Изолированная система (2/2)

Автор:
Мария Арика Петрова
Изолированная система (2/2)
Аннотация:
Очень странный рассказ, писался к БС, но мне он вообще никак не нравится, кручу-верчу, никак понять не могу, что же с ним не так конкретно, и можно ли вообще сделать, чтобы было так.
Критика приветствуется.
Текст:

6

Пробраться к обрушенным этажам оказалось проще, чем Андрей думал. Путь им преграждала лишь жёлтая лента, обвивающая лестничный пролёт. Яночка нагнулась и легко пролезла. Андрей медлил. Идти наверх к разрушенным этажам совсем небезопасно. Конечно, спасатели частично расчистили завалы, а кое-где наверняка кинули мостики поверх проваливающегося пола, но это не значит, что можно вот так просто пойти туда.

По дороге Андрей снова и снова пытался образумить свою возлюбленную, но та только отмахивалась, убеждая, что ничего страшного не случится. И мужчина даже верил ей до тех пор, пока не увидел как лестница кончается торчащей арматурой, а перила обрываются, выгибаясь дугой словно ощетинившаяся кошка. Под ногами опасно заскрипело, затрещало, Андрей так и не смог заставить себя сойти с последней ступеньки, шагнуть на хлипкие строительные мостки.

Его Яночка между тем ускакала уже очень далеко, можно было только слышать отзвук её шагов где-то внутри темноты. Девушка подсвечивала себе дорогу фонариком гаджета и действительно любовалась развалинами, как прочие любуются картинами, слушала скрип болтающихся на ветру обломков, как музыку в зале консерватории.

Оставшись ждать, Андрей опасливо поглядывал на обнажившийся срез здания, выдававшийся спешность строителей и желание сэкономить подрядчиков. Чего только стоила гофрированная труба вентиляции, упиравшаяся в стальную опору. Наверняка, на этом этаже всё время было жутко душно и нечем дышать, но при строительстве всем на это было наплевать.

Яночка вскрикнула и затихла. Вырванный криком из своих мыслей, Андрей даже не пытался кинуться на помощь, только попятился, на случай если здание начнёт рушиться опять. Задержал дыхание и стал вслушиваться в тягучую пустоту развалин, но шум неспящего города не давал разобрать ничего. Шагов Яночки тоже было не слышно.

Постояв так какое-то время, Андрей уже представлял в голове разговор со службой спасения, и то как он, взрослый мужик и начальник отдела, будет оправдываясь отвечать на вопрос, какого чёрта ему тут понадобилось. Накручивая сам себя, он начал немного паниковать и даже не сразу услышал, как сзади к нему подошла Яночка.

Девушка легонько подула Андрею на шею, и он запищал как напуганный котёнок.

— Там с другой стороны лестничная площадка тоже цела оказывается.

— Ты чего кричала там? — голос Андрея звучал хрипло и потерянно.

— Оступилась, ничего страшного.

Опёршись на перила, Яночка ещё раз обвела взглядом развалины. Она наслаждалась видом, явно не спеша уходить, хотя Андрею вся эта затея стояла уже поперёк горла, у него вырвался усталый вздох, когда девушка опять начала говорить, не спеша растягивая слова, словно любуясь сказанным.

— Спроси любого ребёнка, не важно с верхних этажей он будет или с нижних, кем он станет, когда вырастет, и он ответит тебе — начальником. И не важно каким, начальником и всё тут. Это уже потом, взрослея, он начнёт понимать, что все начальниками быть не могут, а могут только те, кому на роду написано или жутко повезло…— Давай ты дома договоришь, мне здесь не нравится, — честно признался Андрей, не понимая, к чему Яна вообще затеяла этот разговор, молчаливой или кокетливой она нравилась ему гораздо больше, а сейчас задумала грузить, стоя на обдуваемой всеми ветрами лестнице.

— Да я просто рада, Андрей, — девушка улыбнулась и начала спускаться, — Я ведь тоже мечтала стать начальником. А уже когда поняла. что не суждено начала мечтать просто жить как все здесь… повыше. Найти мужа с хорошей работой, купить квартиру… Я теперь могу с поднятой головой ходить на встречи одноклассников!

