Девочки в шестнадцать лет

Автор:
Ehnuvot
Девочки в шестнадцать лет
Аннотация:
Записки о дружбе и беспечной юности
Текст:

Агата живет на моем аккумуляторе, я сижу на батарейках за пять рублей. После шести я уже не ем ее вчерашний суп, она ждет, когда я сделаю обещанный завтрак. Я хожу в грязной обуви по свежевымытому полу, и выключаю лишний свет в кухне и ванной. Там радугой висят мои носки, а на балконе черными флагами сушится ее одежда. Она говорит, что я ничего не понимаю, я думаю: хватит уже держать меня за идиота, и хватит думать, что я держу за идиота ее. Она говорит, что не такая дура, какой может показаться со стороны, я с искренним удивлением отвечаю, что никогда не замечала, что со стороны она кажется таковой.

У нас в кухне голубые стены. И на холодильнике висит голубая картинка с глупой анимешки, которую мы смотрели с громкими визгами пару недель назад. Я медитативно, с выражением, крошу в чай шесть капсул какой-то насоветованной мамой биодобавки. Она сидит рядом, сидит с улыбкой до ушей, глаза светятся, и спрашивает - травишься? Наконец-таки я дождалась! Ну травись, травись, я посмотрю!
Я вот травлюсь, а она топится. Она ходит топиться по два раза в день. Особенно она любит это делать часа в 2 ночи, когда я сплю. И я ворочаюсь в кровати, ругаясь, что она опять не выключила свет в коридоре, слыша как скрипят об ванну тазики и мучаюсь кошмарными видениями, что хозяевам этажом ниже все это тоже слышно и завтра с утреца нас отсюда выселят.
Иногда мы не разговариваем целыми днями. Случайно встретившись на кухне, я робко говорю - привет, а Агата отвечает убийственным взглядом. Я периодически ною, что меня все достало, что я не хочу домой, что заберите от меня это чудовище. А потом, вечером, перед тем как в очередной раз утопиться, она тихонько заходит ко мне и долго что-то рассказывает, а я сонно слушаю. Мы идем на кухню пить чай. Она ложечками ест сухое молоко, а я сижу, задрав ноги на холодильник, и умиленно смотрю на японского персонажа. Или будит меня рано утром, делает кофе, и пересказывает все прошедшие события, без вступлений, всегда прямо с кульминации: «о, ты такое пропустила!», а я слушаю сквозь сон и думаю – ну как же можно было вчера вечером ее ненавидеть?..
Мы любим обсуждать сны и безумные мечты. И что мы должны пространству за их исполнение. Она поднимает глаза к потолку и говорит – где мои желания, я уже отдала квартиру, очень хорошую, просто так, за красивые глаза. За красивые глаза, вы меня слышали?
Это правда была хорошая квартира, я тоже ее любила. Впрочем, хорошая для нас, а не для жизни. Коммуналка, с четырехметровыми потолками и розовой шторой на кухне. В общем туалете всегда было темно, а ванной никогда не было теплой воды. А коридор – как волшебная шахта, полная загадочных сюрпризов: там можно было найти любую бесполезную фигню, например старый баян или гигантского волка из «ну-погоди!». Все это так очаровывало меня, что я ночевала у нее в гостях по пять дней в неделю, хотя сама жила в нормальных условиях. Пару месяцев назад хозяйка выгнала ее с той квартиры – она пришла к Агате, оглядела стены, оклеенные готичными плакатами, и сказала, что не намеревается сдавать свою квартиру всяким сатанистам. Агата говорила, что хорошо было бы, уж если хозяйке так хочется видеть в ней сатаниста, оставить после себя пентаграмму на весь потолок – но, черт возьми – четыре метра, все-таки. Поэтому она ограничилась тем, что залепила оконные рамы глиной – тот еще сюрприз.
А вот еще, насчет сатанистов - был у нас один.
Он был очень харизматичным продавцом из музыкального магазина, рисующим странные картинки, лет эдак двадцати трех. У него была такая наглая рожа, такие красивые глаза, такая белая бандана и ноутбук, что мы, шандарахнутые на всю голову шестнадцатилетние студентки художественного училища, были не в силах устоять перед его обаянием.
Сидя на той самой коммунальной кухне, часа в два ночи, мы поглощали грибной суп с глазированными сырками и разговаривали о Нем. А на следующий день, после занятий, пытаясь успеть до закрытия, со всех ног неслись к нему в магазин. Агата с гордостью уверяла, что говорит ему в лицо всякие гадости, я, как всегда, отпускала в пустоту абсурдные глупости, никак не связанные с ситуацией (это мой коронный способ общения с людьми, по сей день.) Она ждала альбом томных финнов, я ждала сольник сурового армянина, которые должны были выйти примерно в одно время – это и было официальным поводом для посещения магазина. Мы приходили каждый день с горящими глазами и спрашивали – появилось?
Думаю, мы его пугали.
