Путь домой.Книга 2. Битва за Орион

Автор:
Anech
Путь домой.Книга 2. Битва за Орион
Аннотация:
В продолжении я расскажу об Арише, дочери "Шведа". Она уже взрослая девушка, мечтающая о путешествиях. В день совершеннолетия открывает особый дар, которым должна научиться пользоваться. Отец заболевает, а на планете "Орион" вспыхивает война, и протестанты ранят старейшину. Они не остановятся на достигнутом. Без "Шведа" Земле не выстоять. Ариша знакомится со "старо-землянином" по имени Зир, обзаводится друзьями, и отправляется на Орион, чтобы подавить бунт, спасти отца, и Землю.
Текст:

Пролог

     Прошло несколько лет с тех самых пор, как пришёл конец тирании  Нарута, отправленного в наказание на другую планету.  День за днём жизнь землян становилась лучше и комфортнее, уровень радиации значительно снизился благодаря «старо-землянам» и их волшебным камушкам. Они доставлялись на Землю космическими кораблями представителей этой прекрасной расы. Люди привыкли к новым обитателям  и сосуществовали без особых проблем. Разногласия, конечно, имелись, как и между любыми другими соседями, невзирая на цвет кожи, религию, уровень достатка. Женщины рожали детей и хранили домашний очаг.  Мужчины обустраивали селения, охотились. Жизнь протекала быстро и ненавязчиво. Дни сменялись днями, недели неделями. Максим Шведцов возглавлял обе расы на Земле, был обожаем и горячо любим верноподданными. Они даже отлили скульптуру с его изображением из чистого золота, и инкрустировали алмазами размером с кулак. Она украшает главную улицу и начинает светиться будто ангел, только лучи солнца выглянут из-за тучки. По правую руку, поддерживая и помогая советом, всегда был отец –  Фарагор. По  левую прекрасная жена - Милена, которая,  по правде говоря, имела на него гораздо большее влияние, чем кто бы то ни было. Все эти годы он боролся с преобразованием трупов во что-то более похожее на человека, вводя чудо-сыворотку «старо-землян». Поначалу  обезображенный менялся, генерируя кожные покровы, взгляд становился осознанным, жажда насилия утихала. Но спустя некоторое время вновь начинал разлагаться, хоть уже и не кидался на живых. В подземной лаборатории, построенной специально для экспериментов, не хватало места, и их стали выпускать. Вреда они, конечно, никому не причиняли, но и приятного в этом было мало. Шведа страшно расстраивали провальные попытки возвращения к жизни, но в последнее время это было единственным увлекательным занятием. Мессия не хватало остроты ощущений, что было очевидно всем его близким. Он относился к категории людей, которые не могут жить спокойно долгое время, нуждаясь в периодической встряске. Мила прекрасно знала супруга, связанная с ним с момента знакомства странной, магической, незримой связью, которая стала гораздо прочнее и сильнее прежнего. Иногда доходило до того, что чувствовала его настроение на расстоянии и могла видеть, что происходит его же глазами,  или картинками,  всплывающими с завидной периодичностью.  Он  точно также подвергался влиянию связи. Чаще всего это было полезно. Сейчас нет. Она постоянно ощущала скуку, терзания и никак не могла смириться с мыслью, что ему одиноко рядом с ней. Принимала всё на свой счёт, как и любая другая женщина.

Ариша  полностью  выросла к пяти годам. Сейчас ей было шестнадцать лет, и на днях должно исполниться семнадцать. Она повзрослела и стала красивой и талантливой молодой леди. Представители мужского пола обеих рас открывали рты,  когда прогуливалась по улочкам селений. Светлые, вьющиеся волосы  развивались на ветру, серые глаза, глубокие и нежные, заглядывали прямо в душу, точёная и соблазнительная фигурка манила, а смех был заливистым, громким и заразительным. Никто не мог устоять перед её обаянием, потому с самого детства, как правило, получала всё, что пожелает. Один лишь дед – Фарагор  мог на неё повлиять. Между ними также установилась тесная эмоциональная связь.

    Жизнь шла своим чередом. В это невозможно было поверить, ведь всего несколько лет назад человечество вымирало от радиации, голода  и нападений жутких существ. Теперь же мать Земля, сбросив всё ненужное, обновилась, помолодела и зацвела новыми красками, давая пищу и кров обитателям, позволяя строить новый  мир на своём обширном и благодатном теле. Многих существ приручили, другие вымерли, третьи всё ещё представляли опасность, четвёртые служили пищей, а пятые ещё изучались. Звёзды на небе сияли как прежде, даже ярче. Воздух напоминал о былых летних деньках, подходящих к концу. Новая эра наступила незаметно для жителей планеты: эра любви и понимания, гармонии с собой, друг с другом и всем живым, что дышит на ней. Это был, есть и будет наш дом. Не потому, что мы первыми его заняли, а потому, что приросли к нему сердцем. Потому, что здесь поёт от счастья душа.  И наша задача его сохранить, облагородить, посеять жизнь и  дать всходам взойти. Мы должны его оберегать, не принимая как должное, и тогда существование станет  наполнено смыслом, новый день солнечным, а лица счастливыми.

Глава 1. День Рождения

Она сидела на прохладной траве, щекотавшей ножки, и прижавшись вплотную спиной к его спине, ощущая тепло тела. Любовалась облаками, застрявшими там, где  верхушки деревьев открывали их взору. Столько мыслей вертелось в юной головке, мечтавшей путешествовать, познать любовь. Так часто бывает в жизни - молодость глупая пора. Именно сейчас ей всё кажется романтичным и скрывает истинную суть вещей. Она видела, как отец смотрит на мать, и как та смотрит в ответ. И отдала бы всё на свете, чтобы  хоть на мгновение почувствовать что-то подобное. Ветер трепал волосы, солнце спряталось за тучку, стало неприятно, хмуро. Светлые бровки сошлись на переносице. Серый заёрзал, возвращая из раздумий. Они слишком много времени проводили вместе. С самого детства она знала его, и он всегда был рядом. «Папе это никогда не нравилось». Вспомнив  лицо отца, мысленно улыбнулась. «Он и правда думает, что выглядит устрашающе». Для кого-то быть может, но только не для неё. «И почему он так беспокоится из-за Серого? Мы же просто друзья. Мама тоже всё время твердит про разницу в возрасте. Ну да, он старше. Но кто сказал, что дружить можно только с ровесниками? Да и потом. Они с отцом воевали вместе, и он просто обязан ему доверять».

- Ари? Как думаешь, что тебе подарят на день рождения?

- Не знаю. Они неделю шепчутся у меня за спиной. Это так раздражает!

- А ты сама, что хотела бы получить?

- Я бы хотела, чтобы мой любимый папочка отпустил меня. Ты же знаешь, как мне здесь надоело! Давно пора свалить и  посмотреть мир! – повернулась лицом, и он застыл, наблюдая, как сверкают серые глаза, зажженные идеей.

Он слегка наклонился и оказался слишком близко. Ариша ощутила дыхание, сердце предательски застучало, ладони вспотели.  Она ухмыльнулась и моргнула длинными ресницами, вмиг становясь невидимой.

- Ари! Это нечестно! Мы же договаривались! – она всегда исчезала, когда между ними пробегала искра. Со временем он умело научился подавлять свои чувства.

- Прости, мне пора! Увидимся позже! - прокричала, удаляясь, и ловко проскакивая между деревьями.

По дороге домой размышляла. «Почему  всякий раз как он оказывается рядом, подгибаются  колени?  Это несправедливо». Реагировать так на друга семьи, на её лучшего друга,  было  как-то неправильно. Оставив лес далеко позади,оказалась на главной улице селения, где и наткнулась на дядю Барса.

- Ну, здравствуй, моя маленькая племянница! - заключил в медвежьи объятия.

- Ну, дядя! Ты мне все кости переломаешь!

- Почему ты идёшь из леса одна? Опять бродила с ним? Твой отец будет в бешенстве.

- Только если ты ему расскажешь, – мило улыбнулась. Это была фирменная улыбка, перед которой никто не мог устоять. 

Барс немного ссутулился, потирая подбородок, а когда поднял на неё красные глаза, в них плясали озорные искорки.

- Хорошо. Просто будь аккуратней, ладно? – она довольная собой кивнула, и поспешила к дому.

На улице туда-сюда сновали люди и украшали здания шарами, и лентами. «Фу, розовые! Ненавижу этот цвет! Неужели так трудно запомнить?». Отец, как и каждый год, устраивает праздник для маленькой принцессы, но  она уже выросла и хочет чего-то взрослого! Он никогда не признает и не смирится, что она повзрослела. Ариша любит его больше жизни, но в такие моменты отец просто невыносим.  По мере приближения, раздражение нарастало. Возле парадного входа увидела Никиту, оставившего занятие по украшению  арки цветами, и махавшего единственной рукой.

- Привет, принцесса! Скоро совсем старая станешь, а?  Я тебя вот такой малюсенькой помню. Тебе было то час отроду, представляешь? А вон, какая  вымахала! Серый только и разговору,  что о тебе! Достал уже старика, - немного нахмурился.

- Привет, дядя Ник. Тебе не кажется, что всё вокруг слишком розовое для такой большой дамы, как я? - раздраженно фыркнула и скрестила на груди руки.

- Ой-ёй. Тебе значит, не нравится, да? Говорил я папке, что цвет  устарел, но он и слушать не стал. Ты же его знаешь, – растерянно крутил цветок в руке.

Она заметно выдохнула и расслабилась. В конце то концов, какая разница, какой цвет. Главное, что они любят  и стараются ради неё.

Войдя в парадную, минуя фигуру старейшин, завораживающую блеском, направилась прямиком к себе в комнату. «Как погуляла, милая?». Голос матери заставил вздрогнуть всем телом от неожиданности. Она терпеть не могла, когда та вот так вторглась в личное пространство, но подавила негативное чувство, отгородив сознание. Арише было прекрасно  известно о привычке матери копаться в мозгах и врождённом любопытстве. «Хорошо мам». «Отец переживал. Не могла бы ты быть к нему немного снисходительнее, дорогая? Ты же знаешь, как он относится к прогулкам с Сергеем». «Мам давай не будем начинать этот разговор, хорошо?». Дверь отворилась, и в комнату вошла Мила, облачённая в платье цвета золота длиной до пят. На миниатюрных запястьях сверкали украшения,  густые вьющиеся волосы собраны в хвост, обнажая изящную шею. «Она просто идеальна. А когда было иначе?», - подумала Ариша, глядя на мать, и сделала это слишком громко. Мила вопросительно вскинула бровь. Она подошла чуть ближе,  и погладила по щеке. Ариша любила, когда мама так делает. Движение напоминало  детство, и выражало необъятную любовь, которую ей дарила и продолжает дарить. А ещёжест был символом надежности и давал ощущение защиты. «Ты даже не представляешь, насколько прекрасна, моя дорогая. Ты взяла всё самое лучшее от меня и одарённого природой отца». Голос матери звучал в голове, успокаивал, ласкал, словно качая  и напевая любимую песенку.

- Да, знаю. Но у меня нет и меньшей части той силы, которой обладает отец. По иронии судьбы дочь самого Мессия может лишь исчезать!

- Ты же слышала, что говорил по этому поводу Фарагор? Сила проявляется в полной мере лишь в момент  достижения семнадцатилетия. Подожди немного. Это уже завтра. - Она не знала, что ответить и просто кивнула. Мать расплылась в прекраснейшей из улыбок.

- Киваешь, как твой отец. – И  обе они весело рассмеялись.

В комнату вошёл  Фарагор, прерывая единение. Стремительное, тихое, умелое, и бесшумное приближение Ариша почувствовала задолго до появления. По сути, эмоциональная связь заключалась не только в том,  что они чувствовали настроение друг друга. Как только один принимал решение, другой знал какое именно. С самого детства они были неразлучны, как сиамские близнецы. И даже сейчас не нужно было слов. Она знала желания своего любимого, единственного деда,  прочитав в глубинах красных, сверкающих глаз. Мила поцеловала её в макушку и удалилась, уступая место, но всем своим видом показывая, что делает это неохотно. Она ревновала к деду, и  Ариша знала об этом, стараясь не усугублять   и без того временами натянутые отношения. Меньше всего хотелось, чтобы в доме кто-то ругался. Дед приблизился, улыбка обнажила острые зубы. Секунду, другую улыбался, затем воздух вокруг него заблестел искрами, и перед ней предстал человеческий мужчина преклонных лет с сединой в волосах. Единственное, что не изменилось - цвет глаз,  жутко взирающих с красивого, человеческого лица. Она  ахнула от восторга. «Дед это потрясающе!» Он подошёл ближе и крепко обнял. Почему-то слёзы навернулись на глаза. Всё то напряжение, которое не давало расслабиться, мысли, съедающие  изнутри, ушли и растворились благодаря ему. Она любила отца и мать, но их связывало нечто гораздо большее, чем любовь. Они были одним целым. Как будто когда-то давным-давно одну душу разделили надвое. И вот спустя тысячелетия  одна половина, наконец, отыскала другую.  Всю свою непродолжительную жизнь Ариша существовала в тени  великого отца и прекрасной матери. Мысли об этом порой угнетали, ведь она очень боялась их разочаровать, обладая лишь одним - ничтожным,  по её мнению, даром. Ночи напролёт молилась всем известным человеку Богам, чтобы у неё появился хоть какой-нибудь полезный дар. И желательно помощнее, чтобы всех удивить и шокировать. Мечтала об этом так часто, что иногда переставала понимать, где заканчивается иллюзия, и начинается реальность. Желание убежать подальше из дома происходило по большей части из-за мрачных мыслей и крепло с каждым прожитым днём. Единственное, что удерживало – он. Даже когда просто думала о побеге в его присутствии, слёзы сами катились по юным щекам.  Фарагор чувствовал настроение, знал, что замышляет.

- Не торопись искать приключения. Знаешь, ты всё это ещё успеешь. Столько времени впереди, - погладил по волосам, и она зажмурилась сильнее, чтобы не разрыдаться.

- Что ты скажешь, если завтра во мне не проявиться супер дар?

- Я скажу, что лучший из даров, который когда-либо видел, стоит прямо передо мной. – Она дала волю слезам, опустив голову ему на плечо.

- Отец расстроится, – всхлипывала.

- Отец любит тебя,  Ари. И всегда будет любить несмотря ни на что. Так же как и я. Так же как твоя мать.

- Я знаю…, просто хотела быть...

- Просто будь собой, милая. И не торопись покидать родной дом, хорошо?

- Хорошо. -  Он улыбнулся, и она ответила тем же.

Затем Фарагор принял обычный облик, который нравился ей гораздо больше,и  оставил одну. Она плюхнулась на кровать, всколыхнув воздух, поднявший вверх пылинки, которые теперь кружили в свете лучей, проникающих в комнату  через окно. Думала об отце и вечных нравоучениях. О дедушке, которого не хотела покидать. Понимала, что будет невыносимо скучать. О матери всегда и во всём правильной, и непревзойдённой. О Сером, который не сводил голубых глаз. «Как это я раньше не замечала, что они цвета неба? Нужно немедленно выкинуть его из головы», - подумала и затрясла ей из стороны в сторону, помогая оттуда выскочить и раствориться в пространстве. «Конечно, жаль будет расставаться. Но здесь слишком скучно, уныло». Изо дня в день одно и тоже. Вот уже несколько лет не происходило ничего интересного, не считая местных сплетен. Нечего было и думать. Решила давным-давно и сделает так, как задумала. Видимо, тяга к приключениям досталась ей от отца.

Пришло время ужина, и она  спустилась вниз. Все собрались за большим столом. Одно только её место подле отца всё ещё пустовало. «Он выглядит бледнее обычного. Что-то произошло. Или ему чаще стоит выходить из подпольной лаборатории». Рядом с ним всегда восседала мать, следом бабуля, дед, дядя Барс, Никита, Серый, Казах с Марго, их  маленький сын,  названный в честь Мессия, и внебрачный сын  Серёжка,  являющийся Арише ровесником. Замыкала процессию Виктория - дочь доктора.Его считали героем, потому как погиб, сражаясь  и защищая её. Вика была довольно близка, но пребывала в своём тесном мирке, в который никого не впускала, и порой странно смотрела отсутствующим, пустым взглядом, пугая до чёртиков.

- Макс. Ну, как там эксперименты? Что-то ты сегодня бледноват. Говорил я тебе, давай отстреляем мертвяков. Да и дело с концом, - Казах говорил с набитым ртом, раздражая Марго, периодически толкавшую в бок.

- Мой друг. Мы же не животные. Все твари на Земле имеют место быть, -  голос звучал слабо. Похоже, все силы уходили, чтобы справляться с едой на тарелке. Они с матерью обеспокоенно переглянулись.

- Гуманизм погубил нашу планету. Все гуманисты долбанные…, -  не успел закончить фразу, Марго закрыла ему рот рукой. За столом все засмеялись, а он надулся и порозовел.

Остаток ужина проходил в тишине, изредка нарушаемой матерью, задававшей скучные и бесполезные вопросы. Серый в упор смотрел на Аришу, заставляя чувствовать себя не комфортно. Когда все наелись, и разговоры успели наскучить, попрощались и отправились спать. Она чмокнула отца и мать,  и не спеша пошла по извилистым коридорам в сторону комнаты. Их было великое множество, но Ариша никогда не терялась, потому что знала место как свои пять пальцев. Осталось всего два поворота, и горячая ванна смоет остатки ещё одного ничем не примечательного дня.  Внезапно из-за угла появилась фигура. Темнота полностью поглотила силуэт, и она не сразу поняла кто это. Он быстро оказался рядом, сильные руки впились в талию и прижали к стене. Ариша не успела даже испугаться. Он не медлил, и она ощутила на губах его губы. Целовал страстно и жадно, щетина царапала, оттеняя приятные ощущения. Тяжело дышал, тело напряжено, руки ласкали настойчиво и дерзко, как будто не знали, где именно им больше всего хотелось бы остановиться. Она задыхалась от нахлынувших чувств и должна была остановить, но не могла. Сгорая от желания, обвивала шею руками, запускала в волосы. «Это неправильно. Он ведь мой друг и совсем не подходит», - стучало в голове. Но внутри всё взрывалось и испепеляло. Тело, не знавшее ласк, горело и подчинялось натиску.  Ощутив, как сильно он распалился, понимала, что назад пути нет. И тогда почувствовала намерение деда, который принял решение и направлялся сюда. «Ну, конечно. Он почувствовал мои эмоции». От одной мысли об этом густо покраснела.  Всё ещё сходя с ума от близости, сильно толкнула Серого в грудь. «Уходи! Дед идёт сюда!»  Он как-то отчужденно посмотрел. Ариша часто заморгала,осознавая, что впервые сказала что-то у него в голове. Раньше ей такое проделывать не удавалось. Тогда он быстро чмокнул её в губы и побежал по коридору в противоположную сторону. А она, растрепанная и запыхавшаяся, преодолела два поворота и оказалась в своей комнате. Во время, потому что в дверь сразу же постучали. Конечно, дед не поверил в невинную историю о том, как мирно и одиноко спала, но виду не подал. Когда ушёл,пыталась переварить события  и придумать, каким образом научиться отгораживать от деда эмоции. Ведь то, что сегодня ощутил, было  личным. Находиться рядом с ним теперь будет стыдно. И Серый. Было так хорошо и приятно, что сама себе побоялась в этом признаться. Медленно скользнула в сон, думая о нём, и улыбка застыла на устах.

    Утро разбудило пением птиц за окном, и она сладко потянулась в кровати. Отец говорил, что раньше птицы выглядели иначе, но не осталось ни одного тому подтверждения. Не изменилось только одно - они всё ещё пели. Ариша  села в кровати. В полдень станет совсем взрослой. По меркам «старо-землян» совершеннолетие наступало в семнадцать. Помимо того,  что ощущение взросления приятно кружило голову, от него был  ещё один несравненный плюс - сможет делать всё,  что захочет. Вот почему отец так нервничал. Было нелегко отпускать свою девочку в большое свободное плавание, хотя бы потому, что он считал её ребёнком. «Но, я уже не ребёнок», - констатировала факт, улыбаясь во весь рот. Позже поймёт, что никогда так не ошибалась, желая повзрослеть как можно скорее. Но это будет потом, а сейчас она наслаждалась  солнечным утром и особенным днём.  Дверь в спальню приоткрылась, первыми в проёме появились цветы, затем отец. Он выглядел лучше, чем вчера. «Доброе утро принцесса. С днём рождения!» Цветы были необыкновенной красоты, напоминавшие тюльпаны, но при этом  переливающиеся всеми цветами радуги. Она взяла букет и вдохнула чудный лесной аромат, один из её любимых. «Спасибо папочка». Вскочила с кровати и крепко обняла.

- Одевайся, и пойдём, прогуляемся перед завтраком.

Привела  себя в надлежащий вид, оделась и отправилась вместе с ним, петляя подземными коридорами.  Они шли продолжительное время, и она начала понимать, что никогда ещё не была в этой части подземки. Вскоре вышли на улицу  совершенно  с другой  стороны здания. Отсюда где-то вдалеке можно было услышать шум оживленной главной. Вопросительно посмотрела на отца. Он молчал какое-то время,  а она не осмеливалась нарушить тишину. Глубоко и устало вздохнув, повернулся лицом.

- Когда мне было семнадцать лет, я не обладал силой. Отец блокировал всё, стерев воспоминания. Довольно долго мне приходилось полагаться только на человеческие качества. Тогда так было нужно. Я и подумать не мог, что когда-нибудь стану тем, кто я есть. Я обрёл силы после того, как встретил твою мать. Она будто пробудила их ото сна. Не хочу, чтобы ты думала, что не достойна меня. Знай, ты лучшее, что со мной когда-либо случалось. Я полюбил тебя задолго до появления на свет, - он впервые говорил с ней об этом, поражая и огорчая одновременно. - Не нужно стараться получить какой-то сильный дар. У тебя и так есть всё, что нужно, – положил руку на место, где располагается сердце, - здесь внутри, - немного помедлив, продолжил. - Я знаю, что хочешь уйти. Конечно, считаю, что это опасно и ты слишком молода. Но не стану вставать напути. - Ариша открыла от удивления рот. - Ты не всегда закрываешь мысли от матери, - пожал плечами и грустно улыбнулся. - Запомни этот коридор. Через него покинешь дом, когда пожелаешь. - Она ещё раз крепко его обняла.

- Спасибо, пап.

- Просто помни, что я люблю тебя. Это будет неизменно всегда.

- И я тебя люблю, пап.

Немного полюбовавшись диким лесом, незаметно вернулись. От счастья в груди появилось странное ощущение легкости.  Она поверить не могла, что отец был на её стороне. Но и прекрасно понимала, что ему за это определенно достанется от матери.

