Отверг

Автор:
toron
Отверг
Аннотация:
Группа наёмников во время боевого похода, вступает в конфликт со служителем древнего демонического культа...
Текст:

Некраткая аннотация

Жажда приключений привела Тимофея в дикий и опасный Иной Мир – Вселенную параллельную нашей.

Посреди бескрайних степей Иномирья растут и развиваются десятки государств-колоний, населённые такими же авантюристами и романтиками. Их жизнь - непрерывная борьба за существование. Кочевники, древние ордена и княжества стремятся стереть колонии в порошок. А с недавних пор и одна из сильнейших земных колоний начала экспансию за счёт «собратьев по планете».

Тимофей выжил здесь, полюбил этот мир. Он теперь разведчик и диверсант, известный под прозвищем – Тим. Посреди грохота битв и весёлого шума дружеских попоек Тиму предстоит повстречать любовь всей жизни, а заодно и опаснейшего из известных человечеству тёмных существ.



Глава 1. Дикая охота

Десятки стрел расчерчивают коричневое от пыли небо и обрушиваются на сухую и твёрдую как камень землю.

Раздражает…

Ясен пень – целятся эти парни отнюдь не в грунт.

Впрочем, очередной порыв ветра сбил им всю пристрелку, и стрелы снесло чёрт-те куда. Повезло.

Преследователи снова отстают. Чахлые степные лошадки не выдерживают темп, заданный нашими «монстрами», уверенно прущими через степь. Зато у преследователей есть свежие лошади, они скачут позади, где-то на горизонте. Время от времени враги отстают, чтобы сменить лошадей. Поэтому им удаётся весь день висеть у нас на хвосте. Между тем наши монстры всё же не железные, рано или поздно они падут. И после этого остается лишь принять «последний и решительный»…

Но теперь все переменилась. В эти края пожаловала буря.

Буря!

И мы радостно мчимся в её клубящиеся объятия, не желая думать о том, что она сама по себе – убийца высшего класса. Главное, что там можно скрыться от этих… Остальное пока несущественно.

Назревающую климатическую драму отчётливо видно в небе – чернота озаряется яркими вспышками молний. Горизонт уже весь в коричневом мареве. С минуты на минуту оно накроет нас с головой. Стихия стервенеет, словно пытаясь поднять в небеса земную твердь, забрасывая нас песком и сухим грунтом. Время от времени ветер перестаёт шипеть и взрывается коротким истошным воем, похожим на плач. В такие моменты опасаешься улететь вместе с лошадью кверху копытами. С другой стороны, потеряться здесь – раз плюнуть. А это то, что нам и надо!

Преследователи – наши мучители – это прекрасно понимают. И отчаянно выжимают из своих лошадок последнее, пытаясь подойти на расстояние уверенного выстрела из лука. Шагов на пятьдесят. Это, возможно, последняя их попытка, прежде чем мы потеряемся в пыльной свистящей круговерти.

Странные они какие-то, враги наши. Внешне, обычные кочевники – халаты, шлемы или просто повязки на головах. Низкие приземистые лошади. Луки, стрелы, копья, иногда кривые сабли. Никаких доспехов, ничего, что напоминало бы наёмников. С другой стороны, что им делать посреди полупустыни? Густой травы здесь нет. Водоёмы отсутствуют. Неужто, как и мы попали в «блуждающие земли» и их тоже закинуло сюда?

Товарищи по несчастью, блин…

Сомнительно. Слишком уж азартно пуляют в белый свет как в копеечку. Откуда столько стрел? Или сзади есть, кому подобрать?

Вопросы... вопросы...

Над головой жахнула молния. Снова завыл ветер.

– ЛОСЬ! МАТЬ ТВОЯ ЛОСИХА! КУДА ТЕБЯ ЧЕРТИ НЕСУТ?!

А это уже я ору, не обращайте внимания. Боец сбился с ориентира – с меня, то бишь – и начал удаляться, теряясь в густеющей пыли.

О! Вопли услышаны. Вернулся. Это хорошо, не придётся догонять.