- Сегодня кстати день рождение Вилле Вало.
- Так вот почему нет твоей безумной подружки! Она, наверное, пошла бухать?
- Нет, она накупила глазированных сырков и пошла к кому-то в гости.
- Передай ей, что сырки плохо влияют на фигуру.
Я передала ей этот диалог и с тех пор сырки для нас так и остались какой-то ритуальной пищей.
Через два месяца он уволился и исчез, разбив наши хрупкие сердца. Зато в день его увольнения в продажу поступил долгожданный армянский сольник, так что моя душевная рана затянулась быстро.
Постепенно сатанист все-таки забылся – у нас всегда было достаточно свежих персонажей для восхищения и перемывания костей, мы никогда не стояли на месте и не останавливались на достигнутом. Правда, мы вспомнили о нем, когда нашли в местной газете объявление о продаже ноутбука (ну кто еще может продавать ноутбук в городе Краснодаре? Никто!). А еще была песня, которая ну точь-в-точь про него – про то, как человек идет домой в наушниках и поправляет свой капюшон – и она умиляла нас и напоминала о сатанисте ещё несколько дней. Что забавно, потому что в нашем-то воображении он никак не отделялся от прилавка магазина.
Когда хозяйка обвинила Агату в сатанизме, она почти сразу позвонила мне. Это была полночь в середине декабря, я уже крепко спала, и взяла трубку сквозь сон. Я тогда почти ничего не поняла из сказанного, и только сонно пробормотала – да, да, конечно. И уже в субботу смотрела на кучу чужих вещей в коридоре, и думала о том, как интересно иногда все поворачивается.
 Она сразу же повесила на кухне шторы, вытащила этикетки от сырков из-под дивана и навела уют - развесила шутки ради по всей квартире плакаты попсовых групп, (таких, где мальчики совсем как девочки) и сковородки над порогом (это были охранные амулеты от духов выше чем метр семьдесят), – гости приходили и удивлялись, а нам было весело.
Сейчас Агата в северной столице, учится на художника театра, а я меняю профиль и готовлюсь к Москве. Иногда мы говорим по телефону каждый день, по часу, по два – обсуждаем греческие мифы, классическую литературу, современные сериалы и время нашей учебы в училище. Объекты наших восхищений нынче не стыкуются. Она рассказывает мне про какого-то мальчика – как по мне, так у него внешность рок-звезды, ей-богу, но самое главное – у него имя нашего любимого сатаниста из прошлого. Иногда мы не разговариваем неделями – но оно и понятно. У нее там просмотры, сессия. У меня тут экзамены и творческие метания. 
2014 г.
+4
86
12:49
+1
«Агата живет на моем аккумуляторе, я сижу на батарейках за пять рублей» — вот эту фразу ваще не поняла, она как забор перед читателем, кто захочет — перелезет, остальные пройдут мимо. Рассказ без начала, без конца, но наверное, это естественно для подростков. Слог хороший. О, кажется, я догадалась, о чём первая фраза. Значит написано неплохо.
12:56
+1
Составлялось из дневниковых отрывков почти десятилетней давности, поэтому некоторые места мне очень сложно увидеть со стороны) Поделитесь пожалуйста, как вы поняли первую фразу?
13:44
+1
Или телефоны, или плейеры, или какие-то другие гаджеты. Не, телефоны не могут быть на батарейках, может игровые приставки?
13:46
+1
Да, все так!) без наушников мы не ходили поэтому и «жили на батарейках»
13:48
+1
Ну то есть музыкальные плееры
13:13
+2
А мне понравилось. Люблю нестандарт. Сквозные формы. Хорошо передан эпизод жизни.было и прошло. В этом точно что- то есть. Светлое, забавное.
13:21
+1
Рада, что понравилось! Затевалось все именно так, как вы и описали, так что в двойне приятно)
13:22
+1
И, раз уж Светлана начала, очень хочу уточнить — были ли смысловые трудности с первой фразой про батарейки?
04:16
вроде нет. мне норм
14:17
+1
Вообще сумбурно так сначала, но атмосферно, потом пришло понимание того, какую именно жизнь вы описываете. Единственное, что пожалуй сбило повествование это скачки во временах. То настоящее, то совершённое… но в целом интересно) шестнадцать лет — время экспериментов, ошибок и начинаний, первых любовей и поиска себя — здесь все это читается между строк)
14:55
Спасибо за отзыв!
Можно конечно списать скачки на «создание атмосферы» и усиление эффекта подростковой нестабильности, но похоже и правда надо немного пересмотреть) благодарю)
14:29
+1
Блин… Так захотелось вернуться в безбашенную юность...((
14:33
+2
Как хорошо, что я не девочка 16-ти лет :)
14:40
+1
Я б не была столь категорична. Ну, вы помните, там, гены, все дела…
14:57
Да даже сама девочка 16 лет не так долго ею остаётся, эта ноша для всех временная)
15:06
миновала чаша сия :)
04:17
уверен?
04:48
исключительно!
Загрузка...
АСТ №1