Дневники одной умной собачки

Автор:
Алевтина
Дневники одной умной собачки
Аннотация:
О братьях меньших, но не менее умных)
Текст:

------

Шлеп! Бум!
- Ха, я предупреждала!
Ну и братец у меня! Любит играть, но всегда проигрывает. Он такой добрый растяпа…

------

О, пришли эти люди. Они уже были у нас. Мама показала, что их не нужно бояться.
Поиграем!?
Ой, как прикольно девочка щекотит меня за живот! И слово такое интересное говорит – пузико! Ну, пузико, так пузико. Да, еще давай, щекоти! Ха-ха!

------

Снова пришли. Стоят в пороге, не заходят. Что-то напряженное появилось в атмосфере и маму зачем-то закрыли в соседней комнате.
- Эй, народ! Чего тут происходит?! Куда вы меня несете?
Я впервые вышла на улицу. Ну… что вам сказать – темно и холодно. Люди, которые приходили, укутали меня в странно пахнущий предмет. Говорят, старая шапка, потому что зима. Наверное, это такое приключение…
Мы пришли в другой дом. Они сказали, что теперь он тоже мой.
- Але! Я вообще-то не собиралась никуда. Я хочу назад, к маме!
Где мой теплый розовый пупырышек, откуда течет такое вкусное молочко!?
Поставили миску, говорят, кушай. А оно только по цвету похоже.
- Где мое молоко!? МОЕ!?

------

Это проблема! Самая реальная!!!
Наступила ночь, а они закрыли дверь в спальню!
Не, ну вы совсем! Мало того, что отняли меня у мамки, так в кровать не пускаете!
- Ау…. Ау…..
О! Пришла! С ней у меня лучше всего договориться получается. Она понимает, что мне скучно и нужен тепленький бочок. Ну, давай ложись. Я ряяяядышком. Воооот!

------

На третий день поняли, что мои скорбные песни по ночам они могут прекратить только когда я у них в кровати. Слава собачьим Богам! Дошло.

------

Походу, это теперь мой дом. Назад меня не уносят.
Они, в принципе, нормальные. Но скучаю по братику и маме!

------

В доме, кроме меня, живут трое - Моя, Бог и Девочка. Та, которая щекотала меня за пузико. И сейчас тоже щекотит. Видно ей это нравится. Мне, в целом, тоже.
С Девочкой, вообще, очень приятно. Какое-то родство с ней ощущается, что ли?
Моя – это та, что дает мне кушать, моет и расчесывает. Страшно не люблю мыться. Чихаю потом и пахну противно – шампунем. А они странные, когда я начинаю вкусно источать свой неповторимый аромат – говорят: «Фу, вонючка». Правда, все равно целуются. Но сразу тащат в ванную. Называют это «купаться». Терпеть ненавижу купаться!
Бог – очень большой. Пока побаиваюсь. Контакт не наведен. Когда он что-то говорит, все сразу начинают делать, что он говорит. Буду подстраиваться, а что делать?

------

- Гретхен!
Будь здорова, дорогая, ты чихнула. Моя все время произносит это слово. Когда я сделаю лужицу – грозно чихает «Гретхен!» Когда гладит меня – «Гретуся, Гретта…» Им нравится это слово. Ну и ладно, нравится, пусть.
Сегодня после «Гретуся» пришла и повиляла хвостом. Моя так радовалась! Расцеловала всю, еле выбралась! А потом угостила таким вкусным чем-то! Говорит, это мяско. Завтра снова попробую прийти. Мяско этого стоит!

------

Я поняла! Гретхен – это они решили, что меня так зовут.
Оп-ля!
Глупые, меня зовут Гав-гав-гаааав-ггггав! А они заладили на все лады Гретта, Гретта. Ладно, разберемся. Мне не сложно отзываться на это глупое имя.

------

Нашла подругу. Напротив живет, Жуля. Прекрасная собеседница! Только шифруется зачем-то. Сказала мне, чтобы мы на людях делали вид, что страшно друг другу не нравимся. Ей это нужно…
Зачем – ума не приложу. Но ладно. Теперь говорим нормально, когда дома никого нет. А так лаемся. Все верят и быстро хватают на руки.

