иссохшие мышцы иссохшие мышцы мягкими быть не могут!
иссохшие мышцы трещали, грозясь сломаться вовсе ломаются кости, мышцы рвутся
по этому опустевшему миру
негреющие раздельно
легкий излучающий пар а что излучает пар?
одной из доминирующих стран мне кажется, что доминировать может лишь одна, иначе. это равенство
как обычно: куча воды, лишние местоимения, громоздкие путанные фразы, скучно
21:38
+2
ещё и стра-ашный Костромин проутюжил… то есть на угольки поплевал… no sad
21:42
+2
сорри, утром по техническим причинам не смог unknown
10:18
+2
А вот и тяжелая артиллерия подтянулась
17:46
+1
glass киллер сковородки…
19:00
+1
серийный Убиван сковорОдом-по-башке?! wonder
19:01
+2
crazy я памятник себе отлил из сковородки…
19:28
+1
19:35
+1
blush а мог и по другому бы отлить…
19:50
+1
памятник — эта харашо.
От сковородов, сталбыть, польза wink
С блохов вот небось ничо не скуётса no
19:59
+1
блоху можно подковать и загнать как диковинку
20:23
+1
от некоторых блох в присылаемых текстах, случается, у меня вся семья угорает до икотки… Такая вот с них выгода, сомнительная, правда wonder
20:25
+1
sorry пожалейте хоть домочадцев
23:23
+1
хай тащутса rofl
домочадцы плакали, но продолжали грызть блошек…
Самое начало: Человек стер себя с лица Земли, оставив в наследники полубогов, существ, способных возродить жизнь. Переполненные собственными противоречиями, они идут напролом, ведь одиночество для них — ужас, что должен сгинуть в никуда. — фразы, полные нелепостей. Человек оставил полубогов? Человек — Бог? И почему одиночество (от кого, кстати?) ужас для полубогов? Дальше читать не стала. Не захотелось разбираться в дальнейшем нагромождении вычурных фантазий. Оригинальность — это неплохо, но не нелепость же.
Загрузка...
АСТ №1