Лосем его окрестили за высокий рост и длинные ноги, а так Вадиком зовут. Мой старый боевой товарищ. Здоровый, надёжный и простой. Хотя от этой его простоты порой тянет постучать по башке поленом – меньшим не проймёт.

– Ошибся слегка! – крикнул он приблизившись. Голос в завывании ветра еле слышен.

– Я те ошибусь…

Из мути проступает белый конь, скачущий параллельным курсом. Всадник, как и все мы, покрыт пылью по уши. С плаща сыплется сухое крошево. Петька — это, по прозвищу Гарольд. Наш проводник, если можно так выразиться. Ещё точнее – навигатор. В руках ярко светится прибор с одноимённым названием, без которого в «блуждающих землях» бродить можно до бесконечности. На физии Петьки невыразимое счастье. Он размахивает руками и орёт как ненормальный. Чего-то нашёл с помощью своей волшебной машинки…

Подъехал ко мне, громко попытался поделиться радостью. Однако сорвал голос и просто махнул рукой – туда, товарищи!

Туда, так туда. Всё равно больше некуда…

Неподалёку раздаётся истошный конский вопль. Чёрный как ночь коняга летит кувырком. Ногу сломал, не иначе. В удачное попадание стрелой вериться с трудом, сюда они если и долетают, то уже на излёте. Норка, камень? Да всё что угодно. В этой мути не видно ни черта! Всадник грохнулся на землю и пропал в пыльных вихрях. Он уже покойник, даже если пережил падение. Пешком тут можно идти лишь на тот свет.

А мы скачем дальше, как по минному полю. Стрелы свистят с нарастающей частотой, но с большим разбросом. Расстояние пока ещё велико для вражьих луков, но преследователи упрямо его сокращают.

Мой конь начинает спотыкаться. Это уже всё – дошёл до точки и скоро падёт.

После внутренней борьбы, достаю из подсумка небольшую розовую штучку, похожую на канцелярскую кнопку с удлинённым острием. Допинг для лошадей. Одноразовый. Причем именно этой, мутированной породы, отличающейся особой выносливостью. Обычным лошадкам "розочку" давать бесполезно – порвёт на куски, как того хомяка после никотиновой капли.

Резко втыкаю её в шею коняги. Прости, дружок, они тебя все равно на колбасу пустят. Им такие прожорливые не нужны. Конь вздрогнул, на две-три секунды замедлил бег, а потом сорвался с места и попытался перейти в галоп. Осаживаю его – нечего зря силы тратить. Выравниваюсь с ошмётками отряда.

Из крепости на очередное дежурство выехали три «десятки» – всего полсотни сабель. А теперь я вижу не больше десяти. Кого-то подстрелили, а большая часть в буре заплутала.

Степняки нагоняют. Наша «могучая кучка» для них идеальная мишень. Сейчас подойдут на полсотни шагов – расстреляют как в тире. Сотник пропал, его зама тоже не видно. Похоже, кроме меня – десятника – никого из командиров не осталось.

Достаю свисток, даю сигнал – «кто командир кроме меня»? Тишина в эфире.

Прямо над ухом просвистело. Вражий стрелок уверенно пробил шесть-семь десятков шагов пустоты между нами. Из лука. Силён, однако! Для них, тутошних, пятьдесят шагов уже рекорд с занесением в грудную клетку, а этот какой-то крутой.

В руках золотой составной лук, который стоит больше, чем все его подчинённые вместе с тряпьём и лошадками. Даже в тусклом пыльном мареве красивая кольчуга играет серебряными отблесками.

Илья Муромец местного розлива.

Его отряд нас медленно, но догоняет. Их десятка четыре. Решили загнать насмерть лошадей, но до нас добраться? Стрелы летят всё чаще, хотя пока абы куда, ибо далеко.

Собственно, а почему бы не огрызнуться? За весь день мы ещё ни разу не дали им боя. Слишком уж большая разница в численности. А потому враг давно и прочно уверился в своей безнаказанности.

Надо этим воспользоваться…

Мой свисток буквально разрывает вой бури. Команды все знают – вбиты до рефлекса.