— Какие одноклассники, ты о чём?

Вот они минули растянутую трагическую жёлтую ленту, вот уже снова оказались внутри целой части небоскрёба и узкими коридорами направились в сторону навесного перехода, тонким мостом натянутого между зданиями. Яночка всё улыбалась, предвкушая своё сладкое будущее, ей казалось, она наконец нашла всё, к чему так долго стремилась. Шла впереди всю дорогу, а у самой квартиры вдруг развернулась к Андрею, повисла у него на шее и прошептала:

— Я точно не окажусь в том списке, знаешь почему? Потому что я лучше всех поняла правила этого города: стремись наверх и не мешай естественному ходу вещей. Если чувствуешь ступеньку, чтобы встать повыше — вставай скорей, если видишь, что что-то скоро разрушится — не пытайся спасти, а найди в этом свою выгоду.

7

С тех пор Яночка просто расцвела на радость Андрею. Он баловал её новыми платьями и новыми украшениями, в квартире появились игрушки и детская одежда. Жизнь наполнялась и обретала смысл, солнечные зайчики прыгали уже не только в окнах города, но и в глазах Андрея. Зайчики мешали ему уже даже видеть документы, которые он подписывал день за днём, не разбирая текст.

По вечерам после работы влюблённые часто сидели в кафе неподалёку. До официальной свадебной церемонии оставалось совсем немного.

Живот Яночки уже отчетливо прорисовывался под тонкой летящей блузкой. Андрею возлюбленная теперь казалась ещё желанней, чем прежде. В глазах девушки горел огонёк зародившейся внутри неё новой жизни, фигура стала округлей, и ничего, что ноги чуть распухли и не влазили в новые туфли, он купит ей другие. Хоть прямо сейчас!

— Я, наверно, жутко выгляжу сегодня, прости, ты знаешь, это всё из-за моего положения, а ещё мне ужасно хочется пить! Могу я заказать вина? — Яночка устало вздохнула и Андрей почувствовал, что не в силах отказать этой женщине ни в чём.

— Вчера ещё одно рухнуло, говорят, две сотни погибших и ещё столько же пропавших без вести, — девушка подождала, пока официант наполнит бокал вином, и продолжила, — Говорят, кто-то из нашего отдела был там. Совпадение?

Но Андрей не верил в совпадения и прочие бестелесные и бездоказательные сущности. Он верил в то, что скоро получит повышение, нужно только продолжать давать ход нужным бумажкам, а ненужные — складывать в левый угол стола. Когда-нибудь он сам сможет решать, каким документам с какой стороны следует лежать, а сейчас всё что от него требуется — не задавать лишних вопросов, просто делать как положено. Вот как его будущая жена принесет ему, как положит на стол, так и делать.

Прикончив залпом напиток, Яночка вдруг покраснела и произнесла смущённо:

— Я отлучусь на минуточку, не скучай.

Чмокнула Андрея в нос и убежала в сторону туалета.

А по новостному экрану вновь поползли бесконечные списки жертв, а следом за ними такие же списки ответственных, которых обязательно накажут по всей строгости, скорей всего. Но всем сидящим в кафе было на эти имена и фамилии совершенно наплевать, их собственная жизнь проходила здесь и сейчас.

Молодые люди толпились у прилавков со свежими гаджетами, ещё горячими, прямо с конвейера, девушки собрались стайкой у стойки с рекламой недавно разработанной вакцины молодости, а те посетители, что постарше, сидели парочками, как Андрей с Яночкой, наслаждаясь друг другом и вкусной едой.

В момент всю эту идиллию современной жизни разрушил грохот, скрежет, а затем вой сирены. Официанты побросали меню и подносы там, где стояли и метнулись к выходам. Продавцы в суматохе похватали самые ценные товары, некоторые прямо из рук ошеломлённых покупателей, и тоже дали дёру. Мгновение и обслуживающий персонал как ветром сдуло. Краем глаза Андрей заметил, как какой-то мужчина в форме охранника отпихнул парочку молодых людей от лифта, чтобы влезть самому, а затем кабина скрылась в пыли и дыме.