Зал для аудиенций был украшен живыми цветами и яркими лентами, на столе пурпурная скатерть и множество блюд на любой вкус. Потихоньку зал наполнялся людьми, поздравлявшими с Днём Рождения и преподносившими подарки. Мать легко и грациозно подошла и поравнялась. Не поворачивая головы, заговорила  любимейшим из её способов. «Знаю, как не любишь, когда лезу в твою жизнь. Но я твоя мать и считаю нужным делать это, ради твоей безопасности. Ни о каких путешествиях и речи быть не может!» «Мам, почему бы тебе не запереть меня в клетке? Так было бы гораздо проще!» Ариша сверлила ее глазами, но та не желала встречаться взглядом. «Интересно, что подвигло тебя ослабить внутреннюю защиту и позволить прочитать мысли? Может быть тот небольшой сексуальный опыт в коридорах?». Пропал дар речи. «Идиотка, расслабилась. Она всё узнала и  пытается шантажировать». Такого удара не ожидала. Чтобы не происходило, Ариша всегда уважала и ценила её, и не могла даже представить, чтобы та опустилась до чего-то гнусного вроде шантажа. «Не понимаю, о чём ты». «Естественно. Посмотрим, что на это скажет отец».  Ариша была в ярости, лицо  покраснело, кулаки сжались, тело напряглось настолько, что готово было вот-вот взорваться. «Нужно расслабиться. Нельзя выдать эмоций». Она хотела ответить, но та уже удалилась в другой конец зала и оживлённо беседовала с Казахом. Осторожно обойдя собравшихся, приблизился Серый. Он кивнул и вложил в руку маленькую коробочку.

- Открой, когда будешь одна, – шепнул  на ухо и отошёл в сторону, дабы не привлекать лишнего внимания.

Аккуратно убрала коробочку в карман. Гости радостно общались, предвкушая застолье, но ей было не до них. Через пятнадцать минут в ней должно было открыться что-то новое или же нет. Тогда дар исчезать станет единственным напоминанием о том, что принадлежит к этой сверхъестественной семейке. Напряжение нарастало. Отец улыбался, и это немного успокаивало. Дед был рядом, ощущая смятение. И всё же она стала мерить шагами зал. Устоять на месте оказалось слишком трудно. Десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два.  «О Господи! Сейчас свершиться!» Один. Зал взорвался  аплодисментами. «С Днём Рождения,  Ари!»  Визг и улюлюканье толпы стояло в ушах, голова кружилась, картинка подрагивала. Внезапно внутри разлилось тепло, обволакивая внутренности, растекаясь по венам. Она чувствовала прилив силы, как клокочет и собирается  из каждой клеточки существа невероятная мощь.  Всё предстало в ином свете, в мельчайших подробностях. Даже крупинки пыли, парящие в воздухе, казались чём-то отделённым, и в то же время частью всего. Она стала единым целым и неделимым со всем, что окружало, словно сама была всем. Толпа затихла и с восхищением или с ужасом смотрела. Ариша не могла разобрать. Только сейчас заметила, что парит в воздухе. Спохватившись,  потеряла состояние гармонии и плюхнулась вниз, больно ударившись об каменный пол. Серый  тут же оказался рядом и легко подхватил на руки, словно она ничего и не весила. Сильное, мускулистое тело била мелкая дрожь. Он смотрел ей в глаза  как-то по-новому, с неподдельным интересом и в то же время с опаской.

- Тебе больно? Твои глаза, Ари…, горят.

- Я в порядке. В каком смысле горят?

Кто-то  передал зеркальце. Заглянув, вскрикнула от  неожиданности.  Глаза, и правда, сияли ярким, красным светом. «Сосредоточься и отпусти силу», - зазвучал дед в голове, у него на лице застыло радостное выражение. Как только немного успокоилась, замедлила пульс, глаза приняли обычный серый оттенок, а сила вновь растеклась по клеткам организма.  Люди громко перешёптывались, обсуждая случившееся. Ей совсем не хотелось больше там оставаться. Серый понял без малейших намёков, и как только все отвлеклись на дядю Барса, демонстрировавшего  дар телепортации, улизнули из зала.

Молча вышли на улицу и очень скоро оказались в лесу на излюбленном месте.

- Откроешь подарок? Теперь можно, – сказал нежно и слегка погладил по щеке.

Она  немного помедлила и  достала из кармана коробочку. Когда открыла, от удивления не могла промолвить ни слова. Там лежало колечко, выкованное из золота, а по верхнему ободу располагались три драгоценных камушка:  красный, зелёный и белый. Они переливались в лучах солнца. Серый аккуратно взял колечко и с любовью посмотрел в глаза.

- Ари. Я люблю тебя с того самого дня, как появилась на свет. И знаю…, что тоже чувствуешь ко мне что-то. Будь… - Она не дала закончить фразу, закрыв ладонью рот.

- Я не готова! Я не знаю, что чувствую! Это не справедливо!

Он не хотел принимать отказа и поцеловал, как показалось, довольно грубо. Гнев окутал изнутри, и волна силы ударила его в грудь, отбросив в ближайшее дерево, расколовшееся от удара надвое.  Она закрыла сознание, понимая, что присутствие деда сейчас не решит проблемы, а скорее наоборот. Опомнившись,  и с трудом уняв желание крушить, подскочила к нему. Он не сильно пострадал. Парень на редкость крепкий попался,  и это не могло не радовать. Так. Пара синяков и кровь,  голова нуждалась в нитке с иголкой. Инстинктивно приложила к  ране ладони, и они тут же загорелись красноватым свечением. Рана затянулась за считанные секунды. Серый открыл глаза и медленно заморгал.  Его мысли нескончаемым потоком пронеслись у неё в голове. «Ох! И угробит меня эта любовь!» Ариша заулыбалась. Теперь, когда угроза была устранена, ситуация казалась даже забавной. Значит, в совершеннолетие ей открылось, по меньшей мере, три дара. Один из них был в точности как у матери. Не терпелось опробовать его на ней.  «Интересно, если я поцелую ещё раз, она меня всё-таки прикончит?». Ариша засмеялась заливисто громко и чмокнула в щёку. «Слушай, Серый. Давай не будем торопиться, хорошо?». Он кивнул, но выражение лица было недовольное.  Солнце торопилось зайти за горизонт, и они тоже засобирались домой. По дороге он никак не мог понять, как голова выдержала такой мощный удар и не столь удачное приземление. Но она не стала раскрывать правду. Должен же быть и у нее козырь в рукаве. Да и кому хочется быть для мужчины открытой книгой?

   Как только переступила порог, со всех сторон обступили гости. «Зря надеялась, что разойдутся к этому времени». Удовольствия пьяные от местного самогона лица не доставляли. В голове шумело от мыслей, мешало сосредоточиться. К тому же мысли многих были противными и непристойными. Дед обнял за плечи. «Научись закрывать их. Иначе сойдёшь с ума». «Как ты закрываешь от меня свои?». Он улыбнулся. «Ты слишком быстро  выросла, моя дорогая. Я был практически на сто процентов уверен, что унаследуешь дар матери». «Не говори ей об этом. Хочу сделать сюрприз». Подмигнула, и они  расхохотались так громко, что десяток гостей умолкли и таращились в их сторону. «Потренируемся с силой завтра. До отъезда ты должна научиться себя защищать». Кивнула. Отгородившись от мыслей гостей, сосредоточилась на матери. Как только желание проникнуть в голову  возросло до предела, начала слышать некоторые обрывки. «Почему не могу читать их в полной мере? Так ведь ничегошеньки не разобрать».  Видимо мать защищалась на подсознательном уровне, или  её умение было недостаточным для таких экспериментов. Приблизившись  незаметно, и сделав вид, что интересуется  праздничным столом, попыталась вновь. «Где  же его черти носят?! Как всегда,  копается со своими  трупами! Ну, сколько можно?!» Мать была в бешенстве, и  она ощущала гневное, нестабильное настроение. Затем Ариша собрала силу, сконцентрировала  и направила на её сознание. Не  знала, как это должно работать, просто прислушалась, и получилось с первого раза. Перед глазами мгновенно заплясали картинки.  Красивая, маленькая девочка с вьющимися волосами держит за руку светловолосого мальчишку. Нежность прикосновения, громкое биение сердца. Девочка стала больше. Домик на дереве, тот же мальчик. Они читают  какие-то книжки и смеются. Его глаза прекрасны. Неловкое касание руки, ощущение теплоты. Картинка сменилась. Дед, только моложе, катает их на машине. Спереди сидит её папа. Непринужденная атмосфера, любовь и радость, царящие в сердце. Чувство быстро сменилось отчаянием, скукой разъедающей душу. Безутешные слёзы лились по тому мальчику с удивительными и родными серыми глазами. «Это же папа! Но, что произошло? Отец что-то говорил про то, как его заставили забыть. Значит, и её он тоже забыл». Наскучило грустное  воспоминание, и она  пожелала пролистать, но мысленно переборщила и мотнула слишком далеко.  Следующая картинка открылась взору.  «Старо-землянин»: уродливый, высокий и мощный,  сверкая злобными, красными глазами, набрасывается на неё. Она кричит и откидывает волной силы, но это только развеселило противника. Ариша слышала мерзкий хохот, звенящий в ушах. Ощущала состояние обреченности, неминуемого насилия и смерти.  И тут её резко выбросило назад. Жёстко  мать  одёрнула за руку и потащила за собой. «Ох, и достанется же мне!»  Дед хотел заступиться, но встретился с взглядом Милы и поник. Через секунду они уже были в другом конце зала. Она гневно сверлила дочь глазами.

- Так вот, значит, какой дар ты обрела? Я безумно рада, что  обзавелась новой игрушкой и, наконец, перестанешь ныть! Но ты не имеешь никакого права лезть в мою голову! – Ариша  переборола  первобытный страх.

- Как и ты в мою, мама! - тяжело дышала, пытаясь побороть желание  убежать обратно в лес.

- Ты вся в своего отца! Одни лишь нервы от вас обоих! - Она вдруг заметила, какой встревоженной и уставшей выглядит мать.

- Прости. Что-то не так?

- Твой отец беспокоит меня и очень сильно. Боюсь, он опять играет со временем…

- Что это значит?

- Да, нет ничего. Не беспокойся. У меня всё под контролем, – сказала осекшись. Ариша  кивнула и не стала расспрашивать, хоть и не была уверена, что так оно и было на самом деле.

Праздник подошёл к концу, но отец больше так и не появился в зале.  Ариша  тревожилась и хрустела костяшками пальцев, ловя недовольные взгляды.  Гости начали расходиться. «Ну, наконец-то!». Суматоха жутко выматывала.  Переживания волнительного дня тяжелым грузом легли на плечи, придавливая к земле, умоляя тело об отдыхе и неге. Но тяжёлые мысли не давали расслабиться. Она не стала прощаться с гостями, а тихонько ускользнула и направилась в лабораторию отца, хоть он и не раз запрещал  туда ходить. Найти нужный коридор было не так просто, потому что был засекречен. Но для неё это не составило особого труда. Отворив со скрипом ржавую металлическую дверь, оказалась в просторном холле, за которым начинались стеллажи  с различными образцами: где-то тканей, где-то камней. Не успев достигнуть нужной комнаты, уловила разговор. Поразилась, ведь фактически подслушивала приватный, внутренний разговор. Не знала никого, кто обладал бы подобным даром. Да и кто признается, что может узнавать тайны других. Тогда это перестанет быть полезным. Настолько заинтриговала новая способность, что решила не торопиться с появлением. «Я так рад  тебя видеть! Столько лет прошло! Знаешь, я скучал по твоей предательской заднице!» Они хохотали. Определённо собеседницей была женщина. Выдавал не только тембр голоса, но и исходящие от неё флюиды. Каким-то образом  Ариша чувствовала и это. «Ах, друг мой! Надеюсь, ты простил мою слабость? Знаешь, ведь мы с ним женаты. И он оказался не таким плохим мужем и отцом, как ты мог подумать!» «Отцом! Поздравляю!» «Да, у нас сын - Зир, означает  «могущественный»». «Дай угадаю, кто из вас выбирал имя!» Хохот вновь наполнил сознание. «Кстати, мой  мальчик ровесник  твоей дочери. Мы взрослеем немного  раньше. Неделю назад ему исполнилось семнадцать». «Не думаю, что ты вернулась на Землю, чтобы сосватать сына». Голос отца звучал настороженно. «Да, ты прав. У нас на планете кое-что происходит Макс. Есть определённая группа. Они называют себя  повстанцами...».   Ариша  задела одну из склянок на стеллаже, дребезг стекла разнесся по помещению, и не оставалось ничего, кроме как робко войти в комнату.

- Эй, пап. Я просто хотела убедиться, что с тобой всё в порядке. Здравствуйте, -застыла на месте, увидев собеседницу.

Обладательницей приятного, ласкового голоса оказалась  «старо-землянка»: высокая и гибкая, и на лицо в отличие от многих миловидная. Она смотрела на  Аришу,  сощурив глаза, блестящие от интереса.

- Как ты выросла. Я помню  тебя совсем малышкой едва переставляющей ножки. Теперь передо мной  юная леди, правда, с отсутствием манер и безмерным любопытством. Впрочем, это у тебя от матери. Что ж, меня зовут Сильва, приятно познакомиться.

- В свою комнату быстро! – закричал отец, взбешённый выходкой. Вокруг начала потрескивать сила, так он был зол.

Дважды повторять не пришлось, её как ветром сдуло из лаборатории. Сильва. Она никогда раньше не слышала о ней. Оказывается, у родителей были тайны. «Как тот противный землянин из воспоминаний матери.  Бррр».  Затряслась от отвращения, вспомнив его лицо.  Кровать мягкая и приветливая встретила пуховыми объятиями, и  она провалилась в сон без сновидений.

Глава 2. Зир

  Утром голова трещала и отказывалась подниматься  с подушки. С трудом пересилив состояние, приняла ванну. Мучилась от угрызений совести, что подслушала  разговор отца, и прекрасно осознавала – утро не будет радужным. Когда подходила к столовому залу, задумалась о грядущем  наказании, и наткнулась на Вику.

- Извини, Вики, –  шумно втянула воздух, сбив дыхание столкновением.

- Ничего…я. Ничего страшного, – выглядела она не очень:  осунулась, поистрепалась.

Неожиданно сила стала собираться воедино из каждого уголка существа. Происходило это неосознанно, ведь ещё не умела ей пользоваться. Ариша вздрогнула от того, что картинки начали всплывать перед глазами. Это была Вика. Она сидела на кровати в своём уютном домике и держала в руке острый нож, разрезая запястья. Горькие, одинокие слёзы смешивались с кровью. Боль, острая и невыносимая, терзала. Только не физическая, а души. «В чём же причина?». Тень одиночества покрывала чёрным саваном, заполняла пространство, не давала дышать полной грудью. Чувства сильные, мощные кружили голову, мысли сосредоточены на нём. На мужчине, который оказался рядом и перевязал запястья, и успокоил,  гладя по голове. Несомненно, у них когда-то был роман. «Какие знакомые руки. А глаза роднее и ближе – голубые, неземной красоты. О, Господи!» Громкий голос Вики вывел из видений. Ариша даже немного устала. «Наверное, такие эксперименты не стоит проводить на голодный желудок». Голова кружилась, земля уходила из-под ног. Последнее, что запомнилось - тощие, сильные руки подхватили в момент падения,  а перепуганная Вика звала на помощь.

Очнулась она в незнакомой комнате, увешанной картинками  с изображениями различных городов, которые отчаянно рвалась посетить. Глаза  болели от раздражавшего яркого света. Присев на кровати, поняла, что совершенно неготова идти. Ноги отказывались слушаться. Да и головная боль присоединилась к глазной  совершенно внезапно. Потирая виски, попыталась сфокусироваться. Получилось, но лишь с третьей попытки. В кресле сидел высокий, жилистый «старо-землянин», который в отличие от деда и остальных, что ей знакомы, не был таким бледным. Его кожа имела оливковый оттенок, темный и глубокий. Заметив, что очнулась, он поднял волевой подбородок. Широкие скулы гармонично смотрелись на вытянутом лице. Красные глаза внимательно её изучали. Густые, чёрные волосы были немного взъерошены, и она отметила, что это по-мальчишески мило. Он расправил широкие плечи и прищурился. «Доброе утро, спящая красавица». Голос у него оказался грубый, но притягательный.

- Я не настолько близко знакома с тобой, чтобы разговаривать внутренне. Для меня это также интимно, как и для любого другого из ваших! – дерзко бросила в ответ, и он обнажил зубы в злорадной усмешке, пожал плечами и фыркнул.

- Извините, что оскорбил и унизил вас «Ваше Величество»! –  сказал надменно, не переставая разглядывать.

Злость мгновенно активировала силу, и вокруг зарябили  волны. Незнакомец приготовился к атаке, вскочив с места и выгнув спину. Холодный взгляд  был определенно знаком. Вот только вспомнить, откуда она  не могла. В этой комнате могло случиться непоправимое, если бы в неё не ворвался отец. Он был не столько расстроен, сколько разгневан, и в упор уставился на незнакомца.

- Как ты посмел принести её сюда? Уложил в свою кровать? -  воздух рябил, было заметно, как тяжело ему сдерживать силу, подстегиваемую эмоциями.

Видимо с самоконтролем в этой семье не было проблем только у деда и матери. Отец являлся по натуре очень вспыльчивым человеком, и  Ариша унаследовала его характер. Оливковое лицо стало бледным и осунулось, но глаз он не отводил, демонстрируя невиданную смелость. Ариша удивленно моргала, ведь каждый  до  чёртиков боялся её отца, зная, какими невероятными дарами тот обладает. Он мог щелчком пальца раздавить его, и даже не моргнул бы при этом. «Папа, он помог мне! Его нужно благодарить, а не обвинять!» Волны вибраций, рассекавшие воздух, стали медленно утихать. Он взглянул на неё, серые глаза стали темнее, почти чёрные. Так происходило всякий раз, когда был сильно расстроен. «Что произошло?». «Я всё объясню, пап. Только без свидетелей, ладно?». Он кивнул.

- Спасибо, что позаботился о моей дочери. Похоже, я немного погорячился.  Зир, верно? –  говорил, не глядя на собеседника, испытывая неудобство.

- Да. Так меня зовут. - Зир  же выглядел уверенно, и  она  не смогла не восхититься его храбростью. Отец протянул ему руку.

- Макс. Добро пожаловать. Будь как дома.

Он пожал руку в ответ, и Ариша уловила мысль: «Я и так дома, болван!» Несмотря на то с какой злостью думал, это её почему-то развеселило, еле сдержала улыбку. Отец взял дочку на руки и унёс. На прощанье она улыбнулась Зиру, и тот улыбнулся в ответ.  Отец молчал всю дорогу, а её снедало любопытство,  каким даром обладает «старо-землянин». Он положил её на кровать и тревожно посмотрел в глаза. Всегда становился уязвимым,  когда речь шла о дочери. «Все о.к., пап». «Я это вижу». Дверь отворилась, и в комнату, паря над землей, влетел дед. Они с отцом обменялись взглядами, тот вскочил и быстро покинул комнату, даже не попрощавшись. Она отметила странность явления.

- Почему ты упала? Какой дар применяла? – напряжённо спросил дед.

- Телепатию.

- Ты не упала бы от телепатии в обморок, лишившись всей мощи. Нужно было затратить энергии в десятки раз больше! Не лги мне! Какой дар ты открыла, Ари? – он по-настоящему рассердился, она ощущала это физически. Ничего другого не оставалось, как рассказать правду.

- Я умею лечить. – Он застыл и помрачнел.

- Серьёзно?

- Да. Я лечила вчера, когда Серый ударился. А утром использовала телепатию и упала, - виновато разглядывала одеяло. Он шумно вздохнул.

- Такой же дар был у моей матери. Ладони и глаза светились красным, когда исцеляла.

Взял её за руку и быстрым движением лезвия, которое достал прямо из воздуха, разрезал ладонь. Она вскрикнула от боли, и затем наблюдала, как рана затянулась за считанные секунды.

- Вот он, твой основной дар. Ты «целитель». И это худший из всех возможных даров,  моя дорогая. Единственное, что хорошо - способность к регенерации, которая идёт как бы в довесок. -  Ариша  непонимающе моргала. - Моя мать угасала каждый раз,  используя дар. Становилась слабой. Жертвуя собой, спасла многих. Пожертвовав, исцелила меня. Рана была смертельная, и она фактически воскресила меня ценой своей жизни. Быть может, потому во мне чуть больше человечности, чем в таких же стариках, как и я. Но воскресить может лишь обладатель высшего уровня. Его получают далеко не все. Будем надеяться, ты не в их числе.

Она  никогда ничего не слышала о прабабке. Знала только, что её звали Фира, и та когда-то давно  занимала место в совете старейшин.

- Мне так жаль. Ты никогда не говорил об этом раньше.

- Я могу гордиться тобой? Обретя силу в полной мере, ты научилась отгораживать эмоции. – При упоминании об этом она съёжилась в постели. - Должен признаться, так гораздо легче для нас обоих, хоть я и буду скучать по всему этому. - Она кивнула. Он погладил по щеке. - Я прикажу, чтобы тебе приготовили восстанавливающий отвар. Запомни! Не используй дар понапрасну! Он может отнимать слишком много! И будь осторожна. Мы ещё поговорим об этом. Теперь ложись, и отдыхай.

Как только дверь за ним затворилась, смогла полностью расслабиться. Всё могло быть гораздо хуже, но обошлось. Похоже, у неё был талант избегать тяжких  последствий за свои действия. Вспомнила Зира, выгнувшего спину для броска, и как вспотело от напряжения оливковое тело, как играли мускулы под рубашкой, как дерзко вёл себя с отцом. Осознала, что улыбается, думая о нём. «Ни в коем случае! Нет!», - затрясла головой. Дерзкий,  наглый и беспринципный  «старо-землянин» должен быть наказан за  отношение к ней,  и  уж тем более никак не поощрён  вниманием. «Надо его проучить. Ох!» Вспомнила, что прочла в мозгу Вики. Соскочив с кровати, мерила комнату шагами, внутри клокотало. Сердце что-то  сжимало, и оттого его пронзала острая  боль. «Да, как он посмел! Убогий кобель! Спал с ней! А потом решил и со мной тоже?». Сила   трещала, издавая противный звук, предметы поднялись в воздух и зависли.  Гнев нарастал волнами,  и каждая была агрессивнее предыдущей. Если бы сейчас Серый попался на глаза, то наверняка уже был бы мертв. Как могла так ошибаться? Как могла доверять? Позволять трогать себя?  Он осмелился сделать предложение! Интересно, зачем ему это? Хотя, что гадать. Она ведь теперь сможет узнать  всё, что пожелает. Именно это и собиралась сделать. Разбив на эмоциях несколько предметов о стену, даже не прикоснувшись, открыла мысленно дверь и поспешила разобраться со всем этим жутко смердящим дерьмом.  Но как только прошла половину коридора, наткнулась на Зира. «Опять ты! Ох! Как же ты мне надоел!» Одна неосторожная мысль отбросила его с дороги, и тот  врезался в стену. Камни осыпались, немного  поколотив по голове. «Спятила! Я шёл извиниться!» Заметила, какими дикими и холодными были у существа глаза, будто вся ненависть мира жила в них годами. Нелепая ситуация немного охладила пыл.