СОБРАТЬСЯ В СТРОЙ!

До сих пор мы скакали россыпью, так по нам попасть сложнее. Но надо рискнуть, пока черти не подошли на свои пятьдесят шагов. Наше оружие бьёт дальше – и это наш единственный козырь в данных условия.

Новый свист.

ЗАРЯЖАЙ!

Расчехляю оружие. На Земле в древние времена она называлась «аркебуз». Нет не «аркебузА», ибо то – огнестрел. А это тот же арбалет, только бьёт пулями – у него для этого направляющая есть, похожая на ствол. Может, и арбалетными болтами бить, но они чувствительны к ветру, а потому в бурю использовать их бессмысленно.

Наш противник в большинстве своём – местный степняк. Когда дикий, а когда и вполне цивильный, даже в доспехах. Но всегда – отличный конник и прекрасный лучник.

Что до бойцов колониального войска – то это в среднем «уверенный пользователь коня» и относительно натасканный стрелок-аркебузир. Как говорится, третий сорт не брак. Луком из наших на должном уровне владеют единицы, так что его как массовое оружие даже не рассматривают.

Достаю «натяг», стилизованный под змеиную голову. "Натяг" представляет собой тяжёлую катушку с туго смотанной «мышцей», прикреплённую сзади к седлу. Ещё на заре колонизации Иномирья наших магов посетил нехилый такой приход, после чего они вырастили эту смесь существа с механизмом.

Для нас он – палочка-выручалочка, ибо у всех видов арбалета главным косяком была малая скорострельность и большой вес.

С весом справились, используя вместо дерева местный вариант бамбука, армированный кольцами. Стоимость для богатых колоний – проблема не самая большая. А вот скорострельность…

Зацепляю за изогнутые "змеиные зубы" обе тетивы арбалета. Захлопываю ей пасть, прижимаю приклад в специальный упор и давлю «змее» на глаза.

Ррррраз!

Длинная "мышца" с чудовищной силой сокращается, натянув обе тетивы разом. Расположенный внизу магазин, послушно выдал по пуле в каждый ствол.

Готово!

Возвращаю голову «змеи» на место. На всё про всё ушло секунд пять. А бывало, и в три укладывался.

Память подсказывает, что «натяга» осталось не более чем на пару раз, на четыре выстрела, то бишь. Потом «мыщца» доест припасы и тихо сдохнет. И всё – цепляй крюк на пояс, упирай ногу в арбалетное стремя и тяни тетиву, путём разгибания себя любимого. Причём дважды, поскольку обе тетивы зараз даже Лось натянуть не сумел.

Тот ещё «цирк с конями», ибо вместе с заряжанием, надо ещё и конём управлять.

Впрочем, это форс-мажор. А вообще, «натяг» живёт до двадцати применений. То есть сорок выстрелов. Исчерпывающе, даже для серьёзных замесов, коих у нас не так много, по сравнению с беспрерывными стычками, патрулями и рейдами.

Конечно, винтовка была бы ещё лучше. Но в Иномирье можно перетащить лишь копию своего тела и ничего более. А странности со здешней физикой пока не позволяют изобрести нормальный огнестрел. Так что шестиствольный миниган имени Арнольда Шварцнеггера, или хотя бы старый добрый калаш нам, увы, не светит.

Настраиваю свисток на нужный тон и дую изо всех сил.

Команда - СБАВИТЬ ХОД!

Всё, что осталось от отряда, резко тормозит, практически останавливаясь. Преследующий нас кочевой балаган с визгом и улюлюканьем приближается, стрелы летят веером и абы как. До нас ещё метров сто – не опасно.

РАЗВОРОТ!

Поворачиваемся к противнику боком, кони дисциплинированно замирают. Поднимаем аркебузы.

Очередная порция вражьих стрел, выпущенных с поправкой на нашу скорость, улетает далеко вперёд. Мимо! Совсем мимо!

ОГОНЬ!