------

Люди разложили во всех комнатах странные белые полотна. Я очень осторожно теперь хожу. Стараюсь не задеть. Они таки прекрасные! Их называют пеленки! Иногда люди берут меня на руки, ставят на полотно и говорят много-много слов. Из которых я половину не понимаю.
Понимаю только, что они чего-то хотя от меня. И от полотна.
Но, я стараюсь их обходить. Не трогать их прекрасную чистую белизну.

------

Сегодня ругали.
И, главное, за что!?
Мне захотелось сделать лужицу – вполне естественно, не правда ли? А перед дверью лежит такой прекрасный коричневый коврик, на который, если пописять – ничего не видно! Я же девочка, люблю, чтоб чики-пики, никаких следов! А они ругаться давай!
Моя все время грозно говорила «Гретхен»!
Я кстати, разобралась, когда она говорит «Гретуся» - это значит все хорошо. Но, если «Гретхен» - это значит, она вычихивает свою злость на меня. Типа, я натворила что-то.
Та ладно! Что я натворить могу? Я ж все любя…

------

Снова о полотнах.
Я великий художник! Честно, не знала!
Сегодня случилось невероятное!
Меня снова поставили на белоснежное полотно и снова говорили много слов. А мне так приспичило – не удержаться. Присела.
О, Боже, на полотне расплылось желтое пятно!
Я испортила такую вещь!
А они стали хвалить целовать и тискать! Угостили мяском!
Значит, им нравится, когда полотна покрываются прекрасными желтыми лужицами! Я гениально рисую!

------
Я все поняла, теперь – только на полотна! Мои картины потом продадут за бешенные деньги! Главное, правильно выбирать ракурс, говорят… Пойду снова попробую.

------

Сегодня Бог разговаривал со мной!
Взял на руки, трепал за ухом…
Оказывается, он очень даже ничего. Правда, редко называет меня по имени. Говорит, что я пенсия. Интересно, а что это? Но, он так ласково это произносит…
- Пенсия, иди сюда!
Я вскакиваю к нему на диван. Он тетшкается, и дает мне кусочек мяска!
Значит, пенсия – это классно!

------

Ночь – это время для размышлений.
Никак не могу определиться с какой стороны хочу спать. Зайду справа, Моя приподнимает одеяло. Я туда в норку юрк.
Не. Не то. Вылажу.
Захожу слева. Снова прошу Мою впустить под одеяло. Нежно так прошу, по плечику лапкой. Она пускает. Я мощусь, мощусь – нет, снова не то.
Пойду перекушу.
Прихожу.
Прошусь опять слева. Моя сонная уже, смешная такая, одеяло справа поднимает. Ну разве не видно где я? Перелажу через нее. И так аккуратненько, за спинку, мол, давай, запускай. А она мычит чего-то в подушку.
О! Забыла! Я ж после еды водички не попила. Пойду попью.
Напилась, сходила, раскрасила белое полотно новой желтой лужицей.
Тишина такая…
Надо бы поспать…
Прихожу на кровать. Захожу справа…
А тут Бог как рявкнет: «Гретхен, угомонись!»
Когда он так рычит, я предпочитаю слиться с поверхностью кверху брюхом. Или быстренько улизнуть. Так куда ночью-то улизывать с теплой кровати?
Наконец-то Моя додумалась! Взяла меня, утолкла под бок и одеялком накрыла. Вот! Теперь то.
Ай! Ухо чешется!
А теперь второе!
Опять не то!
Я так разнервничалась, что снова выползла из-под укрытия. Бог тут же заграбастал меня, засунул под свое одеяло.
О! То!
Заснула в секунде!
У Бога за пазухой!

------

У нас есть такое место, где люди делают самое для меня интересное!
Сначала они долго гремят такими железными штуками на кухне, и начинает очень вкусно пахнуть. Потом достают такие круглые плоские штуки и вкуснятину делят на части. И едят…
Я прямо не могу, когда они это делают! Я тоже хочу!
Научилась садиться на задние лапы и передними часто-быстро махать. Залажу на диван, сажусь – так лучше видно, что они такое ароматное поглощают. А передние лапы как-то сами туда-сюда, туда-сюда.
Им понравилось, они рассмеялись, и Моя угостила меня мяском.
Ага!
Если сесть и помахать – дают вкусняшку.
Ясненько.