- Извини. Я просто…

- Что просто? - она не знала, как описать, что чувствует. - Просто психически больная? Это я сразу заметил, - держался за руку, камнепад её повредил.

Дед просил не пользоваться даром, но она очень хотела загладить вину. Протянув руку, направила силу на ушиб,  и кожа в том месте вновь стала оливковой. Зир  часто захлопал ресницами.

- Круто! Как ты это сделала?Твои руки и глаза, они прямо светились! – восхищенно восклицал он.

- Это мой дар. Только никому не говори, ладно?

Ноги подкосились, и она вновь потеряла фокус. Сильные руки подхватили и понесли по коридору в обратную сторону. Она качалась у него на руках, глаза предательски слипались. Он уложил в кровать и сел рядом, такой нелепый и большой. Комната явно была ему мала.

- Спасибо, что отнёс …, -  не осталось энергии, нужен был отдых. Как и сказал дед, дар забирал гораздо больше, чем давал.

- Ты такая бледная. Ты больна? - выражение лица походило на обеспокоенное. У Ариши внутри зажегся огонёк любопытства. Если бы только могла, с удовольствием  покопалась  бы  в его мозгах.

Он  улыбнулся, оскалив зубы. «Я тоже телепат, принцесса. И ты слишком громко думаешь. А знаешь, что ещё странно - даже обессилив,  отгораживаешь сознание. Обычно я сразу узнаю всё, что пожелаю». Его глаза заговорщически блеснули.

- Отлично. Ещё один телепат, - пробубнила она недовольно. Теперь ей казалось, что дар телепатии не такой эксклюзивный, каким был сутки назад.

- Мой отец является мощнейшим телепатом  тысячелетия. Я унаследовал дар от него.

- Правда? Никогда не слышала о мощнейшем из телепатов, –  облокотилась на подушку, благодарная спина заныла в ответ.

- Что ты вообще слышала? Ах, да! Ты, наверное, как и другие девчонки интересуешься только мальчиками! И к тому же гораздо старше себя! –  глаза вновь обрели жестокость, утратившуюся на короткое мгновение.

- Как ты посмел копаться в моей голове? Кто ты такой, чтобы так делать? – сказала холодно и гневно, Зир на мгновение растерялся.

- Я не копался! Оно, знаешь ли, само всплывает, когда эмоции сильные! Но ты этого тоже не знаешь, мисс самая умная!

- Убирайся, -  процедила сквозь зубы, отвернувшись.

Отсутствие силы делало уязвимой, беспомощной, но ни в коем случае не лишало гордости. Он  вскочил с кровати и одним прыжком преодолел расстояние до двери, которой хлопнул так сильно, что  несколько камней осыпалось с крыши. «Да, как он смеет так разговаривать со мной? Урод!» Долго не могла уснуть  из-за бушевавших чувств и беспокойства, причинённого мужчинами. В итоге пришла к выводу, что в не зависимости от расы,  существа мужского пола моральные отщепенцы. И незаметно провалилась в сон без сновидений.

Утром чувствовала себя гораздо лучше, лицо зарумянилось, глаза обрели прежний блеск. Поход в ванную расслабил и прибавил сил. Никак не могла выкинуть из  головы  Зира, который рассердил и заинтриговал. Как ни странно,  но напрочь забыла о Сером и его маленьком, гадком секрете. За завтраком присутствовали все кроме отца. Мама промямлила что-то невнятное, а попытки прочитать мысли не увенчались успехом. Теперь, когда и она, и дед, знали о даре, это стало практически невозможным. В последнее время отец, и правда, сильно тревожил поведением. Сердце болело от мыслей, что с ним может случиться что-то ужасное. Ариша гнала их прочь. Угрюмо уставившись в тарелку, решила расспросить деда о гостях.

- Дед, ты случайно не знаешь, правда ли, что отец Зира сильнейший телепат тысячелетия и всё такое? -  он сделался белее обычного, что не смогло укрыться от любопытных, пытливых глаз Ариши.

- Да. Это правда. Почему спрашиваешь? - мать  тоже стала вести себя как-то странно, роняя из рук предметы.

- Тебе не стоит связываться с этим парнем, дорогая! Его семья не самый лучший выбор! -   нервно крутила вилку в руке.

- Я просто спросила, вот и всё. Я не собираюсь ни с кем связываться.

Остаток утра бесцельно бродила по лесу, наслаждаясь тишиной, спокойствием и пением птиц. Как и всегда тянуло подальше от дома, и она  не спеша  добрела до небольшого озера, скрывшегося за бурьяном. Вот и любимый островок. Остановилась, устремив взгляд на водяную гладь, манящую прохладой и  свежестью. Природа была поистине прекрасна в это время года.  Великолепие, которое создаёт Земля,  таинства,  что скрывает, притягивали  Аришу, словно магнит. На мгновение показалось, будто кто-то смотрит, но обернувшись, никого не увидела. Такое чувство иногда возникает у людей, когда уставший мозг играет в игры иллюзий и подозрений. Медленно сняла одежду, полностью обнажив  прекрасное, юное, нежное тело. Позади хрустнула ветка, и она вновь обернулась. Это была всего лишь белка.  Зверёк поднял все четыре уха и повертел в разные стороны. Тёплый ветерок обдувал, приятно лаская. Погрузив пальцы в воду, замычала от наслаждения. Как приятно искупаться в жаркий  денёк. Солнце согревало, несмотря на конец лета. Погрузившись в воду целиком, разом отбросив грустные мысли и сомнения, наконец-то смогла расслабиться и восстановить растраченные силы.  Искупавшись,  грелась на солнце до тех пор, пока густые, вьющиеся  волосы полностью не высохли. Когда начала одеваться, снова услышала  хруст веток. Только белки там уже не было. Не покидало ощущение, что за ней наблюдают. А она привыкла доверять чувствам.  Быстро натянув одежду, направилась по той тропинке, которая проходила мимо  загадочного, шумного места. Сосредоточив  силу внутри себя, ощутила прилив такой мощности, что закружилась голова, и пришлось на секунду остановиться, чтобы опять не упасть в обморок. «Всё-таки дед прав. Нужно срочно учиться это контролировать». Воздух возле ближайшего дерева всколыхнулся и рябил еле заметными небольшими волнами. Нечто,скрывавшееся там, будто осознало, что вот-вот будет раскрыто, и, треща ветками, побежало вглубь леса. Не зная насколько правильно поступает,  она  мысленно направила силу, и сбила кого-то невидимой волной с ног. Подойдя ближе, направила силу вновь. «Покажись». Невидимая завеса упала, и на земле, корчась от боли, проявился  Зир. Серые глаза метали молнии, скулы свело от напряжения. Занесла над ним руку и ударила ещё раз прямо в живот, намного сильнее, тот протяжно завыл. Она была сама не своя от злости и чувства стыда. «Как он посмел смотреть?». Из лесной чащи послышались торопливые шаги,  и вскоре, проломив туловищем бурьян, на тропинке показался Серый. Он спешно подбежал и закрыл её собой.

- Он тебя тронул, Ари? – грудь вздымалась, сюда он бежал, и, похоже, быстро…

Ариша была вбешенстве от происходящего и не смогла ответить, просто выпустила чувства на волю, и вырвала с корнями несколько деревьев, окружающих их троих. Серый отшатнулся.

- Что ты творишь? Успокойся! Нельзя использовать так много силы! - она надменно смотрела на него холодным и отрешенным взглядом, он хмурился.

- Ах, да! Зир,  посмотри-ка, вот и прибыл знаток по части дара! Интересно, где же он пропадал? Может, был в гостях у своей маленькой,  суицидальной мышки? С которой недавно развлекался?  А  потом ему наскучило, и он вдруг решил, что кошки ему нравятся больше! – выпалила на одном дыхании. - А этот грязный извращенец – Зир! Он только что смотрел на меня абсолютно голую, покрываясь, что удивительно, даром невидимкой.  Надеюсь, тебе  понравилось шоу, Зир?

- Что это означает? - Серый был сбит с толку.

- Что вы мальчики подходите друг другу! Вот что! Не смейте больше приближаться ко мне! Хотя бы посмотрите, и я расскажу папе! Он уничтожит вас обоих, не прилагая особых усилий! –  от стресса  подергивался глаз. Так её ещё никто никогда не выводил из себя.

- Справедливо, -  выдохнул, корчившийся от боли, Зир.

- Ари …, дай объяснить…Я…

- Я уже всё сказала! Счастливо оставаться! –  зашагала прочь, оставив двоих  на тропинке.

Считая шаги, множество раз прокручивала разговор в голове, и на секунду показалось, что была слишком груба и перегнула палку. Но вспомнив, что именно они сотворили,  переменила решение  и подумала: «Возможно, даже мало, и нужно сделать больнее». Вспомнив, как  Зир  рассматривал, покраснела с головы до пят, и тут же избавилась от навязчивых, стыдливых мыслей. Несносный, наглый, злобный, он выводил из равновесия. Также решила, что на этот раз с Серым однозначно кончено.  Как мог он такой  чуткий и нежный, добрый и честный, превратиться за столь короткий отрезок времени в эгоистичного человека, причиняющего другим столько боли?  Никак не укладывалось в голове. Сердце нещадно ныло, страдая от потери лучшего друга и человека, к которому питала сильные чувства. Смахнув с ресниц одинокие слёзы, посмотрела в небо, розовеющее к закату.  Так хотелось смотреть в него где-нибудь далеко отсюда. «Интересно, в Париже оно такое же, как здесь, или имеет другие оттенки?».  Мечтала там побывать. Старые книги и бывалые путешественники удивляли рассказами о романтичном городе. С другой стороны кто знает, во что он мог превратиться. Шумно вздохнула, опустив плечи. Захотелось как можно скорее оказаться в своей комнате, закрыться от всего, и уж тем более совершенно не было желания идти куда-то ещё. Как жаль, что планам не суждено было сбыться.

Глава 3. Шёпот вокруг

Как только оказалась у секретного входа, который показал отец, услышала голоса и автоматически стала невидимой. Очень часто это происходило само собой, подсознание посылало импульс и задействовало силу.  Похоже, любознательностьбрала верх, потому как она никогда не хотела быть неприлично любопытной, каковой являлась мать. Сейчас, учитывая произошедшие с ней изменения,   больше не отрицала, что унаследовала от неё недостаток.  Ариша  притаилась за ближайшим валуном и сосредоточилась.  Силы мгновенно откликнулись, и слух в несколько раз улучшился. Это было что-то вроде зума, увеличивающего картинку. Только увеличивалась громкость. Диалог был, скорее всего, внутренним. Хотя, может, и нет. Расстояние было приличное, и силуэты не разобрать. Да и на улице уже смеркалось. Голос матери узнала сразу. «Почему тебя это совсем не волнует? Я далека от всех этих вещей. И он давно перестал со мной обсуждать дела, но чувствую - происходит что-то ужасное! И ты знаешь гораздо больше, чем пытаешься показать!». «Послушай, это сложно. Всё сложно. Я вернулась не просто так.  Ты права. Происходят  ужасные вещи, и я не уверена, что Макс сможет их изменить или повернуть вспять. Он слишком слаб. Твой муж на грани. Не удивительно, что ты такая дерганая.  Мне, правда, жаль,  Мила. Знаю, ты ненавидишь моего мужа. И меня переносишь с трудом, но я сочувствую тебе. Хотелось бы зарыть топор войны между нами». Это была Сильва. Интригующий  голос утратил привлекательность, звучал напряженно и крайне   обеспокоено, срываясь, и издавая звенящие ноты. «Я давно вас простила. Я не из тех, кто тратит жизнь на ненависть к другим. Это слишком глупо». «Хорошо.  К слову о глупостях. Мессия. Что будем делать?  На  нашей планете начинается буря. И поверь мне, я не о плохой погоде. Со дня на день свергнут старейшин. Я ещё никогда не видела свою мать такой подавленной. И когда это произойдёт, они прилетят сюда. События развиваются стремительно. Никто не знает, сколько осталось времени. Макс должен быть готов, иначе все обитатели Земли в полной…». «Да, да, я поняла».  Ветка под ногойхрустнула. Они прервали разговор и быстро скользнули в туннель. Ночь была прохладной, и она вдруг поняла, что сильно замёрзла. Значит на  Орионе, так называлась  новая планета «старо-землян»,  сейчас в самом разгаре бунт, и кто-то хочет свергнуть власть. Это должно быть ужасно, находиться в таком месте, полном мятежа, страдания и боли.  Целебная сила пригодилась бы там, как нельзя, кстати. Если конечно Ариша не истощила бы себя этим до смерти, как её знаменитая прабабка. В который раз убедилась, что мать центр притяжения всяких тайн. Жутко интриговало и будоражило обстоятельство, что по какой-то причине она ненавидела  Сильву  и её мужа. Интерес подогревало и то, что Сильва была матерью наглого прохвоста Зира.  Вместо того чтобы идти спать,   направилась к дому Виктории, развернувшись в противоположную сторону от чудо-туннеля. «Не такой уж он и секретный, папочка».  Она всё ещё была невидима  и наслаждалась любимым качеством, той частью силы, которая была с ней гораздо раньше всего остального. Для подростка дар просто находка, ведь так часто хочется свернуться калачиком в своей раковине и тихонечко  лежать, радуясь безликости и спокойствию одиночества. Внезапно вспомнила, что у Зира тот же самый дар, и снова рассердилась, руки сжались в кулаки. «И почему этот  гад  владеет тем же даром, что и я?  Это просто возмутительно!»  Размышляя, не заметила, как оказалась возле дома Вики и наткнулась на дверь. Три громких стука возвестили хозяйку  о прибытии гостя. За дверью раздались неспешные шаги. Вика  немного ее приоткрыла. Взгляд был затравленный. Такой пробуждал в людях жалость.

- Можно войти? - спросила осторожно, не желая спугнуть.

- Слишком поздно, Ари. Приходи в другой раз, – попыталась закрыть дверь прямо перед носом, но она подставила ногу.

- Ты меня избегаешь? Мы вроде были близки, разве нет? Могла бы и рассказать, что крутишь с Серым!  – стреляла гневным взглядом, елесовладея  с  эмоциями. Силы откликнулись, и одним лишь взглядом сняла дверь с петель. Вика охнула от неожиданности и попятилась, но страх будто придал храбрости.

- Как я могла рассказать об этом той, которая украла его у меня? Той, что пользовалась им, не желая по-настоящему? Глупая девка! Если ты дочь Мессия - ровным счетом ничего не значит! У тебя нет права иметь всё, что взбредёт в  маленькую, тупую головку! – размахивала руками, то и дело,  кривя лицом.

Ненависть к  Арише  копилась в ее сердце долгое время, и та, не ожидая, прорвала плотину, сотворенную из злости, обиды и зависти.  Чувства  значительно обострились,  сила захлестывала изнутри, наполняя каждую клетку. Ощущение было непередаваемо, незабываемо, великолепно,  пик удовольствия, утоление жажды жарким днём, ощущение целостности с вселенной. Ариша подумала, что обожает свой дар, и на мгновение ушла в себя, отстраняя тираду Вики на задний план.  Сама не понимая намерений, подчинилась импульсу, сделала пару быстрых шагов и притянула девушку. Тела соприкоснулись, и она положила одну руку ей на щёку, другую на сердце. Вика застыла и молча смотрела в глаза, светившиеся алым огнём, тяжело дыша от нахлынувших эмоций. Она ощутила, как нагреваютсяруки, и вскоре они также засветились. Сосредоточилась и направила тепло прямо в сердце и разум. В этот миг тысячи картинок проплывали у них перед глазами. Это были  пейзажи, прекрасные моря, океаны, пустыни, леса и горы, и люди, целующиеся, обнимающие своих чад, ожидающие появления их на свет, утопающие в улыбках. Это было настоящее счастье, нереальное, невесомое, парящее. А ещё любовь, дружба, поддержка - сильные, бьющие через край. Закончилось также быстро, как началось. Вика моргала, по щекам одна за другой скатывались слезинки. Слезы не горя, отчаяния и полнейшего одиночества, а  облегчения. Ариша вдруг покачнулась, итаусадила на кресло. Она была бледнее обычного, и Вика собралась идти за помощью, но та остановила. «Просто принеси мне воды». Вика быстро сбегала на кухню и подала стакан. «Так значит, ты телепат, как мать?». Она слегка кивнула.

- Что ты со мной сделала?

- Я не знаю точно. А что ты чувствуешь?

- Мне хорошо…, легко. Ну, понимаешь…на сердце.

- Кажется, я излечила тебя от душевных мук.

- Не знала, что ты это умеешь. Ты бледная как смерть. Может, всё-таки сходить за кем-то?

- Нет. Ты сохранишь это в тайне.

Это не было вопросом, но Вика ответила: «Да». Немного окрепнув,  Ариша  рассказала о сопротивлении на Орионе, и о том, что это может дойти до Земли.

- Уверена, твой отец сможет нас защитить. Почему ты так беспокоишься?

- Ты не понимаешь. Он слаб. Не знаю, чем он там занимается, но это его истощило. Нужно искать другой выход.

- Говоришь так,  будто у  тебя есть план, - она улыбалась  и казалась совсем другой, невероятно красивой. «Вот что разбитое сердце делает с красотой».

- Я подумала, ты сможешь помочь.  Ну, знаешь…, разведаешь что-нибудь полезное. Ты ведь близка к их кругу…, тех, что постарше. Я бы и сама могла, но меня держат подальше от всего. Вообще всего! -  комично закатила глаза.

- Отлично. Ты хочешь, чтобы я шпионила!

- Нет. Просто прошу о помощи…по-дружески, - воспользовалась фирменной улыбкой, Вика сдалась, пожимая плечами.

- Хорошо. Я попытаюсь.

Затем они крепко обнялись, как друзья, которые не виделись вечность. «Мне пора». Вика кивнула, проводив до двери.

Вновь стала невидимой и зашагала к дому. На сердце воцарилось спокойствие.  Она была несказанно рада, что ситуация с Викой разрешилась, и они стали ещё ближе друг другу.  С друзьями у дочери Мессия была напряженка. Настроение улучшилось, несмотря на недомогание от истраченной силы. Не заметила, как начала напевать под нос одну из любимых, веселых песенок. Вскоре нежилась в кроватке, потягиваясь. Усталые ноги отвечали пульсирующей болью.  Лёжа и разглядывая потолок  с нарисованными на нём звёздами  и планетами, думала об отце. Только сейчас осознала, насколько он  плох. Если даже мать забила тревогу. А её было сложно чём-то удивить или испугать.  Страх распространял липкие щупальца, окутывая дом и семью  отчаянием чёрным и холодным,  как морская бездна.  Не могла уснуть. Мысли крутились каруселью под  музыку, наводившую жути. «Я должна вмешаться и что-то предпринять». Это было очевидно  также как наличие силы. Но что она может? «Нужно рассказать деду. Тот наверняка что-нибудь придумает. Нет. Плохая идея. Он начнёт беспокоиться, расскажет матери. И начнётся очередной вынос мозга. Этого нельзя допустить. И так  забот хватает. Остаётся надеяться на Вику. Посмотрим, что она сможет узнать». Сон понемногу забирал в объятия, медленно, нежно, в то время как разум отказывался погружаться, перебирая варианты спасения. В конце концов, он поглотил и его, одержав верх над мыслями, тревогами и страхами. Тело расслабилось, дыхание стало мирным. Но не успела погрузиться в небытие, как тело завертелось в странном, цветном калейдоскопе, и оказалось в маленькой комнате. Она сразу её узнала и нахмурила брови. «Отлично. Даже во сне я не могу от него избавиться». Зир виновато смотрел из противоположного угла. «Ждал, когда уснёшь. Хотел извиниться лично».

- Это же всего лишь сон. Мой сон. А значит, мне опять снится бред, ведь мне не нужны ничьи извинения. Вы оба мне отвратительны. И почему мне не приснилось, что вы горите на костре, или вам обоим отрубили башку? -  вздохнула и села.

- Это не просто сон. Я делаю его таким, каким захочу. Но твоё желание могу исполнить, -  процедил сквозь зубы.

В этот момент калейдоскоп  цветов вновь завертелся, и  следующее место, где они оказались, было ужасным. Лицо, то и дело, обдавало жаром костра, огромного, возвышавшегося до небес. На нём горел Зир, извиваясь и вопя от боли. Ариша сильно была напугана, не представляла, что делать. Крепко зажмурила  глаза  исудорожно шептала: «Прекрати. Пусть это прекратится. Я этого совсем не хотела!» Но это продолжалось, и кострище становилось мощнее. Зир бился в агонии и кричал отчаяннее. Вокруг не осталось ничего. Крик заполнил пространство и застыл в ушах, боль смешалась со  страхом смерти. Она знала - нужно действовать. Что-то внутри подсказывало, что это не просто сон. Доверилась внутреннему информатору.  Вытянув руки, и направив оставшуюся энергию на кострище, из последних сил неистово завопила: «Остановись!» Костёр исчез, будто крик его уничтожил. Поднялся ветер, осыпав с ног до головы золой.  Зир  корчился от боли в эпицентре пепелища. На негнущихся ногах она подошла и присела рядом. Руки тряслись от пережитого потрясения. Его тело по пояс было в ожогах.

- Скажи, что они не настоящие! Скажи! -  голос дрожал от слёз.

- Пока нет…, но станут, если скорее не уберёмся из грёз, -  каждое слово давалось с трудом.

- Как нам выбраться?

Он напрягся изо всех сил, на лбу проступил пот, и цветной калейдоскоп закрутился. Она же, осознав, что оказалась в безопасности, провалилась в сладкую, девичью дрёму.

   Проснувшись,  никак не могла выкинуть из головы произошедшее во сне. «Интересно, было ли это на самом деле? И если да, как он это сделал?  Хотя глупый вопрос. Наверняка, это часть его дара». Так же как и ее целительство, телепатия, невидимость, умение парить в воздухе и стрелять сгустками силы, крушащими всё  вокруг. Ну, или природные данные, позволяющие  с самого детства очаровывать людей,  обезоруживать улыбкой. Завтрак был  скучным, монотонным. Звучание вилок по тарелкам не нарушали  разговоры. Мать заметно подавлена, отец опять отсутствовал. Даже дед, перехватив на ходу бутерброд и куда-то торопясь, скрылся из вида. Она  посмотрела на мать. «Всё будет хорошо, мам. Мы что-нибудь придумаем, так?». Мила подняла пронзительные, зелёные глаза,которые сегодня были темнее обычного. «Конечно, родная. Не беспокойся об этом». Естественно, она старалась скрыть настоящие эмоции, но от  Ариши  не ускользнула гримаса душевной боли, исказившая лицо всего на мгновение.  Это печалило и угнетало больше прежнего. После завтрака Вика догнала её в коридоре, схватила за рукав, резко дёрнула, и они оказались в нише, скрывшей от любопытных глаз.