Всё случилось очень быстро. Никакой замедленной съемки, как это показывают в кино, не было. Но Андрей понял, что произошло: прямо сейчас он увидел своё имя в том длинном списке ежедневных жертв. А рядом имя Яночки. И вычеркнуть бы их оба, бросившись к женскому туалету, но он совсем в другой стороне от запасного выхода.

Выбор для Андрея был очевиден: диким зверем он побежал к спасительному зелёному огоньку “Выход”, что маяком разрезал густой и тёмный воздух, которым уже было совершенно невозможно дышать. Дым рвал легкие, пыль царапала нос и губы. Андрей распахнул наконец дверь. А там столпотворение. И все мешаются, путаются под ногами.

Имя Андрея всё ещё в списке, он чувствует это так ясно, как не чувствовал ещё ничего прежде.

Вздохнув наконец чистого воздуха, мужчина бросился вниз по лестнице, и не волновали его те, кто попадался на пути. Это всё имена, просто буквы в длинном списке. Главное не стать одним из них, а если у них не хватает духу дать отпор, бороться, чтобы выбраться, если они остаются лежать, растоптанные паникой, если их сдавленные толпой ребра разрывают лёгкие, значит такова их судьба. И задача Андрея — не разделить её. И как ни жаль ему было Яночку, но сейчас он ей не помощник, а если выберется, то обязательно оплачет её, увидев имя любимой в той самой новостной сводке.

Андрей не знал тогда ещё, что Яночка одной с ним породы, её тяга к жизни так же точно велика. Обрушение этажа застало Яну в туалете, дверь то ли завалило, то ли заклинило, запирая женщин и девушек в ловушке. И если бы хоть кто-то помог им открыться с той стороны… Но Яночка бросилась на пролом, локтями она распихала всех остальных по углам, визгами вопрошала: “Да вы знаете, кто мой жених?!”, уговаривала дверь поддаться, тянула ручку на себя, потом от себя. Билась плечом, разбивая озлобленно новенькие импланты-суставы, у которых даже ещё сохранилась гарантия. Яночка, как попавшая в сети рыбёшка, била хвостом, раздувала жабры, и пыталась выбраться, но только сильней калечила себя. Однако пробив путь к двери в углу комнаты, она спасла себе жизнь. Когда всё рухнуло, только дверной косяк и пятачок пола вокруг удержались. И Яночка оказалась как раз там где надо. Весь остальной этаж вместе с туалетом, кафе, магазинами и замешкавшимися, запертыми посетителями рухнул вниз.

Возможно, город действительно любил Яночку, как она и думала, и только потому не стал лишать её жизни.

Женщина потеряла сознание.

8

Отдышался Андрей только тогда, когда всё вокруг внезапно затихло, а затем вдруг разразилось сиренами и плачем. Пожарные, спасатели и врачи начали выкорчевывать из завалов людей. Кого целиком, кого по частям. Самому Андрею помощь не требовалась, но настырная медсестра всё же всучила ему кислородную маску и плед. И убежала затем куда-то в сторону криков.

Кричали вокруг много, взрослые и дети. Слышались обрывки разговоров: кто-то сумел дозвониться до запертых развалинами людей. Андрей понял, что вдобавок к обрушению что-то загорелось, и оставленные им позади люди рискуют задохнуться, не дождавшись спасателей, и про себя ещё раз облегчённо подумал, что принял верное решение — бежать несмотря ни на что.

Оглушённый криками и паникой, Андрей забился в угол, у самого перехода, стараясь не мешаться. А из окон соседних зданий уже выглядывали любопытные лица с камерами на изготовку, но многие тут же разочарованно прятались обратно: обрушился всего-то один этаж, ничего интересного.

Зачем-то Андрей провожал взглядом каждые носилки, зачем-то дождался почти до конца спасательной операции, которая длилась несколько долгих часов. Плед и маску давно уже забрали, а мужчина всё так же сидел, тупо глядя на развалины с безопасного расстояния. Конечно, он надеялся увидеть возлюбленную. Узнать, жива она или мертва. Неизвестность и ожидание сдавливали грудь тисками.Минуты тянулись бесконечно, секунды длились вечность, казалось, что вопреки всем законам физики времени не существует, а есть лишь одно бесконечное сейчас.