------

Поняла, как они называют место, где едят. Стол.
Я люблю стол. Там так часто бывает вкусное…
Сегодня все ушли, и я решила исследовать стол получше.
Ха!
Прянички!
Не мяско, конечно, но тоже можно.
Вкусно только когда сверху откусываешь. Сладенькое. Дальше – не вкусно.
Я полакомилась вдоволь!
А они пришли и ругались!
Моя говорила: «Гретхен, ай-яй!» И еще самые страшные для меня слова: «Это кто сделал?»
В смысле кто? Я, конечно!
Чего шуму-то столько?
Я же ела, как вы!
Правда, на столе, а не за столом. Но я же маленькая, мне не достать иначе.
Сказали, что я настоящая украинская собака – «шо не з’їм, то понадкусюю». Странно, всегда думала, что Йорк – английская порода.

------

Вчера Моя купила босоножки. Красовалась перед зеркалом. Примеряла с разными нарядами. Потом разулась, сказала, что правый немного трет. И ногу так сжала...
Как мне стало ее жалко!
Я возненавидела эти босоножки!
И как только осталась в одиночестве – тут же отомстила за хозяйку!
Я грызла его, правый ненавистный босоножек, пока не разодрала в клочья!
Как же я устала! Но Моя теперь не будет так жалобно сжимать себя за ступню!
Пришли.
Снова-здорова!
Опять: «Кто это сделал»?» и «Ах ты зараза!»
В смысле? Это я зараза?
Вместо похвалить за спасение ноги – отругали и не гладили весь вечер.
Люди, я вас не понимаю…

------

Сегодня приходили ТЕ. Я не точно не знаю, как это выразить, но пахли они чем-то таким близким и родным. В памяти всплывали отрывки…
Они сказали, что я молодец и очень похожа на мамку.
Что такое мамка?
Но они мне так понравились, я аж подпустила лужицу при встрече. Со мной такого не случалось раньше…

------

Я осталась с Девочкой. Моя и Бог куда-то свинтили с утра пораньше. Кто это встает и уходит до 11 утра – не понимаю. Утром – самое сладкое время поваляться. Просыпаюсь я рано, но валяюсь до полудня. Прочла, что это признак аристократии. Что такое аристократия – не знаю. Но звучит торжественно.
Девочка сладко спала.
Прилегла к ней. Она сквозь сон меня погладила по пузику. Какое-то родство с ней ощущается, что ли? Или я уже это говорила…

------

Сегодня Бог был веселый!
Такое случается не часто. Он такой серьезный. Оно и правильно, чего Богам верещать и прыгать.
А сегодня – скакали все вместе! Вернее скакали Девочка, Моя и я.
Но хохотали и веселились все!
Бог меня угощал чем-то прикольным. Капнул на ладонь пахучей жидкости. Я лизнула. Сладко! Вкусно!
Он так посмотрел на меня странно. Говорит, что у меня хороший вкус, я люблю Мартини… Нужно погуглить, что такое Мартини…

­------

В углу появилась странная штука. Пахнет, как на улице. Но стоит дома.
Девочка и Моя стали вешать на штуку другие штуки, поменьше. А потом и вовсе, сделали что-то такое, что большая штука стала мигать огоньками.
Любопытство – мой грех. Я пересилила страх и подкралась к штуке с штуками. Она больно кольнула за нос.
Девочка сказала, что она называется елка. И скоро Новый Год.
Понятного мало, но знаю, что больше близко не подойду. Второй раз наступать на грабли, то есть, колоть нос, я что глупышка, что ли?