- Не знала, что здесь есть что-то подобное.

- Ты многого не знаешь, принцесса.

- Ох! И ты туда же!  Не называй меня так! Узнала что-нибудь?

- Мне совсем не просто говорить это, Ари. Твой отец совсем плох.  Фарагор  сказал, что  он  играл с перемещениями во времени, чтобы исправить ситуацию сначала с мертвяками, потом с бунтом Ориона. И истратил слишком много силы…., непозволительно много, -  опустила глаза и стала разглядывать руки.

В нише было так тесно, что Ариша ощущала тепло её тела и дыхание. Почему-то оно было сладким. Мысли сменили направление, голова отказывалась думать о проблеме отца, и  она размышляла  о том, что именно Вика ела на завтрак.

- Слушай, Ари. Это серьёзно. Ты была права, нужно срочно что-нибудь предпринять. Ари! – она вышла из ступора, пытаясь прогнать слёзы, которые предательски скопились в глазницах.

- Да,  да. Я снова здесь.  Как думаешь, отец выкарабкается? - тихо спросила, срываясь на писк.

- Фарагор говорит, что Макс очень силён. И это первый подобный случай на его памяти. Да и он, вроде как, и не с таким справлялся. Не знаю, что это значит, но думаю и надеюсь, что выкарабкается. Вопрос в том, сколько нужно на это времени. А у нас его нет.

- Я должна его навестить. Держи ушки на макушке, ладно?

- Серьёзно? Ты что из мезозоя? -  Вика от души рассмеялась.

- Мезо что? Неважно, Вик! Хорош ржать! А то поджарю одним взглядом! –  ущипнула её за бок. Теперь обе хохотали.

- Приду, как что-нибудь узнаю.

- Хорошо.

Осторожно вышли из ниши и разделились.  Ариша  прислушалась к ощущениям. Нервы мешали  обрести внутреннюю гармонию, которая была сейчас необходима. Но всё же она почувствовала деда, ходившего кругами в туннелях отца. Не могла идти медленно и перешла на бег. Мышцы работали и отвлекали от мыслей, в затылке мерно стучало. Распахнув настежь дверь, увидела его.  Бледный и истощенный, он лежал на кушетке. Медленно подошла. Скулы остро выступали на исхудавшем лице, мешки под глазами синели на фоне ярче обычного. Он всё время бубнил, глаза закрыты, капельки пота скопились на лбу. Она плакала, не стесняясь и не скрывая горя. Ещё  никогда не видела его таким  слабым и беспомощным, как сейчас. Он всегда был силён, здоров как бык. Был олицетворением идеала. Теперь Ариша не могла поверить глазам. В отчаянии схватила за рубашку. «Папа очнись!» Голова тряслась в воздухе, практически невесомая. Дед остановил и прижал к себе. «Прекрати! Это ему не поможет!» Уткнулась в грудь лицом и в голос рыдала, спазмы сдавили внутренности, горе  и страх потери сделали безумной. «Он сможет, Ари! Он сможет вернуться! Я знаю! Верь мне!» Она резко отпрыгнула, словно обжегшись.

- Как ты мог это допустить? Ты  же всё время был рядом! - вспылила, и предметы стали парить и сталкиваться. Дед сделал непроницаемое лицо.

- Я не знал, что он экспериментирует, – сказал серьёзно, и она заметила, как в глазах что-то блеснуло.

Развернулась на месте и молча покинула их, как можно скорее. Не хотелось там оставаться. Вид отца причинял нестерпимую боль. Да и с дедом говорить не было желания. Совсем расклеившись,  бродила по туннелям, пока автоматически не пришла к секретному.Недавно отец показывал его, стоял рядом, давал одобрение на путешествие. Теперь лежит в бреду, истощенный своими же силами. Как могло произойти такое? Как мог он пересечь грань дозволенного? Ведь он  всегда совладал с мощью,  заложенной в него  природой. Вспомнились слова деда: «Больше сила и больше ответственность». Она начинала понимать, о чём шла речь. Раньше фраза казалась просто предложением и  способом  поворчать.  Вспомнила и о неизбежном. Остановилась. Сильва говорила, что бунт перешёл все границы. Захват власти старейшин состоится со дня на день. Они не станут ждать. Сразу же после этого двинуться войной и на них. «Или, может, подождут немного и подкопят силы? О болезни отца им ведь, наверняка, неизвестно». Если так, то у них есть время, но его слишком мало, учитывая состояние отца. Нужно быть готовыми к атаке. Ариша  вышла наружу и присела на  поваленное дерево. Воздух леса очищал разум, звуки успокаивали душу.  Из туннеля послышались шаги, тяжёлые и размашистые. Она не сдвинулась с места, не было настроения прятаться. Вскоре на улице показался  Зир, воровато оглядываясь по сторонам. «Ты одна?».

- Да. В который раз убеждаюсь, что секретность тоннеля явно преувеличена, - сказала бесцветным, грустным голосом.

- Я следил за матерью, потому и наткнулся на это место.

- Так значит, ты теперь и за ней следишь? – спросила она, стараясь задеть самолюбие.

- Как только мы прилетели сюда, она стала слишком тихой. Меня это всегда настораживает, – парировал он, смотря под ноги, и боясь встретится взглядом.

Молчание затянулось, и он сел рядом на дерево. Она не приглашала, но решила не начинать препираться, на это не было сил.

- Мне жаль твоего отца. Он не плохой парень.

- Да. Спасибо. Надеюсь, никто на Орионе не знает о его болезни. Иначе нам просто не выжить.

- Что ты знаешь об Орионе?

- Подслушала твою мать. Со дня на день свергнут власть. - Он  вскочил на ноги, дерево подпрыгнуло.

Заметался, хищно сутулясь и ворча что-то под нос. Ариша вышла из своего личного транса.

- Может, прекратишь пыль поднимать? И скажешь, что происходит?

- Судя по всему, всё очень плохо. Хуже, чем я мог представить. Мать скрывает от меня всё. Там ведь мои друзья и отец! С ума сойти! Там война! А я должен торчать здесь!

- Понимаю. Ты не виноват. Так вышло.

- Нет. Ты даже не представляешь, что будет, если свергнут власть! Это конец! А отец! Он всё ещё так злится на твоего и может…

- Что ты имеешь в виду? Твой отец злится на моего? Но почему?

- Супер! Ты не знаешь, -  потупил взгляд, тема явно была деликатная,  что сильнее разжигало любопытство.

Ариша  вплотную приблизилась. «Расскажи». Он секунду колебался, но встретившись взглядом, понял, выхода нет, она не отстанет.

- Помнишь, вчера я затянул тебя в грёзы? – неожиданно ласково пропел он в ответ.

- Это был мой сон.

- Нет. Я его создал. Мой дар, помимо телепатии и невидимости, как ты уже успела заметить.

Шея заболела от одного положения. Из-за высокого роста ей приходилось смотреть на него снизу вверх. Он прочёл мысли и улыбнулся, аккуратно встав на колени. «Шок. Задира стоит на коленях». Сердце в груди танцевало дикий танец.

- Так значит, ты и правда горел! - прикрыла рот рукой.

- Я наказал себя за  своё поведение и извинился. Надеюсь, прощён.

- Да ты просто псих! Ты же чуть не сгорел! Или в реальности ты не можешь пострадать, вытворяя такое?

- Если вовремя выйти из грёз, то нет.

- Но у тебя еле хватило сил! – он наклонился чуть  ближе, скалясь и сверкая красными глазами, дыхание обожгло кожу.

- Я могу показать, что тебя интересует, но ты должна пообещать, что как только прикажу, повинуешься, заговорщически подмигнул.

Сомнительная авантюра, но она была к такому готова, как и к приключениям. Отсутствие у Ариши страха всегда пугало родителей, и судя по всему не зря.  Она кивнула в ответ.  Зир помедлил. Не было  никакого ритуала или вроде того, он просто неотрывно смотрел ей в глаза. Спустя мгновение реальность расплылась, и они оказались на главной площади селения. Вокруг сновали «старо-земляне», не замечая присутствия незнакомцев. «Они нас видят?». «Нет, но будь аккуратнее. Вмешиваться в события нельзя. Если сильно захотеть, они увидят тебя». Он улыбался во весь рот, как глупый мальчишка. Такой же улыбкой обладал пасынок Казаха – Серёжка. Правда зубы у того были редкие, и оттого собеседнику становилось смешнее, чем от шутки.  Зиру  очевидно доставляло удовольствие,  что он владеет потрясающим даром. Они медленно пошли по улице.

- Знаешь, мы можем говорить вслух. Как я уже сказал, они не услышат, если сильно не захотеть.

- В каком мы времени?

- Ты ещё пешком под стол ходила, принцесса. И, кстати, не суди строго мою семью после того, что именно здесь увидишь. Знаешь, когда я оказался в этих событиях впервые,  ненавидел отца долгое время. -  Она украдкой взглянула  и поняла, что он не шутит.

«Но за что можно возненавидеть собственного отца?». Этого понять не могла, ведь её отец был лучшим.

- Давно умеешь возвращаться в прошлое?

- С самого детства. Я очень долго не мог понять, что происходит вокруг, и часто терялся. А потом отец преобразовал мою память, но я оказался слишком силён, и дар появился вновь около года назад. Тогда-то я и увидел, кем он являлся на самом деле, – широко шагал, ускоряя ход, она еле поспевала.

Очень скоро достигли небольших домиков, и на тропинке Ариша увидела отца. Всё такой же, ни капельки не изменился. Ну, конечно. Это она слишком быстро выросла, и отец не успел постареть, как было у человеческих детей. Рядом с ним шагал дед, что-то рассказывая. Внезапно на них наскочил высокий и мощный «старо-землянин». Разговор был неприятным.

- Кто это такой? Что ему надо?

Зир просто повёл рукой, и вот они уже на краю селения. Паника распространяется среди существ. Они спасаются бегством. Отец и дед, в том числе. Тот же «старо-землянин» во главе бунта, взгляд холодный и жестокий возвышается над посеянным хаосом. «Где же я его видела?». И тут она вспомнила. «В голове у матери».

- Этот длинный обесчестил мою мать, - слова застряли в горле, причиняя боль.

- Нет, он не успел. Его остановил твой отец, – виновато смотрел.

Следующее место затхлое и вонючее, мать прикована к креслу. Лысеющий урод её пытает. Так больно  Арише  ещё не было никогда. От одного вида несчастной матери, слёзы потекли по щекам. Затем то воспоминание, которое уже видела, только на этот раз в нем была и концовка. Появление отца. Битва. Во время нее заметила, что на том месте, где стоит мать, воздух будто всасывает картинку.

- Что там такое?

- Я и сам долго думал. Пришёл к выводу, что, скорее всего, кто-то изменил будущее. Я столько раз пытался просмотреть предыдущую версию, но так и не смог.

Она  медленно подошла к  месту, сосредоточилась, и воздух начал втягивать картинку сильнее, пока та окончательно не сменилась. Они увидели всё. Предательство  Сильвы, смерть Милы, горе отца. То, как он трое суток менял реальность.

- Не знаю, как ты сделала это, но теперь ненавижу ещё и мать, а не только отца! –  разозлился, желваки появились на лице.

Вернувшись назад, молчали. Слишком много эмоций пришлось испытать в путешествии прошлого. Ариша смотрела в одну точку, ком в горле стал крупнее, дышать тяжело. Никогда родители не рассказывали, что пережили в битве за спокойствие и мир. Мать всегда избегала разговоров на эту тему, и теперь она понимала  почему. Уважение к ней выросло за один день так, как не  возвышалось всю сознательную жизнь. Вдруг подумала, что должна извиниться за своё поведение, как только её увидит. «А отец. Изменить реальность, рискуя жизнью, ради того, чтобы вернуть любимую женщину и мать своей дочери! И этот гадкий длинный! Всё из-за него. Он убил мою мать!  И Сильва укатила с ним в закат! Почему  отец простил ей предательство?». Она со вздохом  опустилась на дерево.  Зир осторожно приблизился.

- Знаю, моя семья принесла твоей много зла. Но я надеялся, что смогу всё исправить, - он был расстроен и печален.

Осознание происходящего  нахлынуло, и всё стало понятнее, но произнести это вслух оказалось тяжело.

- Длинный, как его там? Нарут. Твой отец, так ведь?

- Да.

Стало ещё хуже, словно что-то давило на грудь, пытаясь расколоть надвое, и создавало ощущение пустоты. «Ясно». Он присел на корточки, поравнялся лицом.

- Мне стыдно за то, что они натворили! Мне жаль, что этого нельзя изменить! Я не такой, как они! Пусть во мне течёт та же кровь, но всё же я это я. Ни больше, ни меньше.

Она думала, как можно верить кому-то, чьи родители совершали чудовищные поступки,  но  решила довериться сердцу. А оно  возвестило, что он говорит правду.

- Мне нужно все это переварить. Не спускай глаз с матери, ладно? – он кивнул, подавая ей руку.

Глава 4. Время действий

  Ариша  ходила  по комнате,считая шаги,и обдумывая, что узнала накануне.  Определённо нужен был хороший план. Хотела действовать и как можно скорее,понимая, что  время неумолимо убегает сквозь пальцы. А ещё движение помогало не думать о беспомощном отце, который находился на краю гибели. Это убивало. Одна мысль причиняла сильную, душевную боль. Чтобы чем-то занять себя, отправилась в селение. Сейчас было необходимо поговорить с кем-нибудь, и она решила  побыть в обществе Вики. Та слишком долго не открывала дверь, поэтому Ариша  просто вошла, так как было незаперто. Застала её на кухне, и невольно поймала себя на мысли, что представшая ей картина идеальна. Вика  хлопотала у плиты, ловкими движениями подкидывая вверх ингредиенты, и добавляя в кастрюлю. Напевала прекрасную, мелодичную песню на языке, который Ариша никогда раньше не слышала. Длинные волосы с каждым движением колыхались на пояснице. Она  вдруг почувствовала себя неуютно рядом с неземной красотой и харизмой.  Вика обернулась и ослепила шикарной улыбкой.

- Доброе утро, принцесса. Скоро будет готова сырная похлёбка. Ты обязательно должна попробовать! Рецепт моей бабушки.

- Я с удовольствием. Ты прямо светишься вся, - угрюмо пробубнила под нос.

- Всё благодаря тебе! Прости. Я совсем забыла. Тебе сейчас, наверное, не до веселья, –  сделала притворное, виноватое лицо.

- Только если ты не добавишь что-то действительно веселящее в своё варево, – разрядила она ситуацию, и обе девушки беззаботно рассмеялись.

В её компании  Арише  стало гораздо легче. Полдня болтали обо всем и ни о чём. Даже похлёбка оказалась невероятно вкусной, ничего подобного раньше не ела.

- Расскажи мне о своей семье. Я, конечно, слышала про отца, но больше ничего о тебе не знаю, - сказала она, нарушив молчание, и отхлебнув чаю из фарфоровой кружки. Не у многих в нынешнее время сохранились подобные вещицы, и ценились на вес золота.

- Кхм. Что ж, мой отец был врачом по профессии акушер. Это тот, который принимает ребёнка, когда он рождается на свет. - Ариша охнула и пролила на себя немного чая.

- Странно, что родители не рассказали, ведь именно он присутствовал при твоём появлении. Он был очень храбрым человеком. Рисковал собой дважды, чтобы меня спасти. Моя мать  была француженкой, бабка тоже,  –  улыбалась, только уже грустно.

- Прости. Я тебя расстроила.

- Ничего. Я привыкла быть одна. Они живут в моём сердце.

В дверь постучали. Вика открыла,  и в дом ввалился Серый, еле держась на ногах.  Что-то невнятное доносилось изо рта, отвратительный запах алкоголя и блевотины заполнил комнату. Он сфокусировал взгляд на Арише и упал на колени.

- Пппростите. Пппростите меня.

Вид у него был потертый и жалкий. Вика потупила взгляд, не зная, что делать.  Ариша  и сама не знала. И тут на пороге появился Никита и избавил от неловкой ситуации, взвалив сына на плечо и стремительно удалившись.

- Как  думаешь, он достаточно страдал? -  спросила она у Вики.

- Я простила его в тот день, когда ты исцелила мне душу.

- Ну, тогда и я его прощаю.

День пролетел незаметно, и она, оказавшись в своей комнате, и  понежившись в ванной, утопала в комфорте  кровати, погружаясь в сон.  И вновь цветной калейдоскоп потянул в грёзы. На этот раз она не удивилась, и даже предвкушала встречу. «Интересно, могу ли я сопротивляться грёзам? Как-нибудь проверю». Оказалась возле озера под той самой сосной, где он прятался в прошлый раз. Его опять не было видно. «Умеет же этот парень выбирать место встречи». Услышала плеск озера, и направилась на звук. Зир плескался в прохладной воде, и махал рукой. Ах, как же скучала она по любимому озеру и купаниям! «Отвернись».  Он послушался и  нырнул под воду.  Она  быстро скинула одежду и запрыгнула, всколыхнув погружением водяную гладь. Ощущения были как настоящие, очень приятные. Вода ласкала кожу, увлажняя и питая.

- Я подумал, что тебе понравится ночное купание, - прокричал он, подплывая поближе, и нахально улыбаясь.

- Ты прав. Прохлада озера просто прекрасна! -  слегка забывшись, легла на спину, вода бережно держала на поверхности.

- Есть кое-что намного прекраснее, -  голос прозвучал с хрипотцой. Она, заметив, догадалась в чём дело, и быстро сменила положение, раскрасневшись.

Зир подплыл совсем близко. По выражению лица поняла, что  оплошность его порадовала. Резким движением притянул и заключил в замок из объятий. Твёрдое, мокрое тело напряглось,  красные глаза сверкали от желания,  тяжёлое дыхание вырывалось из груди также громко,  как стук его сердца, такого большого и звонкого. Это манило и завораживало. «Я никогда не встречал  никого прекраснее тебя, принцесса! А ведь был на двух планетах!» Наклонил голову  ниже и поцеловал,  страстно и грубо.  Ее тело предательски выгнулось. Ариша отвечала на поцелуй, вплетая руки во взъерошенные волосы. Сила откликнулась на желание и наполнила каждую клетку. А она желала горячо и  сильно, сама того не понимая. Внутри горело и  искрилось, наслаждение разливалось в груди, животе и уходило всё ниже.  Задыхалась, и перед закрытыми глазами плясали разноцветные огоньки. У неё уже был маленький опыт с Серым, но сейчас происходило нечто большее, сумасшедшее. Не хотела останавливаться, и мысленно умоляла его продолжать. Его руки скользили, изучая, лаская, сжимая. «Возьми же меня», - шептала у него в голове, сводя с ума, дразня и притягивая. Он впивался в неё губами, прижимался теснее. Ещё немного и овладел бы, к чему был давно готов. Но в этот момент перед глазами вновь закрутится калейдоскоп. Только тёмный ине такой приятный, как раньше. И вот она уже стоит посреди зала своего дома, возле скульптуры  старейшин, абсолютно голая и растрепанная.  Из воздуха у ног материализовалась одежда. Быстро натянула, не понимая происходящего, и кому понадобилось шутить таким образом. Из-за скульптуры, осторожно ступая, вышел «старо-землянин», которого сразу узнала.

- Не знаю, чем вы там с моим сыном были заняты. Да и знать не хочу.  Мне было необходимо срочно с тобой поговорить, – серьезно, с издевкой сказал он, скрестив на груди длинные руки.

- О чём мне с тобой говорить? -  злилась, ведь он  Нарут. Тот, что  пытался убить  её мать, пытал и издевался. Враг её отца. Тот, кто ради власти порабощал людей! И в то же время было стыдно за нагое появление, потому и держала себя в руках.

- Я пытался связаться с твоей матерью, но она тут же блокировала. Понимаю почему, и не жалуюсь. Есть информация. Сильва молчит,  потому что хочет защитить сына и надеется, что переждёт бунт на Земле,  ведь тогда ему не придётся воевать. Мой сын, свяжись я с ним, бросится в бой и наделает глупостей. А твой отец плох, и это ещё одна причина, по которой говорю  именно с тобой. Не перечь и выслушай, потом решай. Глава бунта - Рахалир. Он очень силён. Сильнее молодого меня в разы.  Под его началом сотни. Пару часов назад  была ранена одна из старейшин - Халипа.  Старейшины спрятаны мной и находятся в секретном месте. И я вместе с ними. Сейчасони не могут найти нас, но этоне продлится долго. У  Рахалира  в команде имеются отличные  ищейки. Как только нас найдут и убьют, займутся Землёй.

- Что ты от меня хочешь?  Чтобы я рассказала  обэтом Зиру?

- Да, и сделала это так аккуратно, как только сможешь. Собери совет! Готовьтесь к войне!

- Насколько сильная рана  у  Халипы? - неожиданно спросила она.

- Не смертельная, но сама собой не затянется. Она слишком стара, чтобы исцелиться. Думаю, у неё есть ещё пара, тройка дней в запасе. Потом станет хуже. Мы сделали всё, что смогли. Так и передай моему сыну.

- Как мне связаться с тобой, если захочу?

- Просто подумай обо мне перед сном.

Калейдоскоп, серый и грязный, вновь завертелся, и она очнулась в кровати. Была глубокая ночь. Похоже, в грезах время идёт быстрее. Или была слишком занята, чтобы следить за ним.  Дверь в комнату распахнулась, и в неё вбежал Зир, запыхавшись.

- Всё в порядке? – спросил, убирая прядь волос ей с лица.

- Да. Хорошо. Я в порядке.

- Что произошло? Почему ты исчезла? Я не мог вернуть тебя назад! Чуть с ума не сошёл! -  выглядел он взволнованно, что, несомненно, ей понравилось.

- Ох. Меня вызвал твой отец.

- Отец? Но зачем? Почему он не вызвал меня?

- Я не знаю. - Она рассказала всё. Зир осунулся.

- Что теперь? Созовёшь совет?

- Думаю, да. Люди должны знать правду и подготовиться. - Он кивнул, а она придвинулась ближе, поцеловала и заставила улыбнуться.

- Не против, если останусь здесь, с тобой? - помотала головой, и он  забрался в кровать, еле в ней помещаясь, и притянул, заключая в объятия.  Оставшуюся часть ночи она спала под защитой безмятежным, сладким сном младенца.

В зале собрались люди, недоумевая,  и шёпотом переговариваясь. Здесь были  Мила, Фарагор, Никита и Серый, Казах с пасынком,  Барс, Сильва и ещё несколько человек.  В назначенное время двери отворились, и на пороге появились  Ариша,  Зир и Вика. Она  жестом пригласила присесть, сама же заняла место в центре стола. Там, где всегда восседал отец. По краям устроились Зир  и Вика.  Мать первая не выдержала таинственности происходящего.

- Как это понимать? - Твёрдый и гордый голос Ариши звонко заполнил зал.

