Просветление. Хроники Одиночки. № 6.

Автор:
stk0
Просветление. Хроники Одиночки. № 6.
Аннотация:
Шестой рассказ в пачке 7х7 "Хроники Одиночки"
Текст:

"Шо, ты смог бы так? - да брешешь, то ж тебе не с дивчиною гопака!" - привычно лениво, беззлобно и завистливо переругивались сегодня, как и каждое утро, глядя на разминку начальника караула и начальника конвоя, зэки после сытного обильного завтрака, потягивая сигареты по кругу, - а внизу, в котловане, два дородных седых и тяжёлых, даже местами обрюзгших казака отложили в сторону шашки и омоновские резиновые "демократизаторы" после спарринга и фланкировки, и потянулись руками к обломкам камней под ногами, а стоящие по кругу, по краю котлована вооружённые конвойные и караульные отбивали ритм и наяривали "ой-ся ты ой-ся, да ничего не бойся, да если хочешь убежать - ляг да успокойся!" - и в этом ритме начальники брали в каждую руку по камню и бросали - сначала друг другу и караульным, потом тем из зэков, которые не выдерживали сидя слушать заводной ритм, вскакивали на ноги, чуть ли не вприсядку бросались в круг, подпевая, ловили камни в полёте, чтобы, сделав руками оборот, откинуть их ещё дальше назад и вверх, другим зека, а те ещё дальше - ещё один трудовой день разборов завалов на месте когда-то столичного города Киева, уничтоженного вот этими самыми людьми, которые тогда ещё не были зэками, были солдатами и офицерами армии убийц и мародёров, как их называли мирные жители, "всучьих войск", начался...

А когда солнце склонилось к закату, когда охрипшие от пения и покрытые серой каменной крошкой и зеки, и конвой, и караул, накидавшись кирпичей, потянулись в сторону автодомов с баней, кухней, зоной отдыха, столовой и бассейном, начальник караула, есаул Кирсанов, вдруг объявил: "Если кто не помнит, забыл или не знал!"

И остановилось всё, остановилось, развернулось лицом к офицеру, застыло, замерло на месте, обратилось в слух - а он продолжал: "Помните, как мы поём? Мышка за кошку, кошка за Жучку, Жучка за внучку..." - и подхватили, подтянули в том же ритме, на ту же мелодию "ой-ся ты ойся, внучка за бабку, бабка за дедку, счастлив будет старый дед после пятой репки!"

"Так вот!" - хриплый голос есаула покрыл хор голосов, - "Вот он! Выйди сюда, бывший капитан артиллерии Антонюк Николай" - и к есаулу протолкался невысокий, плотно сбитый, чуть-чуть цыганковатый на вид мужичок средних лет, - "Ты помнишь свой приговор? Что и за что? Доказанное участие в обстрелах домов мирных жителей, приведших к массовым ранениям и гибелям, доказанное руководство уничтожением памятников архитектуры и культурного наследия ЮНЕСКО, доказанное участие в мародерстве и хищениях в особо крупных размерах, приговор - пожизненное - помнишь? Но! Но у нас есть трудовое соревнование, и тот, кто в этот день работал лучше всех, больше всех, качественнее всех, получает за этот день "мышку"! А пять "мышек" дают "кошку"! А вот пять "репок" дают право претендовать на УДО! Вот у тебя сегодня "старый дед" стал пятой "репкой", ещё один день трудового подвига - и УДО! Надо готовить документы. Куда ты хочешь? Туда?" - и есаул кивнул на запад, за новый обводной канал, охвативший руины древнего Киева вплоть до аэропорта в Жулянах огромной дугой так, что город стал не на правом берегу, а на огромном острове.

- Та не Боже мой! - Антонюк замотал своей гривой так, что вся седина поднялась столбом кирпичной пыли, обнаружив иссиня-чёрные крупные кудри, - я лучше здесь, с хлопцами! А то, шо только по-русски говорить, так лучше знать буду, оно полезнее той мовы будет - и улыбнулся, подмигнул, как-то несерьёзно, лукаво и залихватски.

- Не пожалеешь? Ведь там и НАТО, и Евросоюз с Евробезвизом, и разные Свободы с правами человеков, а тут ведь УДО придётся всерьёз отбывать, раз напьёшься, раз закуришь или нагадишь, где не положено - опять на пожизненное? - нагнетал есаул, сурово хмуря брови над смеющимися чёртиками глаз.

- Ну, там да, такого строгого порядку нема... - задумчиво понурил нос Антонюк, но тут же упрямо мотнул головой и радостно выкрикнул, - Зато там и такой красоты нема, как я хочу сделать! - и показал рукой в другую сторону, на восток, где из ничего, из руин и развалин вставал, поднимался к небесам восстанавливаемый, но пока незаселённый город, тянулись мосты через Днепр, сверкал стеклом и металлом Подол, тянулись к небу кресты и маковки церквей и храмов Андреевского спуска и даже "Лаврентьевна" - фигура статуи-победительницы - тянула вверх свои пока ещё пустые, без щита и меча, руки, возносясь над вновь белыми стенами тысячелетней Святой Лавры...

0
56
Ну это слишком сильно «про», как по мне. И вдобавок сахарно-лубочно.
Чет вы переборщили. Или надо было в завершение, утопию определять.
21:47
laugh laugh laugh
Ждите продолжения — дальше будет!!!
Загрузка...
Илья Лопатин №1