Вынесли Яночку одной из последних. Всю чёрную, сперва Андрей даже не понял, что это его прекрасная половинка. Он бросился к носилкам, увидев на почерневших от копоти ногах знакомые туфли. Один бок женщины был словно раздавлен огромной дробилкой, а из лица торчали оплавившиеся нити, тащя за собой слезшую волдырями от жара кожу. Но она дышала, была жива.

— Вы родственник? — спросил один из спасателей ошалевшего от такой безобразной картины Андрея.

— Нет. Показалось.

Соврал. Эта изуродованная женщина точно была Яночкой, но вовсе не его любимой нимфой, а какой-то страшной ведьмой, изъеденной проклятьем. И не нужно было получать медицинское образование, чтобы понять, ребёнок не выжил. Обременять себя тем, что осталось от Яночки не имело никакого смысла. Это было бы попросту глупо.

Андрей проводил машину скорой помощи взглядом и направился домой.

9

Крутанувшись в кресле, Андрей повернулся к окну, чтобы поглядеть с высоты своего кабинета, как зажигаются огни посеревшего, утратившего цвет и контраст города. Разбуженные опустившимся сумерками угрюмые фонари, подобно умершим столетия назад звёздам, загорались неуютным холодным светом.

Соседние здания дышали уже окна в окна и не собирались останавливаться на достигнутом. А как раз в это время можно застать как ночная строительная бригада заменяет дневную. Оборудование на стройке не выключается ни на минуту. Даже то здание, что отобрало красоту Яны, уже оправилось, спрятало шрамы за свежим сайдингом и жило как раньше.

— Правда, красиво? — воробьиным чириканьем зазвучал голос где-то за спиной Андрея.

Мужчина вздрогнул, вспомнив что-то из прошлого, и повернулся. В дверях стояла Риточка. Красивая, высокая, статная и очень милая девушка. Новый инспектор по безопасности. Официально временная замена Яны, но все, и Андрей в том числе, знали, что увольнение Яночки не за горами, просто нужно дождаться, когда она выйдет с больничного. Указ уже подписан и лежит в правом ящике стола.

— Андрей Васильевич, тут всё как обычно, можете не перепроверять, я уже всё рассортировала как надо. Акты прикрепила, они только с печати, — Риточка лебедем проплыла по кабинету и положила документы на стол.

— У вас пуговица на блузке расстегнулась.

— Правда что ли?

Смущенно опустив взгляд, девушка заправила за ушко прядь волос и застегнула блузку. Тихонько засмеявшись она подмигнула Андрею и хотела выйти, но в дверях столкнулась с кем-то, ойкнула и брезгливо прижав руки к груди, так чтобы случайно не задеть посетителя, выскочила прочь.

В кабинет вошла старуха. Завёрнутая в огромное пончо, она придерживала край одежды, стыдливо прикрывая дешёвый протез, торчащий вместо одной из рук. Лицо её закрывала пластиковая маска, обнажающая по краям розовато-красную раздражённую кожу.

— Яна Николаевна… — обратился Андрей почему-то по имени-отчеству, чуть хрипя от того, что горечь сдавила горло.

Это их первая встреча с того дня. Андрей вовсе не желал бы видеть Яночку, потому не приходил в больницу ни разу. Смотреть на то что осталось от прежней красотки было неприятно и даже отвратительно.

Бросив гневный взгляд, женщина сорвала с пальца здоровой кисти кольцо и, вместо слов, бросила его в сторону Андрея. И сразу вышла, хлопнув дверью.

Кольцо попало прямо в одну из стопок, разметав её. Андрей поднял отвергнутый подарок, обтёр его об штанину и спрятал в карман.

Разлетевшиеся бумаги перемешались на столе. Бесконечные разрешения на строительство, акты ввода в эксплуатацию, документы об инвентаризации и прочее, прочее, прочее. Всё аккуратно подписано Риточкой и сложено в нужном порядке: в правой стопке бумаги, которые нужно утвердить, а в левой — на отказ.

“Всё точно так же, как и тогда, когда здесь была Яна. Только подпись сменилась.”

И словно в первый раз, Андрей взял в руки документы и пробежался по ним взглядом, чувствуя, как ком в горле становится всё тяжелей, норовя сорваться и упасть в желудок, вызывая тошноту и головокружение.