- Я собрала совет потому, что мой отец находится на  грани между жизнью и смертью! -  они охнули то ли от ужаса, то ли от удивления. Она сделала паузу, ожидая тишины, и затем продолжила. - На  Орионе  идёт война!  Некто по имени  Рахалир  собрал сотню бойцов и пытается свергнуть власть!  Вчера была ранена одна из старейшин – Халипа. Она умирает.  Как только остальные будут повержены,  Рахалир  начнёт войну за обладание Землёй! -  Сильва, бледная как мел, вскочила на ноги.

- Откуда у тебя такая информация, девчонка?

Зир  поднялся и встал рядом, давая матери понять, как именно настроен.

- Вчера с ней связался отец! И ты была в курсе всего этого, разве нет? Ну, может быть, кроме того, что твоя мать скоро умрёт!

Сильва поникла и села на место. По залу разнёсся шум голосов, перебивающих друг друга. Вика прикрикнула, и они тут же стихли, испуганные глаза со всех сторон были направлены на центр стола.

- Я понимаю, что вы напуганы! Мы найдём решение, но сейчас…прошу оповестить людей, тренировать навыки, готовиться к войне!

- А ты что же теперь глава государства? - недовольно воскликнул Казах.

- Я дочь своего отца! И управлять Землёй буду я! До тех пор, пока он не поправится! -  Казах умолк и стал рассматривать пальцы, остальные одобрительно закивали.

После окончания совета мать настигла ее быстрыми шагами. Этот взгляд ей был знаком. Он означал, что сейчас кто-то получит  не хилую взбучку. Она  гордо подняла подбородок, готовясь столкнуться с критикой. Вместо этого мама взяла её за руку и увела от лишних глаз. И лишь когда оказались в спальне родителей,  ослабила хватку и развернула к себе. «Я так горжусь тобой, родная!» Мила нежно её обняла.  Она же от неожиданности открыла рот. «Я думала, ты станешь  ругать меня и всё такое». Та сморгнула материнские слёзы гордости.

- Ты поступила храбро, дорогая. За что же мне ругать тебя? Твой отец всё ещё  неподвижен и блуждает в чертогах собственного разума. Настали  трудные времена для нашей семьи.

- Мам. Я хотела извиниться за своё дурацкое поведение, и попытки сбежать. Ты через многое прошла, и я уважаю твою храбрость. - Мила  вопросительно посмотрела на дочь, но в подробности вдаваться не стала.

Они болтали так проникновенно, как никогда раньше, и оттого становилось светлее на душе, и казалось, что теперь всё под силу. Аришу  вдруг осенило.

- Нужно найти кого-то, кто смог бы помочь отцу найти выход! Кого-то, у кого есть определённый дар. Я знаю такого, мам! Это же очевидно! Зир владеет грёзами! Он знал, что я догадаюсь и потому связался именно со мной! И ещё он боялся, что сын воспримет предупреждение, как посыл к войне. А он нужен нам здесь. Это чертовски умно.

- Не выражайся. Может, объяснишь, о чём идёт речь?

И она объяснила. Мила приободрилась, наполняя сердце надеждой. Ариша решила не терять ни секунды и  направилась к  Зиру. Влетев в его комнату с горящими от энтузиазма глазами, застыла, заметив, что он не один. Сильва прищурилась.

- А вы двое заметно сблизились в последнее время. Как насчёт того, чтобы не замышлять ничего, что может оказаться последним  в вашей непродолжительной жизни? - Он  сурово посмотрел на мать, и та немедленно удалилась.

- Извини. Она рвёт и мечет из-за того, что мы разрушили её планы.

- Ясно.

Он подошёл вплотную, наклонился и горячо поцеловал, вновь заставив сердце выплясывать первобытный танец.  Как только оказывался близко, она теряла рассудок и пыталась удержаться на ватных ногах.  Немного отдышавшись, рассказала план  по возвращению отца.

- Не думаю, что это сработает,  Ари. Я ведь  никогда не делал ничего такого. И ты  просто спишь, а он вроде как по-другому. Конечно, я попробую ради тебя, но не хочу, чтобы ты слишком сильно верила в положительный результат. Ведь тогда я стану тем, кто не смог.

- Не беспокойся об этом, ладно? Я  никогда не изменю мнение о тебе, -  погладила по мощной груди, и от прикосновения оливковая  кожа покрылась маленькими мурашками.

Решили, что лучшее время опробовать задуманное всё-таки ночь, и провели целый день в объятиях друг друга. Лежали молча. Не нужно было тратить время и силы на разговоры, они и так ощущали себя одним целым. Внезапно  Зир  нарушил молчание.

- Моя бабушка умирает. Не то чтобы я её безумно любил, но…

- Мне жаль. Я бы так хотела ей помочь, если бы только смогла быть рядом, -  и в голове закрутились колесики, подводящие к определенному решению.

Он  прочитал мысли и резко сел в кровати, уставившись не по-доброму. Взгляд снова стал жёстким и холодным, как у его отца.

- Об этом даже не думай! Ты туда не полетишь!

- Но я могла бы…

- Нет! Если попытаешься, я всё расскажу твоей матери!

- Как ты смеешь командовать мной? Я свободна и буду делать всё, что захочу! - вспылила она, и хлопнув дверью, убежала прочь.

В голове зрел план, который мог сработать. Она полетела бы на Орион и  исцелила Халипу, а он пока попытался вытащить отца из его состояния. Или привезла бы с Ориона  Нарута. У того наверняка опыта побольше в таких делах. Но как же быть с людьми? Им нужен лидер. И она обещала  им стать. Голова трещала от множества мыслей. Ноги сами привели к озеру. В свете заходящего солнца оно было  сказочно красивым, оранжевые блики скользили по воде. «Мать наконец-то гордится мной. Так не хочется снова всё испортить». Но на кону была жизнь старейшины, и Ариша приняла решение. Она сделает то, что должна. То, что  подсказывает сердце. Зира в качестве единомышленника потеряла. По крайней мере, было понятно, что он против задуманной авантюры. Как ни парадоксально, но первым кого решила посвятить в свой план оказалась мать. Конечно, раньше она бы заранее знала, что та ответит. Но времена меняются, как и люди. И Ариша надеялась, что та поймёт. Рассказав  о намерениях, затаила дыхание.

- Хорошо, -  со вздохом произнесла Мила, и рухнула в кресло. - Я считаю идею крайне полезной, и столь же отчаянной и сумасбродной. Это опасно, дочь. Ты можешь попросту не вернуться. Особенно, если кому-нибудь станет известно кто ты такая. Но если план с  Зиром  не сработает, останется только одно существо,которое может вернуть твоего отца. И как бы мне было неприятно признавать - это  Нарут. А он,  как нам известно,  на  Орионе, окружённый со всех сторон повстанцами. И самостоятельно оттуда прибыть не  сможет. Я даю своё согласие на наш страх и риск, – взяла дочь за плечи и сильно сжала.

- Я справлюсь, мам.

Они обсудили детали. Этой же ночью было решено связаться с  Нарутом  и сообщить о скорейшем прибытии. И еще  нужно было узнать местодислокации. Или чтобы кто-нибудь встретил её в назначенном месте. План решили держать в строжайшей секретности. Запрещалось обсуждать его даже с дедом, обманывать которого было тяжелее всего.  Арише  разрешалось взять с собой двоих сопровождающих, но только тех, кому  безоговорочно доверяет. Этим же вечером рассказала всё Вике, которая и являлась номером один в списке. Ей очень хотелось бы взять с собой Зира, но это было невозможно, как минимум по двум причинам. И тогда оставался лишь один человек, которому, несмотря на ужасные поступки, смогла бы доверить свою жизнь. Вика запротестовала, тыча пальцем в сторону Серого.

- Какого хрена? Я простила этого козла! Но лететь с ним и с тобой? Это всё равно что бередить зажившие раны! -  она была заметно уязвлена, и  Ариша  решила разобраться  со  сложившейся ситуацией по-доброму.

- На кону жизнь всех людей Земли, а ты думаешь о  гордости? Прекрати. Что было, то было. Вы двое нужны мне, как никогда раньше. Вы единственные кому могу довериться. Оставим распри.

- Нет, только полюбуйтесь на  мезозойскую принцессу! Распри! -  и они расхохотались. Ариша  шуточно стала изображать, как поджигает Вике задницу, от чего даже Серый зашёлся  громогласным басом.

Вылет запланировали на утро. Мать подготовила  транспорт - новейший аэролёт со всеми удобствами на борту. Только вот нужен был пилот. Ариша и Вика отпадали, Серый тоже управлять не умел. И тогда они посвятили в детали путешествия дядю Барса, который умел управлять любым агрегатом, и  достаточно хорошо разбирался в технике. Он хоть и был против рискованного путешествия, но за неимением другого выхода, посчитал, что лучше находиться рядом с племянницей и иметь возможность защитить, чем  торчать здесь и мучиться от страшных предположений. Все детали были оговорены несколько раз, после чего они отправились спать. А Мила в туннели, где её ожидали  Фарагор  и  Зир.  Ариша  тоже хотела пойти, но мать настояла, что ей лучше этого не видеть.

***

Мила спустилась туда в назначенное время. Зир неторопливо беседовал с  Фарагором. Она сдержанно поздоровалась, стараясь не выдавать до какой степени страшно, тело сотрясала мелкая дрожь. Зир  присел на край кушетки и положил ладонь Шведу на лоб, заслонив всё лицо.  Далее следовало два часа напряженной тишины. Она боялась пошевелиться, издать хоть какой-то звук, который может помешать мальчишке, юному, но уже такому одаренному. Разглядывала, молясь, чтобы у него получилось. Сын своего отца унаследовал жёсткие черты и дар, но всё-таки в нём было гораздо больше от Сильвы, и это успокаивало, учитывая, как близок стал её дочери.  Лоб и шея мальчишки покрылись испариной, напряжение возрастало. Он применял всё больше силы, которая стала осязаема, зрачки хаотично двигались под веками в разные стороны.  Прошёл ещё один час, и оливковая кожа побледнела. Фарагор  заметил, и остановил эксперимент. И вдруг Швед дернул пальцами правой руки. Она в  голос разрыдалась, стыдясь и в то же время, испытывая облегчение от пролитых слёз. Результат означал, что потребуется чуть больше времени, и всё обязательно получится. В тот день у неё появилась настоящая надежда.  В комнату вошла Сильва. Подойдя ближе, положила руку на плечо сыну.

- Я горжусь тобой, сын! – а после повернулась к ней. – Мила. Это самое меньшее, что может сделать моя семья после всего. Ну, ты понимаешь.

- Спасибо, -  хлюпая носом, пробубнила она в ответ.

Глава 5. В путь

Матьоповестила о состоянии отца поздней ночью, и  Ариша  от радости и перевозбуждения  не могла уснуть добрых пару часов. Кактолькосолнечныелучипробились в окно, начались сборы. Она взяла вещи, подготовленные заранее,  и стала невидимой, призвав минимальное количество силы, которую решила поберечь. На  Орионе может понадобиться больше. Ночью связывалась с  Нарутом. Они поговорили и определились с точкой  приземления корабля, которой оказалась северная часть планеты. Там их должны будут встретить возле ручья, протекающего на горе «Лар». ВначалеНарутбыл недоволен планом,рискованным для обеих сторон, но немного поразмыслив, согласился.  Выбравшись из дома, втянула носом прохладный, утренний воздух. «Прощай дом. Я буду скучать». Аэролёт  был уже  подготовлен и скрыт в гуще леса. В секретном туннеле встретилась с Викойи Серым. И очень скоро они оказались у кромки леса, где ждала Мила. Ребята, поздоровавшись, пошли дальше по тропинке. Она задержалась возле матери.

- Будь аккуратна, прошу тебя. Не попадай в неприятности. Не трать слишком много.

- Всёбудет в порядке, мам.

- Знаешь, твой отец никогда не простит мне этого. Но у нас нет другого выхода. Должен быть запасной вариант. К тому же мы сможем отплатить Зиру и спасти его бабушку. 

- Знаю, мам.

- Запомни ещё кое-что хорошенько - ни в коем случае не исцеляй, если не успеешь. Воскрешая её, убьёшь себя. Так было...

- С моей прабабкой. - Мила широко улыбнулась и обняла дочь.

Барс запустил двигатель к тому моменту, как ступила на борт судна.  Внешне оно напоминало вздувшийся на сковороде блин, но  внутри было изумительно и чисто. Тут находилась приборная панель - пункт управления,кресла капитана и его заместителя по центру  и несколько пассажирскихмест позади. Другая дверь вела в уборную, следующая  в  столовую. Барс занял кресло капитана и пригласил жестом занять места, что они и сделали.

- Полёт на Орион в былые времена длился две недели. На этой малышке я домчу вас за пять часов. Можете включить функцию сна и немного вздремнуть.

Серый и Вика решили  воспользоваться возможностью, нажали на кнопку, расположенную сбоку сидений, и мирно задышали.

- Не будешь спать? – спросил он племянницу.

- Нет.  На нас могут напасть, когда прибудем. Не хочу пропустить веселье. К тому же я впервые в полёте, и надеюсь получить положительные эмоции. – Он кивнул в ответ, нажал на некоторые из кнопок. Двигатель заурчал, пол под ногами завибрировал, и  судно стремительно взмыло вверх. Аришу сильно вдавило в кресло.

- Сейчас будет нормально. Вот только уберём давление! - нажал ещё куда-то, и всё вновь стало по-прежнему. Она облегчённо вздохнула.

Они мчались далеко от Земли, пролетая звезды, планеты, млечные пути и чёрные дыры. Ариша завороженно смотрела вокно, с трудом осознавая, в каком огромном мире они живут, и как долго была ограничена своим: маленьким, тесным. Хотела узреть всё, познать, изучить, чтобы потом передать следующим поколениям.  В груди горело, жажда приключений и новых свершений поглощала целиком и полностью. Воздух будто стал легче,  разум яснее. Вдруг вспомнила о  Зире, который наверняка уже был в курсе путешествия и злился. Он был ещё одной причиной, по которой не хотела ложиться спать. Меньше всего сейчас хотелось с кем-то ругаться.  Пять часов пролетели незаметно, хоть и чувствовалась некоторая усталость.  Вика и Серый проснулись отдохнувшие, и оживленно завертели головами по сторонам, стараясь разглядеть пейзажи поверхности Ориона. Планета быласовсем непохожана Землю. На ней было мало воды и огромное количество зелени и камней. Тех самых,  наделённых природой различными полезными свойствами и необычным видом.  Барс сделал небольшой крюк и направил судно на север. Когда спустились чуть ниже, гора «Лар» возвысилась на горизонте, утопающем в алом закате.  Барс объяснял, что вода на планете есть и много, просто скрыта под землёй. И что солнце, освещающее Орион, не то самое, которое согревает Землю. Жарит оно  жестоко и беспощадно, часто воспламеняя поверхность, которая, несмотря на это по множествуфакторов превосходила Землю.

Мягко приземлились на цветущей поляне.  Ариша  первой выбралась из кресла и потянулась, тело затекло за время полёта. Барс взял командование, так как хорошо знал особенности мест и ихобитателей. Следуя за ним, осторожно вышли из  аэролета. Воздух был будто заряжен тысячью частицами, солнце нещадно палило, вокруг цвели и благоухали прекрасные цветы различных форм и оттенков. Серый протянул руку, и один его укусил, на пальце кровоточили несколько ранок.

- Постарайтесь ничего не трогать. Не всё такое дружелюбное, каким кажется на первый взгляд.  Накроем нашу малышку. Нужно скрыть от любопытных глаз.

Спустя  некоторое время  тяжкого труда, укрыли судно под ветками и  листьями. Переведя дух, направились к подножию горы. Продвигаясь  сквозь чащу,  Ариша покрывалась каплями пота. Ещё никогда она не подвергала себя  длительным,  физическим испытаниям. Идти нужно было всё время на Север. Немного задумавшись, вспомнила о матери и её подвигах. Ей,конечно, не хотелось повторять что-то подобное, но в то же время она мечтала быть такой  смелой, как и она. Стоило подумать, как в голове зазвучал родной голос. «Вы на месте?». «Да, мам.  Всё хорошо». «Отлично. Будь на связи».Поговорив, осознала, что никогда ещё не находилась так далеко от дома.  «И  почему связь всё ещё работает здесь?». Дядя Барс объяснил, что у  неё  и у Милы сильная энергетика. И они являются прямымиродственниками, поэтому расстояние ни на что не влияет. Они могут общаться, находясь абсолютно где угодно. Исключения всё же бывали. Иногда связь установить было невозможно из-за сильного стресса или обморока собеседника. Другие яркие эмоции также могли влиять на частоту и точность соединения.

Онипрактически добрались до заветной горы, огромной и чёрной, выглядела та устрашающе. Вершина «Лар» скрывалась за туманом и пушистыми облаками. Местные верили, что на ней живут те, кто сотворил жизнь, по-людски – Боги. Но никто никогда не добирался наверх живым. «Какая ирония». Барс отыскал туннель достаточно просторный для всех, и дальше они шли по нему. Это был единственный способ перейти на другую сторону. Сколько пробыли в пути неизвестно. Ноги стали свинцовыми, тело вяло двигалось вперёд. И тогда решили устроить привал.  До реки оставалось всего ничего. Ее уже было слышно в туннеле. Встретить их там должны только утром, так что отдых оказался как нельзя кстати. Серый развёл костёр. Барс собрал палатки, две штуки: для мальчиков и девочек. Та, что для первых, была вдвое больше из-за габаритов Барса. Достали припасы в виде супа, хлеба и местной наливки, которой их угостил дядя. Возле костра сидели молча, грели ладони, в туннеле было прохладно. Со слов дяди  ночи на  Орионе обычно холодные.  Тишина доставляла удовольствие, не хотелось болтать, усталость брала своё.  Глаза у  Ариши  слипались, и она первая забралась в спальный мешок, при этом отчаянно борясь со сном. Вика вскоре присоединилась, перед сном собрав длинные волосы в  косу. «Спишь?», - подумала про себя, зная, что та услышит.

- Нет. Боюсь с ним встретиться.

- Понятно. Он, видимо, был против поездки.

- Это ещё мягко сказано.

- Да. Я кстати тоже была против. Знаешь, я так тебе за всё благодарна.

- Не стоит. Я рада, что у меня есть ты, - редко откровенничала с  людьми, которые для неё были важны, и потому залилась краской. В темноте правда этого было не разглядеть, и она была благодарна ночи за это.

- И я рада, Ари. Как думаешь, мы успеем?

- Надеюсь, что да.

Полежали ещё немного в тишине, и  она  медленно провалилась в сон. Ожидала увидеть Зира, заранее подготовившись к встрече и упрёкам, но в грёзы затянуло совсем не к нему. Нарут выглядел хуже, чем в последний раз. Он как-то осунулся, тени пролегли под глазами. «Они там что, совсем не спят?».

- Некогда спать, когда вокруг война. Да и сил уходит слишком много. Где вы?

- В туннеле под горой. Утром будем на месте.

- Хорошо. Времени мало.  Будь осторожна. Слушай себя. Гора до отвала забита  его людьми. Вы должны пройти незамеченными. – Ариша  кивнула, и грязный, темный калейдоскоп закрутил вновь. Погрузилась в глубокий, но тревожный сон.

Когда встали,  туннель был залит утренним светом, пробивавшимся из расщелин снаружи. Снова двинулись в путь. До реки дошли быстро. Она оказалась небольшой, но, как сказал дядя Барс, достаточно глубокой, чтобы в ней утонуть.  Разноцветная  рыба  блестела чешуёй, и то и дело выпрыгивала из воды. Она  с любопытством её разглядывала. Прозрачная речная вода  не скрывала своих прекрасных жителей,  гладких камней и зеленой растительности. Серый поравнялся с  нейнаходу.

- Мы не говорили с того дня…, - начал он, но его перебило появление «старо-землянина» из-за отвесной скалы. Тот осторожно оглянулся и парой прыжков преодолел разделявшее их расстояние.

Он был высок, как и все представители расы,  черты лица вытянутые и острые, красные глаза жадно разглядывали  девочек, в основном, конечно, Аришу. Подмигнул и весело зазвучал в голове: «Добро пожаловать на Орион, дочь Мессия». Звали его Фарас. Она про себя отметила привлекательность существа, внешне не подав вида. Из-за скалы вышли ещё двое, те были более приземистые, один из них толстоват. Не теряя времени,  Фарас  повёл их вдоль ручья  по течению.  Они шли какое-то время, пока он внезапно не остановился. Лишь в этом месте был возможен переход на ту сторону горной реки, течение и глубина позволяли. Барс запротестовал, вода была слишком холодной для людей. И тогда Фарас предложил перенести их на руках.  Он хотел взять Аришу, но дядя подхватил её первым, смерив его  предупреждающим взглядом. И тому пришлось нести на руках Серого, который от этого тоже был не в восторге. Двое других гаденько захихикали.  Как только перешли на другую сторону реки, звуки стихли. Фарас настороженно замер, прислушиваясь и отгораживая собой от скалы. «Это не к добру, Вик». Молниеносно, широченными прыжками, из-за неё  показались «старо-земляне». Их лица были окрашены зеленоватой грязью, одежда изодрана клочьями. Во главе группы была «старо-землянка», изящная и мощная спина которой блестела от пота в лучах солнца. Лицо  милое, но выражение на нём не дружелюбное.

- Лучше вам не двигаться и сдаться по доброй воле. Возможно, тогда  Рахалир  пощадит вас, – скалясь и наступая, произнесла она.

Сердце  Ариши  скатилось прямиком в пятки.  «Нас обнаружили! Не может этого быть!»  С другой стороны,  не думала же она, что всё будет так просто. Фарас не стал тратить время на разговоры исделал выпад  силы, сбив волной с ног  сразу  нескольких противников. К битве подключились и остальные,  блокируя удары и нанося свои. Она же пригнулась и, прикрывая голову руками, бежала со всех ног, пытаясь не угодить под очередной удар. Камни сыпались с горы с  оглушительным грохотом.  Чья-то рука вдруг схватила за плечо, ноги оторвались от земли, и она оказалась на спине. Существо мчалось практически галопом. Отчаянно, изо всех сил, сопротивлялась, но мощные ноги прыгали в неизвестном направлении, унося всё дальше и дальше от места сражения.

