Линия жизни. Глава шестнадцатая.Красота требует жертв. 1961год

Автор:
Владислав Погадаев
Линия жизни. Глава шестнадцатая.Красота требует жертв. 1961год
Аннотация:
Операция и её последствия
Текст:

В июле шестьдесят первого поехал в Свердловск: исправлять косоглазие. 

Ещё зимой Ляля, старшая дочь тёти Фисы и дяди Гани, которая училась тогда в медицинском техникуме, помогла  записаться на операцию . Запись  проходила в здании на улице Розы Люксембург, у Центральной гостиницы – там, где теперь располагается областной кожвендиспансер. Притопал я туда спозаранку, но, несмотря на ранний час, перед кабинетом клубилась огромная очередь. Простояв часа три,  потерял всякую надежду попасть на приём и хотел, было, двинуть восвояси, но  неожиданно появилась моя симпатичная тётя Ляля. С удивлением отметив, что я ещё так далеко, она вынула из сумочки медицинский халат, набросила на плечи и белой бабочкой впорхнула в помещение, где шла запись. Спустя некоторое время  так же быстро выпорхнула оттуда, взяла меня за руку и, ни с кем не объясняясь, втащила в кабинет. После осмотра и подробного опроса щупленький и седенький доктор, похожий на сказочного Айболита,  подвёл меня к женщине-регистратору и велел записать  на лето.

Так я попал в очередь на июль месяц и явился по указанному в направлении адресу в хирургический корпус глазных болезней, который располагался в бараке за Центральным стадионом. Через несколько дней - после того, как были готовы анализы - меня отвели в операционную. Оперировала  Малышева Валерия Владимировна, совсем молодой врач, хрупкая миловидная женщина. Операция длилась недолго, под местной анестезией. Самым болезненным был этап, на котором подтягивали и подшивали глазные мышцы. Об этом доктор предупредила меня заранее, поэтому терпел молча, только  вспотел так, что даже простыни намокли  - хоть выжимай.

Спустя некоторое время, когда сняли повязку, спал отёк и глаз полностью открылся,  стало ясно, что всё осталось по-прежнему. Настроение  упало до нуля: значит, я  вернусь домой   косым…

- Владислав, успокойся!- голос доктора звучал твердо и уверенно. -  Через несколько дней сделаем ещё одну операцию, но сразу хочу предупредить: придётся потерпеть!

Действительно, во второй раз было намного больнее, да и сам операционный процесс длился гораздо дольше, но, как только начал спадать отёк, я  увидел, что глаз снова начинает косить. Вот это уже был удар!

Прошла неделя. Я ходил на процедуры, а глаз продолжал косить всё больше и больше. В один из дней, при обходе, Валерия Владимировна отозвала меня в сторону:

- Ну, что, завтра готовься на выписку, - и, увидев моё изменившееся лицо,   успокоила,  - Владислав, не переживай. Вот тот профессор, что осматривал тебя при приёме, а затем направил к нам, делал одному больному двенадцать операций на косоглазие - столько, сколько мышц у глаза, и всё равно поставил ему глаза прямо. Ты сейчас съездишь, отдохнёшь и приедешь сюда снова, а я найду окно, чтобы тебя прооперировать. Не сомневайся: мы  сделаем всё для того, чтобы глаз у тебя не косил! 

После таких слов, конечно, стало легче, появилась уверенность в успехе, я был готов выдержать что угодно, только бы восстановить зрение…

* * *

Из больницы  прямым ходом направился к тёте Фисе: очень хотелось помыться – в больнице это было проблемой, а ведь я пролежал там почти месяц.

День - чудесный! По радио сообщили о полёте Германа Титова, и это ещё больше поднимало настроение.

Вечером  сел в поезд и уже ночью  был дома, у бабушки. На следующий день, отоспавшись, пошёл на станцию. Обычно вся молодёжь, да и представители старшего поколения, приходили туда встречать электричку, которая курсировала между Нижним Тагилом и Верхотурьем – был такой ритуал для бездельников: провожали отъезжающих, встречали приезжающих, как теперь говорят, тусили.

Но моих друзей на станции не оказалось, что было весьма странно. Я подошёл к Лёне Берегу, парню примерно моего возраста или немного постарше, и поинтересовался, где же все. 

- Так ушли на день рождения к Галке.

- А ты чего тут?

- Так меня не пригласили.

Радужное настроение враз померкло: они ведь знали, что я сегодня приеду, и пошли без меня - выходит, меня тоже не пригласили?!

Увидев, как я понурился, Лёня тряхнул головой: 

- Плюнь ты на это! Пойдём к нам, у меня кое-что есть.

Береги появились на Платине не так давно. Это была дружная семья из шести человек: родители и четверо сыновей. Двое старших – уже взрослые, высокие и здоровые парни, Лёня – примерно моего возраста, и младший – лет семи. В наш забытый Богом край они приехали из Белоруссии; поговаривали, что были высланы оттуда за какие-то грехи. В посёлке ничего плохого за ними замечено не было, семья трудолюбивая, хозяйство вели просто образцово. Вот туда-то мы с Лёней и притопали. Кстати, дома у Берега я оказался впервые.

Лёня притащил две пол-литровые кружки браги, мы с ним чокнулись и выпили по полной. Немного погодя - ещё по одной. Знал бы, что брага у них настаивается в оцинкованной посудине, может, и поостерёгся б, но не свезло, и я попросту отравился этим пойлом.