Сперва потянулся он к правой стопке и, пролистав пару страниц, нашёл столько нарушений, сколько ещё нужно постараться допустить при строительстве. Подрядчик сэкономил на всём: даже арматуру закупил не новую, а бывшую в употреблении. И не стесняясь инспектор по безопасности Рита Жаковина поставила под этим всем безобразием свою подпись, заверив, что все документы в порядке.

В левой стопке всё оказалось так же ужасно, отличие было лишь в том, что хозяева строящихся объектов, видимо, недостаточно дали на лапу.

И не было для Андрея ничего удивительного или сакрального в том, что изъеденный порождением уродливой человеческой натуры — коррупцией, город подкашивался и обрушался на головы людей из бесконечного списка жертв. Все эти небоскрёбы, сводящие с ума высотой, складываются под собственной тяжестью или моментально вспыхивают, поддерживая пламя изнутри некачественным, но зато дешёвым утеплителем.

И раньше Андрею это всё казалось каким-то неважным, само собой разумеющимся. Ставишь подпись, печать и всё, ничего тут от тебя всё равно не зависит. Его отец так жил, и дед. Чем меньше задаёшь вопросов, тем больше шанс получить повышение.

Только сейчас Андрей вдруг увидел то, что всегда было перед его носом. Понял связь между этими бумагами и бесконечным списком в новостях. А он, сам Андрей, как ни крути должен подписать все эти документы. Точней, только половину из них или около того, чтобы обеспечить себе и всей городской администрации чёрную часть заработной платы.

И вдруг в кабинете стало душно, лёгким никак не хватало воздуха.

С отвращением Андрей скинул бумаги на пол. И хотел было уйти не оглядываясь, но вспомнил… Открыл ящик стола, бережно достал приказ на увольнение Яны Метелёвой, не подписывая сложил его вдвое, спрятав в сгибе кольцо.

Вором он прокрался в кабинет инспектора по безопасности, положил приказ в коробку с собранными вещами Яночки и так же тихо вышел из офиса, не попавшись никому на глаза.

10

Шум города — бесконечный, бесконтрольный поток информации, затеряться или забыться в котором легче лёгкого. И чем ниже твой этаж, тем больше шанс вовсе раствориться без следа.

Вновь Андрея встречает заспанный, завёрнутый в выхлопные газы пейзаж, угрюмо глядящий на него сквозь витрину ставшего родным магазина. И покупатели, плотным потоком проходящие мимо, хватающие новую модель всё того же гаджета…

Дни потянулись один за другим, совершенно одинаковые и пустые. Желания, мечты и стремления Андрей оставил где-то позади, не вспоминая даже, были ли они у него когда-то.

Мрачно следил он за тёмной полосой внизу экрана, беспрестанно транслирующей список. И хотел бы запомнить его целиком, чтобы хоть как-то искупить вину, что подкатывала каждый раз, когда в конце появлялись всё новые и новые имена. Но это было невозможно, как было невозможно не быть частью всего этого. Андрей думал, что сбежав из офиса сбежит от всего, но каждый раз во время новостной сводки, сообщающей об очередном разрушенном небоскрёбе, видел свою печать и подпись, стоящие внизу документа, разрешающему этому зданию обзавестись ещё одним этажом. Видел свою подпись под каждым именем в списке погибших и пропавших без вести.

Андрей продал их с Яночкой квартиру, отправив бывшей невесте часть вырученных средств, надеясь, что они помогут оплатить ей хоть часть операций. Спустился жить вниз и всё равно вздрагивал при любом шорохе или треске. И каждый раз в этот момент видел он как сам становится жертвой в длинном списке под которым сам же и расписался, разрешая убить.

А город продолжал расти вверх, чтобы упасть, а затем стать ещё выше и, достигнув поднебесья, обрушиться на горожан вновь, и начать всё сначала.

Другие работы автора:
+1
33
09:00
Мне понравилось. Хотя надо бы вычитать и подправить (особенно запятые). И ещё показалось немного сумбурным. Хотя это вполне может сойти за «так и надо» smile
Но безусловно, что-то в этом тексте есть цепляющее.
Загрузка...
Book24