------

Я ненавижу, когда они начинают собираться! Точно знаю, когда и как это происходит.
Сначала Бог много раз говорит что-то типа: «Девочки, начинайте собираться!». Несколько раз говорит.
Моя и Девочка отвечают: «Сейчас», и продолжают заниматься своими делами. Когда у Бога голос становится совсем уж грозный, они начинают ходить туда-сюда. Наряды из шкафа достают, меряют. Потом гладят то, что выбрали. Косы девочке заплетают…
Дальше все случается обычно так. Сначала они так ме-е-едленно все делают, а потом носятся, будто волкодав за ними бегает, и прикусывает за мягкое место.
Здесь я их тихо начинаю ненавидеть.
Не, я люблю остаться в одиночестве и порефлексировать. Не знаю, что это такое. Бог однажды сказал, что в одиночестве хорошо рефлексировать. Я решила, раз хорошо – ок. Буду.
Но, если платья из шкафов перемеряют – значит уйдут на весь вечер. А это слишком долго! Рефлексии не хватает!
Каждый раз, когда они так собираются, я им демонстрирую всю силу своей обиды. Забираюсь под шкаф в свой домик и отворачиваюсь от них.
Девочка больше всех мне сочувствует. Перед выходом вытягивает, гладит и целует…
Вот, сегодня опять, бегают, ищут клатч.
Но я вам не скажу где он, хотя знаю. Ищите, да воздастся…

­------

О!
На балконе открыты окна на проветривание. Слышны голоса…
Или это спросонку привиделось? Прислышалось, то есть…
Не!
Они!
Приехали!
Как я рада! Как я рада!
Да, знаю, хотела обижаться на вас всю жизнь!
Но вы приехали!
Как я рада! Как я рада!
Я умею прыгать почти на метр!
Как я рада!

------

Ходили в гости к маме Моей.
Ужас!
Там живет рыжий кот. Я так распсиховалась, что Моя все время не спускала меня с рук.
За кота переживала, наверное. Я бы его… На дрантя! В ошметки! Как Тузик грелку! Как…
Так, Гретта, спокойно, спокойно!
Ищи что-то положительное. Хозяйка так и говорит - положительное есть во всем!
Ищи, Гретта, ищи…
О! Нашла!
Пять часов на руках у Моей любимой!
На-ка, котяра, выкуси!

------

Я сегодня чуть не описалась, простите, за мой собачий!
Отдыхали на природе.
Все зашибись! Воздух, травка… Шашлыка дали кусочек – до чего же вкусный!
И тут, моя одевает поводок, говорит, идем, я тебя познакомлю….
Я как-то не люблю знакомиться. Не сильно у меня получается.
А тут ващеее! Ну, ваще!
Пришли. Стоит он. Йорк.
С виду ничего. Такой приятной наружности, не Ален Делон, конечно. Так Ван Дамм местного разлива.
Его хозяйка говорит, мальчику пять лет. Женат не был.
Блин! Вы чего это тут затеяли?
Я замуж не собиралась!
А он, главное, так тихонько сзади подкрадывается…
Ну, я и рявкнула! Со всей дури!
Моя схватила меня на руки, смущаясь, казала: «Похоже, щенков у нас не будет»
А то!
Думать надо, прежде чем знакомится ходить!

------

Моей не было четыре дня.
На тренинг ездила. Что такое тренинг? Зачем он так надолго ее у меня забрал?
Скучала, сидела на коврике у двери, ждала…
Приехала!!!
Фух, все в сборе. Я люблю, когда все в сборе!

------

Зачем они выключают интернет, когда уходят? Собаки, что не люди что-ли?

------

Внизу у нас живет жулик. Нет, его, конечно, не так зовут. Он ведет себя так.
Когда его выводят гулять, он специально на весь подъезд дразнится.
Мол, ха-ха, я пошел, а вы, тупики, по домам сидите!
Ну, мы, конечно, в долгу не остаемся. Подбегаем к дверям и реально отгавкиваемся.
Чувствую себя базарной бабой, но ничего не могу с этим поделать…

------

Бывают дни, когда накатывает грусть. Вот просто так. Ни с того, ни с сего…
Вчера на балконе смотрели с Девочкой дождь. Мне бы радоваться, но от чего-то грустно…

------

Ушли и забыли закрыть дверь на кухню. Теперь я знаю, что на столе на кухне намного больше вкусного, чем на столе в комнате.
Ругались, когда пришли.
Да, знаю, я знаю…
Дух исследователя бурлит во мне, разве не понятно?

------

Сегодня сказали, что я умная собачка.
Эх, люди, люди!
Придется свой дневник запостить, чтоб даже не сомневались!

Другие работы автора:
+2
36
09:13
Очень улыбательно jokingly Гретхен милая inlove
02:09
Да, она такая!))) Спасибо!)
Загрузка...
Илья Лопатин №1