Беседа в лучах заката

Автор:
Елена Глущенко
Беседа в лучах заката
Текст:

Женщины сидели у стола в вестибюле большого здания. Летнее солнце прощально алело за окном, уступая место вожделенной вечерней прохладе.

Марина Сергеевна разрезала маленьким ножиком яблоко, протянула половину своей гостье - Антонине Степановне. Мирное синхронное чавканье эхом понеслось по пустым бетонным коридорам здания биофака.

- Минут через двадцать надо будет идти к себе - сказала Антонина Степановна, выплюнув твёрдые яблочные шкурки в кулак - У тебя, Мариша, так хорошо! Не жарко совсем. Не то что у нас в этом новом здании - она кивнула в окно на соседнее строение факультета иностранных языков, где, как и собеседница, работала ночным сторожем.

- Так я ж и не гоню тебя, Тоня! Сиди хоть всю смену - мне веселей будет! Вот яблочками угощайся! Это ж с моей дачи; уже падают – женщина вздохнула - Мне ж то тут и поговорить не с кем... Вон разве что с этими - она указала рукой в угол, где стояла мышеловка, гостеприимно распахнувшая свою ненасытную пасть с куском твёрдого сыра в качестве приманки.

Антонина Степановна поёжилась:

- Ох и не люблю ж я их! У нас тоже шастают: Тишка завсегда мне хоть раз на смену притаскивает мыша. Вот, казалось бы: словил, то сядь и съешь! Так нет же! Мне волочит: на колбасу меняет, хитрец эдакий! Даже коты и те ушлыми сделались – покачала головой сторожиха - Вот уж время как меняет всех!

Женщины добродушно усмехнулись. Марина Сергеевна разрезала очередное яблоко, положила кусочек в рот и чуть скривилась:

- Это не совсем спелое - она вырезала середину с ещё беловатыми косточками, где была маленькая червоточинка. - Ишь, в самую середину залез! А вот на кожице и не увидишь ничего. Вроде яблоко ещё не созрело, а червь уже точит.

- Прямо как у людей: глядишь, человек ещё молодой совсем, не созревший, усы не отросли, как говорится, а червоточина в душе уже есть - поучительным тоном рассуждала Антонина Степановна.

- Да! Вон как наши студенты: зелень зеленью ещё, а жизнью душа так потрёпана, что... – женщина махнула рукой - Я ей говорю давеча: «Что ж ты, деточка, куришь-то? Тебе ж ещё парням нравиться надо да мамой стать предстоит - здоровье надо беречь». А она на меня смотрит.... И вижу я, Тоня, в глазах тех пустоту да печаль, словно думает: «Знала б ты, тётя, через что я уже прошла в этой жизни... сама б закурила...»

- Это точно! - грустно улыбнулась Антонина Степановна - Мы с тобой за полвека такого не нагляделись и не прошли через то, что знают наши студентки. Да и, слава Богу, конечно! У нас ценности в жизни другие были... – ворчала сторожиха - А теперь перешло всё на бабки. Кому сейчас люди - настоящие люди - нужны? У кого деньги есть, тот и правит бал – она вздохнула - Чёрная дыра в душе человека образовалась. Червь жадности, зависти сердце выгрызает. И затягивает в ту дыру всё подряд. И мало всего человеку... мало!

- Вот верно ты это говоришь, Тоня, про чёрную дыру – закивала собеседница - Тут недавно случай был кстати, может слышала про этого... главврачом работал во второй больнице – она прищёлкнула пальцами – Пампушкин, фамилия его! - вспомнила Марина Сергеевна.

- Нет, я его не знаю - Антонина Степановна как-то тяжело вздохнула - Вообще, вторую больницу обходить стороной стараюсь и всем советую. Там же рожала эта... Макарова из моего дома. У неё ребёнок еле выжил тогда.

- А, ты говорила что-то такое. И что с ним сейчас, с ребёночком?

- Ну, - развела руками сторожиха - пока диагноз точный не поставили - мал ещё совсем. А я смотрю, и мне это похоже... короче, неполноценным может вырасти.

- Ужас какой! – всплеснула руками Марина Сергеевна.

- Дай Бог, чтоб я ошибалась, конечно. Ладно. Так что там с Пампушкиным?

