Небо Лондона. Звезделка.

Автор:
Елена Глущенко
Небо Лондона. Звезделка.
Текст:

- О! Лоли! Погляди, кого к нам нелёгкая, в смысле, его нелёгкая походка, занесла! Ну, заносит его: хромой потому что. Это ж — Клим Галимов, сосед наш, собственной персоной. Ну, проходи, Клим Петрович, садись, садись к Лоли поближе.

- А?! Чё говоришь, Авдотья Макаровна? Клали поближе? Кого клали поближе ко мне?

- Ох и шустрый же ты, старый хрен! Уже тебе бы и поклали такую ягодку! Так - глухой, а своего не упустит. Ты лучше, Клим Петрович, нам бы чё рассказал. Говорить у тебя лучше получается, чем слушать. Пока Кира Никифоровна в отключке - ну, ключи от квартиры под скамейкой пока ищет и не дудит в саксофон. Ты б нам рассказал, как там твоя сестра поживает. Давненько я её у тебя не видела.

- Сестра? А чё, сестра? Была давеча. Одна она. От ведь... уже, поди, годков десять, как одна. Как её третий муж повесился, так с тех пор никто замуж не берёт. Хотя, не дай бог ей еще кого-то. Хватит. От тех тошнило от всех... меня. Вот и тебя, Авдотья Макаровна, как её мужей вспомнишь, тоже, я так понимаю. Я же вижу по глазам, тебя же тошнит!

- И не говори! Которого б ни вспомнила – от всех тошнит.

- Да… Только я ж ей всё время говорю: в жизни не знаешь, где найдешь, где потеряешь. На каком-то этапе потеряешь, а зато завтра приобретешь, и как следует! Но сейчас-то ей, сестре моей, уже семьдесят. А молодая была — красивая... Ух! Только с мужьями не везло: все трое с собой покончили. Да...

- Знаю. Ой, горе-горе! А чего ж они все так?

- Так, красивая была, говорю. Вот посмотрит на неё муж спросонья: такая красивая, аж жить не хочется!

- Ну, ты и байкер, однако!

- А чего это он байкер, Авдотья Макаровна? Мопед-то его в сарае, небось, уже годков тридцать назад проржавел.

- Э-э, Лоли! Молодая ты ещё! Байкер — это тот, кто байки рассказывает, а не на мопеде мотается. На мопеде — это мопедист... не! Мопёдчик!

- Где лётчик?!

- Спи, спи, Алефтина Михайловна! Наверно опять приснилось небо Лондона.

+2
58
Виктория Миш №1

Другие публикации