Глава 6. Найти друга

     Вика металась из стороны в сторону. Как можно было сражаться на такой открытой местности, никак  не укладывалось в голове. «Это же  просто бойня!» Их было больше, и намного.  Она выхватила нож,припрятанный в ботинке. Лезвие  сверкнуло, ослепив на долю секунды. Несколько лет назад поклялась больше никогда не причинять вреда другим, но сейчас нужно было спасать себя, и выбора не было. Придётся нарушить обещание. Ещё свежи были в памяти ужасные поступки, крики жертв, снедаемых злом, руководящим её телом. Поморщилась от отвращения к себе. Похоже, Ариша  исцелила лишь от любовных ран.  Да и как можно было забыть такое?  Та ночь была тёплой и  приятной до тех пор, пока огромные волки не набросились на людей.  Кровь, неистовые вопли, наполненные болью и страхом, оторванные руки и ноги, паника. Она бежала так быстро, как только могла. Отец оказался спереди и тащил за руку, крепко сжимая. К слову, у неё всегда лучше получалось драться, нежели бегать. Но в той ситуации навык оказался ни к чему. Жгучая боль пронзила тело, начинаясь в плече и заканчиваясь кончиками пальцев ног. А после долгие, кошмарные сны уничтожали рассудок, пока лежала в бреду. И даже когда очнулась,  знала наверняка, что уже не была собой.  В сознании постоянно шумело, внутренности горели, чёрные мысли порождали ужасающие картины перед глазами, жажда крови и смерти перекрывала собой всё, даже её саму. Вспомнился Фарагор, защелкивающий браслеты на руках и ногах, чтобы обездвижить. Сколько она пролежала так? Месяц? Два? Целый год?  Вика отражала удары незнакомцев, отгоняя старые воспоминания, причинявшие более сильную и глубокую боль. Пригибаясь и ловко уходя от ударов, резала им лодыжки и спины, и они по-звериному выли. Кровь залила прекрасное лицо. Не прекращая сражение, краем глаза заметила, как главная девица уносит  Аришу, бойко и размашисто прыгая по горе.Она отразила ещё несколько ударов и бросилась в  погоню,  быстро перебираясь через препятствия, и стараясь делать это как можно тише.  Девица сбавила ход лишь через пару километров от места битвы.  Ариша попыталась применить силу, но та вовремя среагировала и вырубила, волоча теперь обмякшее тело на спине, руки безжизненно болтались.  Вика осторожно перемещалась и держала дистанцию, будто выслеживала очередную жертву, а она это когда-то умела. Обдумывая нападение, склонялась к варианту внезапности, но был риск, что девица пригрозит убить Ари. И тогда ей самой придётся сдаться. Решила подождать момента, когда  чужеземка положит подругу, и сделает привал. Ведь рано или поздно она устанет тащить на себе тело, тогда Вика сделает ход и обернёт ситуацию в свою пользу. Пока что, устало плелась позади и не спускала глаз.

Сумерки спустились на землю, и  силуэт впереди стал размытым, ноги болели от долгой ходьбы. Вика говорила себе держаться, ради подруги,  Халипы, мира на обеих планетах. Высшая цель не помогала, даже наоборот. Внезапно силуэт пропал из вида, и она судорожно начала оглядывать кусты, гору, перебегая с места на место, теряясь и спотыкаясь в темноте. Паника была не лучшим попутчиком, и она остановилась, стараясь немного успокоиться.  Холод пронзал до костей, но Вика его не замечала. Обшарив всё вокруг, нашла небольшое углубление в горе, просунула руку, и ниша показалась. Быстро запрыгнув туда, осторожно ступала по туннелю,  освещенному факелами. Откуда-то издалека доносились голоса. «Как же глупо было рассчитывать на привал! Упустила возможность!» Страх за подругу сковал сердце, но она продолжала идти. «Я не оставлю тебя здесь, Ари!»Туннель подошёл к концу. Обнаружив валун, удобно скрывший от начинающегося зала, спряталась и притаилась. Оглядела просторный зал, заполненный «старо-землянами», что-то бурно обсуждающими. Справа возле стены находились раненые, и скоро их ряды пополнятся. Здоровый,  крупный,  черноволосый и бородатый забрался на возвышение, служившее трибуной. Как только хлопнул в ладоши, всё стихло. Вика застыла, сердце выпрыгивало из груди. Сейчас даже собственное дыхание казалось слишком громким.

- Друзья мои! Сегодня мы хорошо потрудились!  Лират заслуживает особого поощрения! Ведь она принесла крупную добычу! Женщину,  прибывшую с планеты Земля! Очень скоро мы  узнаем всё, что необходимо! - пробасил он, и толпа безумно начала скандировать его имя: «Рахалир! Рахалир!»

Рядом с вожаком заметила и Аришу, привязанную веревками к стулу, голова покоилась на груди. «Как будто она сможет убежать, когда вокруг сотни врагов, наделённых силой!» Вика зажмурилась. «Ну, надо же! Вляпались по самые уши!»  Она так громко подумала, что  Ариша, понемногу приходившая в себя, подняла голову и часто заморгала. «Вик это ты?». «Ага. Я следила за тобой. Эти уроды телепатией, похоже, не владеют». Она кивнула. «Уходи и приведи помощь». «Может, устроим небольшой переполох? Я не хочу уходить без тебя, Ари». Так проникновенно сказала, что у  той на глаза навернулись слёзы. «Нельзя пренебрегать шансом, подруга. Иди и спаси меня! Спаси нас всех!» Вика мысленно кивнула и тихонько скользнула в туннель.

Оказавшись на улице, зашагала в обратную сторону, прихватив с собой факел, и поеживаясь от холода Орионской ночи. С одной стороны, являлась мишенью с таким-то светилом в сумерках. Сдругой, задубеет от холода, от него отказавшись. Она спотыкалась о камни, чертыхаясь и думая, где же теперь искать остальных. «Живы ли они? Если бы только был способ связаться».  И тут вспомнила, что  говорила Ариша. «Ну, конечно, Нарут! Он же в засаде. Нужно найти место для сна и подумать о нём».  Лес будто ожил, пугая шуршанием и звуками. Она ожидала нападения со всех сторон. В конце концов, подыскала подходящее дерево и вскарабкалась, перед этим исследовав на наличие  неприятных сюрпризов. Устроившись на огромной ветке, попыталась заснуть. План был, конечно, не плохой, только вот сон не желал приходить, от голода урчало в животе. Как могла, старалась, ни о чём не думать, но мысли навязчиво рвались наружу: о еде, тепле, подруге, остальных. «Если только пальцем её тронут! Им всем конец! И  эту суку я  прикончу первой!» Мысли понемногу растворились, и во сне материализовался  Нарут. Он был до крайности встревожен и чуть ли не заикался. Она быстро объяснила, где находится, где  Ариша, и сколько приблизительно человек в бунтарском логове. Он  нахмурился, лицо стало совсем серым.  В итоге, приказал ждать на том дереве, и уже через пару часов к ней прибыли двое. Те самые, что встретили у реки – Фарас и толстяк, чьего имени не запомнила.  Радости не было предела. По крайней мере, нашла остальных. Быстро  спустилась вниз.  Фарас подхватил на руки и мощными прыжками  начал движение. Вскоре достигли реки. Вика молчала, не осталось сил на вопросы. Укачиваемая постоянным движением,  уснула.

Разбудили брызги воды, попавшие на лицо. Она лилась стеной, но там где они проходили было что-то вроде дверцы посреди водопада. Как только вошли в зал, освещаемый множеством ярких факелов,  Фарас  поставил на ноги, одарил печальной улыбкой и  оставил одну. Подошли женщины «старо-землянки», и повели по туннелям. Петляя и сворачивая, прибыли в  светлую комнату с бассейном тёплой воды, от которой шёл пар. Одна из женщин сняла с неё одежду. Вика еле удерживалась на ногах, глаза сонно слипались. Затем та легонько погладила уродливый шрам, красовавшийся на плече. 

- Хируды. Люди-волки. Бедное дитя, – со вздохом произнесла она.

Женщина понимала  без слов, что гостья очень устала, и не доставала вопросами. Усадила в тёплую воду, мыла волосы душистыми  шампунями,  тело мягкой мочалкой. Тяжесть из тела уходила, забирая с собой и тяжесть с души. После,  её уложили в кровать, и сон не заставил себя долго ждать.

Во сне происходило буйство красок. Таких ярких сновидений у неё ещё не было. Планета сияла, крутилась. На голой земле вырастали деревья и трава. «Старо-земляне», голые и изящные,водили хороводы, пели песни на непонятном языке. Она задумалась. «А какой он на самом деле, их язык? И почему они больше не  говорят на нём?». Мысли растворились,  взору предстала другая картина. Огонь, боль, разрушение, несущее смерть. Странно, но она чувствовала не людскую боль, а земли. Это кричал и кровоточил сам Орион. Картинка вновь сменилась. Ариша разрывалась от боли. Здоровяк  пытал раскалённым на костре докрасна углём. Лицо и руки были в жутких ожогах. Он хочет знать, зачем они прилетели, насколько силён Мессия, какими обладает дарами, какими дарами обладает его жена и дочь.  Она  молчит, поджав губы, и дерзко плюёт ему в лицо. Он ехидно улыбается и ударяет огромным кулаком в челюсть, кровь изо рта струится фонтаном. Вика вскочила на кровати, и вгорле застряло слово: «Нет!» Пот струился по спине ручьём. «Что за чудовищный сон?».  Повторяла про себя как мантру, что всё это не может быть правдой. В глубине души зная, что так и есть на самом деле. Уснуть вновь не смогла. Картина измученной подруги стояла перед глазами. А как только их закрывала, слышала её душераздирающий крик. Собравшись, побрела по туннелям, немного плутая, и всё же вышла к тому самому залу, куда привёл сопровождающий. Нарут  каким-то чудесным образом почувствовал появление и в долю секунды оказался рядом, изучающе вглядываясь в лицо и щуря глаза. Сила вокруг него потрескивала миллионами ярких частичек. Внезапно зрачки у него расширились, с восхищением произнёс:

- Ты сновидица!

Вика ошарашено стояла, пытаясь прогнать неприятные ощущения немеющих рук. Она и раньше видела сны, которые воплощались в жизнь. Это то, чего боялась больше всего, не желала признавать, подавляла. «Получается Ари,  и правда, пытают. Нужно торопиться». Нарут прочёл мысли и тяжело вздохнул.

- Мне нужны подробности! Быстрее! – она открыла, было, рот. Но он взял за руки и заглянул в глаза.

Глава 7. Освобождение

Боль, не желая уходить, пульсировала, разливаясь по телу. Руки  онемели от верёвок, которые врезались в кожу, причиняя большее неудобство. Она тяжело дышала и издавала носом свистящие звуки. Какой парадокс! Всё-таки оказалась в шкуре матери! События повторялись, только  теперь она была в роли жертвы. «Но хватит ли мне сил выдержать пытки?». Ощущение было такое, что они уже на исходе. Лицо распухло и ужасно саднило. «Ну, уж нет! Я не сдамся этому уроду! Лучше умереть достойно, чем предать тех, кто дорог!». Для них было гораздо проще сразу убить, чем ожидать сотрудничества. Голос деда зазвучал в голове очень тихо, опасливо. «Ты одна?».  «Да». «Ты должна рассказать ему! Тогда сможешь выжить!» «Ты спятил?».  Ненависть захлестнула изнутри и на мгновение прибавила бодрости. «Не обязательно говорить правду. Скажи, как было, или могло быть. Говори, что тебя прислал Мессия разведать, как продвигается бунт. И он силён настолько, что если бы приехал сам, разнёс Орион в щепки!»  Немного поразмыслив, кивнула. И как это она сама не додумалась наврать. Видимо способность мыслить исчезла под синяками и распухшими мышцами. «Не говори матери». «Не скажу. Ей и так тяжело». Он звучал достаточно бодро, стараясь создать иллюзию нормальности. Но она слишком хорошо его знала и ощущала, несмотря на помехи, создаваемые собственными эмоциями. На самом деле он был в ужасе с того момента, как почувствовал нестерпимую боль, причиняемую любимой и единственной внучке. Ариша уснула, игнорируя неудобную позу и болезненность ощущений. Но погрузиться в целебный сон и немного расслабиться не успела, затянуло в цветной калейдоскоп, где поджидал Зир.

- А вот и она! Юная путешественница! – восклицал он, стоя спиной.

Местом встречи вновь оказалось её любимое озеро, а значит, хотел сделать приятное, что не могло не радовать  в сложившейся ситуации. Как только повернулся, оливковое лицо застыло в ужасной гримасе.

- Что это такое? - подобрался вплотную, распахнув широко глаза. Выглядело это даже комично.

Она рассказала ему всё. Зир  начал мерить шагами пространство, как и всегда, когда нервничал. Взяла с него обещание хранить тайну и не вылетать на Орион до тех пор, пока не исцелит отца. К слову, он порадовал новостью, чтоотец  выглядит гораздо лучше,  и с каждым днём они ближе к цели.  Это оказалась лучшая новость из тех, что доводилось слышать в последнее время. Зир всматривался в изуродованное лицо, которое изменялось: опухлость сошла, синяки поблекли. Ариша стала по-прежнему красивой. Жаркий, страстный поцелуй соединил воедино. Она хотела бы находиться в грёзах вечно, наслаждаться близостью, но почувствовала, что просыпается. А точнее, как кто-то её будит. Девица,  которая приволокла сюда - Лират сильно пнула ногой в бок. Боль напомнила о том, что реальность вернулась, поглотив собой грёзы, где вновь ненадолго была счастлива.

- Доброе утро, милашка! Как спалось? – выражение лица девицы было странным, совершенно неэмоциональным. Оставалось гадать, что от неё ожидать.

- Я тут подумала.  Мне до жути надоело находиться на этой идиотской планете. Противостояние застряло в глотке. Что если мы немного расширим территорию и захватим Землю? Я стала бы отличным правителем! Как думаешь? Когда одержу победу и уничтожу всех, кого ты когда-либо любила, возьму  мне прислуживать. Только представь радужные перспективы! -  оскалилась, обнажив острые, белоснежные зубы.

- Да пошла ты! –  Ариша  выдавила слова из последних сил, слабость угнетала.

Злобные, ехидные глазки сузились,  девица занесла длинную ручищу для удара.

- Лират! -  здоровяк появился неожиданно, прямо из воздуха. «Отлично, он телепорт».

И она, что-то недовольно бубня под нос про отмщение, скрылась из вида. Здоровяк присел на корточки, поравнявшись с  Аришей  лицом.

- Знаешь, мне не хочется снова делать это с тобой. Но ты не оставляешь мне выбора. - Она захрипела, теряя голос.

- Стой. Я скажу. Всё, что захочешь. – Он довольно ухмыльнулся.

Ариша пустилась в повествование о силе отца. О том, как он беспощаден и могуч. О том, что  послал их на разведку и помочь остальным. Утром они должны были быть в сопротивлении, но не успели побывать в логове,  и потому дорогу туда не знает. Тогда он поинтересовался, откуда у неё сила. И она опять соврала. Историю выдумывать не пришлось. Полукровок на Земле обитало предостаточно. Смешанные браки не являлись редкостью. Рахалир  нахмурился, сдвинув брови на переносице и минутку, другую думал. Потом резким движением разрезал веревки. Затёкшие руки и ноги заболели ещё сильнее. Он попытался помочь ей встать на ноги, но при этом не был аккуратен, скорее наоборот. Она случайно легонько дотронулась до его торса, и картинки заплясали перед глазами. Он совсем маленький, толстый и невзрачный, просит у матери  внимания, но та беспощадна и несговорчива. Ей плевать на сына, и сердце разрывается от душевной муки. Картинка сменилась. Подросток прячется в маленькой комнатке, пропитанной неприятными запахами. Сидя на грязном матрасе, несколько суток подряд без еды и воды, молит всевышнего о дарах, которые упростили бы жизнь. Вот знакомится с отцом. Его он не видел ни разу за всю жизнь. Не презирает, но и не считает своим. Теперь будет жить с ним, ведь никто не должен знать, чей он сын, а скрывать стало невозможным. Вот впервые принадлежит себе самому. Здесь даже есть настоящая кровать, радуется, словно дитя.  Телепортация  была его даром с детства, но пользоваться ей начал, покинув дом матери. Затем проявился  и другой дар - невероятная физическая сила. Тело было будто соткано из камня. Враги ломали об него руки и ноги в  тяжелых схватках. Вышвырнуло из видений. Сознание отказалось продолжать функционировать, и она потеряла его, потому что была сильно истощена. Видения оказались лишними, но Ариша не всегда могла прекратить это по собственному желанию. Он  взял  её на руки и отнёс на свой матрас, осторожно уложив у стенки.  Рахалир ненавидел себя за причинённую ей боль. Уничтожать такую красоту  преступление. К сожалению другого выхода не видел. Лишь боль способна открыть правду, лишь ей можно довериться. Этому научила жизнь, и мать. Он смотрел, как она спит, постанывая, и заметил кое-что странное.Девушка мирно дышала. Вроде бы ничего необычного, но опухлость с лица начинала сходить,и синякижелтели. Потряс головой, отрицая, но  девчонка продолжала восстанавливаться прямо у него на глазах. «Так вот, значит, какой  у  неё дар. Очень удобно. Интересно, порезы также исчезают?». Поймал себя на садистской мысли, и тут же затолкал в дальний, тёмный уголок сознания. Он полностью принимал беспросветную часть своей сути, даже считал её сильнее и удобнее той, что управлялась эмоциями и часто оказывалась бесполезной.

Очнувшись,  Ариша  чувствовала себя намного лучше. Ее накормили отвратительной жижей и дали воды. Раны почти затянулись, силы прибавлялись. Ощущала, как  каждая клеточка наполняется ими. Чужеземцы сновали туда-сюда, занимаясь повседневными делами, не обращая на неё абсолютно никакого внимания. Ей это было на руку. Но стоило подняться и сделать пару шагов нетвердой, не окрепшей походкой, рядом появились двое громил, преградив дорогу. Невольно уловила их мысли. Один думал о еде, другой о жене первого. Скривила лицо и блокировала этих двоих, не желая становиться участником их примитивных жизней.  Села обратно на грязный матрас, поджав под себя ноги. «Похоже, сбежать отсюда будет не так просто.  Интересно, о чём сейчас думает здоровяк?». Направила силу на его поиски. Она откликнулась на призыв хозяйки, раскатываясь по телу и собираясь в один громадный клубок на уровне сердца. Закрыв глаза, с легкостью отыскала, и стала прислушиваться к беседе, которую вёл с ненавистной Лират. «Нужно решить насчёт девки! Или ты собираешься держать её здесь вечно? Сдаётся мне, она не так проста, как кажется! Хочешь, чтобы они пришли за ней?». Лират  была разгневана, слова резали слух. «Успокойся. Я знаю, что делаю. Она рассказала достаточно. И я ей поверил. Ну…, за исключением происхождения. Ты почувствовала? В ней столько силы и огня! Она регенерирует. Я лично вчера это видел. Синяки полностью исчезли,  пока спала. Думаю, она не простая рыбка. Девчонка может быть той самой молоденькой дочкой Мессия. Да что там! Я полностью в этом уверен! В ней течёт кровь древней династии. Я это чую. Даю руку на отсечение!» Та злорадно хохотнула. «Если у нас в плену дочь Мессия,  убрать его будет намного проще, чем думали. Какой план?». Кто-то пришёл и нарушил уединение.  Ариша  шумно вздохнула. «Супер, теперь они знают. Ну, где же вы мои дорогие? Где вас носит?».

***

    Вика  добыла меч и начала тренировку. Тело, напряженное и скользкое от пота,  двигалось с невообразимой грацией; волосы, собранные в хвост, рассекали воздух. Вытеснила ненужные размышления из головы, причинявшие душевную боль, и  взывающие к совести. Физический труд всегда помогал справляться в такой ситуации. Она кричала с каждым выпадом меча. Голос отражался от стен пещеры, преломляясь и исчезая где-то  вдали. Серый,  переминаясь с ноги на ногу, прервал тренировку появлением.

- Можно с тобой? - осторожно спросил он.

- Не боишься? Я ведь могу сломать тебе шею! - он пожал плечами и приготовился, но она атаковала первой.

Выбив клинок у него из рук, подставила подножку, и когда он упал на спину, придавила горло ногой. Достаточно сильно для того, чтобы напугать. Тяжело дыша, отпрыгнула также стремительно,  как и атаковала. Серый встал и отряхнулся.

- Не знаешь, чего мы ждём? Ты сама говорила, что они пытают Ари! Может быть  уже  слишком поздно!

- Не смей говорить этого! Я бы знала, если это случилось. Не  спрашивай как, ладно? И так слишком много  всего творится. Пещера уродов слишком сложна. Нарут  послал туда разведчиков.

- Да, я слышал. Знаешь, если  Ари  умрёт, я не смогу жить.

- Ты всё ещё её любишь? – вопрос вырвался сам, и она жалела об этом,  неловкая ситуация ранила самолюбие.

- Думаю, да.

Вика отметила про себя больше никогда не иметь ничего общего с этим мужчиной. Так для неё будет лучше всего.

Нарут собрал совет  в третий раз за сутки. Его вид пугал собравшихся не меньше разворачивавшихся событий. Острые черты лица стали  по-настоящему звериными, красные глаза пылали и будто поджигали каждого за круглым столом. Барс не мог усидеть на месте, то и дело вскакивая. Вика уткнулась в свои руки и ждала хоть какой-то хорошей новости, повторяя про себя: «Ну, пожалуйста».  Нарут  упёрся руками о стол, опустил голову.

- Наши разведчики не принесли хороших вестей. Гора бунтарей неприступна. Если войдём через вход,  обнаруженный Викой, пойдём на верную смерть. Халипа  совсем плоха. Ей осталось немного. Времени практически нет. Без исцеляющей силы  мы пропали. И Арише там несладко приходится. У нас, конечно, есть парочка козырей в рукаве, но этого недостаточно, – глубоко выдохнул и замолчал, мотая головой.

- Мы не можем ждать! Ты и сам сказал это! Разобьём их внезапно! – кричал Барс ему в лицо, не  совладав с эмоциями. Ему приходилось тяжелее многих, чувство вины разъедало изнутри. Но Нарут  промолчал, находясь в своём личном ступоре.

Совет был прерван,  участники разбредались по туннелям укрытия. Вика шагала, ощущая себя где-то далеко, а ноги исправно выполняли работу. Сама не замечая как, оказалась в тупике. Небольшой проём уводил туннель вправо. Пригнувшись, пролезла, и оказалась в просторном зале, своды которого переливались всеми известными и  неизведанными оттенками цвета. Восхищённо оглядывала помещение и заметила в конце ещё  один небольшой проход. Любопытство привело и туда. Только теперь это был не красивый многоцветный восторг, а затхлая комнатка с матрасом на полу, на котором лежала «старо-землянка» с перебинтованной грудью,  окрашенной в алый. Белое, иссушенное лицо  не подавало признаков жизни, потрескавшиеся губы беззвучно шевелились, желая поведать что-то, на что не хватало сил.

- Кто здесь? – хриплый  голос вырвался из груди, преодолевая боль. Вика растерялась и хотела уйти, но пожалела  и осталась.

- Меня зовут Вика. Я сменю вам повязку, – принялась разматывать  бинт, которым на самом деле была грязная тряпка.

- Мне это уже не поможет, – пот проступил у неё на лбу, лихорадка сотрясала тело, рана была сильно заражена.

Вика сделала, что смогла. Уходя, надеялась, что найдёт способ вернуть подругу, и тогда старухе не придётся страдать. Хотя, по правде говоря, спасение старейшины не так сильно её волновало. Она лишь хотела вернуть подругу в целости.