Защёлкали распрямляемые пластины аркебузов. Заорали раненые, на землю посыпался урожай из летящих кубарем тел…

Целюсь в «витязя» и нажимаю на спуск.

Первая пуля ушла в ревущую муть. Мимо! Видно, как он удивлённо вертит головой, видимо оценивая потери. Сюрприз!

Поправка на ветер. Пуля не такая чувствительная к нему, как стрела, но слишком уж сильно дует. Нажимаю на второй спуск.

Оп!

"Витязь" хватается за грудь, роняет лук и вываливается из седла, прокатившись кубарем по камнеподобному грунту. Роскошная кольчуга от пули не спасёт – внутри него уже фарш. Вместе с ним, на сухую землю улетает вторая партия вражьих бойцов. Кто слетает с коня, а кто катится кубарем вместе со своим четвероногим транспортом.

РАЗВОРОТ! МАРШ!

ЗАРЯЖАЙ!

Мы резко набираем ход. На всё про всё секунд пять и не больше.

Позади слышен истошный рёв десятка глоток. Сокрушаются. Может, увидели «витязя», живописно украшающего мёртвую землю. А это для местных точно повод расстроиться. Ведь по их верованиям вождь несёт удачу племени. Ну, вот она, ваша удача. Получите и распишитесь.

Разгоняем лошадей, с трудом нарастив дистанцию до тех же ста метров.

СБАВИТЬ ХОД!

Ветер подул врагам в спину. Стрелы начали долетать… О! Это уже опасно. Но надо рискнуть, кто не рискует, тот не пьёт! Под свист летящей смерти, мы завершили манёвр и дали два точных залпа, превратив вопящую лавину в кудахчущий курятник.

РАЗВОРОТ! МАРШ!

ЗАРЯЖАЙ!

С нашей стороны убиты двое. Кто-то, судя по крику, ранен. С их – десятка полтора, плюс командир. У выживших разрыв шаблона – весь день гнать стайку перепуганных зайцев, чтобы получить от них звездюлей под вечер. Это конечно повод для фрустрации.

Ну, и конечно, каждый теперь уверен, что следующий выстрел будет в него. И нас они всё ещё не догнали.

Хватаю "натяг", накидывая на него тетивы. Сейчас заряжу и снова начну манёвр. Всё как обычно, стандартная рутина боя. Если не считать того, что «натяга» осталось на один раз, а конь вот-вот сдохнет. Последняя контратака – последний шанс – она должна окончательно «убедить» их свалить в туман. Или нам крышка.

Однако буря таки поставила жирную точку во всех планах. Видимость стремительно упала почти до ночной. Мы ещё слышим отголоски «боевого визга» степняков, но уже никого не видим.

Спустя время, чёрная стена и пыли и вовсе разлучает нас.

Надеюсь навсегда.

+1
83
08:21
+1
похерил, драные бомжары, нехилый © «резануло глаз» smile заявлен рассказ не как юмор? зарисовка или отрывок большого произведения? спасибо! понравилось
12:28
1. Работаю над чисткой от сленга

2. Это часть романа, который состоит из нескольких больших рассказов.
10:50
Бомж — разговорное слово, возникшее от аббревиатуры, характерной для официальных документов советской милиции © текст повествует о кочевниках smile какой век? спасибо за опыт, у меня тоже есть тексты " впихуемое с невпихуемым", теперь я вижу, что со стороны сленг в драмах — это моветон
15:05
Согласен. Надо будет показать отдельно, что эти парни — наши, а не средневековые. В отличие от преследователей wassup
13:47
Только не говорите, что опять попаданцы.
15:59
Нет, это не попаданцы.
13:48
+1
Обилие современной лексики действительно сбивает атмосферу и настрой.
16:00
Мысль интересная.
13:50
И ремарки рассказчики, с претензией на юмор не способствуют тоже.
16:00
Тут только снять шляпу. Как отличить юмор от претензии на него?
Загрузка...
Мая Фэм №1

Другие публикации

Скрипка
Silla Marine 4 часа назад 1
Ну всё!
Несмеяна 7 часов назад 7
Мечтатели
Renata 8 часов назад 0