Подводи под него, подводи! Глава 48 из романа "Улыбка Амура"

Автор:
kasatka
Подводи под него, подводи! Глава 48 из романа "Улыбка Амура"
Аннотация:
Как Настя поймала сома, а Наташка позвонила ей, что в Питере Настю ждет сюрприз.
Текст:
Река Ока оказалась поуже Настиного родного Дона − но до чего же красивы были ее берега. Березовые рощи сменялись чистыми полянками, окаймленными начавшими краснеть рябинками, затем наплывал сосновый бор, потом ельник, потом снова березняк. Плыли долго. Наконец подплыли к нависшему над темной водой дереву, за которым река делала крутой поворот, и здесь остановились.
− Неделю назад я тут таких лещей наловил! − Юрий достал удочки. − По два килограмма каждый. Икряных!
− И где ж они? − поинтересовался отец. − Неужто всех пожарили? А засолить?
− И пожарили, и засолили. Но в основном продал. Соседи, как увидели, − продай да продай! Пришлось уступить. Да и деньги нужны были. Может, сегодня снова повезет, тогда и вам с собой дадим.
− Так они ж не успеют просолиться. Мы послезавтра отчалим. Дорога неблизкая, да еще и Питер впереди. А до начала учебного года всего ничего.
− А мы их посоленными упакуем. По приезде повесите на балконе, они и подсохнут.
− Вы сначала поймайте, − засмеялась Настя, − а потом решайте, жарить или солить.
− Поймаем, − заверил ее Юрий. − Такого не бывало, чтобы я пустым вернулся. Ты, племяшка, на что ловить будешь: на червя иль на распаренный горох?
− Только не на червя! − Настя с содроганием наблюдала, как толстый червяк уворачивается от нацелившегося на него жала крючка, зажатого в уверенных пальцах дяди. − Ой, дядя Юра, не надо, ему же больно!
− Тогда плывем домой! − Юрий сердито бросил червяка в воду. − Рыбалка отменяется, раз мы такие жалостливые. Серьезную рыбу у нас только на червя поймаешь.
− Нет, нет! − Настя поймала укоризненный взгляд отца. − Делайте, как надо, я не буду смотреть.
Дядя вручил ей удочку с насаженным на крючок горохом и закинул свою, где течение было быстрее:
− Ну, ловись рыбка большая-пребольшая, мелюзга нам не нужна.
− А сомы здесь водятся? − Настя с интересом всматривалась в темную воду. − Тут, наверно, глубоко.
− И сомы водятся, и налимы. А там, за поворотом на стремнинке и стерлядь ловится. Глубина здесь приличная.
− А можно я попробую сома поймать?
− Что ж, попробуй. Вон под ту корягу закидывай. Давай я тебе крючок побольше прицеплю да сам червей насажу.
− Нет, я хочу попробовать на кусочек полиэтилена. От кулька. Я читала в газете, что сомы полиэтилен любят. Вроде бы, у них в брюхе куски полиэтилена находят. Один дядька прямо с борта теплохода сома поймал.
− Ишь, ты! Не, я о таком не слыхал. Ну, давай, экспериментируй − может, что и получится. Дай-ка я тебе грузило потяжелее прикреплю да глубину увеличу. Ну, с богом!
Братья устроились удить с носа, а Настя примостилась на корме. Нацепив на крючок кусок полиэтилена, она подвела его поближе к коряге, где вода была совсем черной, и стала ждать.
Ожидание затянулось надолго. Юрий с отцом то и дело вытаскивали из воды разнообразную рыбешку: в основном карпов да подлещиков, − а Настин поплавок застыл намертво.
− Настенька, давай я тебе насадку поменяю, брось ты свой полиэтилен, − убеждал ее дядя. − Ничего ты на него не поймаешь, только время зря потеряешь.
− А я никуда не спешу. − Настя, упрямо не сводила глаз со своего поплавка. − Буду ждать. А вдруг клюнет.
− Ты хоть пошевели удочкой, − посоветовал отец. − Поводи ею, может там, на дне кто и обратит внимание на твой полиэтилен.
Настя стала медленно перемещать удилище к коряге − и вдруг почувствовала, что леска напряглась. Она потянула удочку вверх, но та не поддалась.
− Ну вот, послушалась тебя! Наверно, зацепилась за корягу. Что теперь делать?
− Не страшно, сейчас освободим. − Юрий передал удочку брату и принялся водить Настиным удилищем взад-вперед. Леска как будто поддалась, но потом вновь так резко напряглась, что он едва не выпустил удилище из рук.
− Это Он! − севшим от волнения голосом прошептал Юрий, с трудом удерживая сильно изогнувшееся удилище. − Он, хозяин!
− Кто? − тоже шепотом воскликнули Настя с отцом.
− Сом. Или налим. Эх, леску бы потолще, как бы эту не порвал. Ты, Олег, бери сачок, а я попробую его вытащить, тебе, племяшка, самой не справиться.
И он стал медленно поднимать удилище. Сначала оно с натугой поддалось, но потом снова резко дернулось вниз, − Юрий даже схватил свободной рукой леску. − Силен, бродяга, − заметил он, − жалко будет, если упустим. Ну, Настасья, повезло тебе! Если добудем, это будет фурор.
Удилище с туго натянутой леской снова застыло − но глубина, на которой замерла рыбина, заметно уменьшилась. Немного передохнув, рыбак принялся осторожно подтягивать ее к лодке. Вот под водой показалось что-то темное и продолговатое, потом леску снова потянуло в глубину. Юрий дал слабину, выждал, затем продолжил свои маневры в надежде, что рыбина выдохнется и устанет. Так продолжалось с полчаса. Отец с дочкой, затаив дыхание, ожидали исхода.
− Опускай сачок! − вдруг страшным голосом закричал Юрий, приподняв удилище с вертикально натянутой леской. Из воды выглянула округлая темная голова с двумя усами по краям пасти. − Подводи под него, подводи! Давай, давай!
Он с натугой потянул вверх, и толстое туловище, похожее на небольшое бревно, плюхнулось в ловко подставленный сачок. Братья подняли его из воды и вывалили рыбину в лодку. Она некоторое время неподвижно лежала на боку, потом с силой ударила по дну широким хвостом, − да так, что лодка закачалась. Юрий, схватив весло, стукнул рыбину по голове. Настя ойкнула.
− Килограммов пять будет. − Довольный Юрий склонился над сомом. − Это тебе, Настя, подарок ко дню рождения от реки Оки. Вчера лес тебя одарил, а сегодня речка. Жареная сомятина − вкуснейший деликатес! Поплыли домой, порадуем семейство.
Во время праздничного застолья отец торжественно прочел стихотворение, сочиненное совместно с Галчонком, − к полному восторгу гостей:

ДОЧЕНЬКЕ

− Шестнадцать лет − какое чудо!
Мятежной юности расцвет.
Как хорошо проснуться утром
В шестнадцать лет! 

Еще не ведать власти страсти
И настоящих взрослых бед,
И ждать от жизни только счастья
В шестнадцать лет.

Здоровой будь, дочурка славная,
Живи на свете лет до ста,
Будь счастлива, ведь это главное.
Все остальное − суета.

Все бурно зааплодировали, а Настя кинулась целовать родителей, − она и не подозревала у них таких талантов. В этот момент ей позвонила по мобильнику Наталья. Поздравив подругу, Наташка загадочным тоном сообщила, что Настю в скором времени ждет большой сюрприз, − правда, не сказала какой.
− Замуж выходишь? − подколола ее Настя.
− Тю, да ты что? − засмеялась Наташка. − Сюрприз не мне, а тебе. Какое замуж − я на этом побережье просто засохла! Не с кем даже познакомиться, и маман хвостом ходит. На танцы в санаторий всего два раза сходила, так она и там дерево подпирала. Скорее бы домой, а то я здесь помру от скуки. А ты как?
− Отлично! Природа, рыбалка, грибы. Подарков мне надарили кучу − а впереди Питер. Сегодня сома поймала здоровенного.
− Сома? Сама? Ух, ты!
− Сама. Правда, вытаскивали его папа с дядей Юрой, я бы не справилась. Сейчас едим жареного. Вку-усный! Жирненький.
− Счастливая! Как бы мне хотелось быть с вами. Я так по тебе соскучилась!
− Ничего, уже недолго осталось. Через пару недель увидимся. Может, скажешь, что там за сюрприз? А то я теперь спать не буду.
− Не, не скажу, а то еще сорвется. Скоро сама увидишь. Ну пока, до встречи.
И Наташка отключилась. А Настя долго еще размышляла о загадочном сюрпризе. Но поскольку никакие продуктивные мысли в голову не лезли, она решила махнуть на него рукой: скорее всего, подруга ее попросту разыграла. С тем и отправилась спать.
На следующий день грибники вновь отправились на знакомую полянку дособирать оставшиеся грибы, даже Галчонок соблазнилась. Место отыскали быстро. Но к их великому огорчению полянка оказалась пустой: ни одного грибочка, даже самого маленького. − Вот кому-то повезло, − огорчилась Нина, − все обобрали подчистую, даже наши срезанные унесли. Надо было сразу вернуться, у меня сердце чуяло.
− Ничего, едем в сосняки, − утешил ее супруг. − Там сейчас маслят полно.
Действительно, между молодыми сосенками росло много маслят, чьи шляпки издали так смахивали на белый гриб. А подойдешь, наклонишься и видишь лаковую головку с прилипшими к ней сосновыми иголками. Неспешно переходя от одного деревца к другому, Настя за короткое время насобирала две корзины крупных грибов − все как на подбор чистенькие, без червоточин. Вдруг неподалеку послышался подозрительный треск и хрюканье. Настя испугалась. Приблизившись на цыпочках к Юрию, она шепотом сообщила ему о странных звуках. Тот остановился и прислушался. Хрюканье повторилось. Тогда дядя схватил Настю за руку, и приложив палец к губам, спешно повел к машине. Подозвав остальных грибников, он приказал:
− Быстро садимся. Кабаны!
И они резво покатили прочь: встреча с клыкастыми зверюгами могла окончиться плачевно − разъяренный кабан зверь умный и безжалостный.
Вечером всем семейством чистили собранных маслят: у каждого грибка нужно было подцепить липкую пленку и снять со шляпки. В итоге пальцы почернели, пришлось их оттирать пемзой. Галчонок долго сокрушалась об испорченном маникюре. Но зато прощальный ужин с зажаренными в сметане маслятами сгладил все негативные впечатления этого дня.


0
32
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Book24