До дому дотопал быстро: слегка покачивало, но голова была довольно ясной. Дома же сразу пал на кровать. Тошнило. Моя заботливая и терпеливая бабуля подставила ведро, и начался процесс, который лучше не описывать…

Сколько прошло времени,  сейчас не скажу, но когда весь выкушанный алкоголь и закуска исторглись, горлом пошла кровь. Я, свесившись с кровати, просил об одном: чтобы не трогали и не поднимали мне голову, так как от этого становилось только хуже…

Через некоторое время со дня рождения примчались  мои друзья, и не только -  народу набилась целая комната. Прибежала  участковый фельдшер,тётя Аня Лебёдкина, которая лишь разводила руками и говорила, что ничем помочь  не сможет – слишком поздно, что вся надежда  - на  молодой  и крепкий организм.

Уснул я, как провалился, словно потерял сознание. Рано утром очнулся, поднял голову с подушки – ничего не болело, в теле были какая-то лёгкость и слабость. Моя бедная бабуля всю ночь не спала, просидела возле меня. Когда я поднялся, очень обрадовалась, не ругала, не упрекала, сказала только: «Эх, Владюша, будешь ты теперь мучиться желудком всю жизнь». Правду сказала: так всё и вышло. Но тогда я пропустил её слова мимо ушей: волновало не это, а то, что происходит с моим прооперированным глазом. Подойдя к зеркалу, увидел, что глаза нет, а приоткрыв руками веки, различил лишь что-то ярко-красное. 

Вот тут я испугался по-настоящему!

Проходили дни, недели…

Наконец краснота и отёк начали спадать, веки – раскрываться. И – о, чудо – косоглазие исчезло! К концу августа глаз полностью открылся, осталось лишь небольшое кровоизлияние.

* * *

Тут случилась ещё одна приятная неожиданность: моего друга Юрку Лебёдкина пригласил в гости  отец. Он  работал секретарём Зайковского райкома партии и проживал в Зайково с новой, молодой, женой, которую привёз с войны и которая - по семейной легенде - спасла его от смерти.  Детей у них не было, видимо, тяготы фронтовой жизни не прошли бесследно.

 У нас троих: Юры, Святослава и меня - была схожая семейная ситуация. Юрка после развода родителей остался с матерью, тётей Аней, которая работала фельдшером  на лесоучастке и была очень дружна с моей бабулей. Святослав  с матерью тоже жили вдвоём; куда подевался его отец, я даже не знаю, так как этот вопрос мы никогда не обсуждали. А я, при живых родителях, жил с бабушкой, только иногда приходя к отцу в гости. Материально он нам не помогал, да и большой необходимости в этом после поступления в училище уже не было.

Дело в том, что в РУ учащиеся находились на полном государственном обеспечении. Стипендию  не получали, но питались бесплатно три раза в день, получали два комплекта одежды: суконную и рабочую хлопчатобумажную; две пары ботинок: хромовые и кирзовые; шинель и бушлат; зимнюю шапку. 

Настоящее богатство! Тем более, что и жить привыкли скромно, по средствам.

* * *

В общем, в гости к Юркиному отцу  ринулись втроём: не выгонит же он нас. А так как ехать в Зайково нужно было через Свердловск, то я, воспользовавшись случаем, пришёл в больницу к  Валерии Владимировне. Она внимательно осмотрела  глаз, нашла два шва, которые во время выписки были прикрыты отёком, сняла их и сказала, что больше оперировать меня не будет, так как косоглазие осталось не более чем на десять процентов, оно совершенно незаметно, и с ним даже как будто симпатичнее. Ещё доктор добавила, что, если будут какие-либо проблемы, она всегда готова меня принять.

Из больницы  не уходил, а улетал на крыльях: теперь я уже не косой, не нужно по первому слову бросаться в драку, так как никто больше не будет обзывать и дразнить меня! Хотя, надо признать, этот недостаток и  желание его компенсировать, в какой-то мере и сформировали мой характер, чувство собственного достоинства, научили давать отпор обидчикам.

* * *

В Зайково  приехали к вечеру. Встретили нас очень душевно. Жена Юркиного отца работала в редакции местной газеты, но, тем не менее, находила для гостей время, не давая скучать. Впереди маячил сентябрь, и пришла пора возвращаться. Провожали нас с лёгкой грустью за пышно накрытым столом. На прощанье отец подарил Юрке чёрный плащ из прорезиненной ткани – мечту всей небогатой молодёжи того времени!

Ненадолго заехав на Платину, первого сентября  появились в училище. Ребята нашей группы  и всего РУ13 с приятным удивлением встретили перемены в моей внешности; да и девчата через друзей стали подавать сигналы, что не прочь со мной встречаться.

+3
73
17:42
+3
которая училась тогда в медицинском техникуме, помогла мне записаться на операцию .

учившаяся… мне
У меня проклятие Костромина)
записаться на операцию. Запись

что -то придумать надо. однокоренные, повтор
Притопал я туда спозаранку,

я туда
То же самое — операционная, оперировала, операция — в одном абзаце
Знать бы,

ЗнаЛ бы — время нарушилось!
И – о, чудо – косоглазие исчезло!!!

одного! хватит))
дразнить меня!

меня
сформировали мой характер,

мой
17:43
+3
Спасибо за главу!!!
Прекрасный слог, ритм повествования!
Читается с удовольствием!
Легкая у вас рука))
Жду следующей!!!
Судя по количеству замечаний — не очень))) Изучу всё самым тщательным образом. Почему-то вычитка этой главы далась мне очень тяжело! Спасибо, Рената!
10:36
+3
Привет вам!
а как одно другому мешает)
Судя по количеству замечаний — не очень))

не правда)
да и это больше не замечания, а поправки.
поправимо)
ptr
23:23
+1
Спасибо доктору! Интересно, встречались ли вы впоследствии?
Нет, к сожалению. Одно время пытался наводить справки, но что-то помешало. Спасибо, что напомнили!
Загрузка...
Илья Лопатин №1