***

   Ариша  думала, сколько дней находится здесь, окончательно запутавшись во времени. Гора была совсем непохожа на предыдущую, не пропускала ни толики света, а воздух был затхлым и невыносимым. Однако кроме неё этого никто и не замечал. «Чужеземцы» проявляли повышенное внимание, представляя  отвратительные сцены с её  участием в главной роли, отчего к горлу каждый раз подкатывала тошнота. Здоровяк с подругой куда-то пропали, и она не могла  мысленно их отыскать, мучаясь догадками насчёт хитроумного плана. Зир не появлялся во снах с последнего визита. Судя по всему, его силы уходили на восстановление отца. Этопечалило, поддержка сейчас не помешала бы. Бесцельно разглядывала своды пещеры, торчавшие отвратительными отростками, когда почувствовала на щеке нежное поглаживание материнской руки. Сердце запрыгало в груди. «Как ты, моя дорогая?». «Не очень то мам. Как ты узнала?». «Узнала что?». Она не стала говорить, что в плену. Об остальном тоже не поведала. Не хотелось уничтожить мать. Кома отца и так буквально её убивала. Ариша отгородила разум, не давая матери в него проникнуть, а впрочем та и не попыталась. Среди чужаков ощущала себя  пустой и никчёмной.  С явной периодичностью в голове появлялся дядя Барс, успокаивая обещаниями. То, что они не могут пробиться в убежище бунтарей, и дядя в панике, знала наверняка, чувствовала нутром.  Перебирая варианты побега, сталкивалась с одной маленькой проблемой – численностью врага. Оставалось ждать и надеяться, и копить силы. Вдруг подумала: «Как было бы хорошо иметь силу, такую как у отца!» Тогда её бы уже здесь не было. Да и их всех тоже. Халипа  скоро умрёт. Смертельная рана убивает с каждой потерянной минутой. Только помочь ей она уже не может. Эмоции сменяли друг друга, и Ариша не успевала подстраиваться.  После разговора с мамой и дядей решила, что будет лучше, если отстранится от родных. Особенно тех, которые досаждали жалостью. Такое поведение злило, расстраивало  и оказывалось совсем некстати, ведь ей нужно поймать состояние гармонии, которое так обожают силы. Быть может, тогда найдёт решение.

***

   Зир  в очередной раз проделывал с ним манипуляцию, устроившись удобнее, и приложив огромную руку к лицу. Он призвал силу и уже бежал по коридору сознания, который был цвета бычьей крови. Под ногами хлюпало, брызги разлетались во все стороны. Вскоре по обе стороны вновь начали появляться темные дыры. Их наполняли жуткие звуки, вызывая приступ неосознанного страха. Втянул воздух носом, закрыл глаза и приглушил окружающее. «Как же мне тебя отыскать? Так глубоко даже я не заходил». Разум отказывался находиться там, но не покидало чувство, что именно здесь и нужно было искать. Сделав небольшой шажок, провалился в одну из дыр, закрутившись в  кровавой воронке. Перед ним предстало кладбище. Могилы почему-то ярко светились в темноте. Пошёл между ними, стараясь не наступать, и краем глаза справаотсебя уловил еле заметное движение. Аккуратно,  как мог, направился туда, прислушиваясь к ощущениям. Он знал, что здесь, в голове другого существа, не является хозяином положения. И худшее, что может произойти - смерть как там, так и снаружи. Одна из могил была пуста. Приглядевшись, увидел в ней Мессия, лежавшего в той же позе, что и в реальном мире. Быстро и ловко прыгнул  вниз и накрыл ладонью лицо. Его глаза открылись. Зир почувствовал это рукой  и сразу убрал. Мессия обескураженно смотрел, не  понимая происходящего. Затем медленно принял сидячее положение, потирая лоб.

- Кто ты такой? И что здесь делаешь?

- Вы меня не помните? Я  Зир. Сын Сильвы. - Он отрицательно покачал головой. - Вам нужно пойти со мной.

- Это тебе лучше уйти. Здесь тебе не рады, - взгляд стал холодным и отстранённым.

В то же мгновение Мессия взлетел, будто подул сильный ветер, а он ничего и не весил. И скрылся из поля зрения.  Зир же,  обессиленный и крайне взволнованный,  возвратился, радуясь, что остался жив после неблагоприятной встречи с человеком, обладавшим сумасшедшей силой и, похоже, лишившимся внутренней памяти. Он убрал руку со лба и опустил плечи под тяжестью бремени. Повернувшись, заметил Милу, которая тихонько спала в кресле, поджав ноги. «Даже не представляю, какого ей сейчас».«Она справится. Ты же видел, что ей пришлось пережить? Несчастья закаляют людей». Силуэт Фарагора еле-еле просматривался в темном углу комнаты.

- Откуда вы…

- Я стар, мой мальчик, и могу определить земляка, обладающего даром посещать прошлое. На тебе отпечаток, который могут видеть лишь такие, как я, – вышел из тени, мягко, по-отечески улыбаясь. – И всё же ты делаешь для нас гораздо больше, чем я мог предположить. За это спасибо. – Зир устало кивнул.

- Я делаю это ради неё.

- Естественно. Но это ничего не меняет.

***

  Здоровяк вновь появился  в пределах досягаемости. «Интересно, где он пропадал всё это время?». Мысли были настолько примитивны, что она начала сомневаться  в его способности организовывать бунт. «Как такой ограниченный умом может разрабатывать стратегию битвы?» Похоже, что мозгом здесь был кто-то другой.  «Но кто? Лират? Тоже вряд ли». Он приблизился и кивнул в знак приветствия.

- Сегодня ты будешь ужинать со мной.

- Я бы возразила, но  не хочется оказаться привязанной к стулу, - парировала она, одарив ослепительной улыбкой, не соответствовавшей ситуации.

Он слегка наклонил голову, подыскивая ответную реплику, которая так и не оформилась в голове. «Интересно, это что было? С другой стороны всё не так плохо. Я могу сделать вид, что на их стороне, и просто плыть по течению, пока за мной не придут».  Через некоторое время вернулся и велел следовать за ним.  Быстро шагая и стараясь поспевать, пыталась разглядеть на ходу подобие выхода, но он заполнял могучей спиной пространство,  лишая возможности. Здесь было слишком много туннелей, соединяющихся друг с другом. Больше похоже на змеиный клубок, чем на дом. Неизвестность давила, и она готовилась морально к  худшему из исходов. Они шли довольно долго, пока не оказались в небольшом закутке, обустроенном старым матрасом, на котором лежали фрукты и деревяшка с кусочками чего-то серого. Пригласил присесть жестом, и она послушно  устроилась, не без отвращения. Грязь. Вот, что терпеть не могла. Ещё сильнее раздражали люди, жившие в грязи. Он грузно плюхнулся напротив,  отчего  край матраса немного приподнялся, и протянул кружку с мутной жидкостью. Ариша сделала вид, что немного отпила.

- Не рановато для свиданий? Мы ведь едва знакомы, – игриво произнесла она, стреляя глазками, и пытаясь скрыть настоящие эмоции.

- Я много думал,  – фраза вызвала улыбку у неё на лице. – Мне известно, кто ты такая. Мы тут посовещались с  Лират  и решили, что именно  ты поможешь нам выиграть битву. Завтра на рассвете всё закончится. Мы воюем слишком долго и устали, но теперь  всё иначе. Знаешь, несмотря на мой вид, я достаточно умён, чтобы понять, что передо мной дочка Мессия Земли. –  Тело  Ариши находилось в сильном напряжении и начинало болеть. «Так, и что же случится завтра? Он не скажет?».

- Ты достаточно проницателен. Какой план? Ты пригрозишь убить меня и попросишь всех сдаться? Или полагаешь, что они сразу вылезут из укрытия и встанут перед тобой на колени?

- Что-то вроде того, – промычал с набитым серой штукой ртом. – А если не получится,  придётся пожертвовать тобой. Думаю, отец разозлится, потеряет контроль, и тогда мы одержим победу. Я стану властелином обеих планет!  – взгляд  усуществабыл волчий. Вроде как умный, но до крайности жадный  и очень голодный.

«Отличный план здоровяк. Даже я не придумала бы лучше, зря тебя недооценивала». Его слова неимоверной тяжестью осели в сердце. Ну, вот и всё! Завтра она умрёт. Или они придут спасать её и погибнут, а потом всё равно умрёт, потому что не сможет жить с грузом на душе. Выхода нет. Она могла бы с лёгкостью напасть на него и убежать. «Но куда мне бежать? В принципе куда угодно. Терять то уже нечего, так?». Протянула руку и погладила  Рахалира  по необъятной груди. Он наградил жест забитым, отстранённым взглядом.  Пальцы сжались в кулак, сила  вырвалась вместе с ударом. Он обмяк, потеряв сознание, и сполз по стене. Она могла покончить с бунтом прямо сейчас, уничтожив лидера, но поймала себя на мысли, что не такая, как они, не убийца. Через некоторое время он очнётся, и тогда начнётся охота. Учитывая их количество, спрятаться будет не так просто. Связалась с  Барсом, который звучал так, словно его хватил удар. Нельзя было больше терять драгоценное время, и она направилась  искать выход из убогого и затхлого места.

***

     Барс, спотыкаясь на ходу и дрожа всем телом, помчался к остальным и сообщил важную новость. Совет был созван немедленно.  Поникшие и печальные лица немного просветлели, глаза зажглись надеждой. Они снова в игре. Ариша дала шанс на победу. Было решено направиться в центр бунта без промедления.  Раз  она  теперь не в их власти, нужно действовать, несмотря на опасныйвход и поджидавшего противника.  Вика воодушевленно вскочила с места. Она не могла сидеть, находиться в спокойствии. Радость иногда может быть хуже горести. Сейчас ей было никак не сосредоточиться. Обсудив стратегию битвы, распределив обязанности, решили выдвигаться ровно через час. Для Вики час казался вечностью. Минуты тянулись так долго, что уже в шестой раз поглядывала на  песочные часы, которые никак не хотели пропускать песок быстрее, и будто застряли на одной и той же линии. Серый ходил кругами, находясь в таком же нетерпении и думал: «Когда мы спасём Ари, я просто обязан сказать ей всё, что думаю. Жизнь слишком коротка, чтобы  тянуть с этим». Чувства к ней держали на плаву. Он не мог не думать о ней ни секунды, и считал это любовью. Но для окружающих и самой Ариши это было больше похоже на помешательство.  Нарут  готовился к нападению, облачившись в  боевой костюм чёрного цвета, облегающий сильное жилистое  тело,  словно второй слой кожи. Многие оделись точно также. Он подошёл к Вике и вручил костюм, который был меньше и элегантнее, и цвет немного светлее. «Он отражает удары силы. Смотри, чтобы не попали в голову. В таких случаях не спасёт даже амуниция», - продемонстрировав острые зубы, направился к Серому, который также принял свой, и состроил  гримасу. Вика не удержавшись, хихикнула.  Облачившись в защитный наряд, она была полностью готова  к сражению. Серый, краснея и неловко оттягивая ткань, вышел в зал, где уже все собрались. Увидев Вику, остолбенел. Костюм обтягивал стройное,  гибкое тело, пышную грудь. Выглядела она просто великолепно: длинные волосы  убраны в хвост,  за плечами острые, как бритвы, мечи.  «И почему я раньше не замечал такой красоты?».  Голос  Нарута  вернул к реальности.

- Пора в путь.

***

   Зир силился понять, что конкретно произошло. После пребывания в голове  Мессия,  дар его покинул. Он понимал, что не сможет несколько дней совершать вылазки. Понадобится время на восстановление, которого остаётся совсем немного. Да и от тех, кто на  Орионе вестей не было. Всё могло обернуться бедой в любую минуту. «Как, находясь в коме, он смог вышвырнуть меня из своей головы? И выглядел странно, будто ничего не помнит». С таким раньше не сталкивался. Фарагор  и Мила  опечалено на него смотрели, когда говорил о передышке. Да, конечно, они и сами понимали  необходимость отдохнуть, ведь выглядел Зир ужасно, но бессилие причиняло боль. Вновь он подводит Аришу.  Если бы только мог связаться с ней и хоть что-то узнать. К сожалению, этому не суждено сбыться. Слабость тому виной. А из Фарагора невозможно вытянуть и слова. Оставалось только надеяться, что она понимает и  не считает себя покинутой.

     Швед очнулся от долгого сна. Голова гудела, казалась тяжёлой, но при этом совершенно пустой. Оглядел себя, не ощущая тело.  Почему ничего не помнит? Что-то определённо произошло, и это предстояло выяснить. Знал, что долгое время был блокирован сам в себе. Так же как и то, что всё ещё спит в реальном мире и  находится в сознании. Не имея никаких идей, просто шёл, пытаясь прислушаться к себе. Пейзажи сменялись один за другим, приятные и не очень. Они напоминали о чём-то, что знал раньше, и вызывали острое чувство дежавю. Глубоко внутри поселилось странное ощущение. Сейчас  разве что мог сравнить себя с червивым яблоком. Таким противным оно было. «Это какая-то злая шутка. Второй раз за  короткий срок я теряю память». Резко остановился. «Уже кое-что». Видимо его суть обожает парадоксы, раз первым воспоминанием оказалось, что память когда-то подвергалась воздействию. Пейзаж снова сменился, и он очутился в том маленьком домике у болота, обстановка была знакомой. Прилёг на кровать, запахи проникали в ноздри и вызывали ощущение теплоты на душе. Знал, что был здесь не один. В воздухе пронёсся небольшой ветерок, пошевелившийволосы, и он услышал, как кто-то плачет. Вскочив с кровати, обследовал домик, но никого не обнаружил. Плач не прекращался. «Очнись, любовь моя. Очнись». «Какой прекрасный, нежный голос. Уверен, тот знавал лучшие времена». Она плакала так долго, что он не смог этого вынести и направился дальше. По какой-то неведомой причине страдания невидимой женщины причиняли боль.

***

   Ариша  пробиралась по темным и сырым туннелям, прячась от появляющихся на пути «чужеземцев». Сколько времени осталось на побег, не знала, потому старалась двигаться как можно быстрее. «Сколько же здесь ходов?». Руки опускались, и она уже начала терять надежду на спасение. «Нет! Я не сдамся так просто! Я же дочь самого Мессия Земли, черт возьми!» Призвала силы рефлекторно, и они откликнулись, наполняя и питая. Зажмурилась и представила выход. И тут  произошло нечто поразительное. Как только открыла глаза, пред ними предстало что-то вроде карты, с изображенными на ней туннелями и переходами. Теперь она знала, где именно находится, и куда нужно двигаться дальше. Даже больше, видела, где находится враг, и как его обойти. Значительно приободрившись, побрела по туннелю, развернувшись в противоположную сторону.

***

  Тем временем  Нарут с войском приближались к вражескому логову. Время нещадно убегало сквозь пальцы. У  Халипы его оставалось и того меньше. Единственный вход, одна попытка, на большее будут не способны. Для многих закат станет последним в жизни, давая другим надежду на мирное будущее. Скоро  туннели окрасятся красным. По мере приближения к нужному месту у Вики  сильнее тряслись руки, гнала тёмные мысли прочь. «Мы успеем. Мы спасём тебя». Она ещё ни за кого так не переживала, кроме отца. За короткое время Ариша стала ей больше, чем другом - семьёй. Она не могла её потерять. Вход в гору показался на горизонте. Вика достала один из мечей и приготовилась к атаке. Но тут услышала  подругу. «Вик это ты? Вы идёте за мной?». «Да, через секунду покромсаем всех в капусту!» Мгновение та молчала. «Нет, Вик стойте! Слышишь, стойте!» В голосе Ариши прозвучали панические нотки, и Вика быстро обогнала колоннаду и остановила. Войско непонимающе уставилось, гул неодобрения пронёсся по толпе. Каждый пытался выяснить, что происходит, перекрикивая другого.

- Что ты творишь? У нас нет времени на девчачьи сопли! – Нарут  был взбешён, кривя лицом.

- Знаю! Ари  говорила со мной только что! Она просит нас остановиться! Что-то не так! – запыхалась от быстрого бега, ведь догнать тех, кто прыгает на метр вперёд тебя, было не просто.

Нарут  расслабился и кивнул. Подруга вновь появилась в голове. «Я тут призвала немного силы, и теперь знаю здешние места. Есть ещё один вход с тыльной стороны горы. Вам только нужно обойти её  по периметру, и откатить в сторону валун. Тогда нападение будет внезапным». Вика собралась передать слова, но  Нарут  уже озвучил. Войско послушно направилось в обход горы. Вика, часто моргая, не сводила с него глаз. Сила существа ужасала и потрясала. «Я иду к этому входу, Вик. Встретимся там». Она заулыбалась во весь рот, но вдруг опомнилась и нахмурила брови. «Будь осторожней, ладно?». И тут почувствовала, будто кто-то берёт за руку и  сильно сжимает. Это было нечто совершенно новое, ни с чем несравнимое. Похоже, сила  Ариши  росла. Обогнув гору,  шли некоторое время, пробиваясь сквозь заросли, и наткнулись на то, что стало проблемой. В этом месте обвалилась скала, и пройти было невозможно. Не успела расстроиться, как был отдан приказ, и «старо-земляне» принялись сооружать подвесной мост.  Металась в нетерпении. Смеркалось, и начало холодать. Мысленно попыталась связаться с подругой, но та не ответила. Занервничала ещё сильнее.  «Старо-земляне» ставили палатки и разжигали костёр, меняясь поочередно с теми, кто занимался мостом.  Время шло. Только сейчас, погружённая в мысли, заметила, что не одна. Серый стоял рядом, плечом к плечу.

- Прости, что был таким козлом, Ви, – глухо произнёс он.

- Ты нашёл время для исповеди? Как мило, – это раздражало даже больше, чем тот факт, что выбрал другую.

- Мы можем погибнуть, так что время подходящее. Они устроят ночёвку, или двинемся, как только соорудят мост?

- Не знаю. Неизвестно что лучше.

- Слушай, я знаю, что вёл себя, как козел! Но неужели нельзя проявить хоть немного терпения?! – разозлился из-за равнодушия и кричал, брызжа слюной.

- Лучше отвали! Или жить надоело?! Издевался надо мной столько времени! Выбрал другую! Да, как ты смеешь?! – она была вне себя от злости и хотела отрубить ему башку.

Того, что произошло дальше, никто не ожидал. Серый притянул к себе и горячо поцеловал, заставляя замолчать. Поцелуй длился так долго, что свело  скулы. Она расслабилась,  впервые за долгое время,  и  позволила держать себя в объятиях. Он жадно ласкал спину, спускаясь ниже. Вика уже задыхалась от желания, сменившего ненависть. Он подхватил на руки, не прекращая целовать и ласкать, и быстрым шагом направился в палатку, только что кем-то установленную, видимо для себя.  Она отключилась от реальности. Теперь он был ею, был вокруг,  сверху,  снизу, везде.  Довольно ловко расправился с боевым костюмом, и покрывал поцелуями стройное тело,  не пропуская ни сантиметра, нежно и мягко. Ласкал грудь языком и немного покусывал. Наслаждение распространялось, прогрессируя, волнуя, маня.  Не осталось воздуха, и она тихо стонала, когда входил в неё снова и снова. Просила его продолжать. Они взорвались одновременно, опустошая, и наполняя друг друга. Уставшие и мокрые от пота, заснули в крепких объятиях, проспав до рассвета. Перед тем, как погрузится в сон, думала: «Если это последний раз, оно того стоило».

***

Швед бесцельно бродил,  тяжело переставляя ноги, по уголкам сознания, в котором находило отражение всё, что обожал. Память потихоньку возвращалась, но  он упускал нечто главное, и сильно нервничал. Переходя с места на место, думал, какой прекрасной и наполненной была жизнь, но он этого не замечал, замыкаясь в себе и проблемах. Оказавшись в своей спальне, увидел человека, стоявшего к нему спиной, и устремившего взгляд в окно.  Было в нём что-то до боли  знакомое, в его осанке. Сдержанно и совершенно беспечно тот заговорил у него в голове. «Ты долго спал, мой друг. Даже не представляешь, что творится сейчас там, наверху». Не знал наверняка, но по голосу понял, что человек улыбается.

- Может, всё-таки развернёшься? Или тебя не научили манерам?  – сказал уверенно и громко, преодолевая  страх увидеть лицо.

Человек медленно развернулся, раскрывая в объятиях руки, улыбаясь отвратительнейшей  из улыбок, обнажавшей  десна. Тот был похож  на него, за исключением нескольких  черт: лицо чересчур худое,  волосы длинные и спутаны,  костюм выглядел так, будто нашёл на помойке.

- Мы знакомы? – Швед никак не мог понять, где мог видеть его раньше.

- О, да и очень давно. Мы были вместе с самого твоего рождения, мой дорогой. Забавно даже. Ты забыл не только всё, что знал, но ещё и кто ты  есть.  Игры со  временем и изменение реальности расплавили, и без того, скудные мозги. Как далеко ты готов был зайти?

- Я не понимаю. Что ты такое? – изо всех сил сдавил голову ладонями.

«Я в коме? Или стал шизофреником, и меня держат в подвале, привязанным к стулу, чтобы случайно никому не навредил?».

- Я твоё высшее «Я»! Я и есть ты! Я был тобой всегда на протяжении многих тысячелетий и миллионов земных жизней! Я направлял тебя! Я слушал твои молитвы, и приносил дары Богам от твоего имени! Я жил всё это время в двух мирах: в тебе и на ментальном уровне. Так сказать на высшем уровне тебя! И ты умудрился подвергнуть нас такому! Ты истязал себя  своими же силами! Если бы ты хоть раз прислушался ко мне! Я смог бы помочь! Но ты упрямый себялюбец! Жертва!

- Не думал, что выгляжу так  дерьмово  на ментальном уровне, -тихо  сказал он, игнорируя разгневанного человека, и силясь понять: «Не шутка ли это?».

Человек противно расхохотался, но глаза выдавали настоящие чувства: злость и отчаяние. Он вновь развёл в стороны костлявые руки.

- У меня  было столько обличий за нашу долгую жизнь! Но это худшее, что ты выбрал для меня!