- Так вот - с энтузиазмом продолжила Марина Сергеевна - Он в тот день дежурил вроде как. Сейчас поймёшь. Привезли на скорой в больницу какого-то пацана лет 18-20-ти. Побитый сильно был. Ну, там неизвестно, кто и за что его так... Кровью истекал, без сознания был. В общем, ясно было, что у мальчика что-то серьёзное. Медсестра побежала звать Пампушкина, конечно же. И говорит ему: «Пойдите, посмотрите, там пациент тяжёлый прибыл.» А Пампушкин ей, мол: «…выясни сперва, кто он, и есть ли у него деньги при себе или с родственниками свяжись.» Ну, побежала сестричка выяснять. Ничего у пацана не нашла: видать, его ещё и ограбили. Вернулась снова к Пампушкину, опять просит осмотреть пациента: «Он же умрёт!» Тот снова её отослал что-то там выяснять. Ясно, что, если у мальчика нет денег, то, как его лечить, на что он лекарства купит? А вообще конечно, на кой чёрт этот пациент без денег Пампушкину нужен!

- Сволочь какая! - возмущалась Антонина Степановна - Да, сейчас везде такие вот... врачи! Слово-то какое! Раньше лекари, целители были. Теперь врачи, от слова «врать»! Вот начиная с клятвы Гиппократа и врут! И наверняка этот Пампушкин там со всех пациентов брал!

- Ясное дело! Зажрался он совсем! Да ты слушай дальше! - эмоционально махнула рукой Марина Сергеевна - Короче, пока то да сё, мальчик умер...

- Да ты что?! – у женщины даже кусок яблока из руки на стол выпал.

- Да, но это не конец! – эмоционально жестикулировала сторожиха - Медсестра снова пришла к Пампушкину уже с просьбой хоть зафиксировать смерть. Что ж делать? Тот пошёл, конечно... – прищурилась Марина Сергеевна - Я прямо вижу, как Пампушкин вот так весело по лестнице спускается, а в голове крутится что-то типа: нет человека - нет проблемы! - рассказчица саркастически улыбнулась - Подошёл он к покойнику...- она выдержала интригующую паузу - смотрит, а это - его сын!

- Да ну! - не в силах поверить, воскликнула Антонина Степановна.

- Да, Тоня... и такое бывает! – знающе закивала она - Пампушкин тут же умом и тронулся.

Пару минут женщины сидели молча.

- Вот тебе и чёрная дыра, которая затягивает в себя всё – нарушила тишину Антонина Степановна - Потому как человек - ненасытная тварь по природе своей! ...Жаль пацана, конечно - сочувственно вздохнула она.

- А я и не пойму, жаль мне его или нет – пожала плечами Марина Сергеевна - У такого отца, как Пампушкин, какой сын мог быть? Яблочко от яблоньки же не далеко падает. Да и не думаю, что это первый пациент у Пампушкина, который вот так умер – она многозначительно посмотрела на коллегу - Может, это и есть торжество высшей справедливости?

- Чего-то злая ты какая-то сегодня, Марина - удивилась немного Антонина Степановна.

- Может и злая – тяжело вздохнула сторожиха - Только вот как про ребёночка Макаровой вспомню...

- Это да...

Женщины сидели в полной тишине, а последние лучи заката золотили кучку огрызков на столе...

- Пойду я! Страшилок наслушалась, яблок накушалась! - улыбнувшись, встала из-за столика Антонина Степановна.

- Спокойного дежурства!

- Тебе того же! - Антонина Степановна обернулась, уже чуть отойдя от двери биофака - Нет, Мариша, ты не злая. Просто... - она улыбнулась - Да ну их всех этих «Пампушкиных» и им подобных! А яблочки твои замечательные!

----------

от автора: история, рассказанная героиней, реально произошла на днях в одной из больниц. Конечно, фамилии и др. изменены.

для «Кругов на воде», тема "Яблоко".

июль. 2012 г.

Другие работы автора:
+4
42
09:17
История, конечно, ужасная, но написана великолепно. Такая уютно-задушевная обстановка, и яблоки так к месту. Реализьм!
Автору аплодисменты! bravo
11:58
+1
Благодарю angel
20:36
+1
Да, ужасная историю. В смысле, не как написано, а сама ситуация. К сожалению, так в жизни бывает. И правильно говорят, что рано или поздно человек будет наказан за свои проступки и грехи. И неизвестно, какое будет наказание. А вот это, наверное, самое ужасное, узнать, что не помог своему ребёнку.
Вот и пишем, чтоб задумывались хотя бы.
Спасибо, что читаете меня :)
21:53
+1
Вот она, изнанка современного мира… История в истории. Как ни прискорбно сознавать, но среди коллег есть и лекари с целителями, есть замечательные врачи, а есть и такие, которые от слова «врать». Не думаю, что это проблема сугубо современного общества. Иное дело — масштабы. И это касается не только медицины, но и иных сфер деятельности человека.
Хорошо написано, трогательно, поучительно.
Спасибо.
Тема эта действительно глобальная. И касается на сегодня всех сфер жизни…
Загрузка...
Book24