И он начал меняться. Взору представали разные люди: сильные мужчины в мехах, с перьями в длинных волосах; женщины невиданной красоты; некоторые из них были обнажены; дети различных возрастов и цвета кожи; какой-то солдат в старой, потрёпанной униформе. И напоследок он сам. Вначале сильный и стойкий,  с глубоким, серым взглядом. Быстро превратился в тусклого, тощего и омерзительного человека. «Так вот, значит, как я сейчас выгляжу». Швед понял, что плачет, жалея себя. Рыдания спазмами вырывались из горла. Вдруг вспомнил главное, что не мог – её лицо: прекрасное и нежное. Вьющиеся до пояса волосы, улыбку, растопившую сердце, смех, возрождающий к жизни, слёзы, за которые готов был убить. И младенца на её руках, быстро растущего и ставшего красивой девушкой с его скулами, светлыми волосами  и глубокими, серыми глазами. Быстрым шагом преодолел комнату и крепко, из оставшихся сил, обнял самого себя. Плакал словно дитя, баюкая и гладя себя по скатавшимся в колтуны волосам, сильно прижимал тощее, бледное тело и шептал: «Прости меня. За всё, что я натворил! Я бы так хотел повернуть время вспять. Прости». Образ из настоящего погладил его по спине: «Теперь ты готов, друг мой. Теперь ты готов». Швед не знал что нужно делать, но каким-то образом осознание пришло само собой и сложилось в разуме. Он светился ярче полуденного солнца, и тот светился в ответ. Они шагнули друг другу навстречу и слились в одно целое, оставив после себя мерцающие пылинки, наполнившие комнату, и вскоре совсем растворившиеся.  Ещё никогда не чувствовал себя таким цельным, как сейчас. Сосредоточившись, подумал о жене и дочке, об отце, о долге перед людьми, и глаза в реальности распахнулись. Тяжело дыша, и хватая ртом воздух, словно не дышал много лет, вскочил на кровати. Мила, уснувшая на стуле, охнула, пробудившись,  и ещё минуту не могла поверить в происходящее. Как только смогла выйти из ступора, крепко его обняла,  сотрясаясь от  долгих  рыданий. Отец тут же ворвался в комнату.

- Ты смог! Сынок!

***

В это время войско Нарута искало обходной путь, а  Ариша  уверенно продвигалась к нему по туннелям. Карта была  точная, и она с лёгкостью обходила «чужеземцев» стороной, не считая парочки, которых пришлось подождать, они слишком долго болтали на пересечении туннелей.  Она была совсем близко, оставалось каких-то пара поворотов. Сколько времени шла неизвестно, но наверняка её уже ищут. Обстоятельство придавало сил идти, не останавливаясь.  Расслабившись, вспоминала о Зире и думала, что скоро всё закончится, и увидит его вновь. «Интересно, как у них продвигаются дела с отцом?». Не успела, и подумать, как  почувствовала  радость и гордость деда. Эмоции были такими сильными, что у неё на глаза буквально наворачивались слёзы. «У них получилось! Отец очнулся!» Так обрадовалась, что совсем забыла посмотреть на карту. Спереди проход  преградила чья-то  фигура. Было темно, но  она  знала, что обладатель силуэта на  неё смотрит. Медленно, фигура начала движение, и Ариша подготовилась отразить атаку. Выпад силы врезался в живот и повалил на землю. Пытаясь восстановить дыхание,  отползла в сторону.  Голос, отражаясь эхом от стен,  распространился по туннелю.

- Маленькая, бедная девочка! Она одна гуляет по туннелям! Здесь тебя никто не спасёт. Не знаю, как удалось смыться, но будем считать побег лучшим решением. О твоём костлявом тельце я позабочусь чуть позже!

Ариша  знала, кто это был – Лират. Девица с самого начала мечтала избавиться от неё, вопреки здравому смыслу. Такими, как она, движут только собственные амбиции.  В том, что Лират сильнее по всем параметрам  и опытнее в бою, сомнений не было, но сдаваться она не собиралась. Призвав силу, стала невидимой. Как раз в тот момент, когда противник собрался нанести следующий удар. Воспользовавшись растерянностью и заминкой,ударила  её волной силы, отбросив в другой конец туннеля.  Та гнусно расхохоталась, поднимаясь на ноги.

- Вызов принят, малявка! Так даже интереснее! Люблю, когда жертвы сопротивляются! Я становлюсь от этого мощнее.

«Так вот какой у  неё дар. Она питается страхом, которого сейчас хоть отбавляй».  Лират прочесывала пространство, пытаясь ее отыскать, и не безуспешно.  Вот они вступили в ближний бой.  Она  наносила невыносимо сильные удары по лицу и телу, и Ариша падала. Затем схватила за волосы и потащила по земле. Камни царапали кожу, раздирая до крови. Скоро нанесёт последний удар, насладившись мучениями. Но Ариша не хотела умирать, по крайней мере, не так, не от её руки, и собралась с силами. Незаметно проникла к ней в голову, которая была черна от мыслей. В кромешной тьме, сотканной из ненависти и злобы, нащупала выключатель. Призвав больше силы, повернула, и тот поддался. Лират  ослабила хватку и рухнула навзничь. Она  испуганно подошла к телу и проверила пульс, его не было. Аришу сотрясала мелкая дрожь, невозможно было унять руки. «Я убила её. Убила!» Плакала, положив мертвую голову к себе на колени. Было невыносимо принимать  правду. Она никогда не  хотела становиться убийцей. В сердце почернело также как у  Лират  в голове. Не знала, сколько вот так просидела. В животе заурчало. Вспомнилось, как долго не ела. Душевные страдания отошли на задний план, вымещаясь физическими потребностями. Бездыханное тело  противника  стало в одночасье  для неё отвратительным. Укол стыда за черствую сущность угодил прямо в сердце. В последствие поймёт, что именно так устроен человек, и это нормально. Будь мы сильнее подвержены эмоциям, чем голосу разума, не смогли бы выжить. Сейчас Ариша испытывала смешанные чувства.

Туннель наполнился звуками, кто-то шёл навстречу, и она вновь стала невидимой и прижалась к стене. От страха практически парализовало. «Что будет, если заметят?». В сознании начали всплывать обрывки их мыслей, и один из голосов показался знакомым. Мимо пробегали  «старо-земляне», экипированные,  какуспела заметить. Вика остановилась напротив, и, нахмурившись, смотрела прямо на нее. Ариша, не веря своему счастью, повисла у подруги на шее. Та уткнулась лицом в волосы.

- Я знала, что ты жива! Что случилось? - умолкла, увидев тело Лират. – Ладно. Не важно. Иди на выход. Мы не можем тобой рисковать. Скоро всё будет закончено. – Ариша решительно замотала головой.

- Я не стану бежать. Больше никогда не стану, - посмотрела с вызовом, и Вике не оставалось ничего другого, как согласиться.

Вновь обрела видимость, и под приветственные возгласы  войска, они направились в центр подземелья. Какое-то время шли молча, но она начала улавливать напряжение, исходившее от Вики. Обрывки мыслей стучались к ней непрошенным гостем. Жуткие картинки начали всплывать перед глазами. Ариша видела ужасные вещи, случившиеся с подругой, и не могла сдерживать слёз. Оказалось, у них было гораздо больше общего. Обе были убийцами. Только Ариша хуже, ведь Вика совершала их не осознанно,вынужденно. А она убила, находясь в здравом уме. Инстинктивно погладила её по плечу, зная, что именно там находится шрам от укуса той твари. Вика отстранилась и посмотрела в упор.

- Как ты о нём узнала?

- Я иногда вижу картинки. Что-то вроде того, как читаю мысли, только по-другому. Ты была напряжена, и кое-что залезло ко мне в голову, не по моей воле. Прости. И вообще! Знаешь ли, самое время это обсуждать! – надулась. Вика шумно вздохнула.

- Ты не виновата, Ари. Она могла убить тебя. Это была самозащита, – теперь словно подруга читала мысли.

- В любом случае, у меня был выбор и мне с этим жить. – Вика кивнула, и они направились за остальными, прилично отставая. – Расскажешь, что изменилось между вами двумя?  – указала на Серого, вышагивающего впереди, подруга густо покраснела.

Чем ближе подходили к центру, тем сильнее тряслись от страха ноги. Она ещё никогда не была в бою. Напротив, прямо из воздуха материализовался  Нарут.  Задалась вопросом: «Как ему это удаётся? Телепортацией он не владеет». Тот  сощурился и оглядывал с головы до ног.

- Ты возвращаешься в лагерь! А ты её отведёшь! – кивнул в сторону Вики, которая собиралась запротестовать, но вспомнила про  Халипу  и умолкла.

Пыталась сопротивляться, но подруга быстро утащила оттуда. На ходу Викавстретиласьвзглядом с Серым.Было в нём что-то личное, интимное. Ариша  предпочла сделать вид, что не заметила этого.

Возвращались с облегчением, что не станут вновь причинять боль другим. Их миссия намного важнее, от неё зависит жизнь старейшины. Почти достигли выхода. Солнечный свет проникал внутрь, освещая и согревая землю планеты. Ариша  вдохнула свежий, утренний воздух, солнце ласкало кожу. Столько дней не видела света, находясь взаперти! Воздух свободы! Слаще его нет на земле! Спешным шагом отправились в путь, ведь каждая минута могла быть на счету. Вика нервничала, и Арише передавалось настроение. «С ним всё будет в порядке, слышишь?». Та кивнула, напряженное лицо разгладилось.

- Забыла  тебе рассказать. Папа очнулся. – Вика резко остановилась.

- Ари! Это же замечательно! Зир тебе сказал?

- Нет, я почувствовала радость деда. Нас с ним всё ещё связывает сила.

- Да, это всегда было странным явлением. – Улыбка не сходила с лица Ариши. Ещё совсем недавно ей было так плохо, что чуть не забыла каково это – по-настоящему чему-то радоваться.

- Так, вы с Серым теперь официально вместе? – осторожно спросила подмигивая.

- Перестань! Самое время! –притворно хмурилась. Ариша толкнула её в бок, развеселив.

Остальнуючастьпути проделали молча, преодолевая препятствия своими усилиями.  Она копила силы. Возможно, понадобится вся энергия, ведь  Халипа находится в плачевном состоянии. В любом случае, была готова к этому с самого начала, и сделает, хотя бы потому, что эта женщина является бабкой мужчины, которого любит. А не ради благополучия старейшины, и победы в битве с теми гадами. Отключилась от мыслей, и позволила телу выполнять свою работу. Время в пути пролетело незаметно.

Глава 8. Исцеление

   Они прибыли в укрытие, когда сумерки спустились на землю, и воздух стал холоднее, то и дело создавая облачко пара, вырывавшегося изо рта.  Трясло от холода или от страха, не знала точно. Присутствие подруги успокаивало, но не слишком, ведь ей предстояло сделать что-то очень сложное, исцелить умирающего человека, чего до сих пор делать не приходилось. Она не знала с чего начать, неизвестность пугала. Не боялась, что пострадает сама. Скорее было страшно, что не сможет помочь. Дед  вновь почувствовал её настроение. «Ты не обязана делать это, Ари. Я всегда был против этой идеи. И если бы твоя мать не была такой упрямой, запер бы тебя в подвале, как и хотел изначально. Так  стыдно, дорогая моя. Мне тысячи лет, но не смог противостоять гипнозу твоей матери. А потом тыулетела», -расстроенно произнёс он. «Я справлюсь», -единственное, что сказала в ответ  и отключила связь, несмотря на его сопротивления. Знала, почему был против, чего боялся, и не могла за это винить. «Как ещё может вести себя кто-то, потерявший  таким образом мать?». Представила, что будет, если умрёт. Его сердце разорвётся от боли, потеря уничтожит, определенно. Вот и ещё одна причина, по которой нужно постараться выжить во всей этой истории.  Юная и смелая, изменившаяся за последние дни навсегда, шаг за шагом приближалась к заветной цели.

Вошли внутрь. Поразилась, как сильно отличалось укрытие своих от «чужеземного». Здесь было светло и уютно, «старо-землянки» чистые и прилично  одетые грациозно  перемещались, занимаясь своими делами. Завидев их, ненадолго остановились. Вика кому-то кивнула. Одна из них приблизилась и поклонилась. Выглядело как-то нелепо, да ещё и смущало.

- Рада приветствовать целителя в своём доме. Пройдёмте же. –  Молча проследовали.  – Ваша способность - высшая сила, которую можно встретить у нашего народа. Дарами  целительства издревле обладали лишь  лучшие из нас. Особая кровь, многовековая. Та самая,  которая когда-то спасла твою спутницу от яда Хируды,  –  женщина многозначительно  посмотрела на Вику.

«Так, вот как они спасли тебя Вик. Должно быть, мой дед дал свою кровь. Жутковато». Вика надулась и опустила голову, не желая показывать покрасневшее лицо. Ещё свежи были в памяти обрывки воспоминаний тёмного времени. Арише не хотелось знать, что за кровавые штучки проводились с её подругой. Женщина, видимо, поняла и промолчала остаток пути.  А она незаметно её изучала. «Не читает мысли, в этом я точно уверена. Но есть кое-что ещё. Как будто понимает чувства, распознаёт, как особый радар». Преодолели прекрасный зал, переливающийся всеми  цветами вселенной. Вспомнились  слова матери: «Не исцеляй, если не успеешь». Вздрогнула, и мурашки побежали по спине,  словно маленькие паучки.  Женщина с опаской  отодвинула тряпку, закрывающую  от взора маленький проём, повернулась и напряжённо кивнула. На мгновение  Ариша  задержала дыхание. Так  отвратительно пахло в крошечном пространстве. Источником зловонного запаха являлась  Халипа, лежавшая без малейшего движения, бледная и  иссохшая. Кто угодно мог бы подумать, что мертва, но не она, чувствовавшая остатки силы, разливающиеся по  венам, слабо и мимолетно. Присела на край матраса и осторожно взяла за руку. Силы не заставили себя долго ждать, врываясь в личное пространство, нарушая границы. Картинки плясали перед глазами. Детство, наполненное любовью. Юность  полная надежд. Свадьба, после которой всё изменилось. Дочь, которую возненавидела, потому что та напоминала о нём и о чувствах, чтопришлось подавить. Старость и раскаяние за ошибки.  Один из «чужеземцев», откидывающий волной силы, удар о препятствие. За считанные секунды изучила её жизнь. Пульс глухо бился в руке, тихо, почти не ощущался. Поняла, что старейшина умирает. Вика полными от слёз глазами с  нетерпением смотрела на подругу,  ожидая приговор. «Слишком поздно, да  Ари?». Она не ответила, не смогла  вымолвить ни слова. Исцелять её сейчас было слишком опасно. В любую секунду остановиться сердце, и тогда её сердце также остановится навсегда. Она знала об этом, но пошла на риск. Неужели зря проделала такой путь? «Не для того, чтобы дать ей умереть!» Призвала силы, воздух всколыхнулся, предметы поднялись и закружились,  сияющие  искры наполнили помещение, глаза зажглись красным, руки засветились подрагивая. Сила ощущалась физически: невероятная, могущественная, непревзойденная. Она витала, поднимая волосы.  Ариша положила руки на раны  и направила энергию из каждой своей клетки, каждого уголка существа. Мощным потоком, та  вливалась в смертельные раны, заполняя собой  тело бедняжки, вдыхая жизнь. Думала о любимых людях, прощаясь, и не представляя, чем всё закончится. Чувствовала истощение, голова кружилась и болела, организм  высох, словно  не хватало воды, руки пронзала острая боль. Терпела, сжав челюсти до хруста зубов: «Я смогу. Я справлюсь. Несмотря ни на что. Я сильнее  этого!» Красный сменился глубоким алым. Из рук  вырывались лучи, которые с трудом удерживала над нужным местом. Затем перенесла одну руку с головы прямо к сердцу, опустила чуть ближе. Ничего не произошло. Не выходило. Пыталась снова и снова, пока не поняла, что сердце замедляет ход. Охватила паника. «Я не позволю тебе умереть!» Это была не просто борьба за умирающую. Это была проверка возможностей и сильнейший адреналин, распространившийся по венам. В таком состоянии, превосходя боль, остановиться было невозможно. Словно открылось второе дыхание. Резким движением прижала руку вплотную к груди и пробила лучом. Крик боли вырвался вместе с ним, и она безжизненно упала на руки к подруге.

***

Битва вот-вот должна была начаться. Они расползлись по туннелям, как крысы, готовые к атаке. Серый сжимал клинок так, что потела рука. Выдохнул, стараясь успокоиться. Нервничать в бою -  не слыть победителем. А у него ещё вся жизнь впереди - с ней. Вспомнил ночь и страстные объятия, поцелуи, глаза и губы. Будет драться ради неё! И умрёт, если потребуется! Смерть  не страшила. Если всё-таки сгинет, искупит вину за боль, которую причинял, ударял по самолюбию, издевался, сам того не замечая. Теперь он всё понял, и был готов понести наказание судьбы. Каким-то образом чувствовал, что она тоже думает о нём. Нет. Конечно, это не сила или  что-то сверхъестественное. Он же просто человек, поражённый радиацией, как и все другие. Но где-то в глубине сердца зажегся огонёк, освещающий путь, и беспредельная радость наполнила  изнутри, чего не случалось с ним ранее. «Кто-то впереди отдал приказ. Пора. Да прольётся кровь».  Воины двинулись по туннелю, окружая «чужеземцев». Настигли их внезапно, застав врасплох. Кто-то в панике пытался сбежать, но не мог найти выхода. Кто-то отчаянно бросился в бой.  Сгустки силы разных даров рассекали воздух, ударяясь о туннели. Камни водопадами сыпались вниз, заваливая выходы. Кровь текла рекой, делая место неестественным, ужасающим. Несколько раз он пропускал удары и отлетал на добрых пару метров. С трудом поднимаясь, вновь рвался в бой, разрезая шеи и спины. Его лицо перепачкалось в крови и грязи. Приходилось вытирать рукавом, чтобы  хоть  что-то видеть.  Ведя схватку с гибкой и сильной бунтаркой, краем глаза заметил здоровяка необъятных размеров, перемещавшегося в пространстве. Исчезая и появляясь, он наносил сокрушительной мощности  удары по  Наруту, который выглядел  слабым  и пытался удержаться на ногах, защищаясь. «Он слишком долго не спал», - подумал Серый  и начал продвигаться в их сторону. Здоровяк рычал как бык, брызжа слюной и совершая бросок за броском, стальные мышцы блестели от пота. В какой-то момент он  подпрыгнул,  оттолкнувшись от земли, взмыл под купол пещеры и  с неистовой быстротой пикировал вниз, выбрасывая несколько ударов подряд. Артиллерийский обстрел.  Нарут  пропустил практически все и корчился на земле. Выставив клинок, Серый атаковал противника, запрыгнув на спину, и воткнув под лопатку. Тот взвыл и начал перемещаться в пространстве, вертеться, пытаясь скинуть со спины. Они переносились с места на место, картинки мелькали перед глазами. Серый додавил рукоять до упора, и тот рухнул с грохотом на пол, всё ещё содрогаясь. Он вытащил кинжал из тела, успокоившегося  и затихшего.  «Где это я?». Оказался в незнакомом доме, полы которого прогнили. Осторожно ступая, начал движение. В доме было множество этажей и комнат, что выдавало богатого хозяина. Стал обходить, не понимая, куда перенёс соперник. Вокруг стояла  пыльная мебель, видавшая виды, но достаточно богатая. Серый провёл рукой по столу, на том месте обнаружились драгоценные камни, засверкавшие,  быть может, впервые за множество лет. «Наверное, давно здесь никто не бывал». Спускаясь по винтовой лестнице, заметил картины, завешанные  простынями, и решил посмотреть, сдернув ткань с ближайших. Это были портреты существ. Их шеи и головы увешаны золотом,аодежды изысканны. Рассмотрел все, и на последнем увидел того самого здоровяка, который пал в схватке. Он был изображён худым, длинные сальные волосы свисали сосульками с крупной головы. В раме картины лежал конверт, пожелтевший от времени. На нем было написано: «Рахалиру».  Серый помедлил, вертя в руках старый конверт. «В конце концов, это не моё дело». Но любопытство взяло верх, и он аккуратно его открыл. Внутри лежало письмо, такое же старое. Взял двумя пальцами, опасаясь, что рассыпется, и прочитал:

«Здравствуй мой сын, моя кровь и плоть. Если ты читаешь письмо, значит, меня уже нет. А ты всё же решил вернуться домой. Он принадлежит тебе по праву, как и всё моё состояние. Среди множества отпрысков, ты  оказался самым стойким. Остальные умерли от различных болезней. Так бывает, когда в семье проблемы с генетикой. Надеюсь, простил глупую старуху за  трудности, испытанные благодаря мне. Лишь умирая, начинаешь понимать, что в жизни сделал правильно, а что нет. Отныне ты богаче самого совета старейшин. Я скопила приличное состояние. Теперь твоя жизнь станет немного лучше. Деньги творят чудеса.  Не совершай моих ошибок, сынок! Не трать жизнь понапрасну! Не бойся  быть собой,  своей  сути и чувств! С любовью, мама».

Серый вздохнул и присел на ступенях. «Так значит, здоровяк затеял переворот, не зная, что сказочно богат? Интересно, если бы знал, что-нибудь изменилось?». История была грустной, как и тот факт, что Рахалир вернулся умирать именно сюда, хотя и не горел желанием находиться здесь при жизни. Серый печально смотрел на  письмо. Он знал, что тоже хотел бы умереть дома, а не на «Богом» забытой планете. В этом они с противником оказались похожи. Ещё задумался на минуту, почему письмо было написано на языке землян. Но вспомнил Фарагора, как-то объяснявшего, что «старо-земляне» не имеют собственного языка. У них это похоже на импульсы. И если бы писали письма, те состояли бы из палочек и чёрточек. И тогда сами запутались бы в изъяснениях.

Он вышел из дома и, не представляя, куда двигаться дальше, шёл по дороге, окружённой густыми зарослями растения, которое укусило, как только прибыли на Орион. Не взял ничего, хотя мог, ведь богатства никому не принадлежали. Но  и  не ему тоже. Вспомнил Вику, и  улыбка расползлась по лицу. Битва, скорее всего, окончена. Он выжил. Осталось только её найти. Несколько часов монотонной ходьбы, и ни одного знакомого места, ни одного существа, подсказавшего дорогу.  Устал и рухнул под огромное дерево. С неба покапывало, а оно способно укрыть от дождя.  Глаза слипались от усталости. Больше не противился, поддавшись Морфею, манившему в свои сети.

***

    Швед попытался встать на ноги, но они не слушались, отказываясь служить плохому хозяину. Дурное предчувствие не покидало даже теперь, в реальном мире. Мила метала глазами молнии. Супруг не слушался и не соблюдал постельный режим. «Отец потерял связь с ней пару часов назад. Что-то не так». Пытался связаться с дочерью много-много раз, но попытки оказались напрасными. У Милы это тоже не вышло. Он должен был что-то предпринять, но был слишком слаб. Внезапно посмотрел на жену,  нервно  перебиравшую в руках  жемчужное ожерелье.

- Мне вот интересно. А как она смогла отправиться на Орион? Она что умеет водить  аэролёт? - Мила  виновато потупила взгляд.

- С ней полетел Барс.

Швед вскочил на ноги, те  подвели, и рухнул на пол. Она подскочила помочь, но он гневно отбросил руку. Взгляд холодных тёмно-серых глаз пронзил насквозь.

- Ты позволила сделать это! Поверить не могу! Она возможно мертва! -  Мила рыдала, отворачиваясь, но он не собирался жалеть.

Гнев утомил ещё сильнее, облокотился о кровать, пытаясь успокоится.  Она же встала с колен и покинула комнату, утирая на ходу слёзы. Вошёл  Зир. Выглядел он не лучше его самого: осунувшееся лицо казалось таким худым, какое невозможно иметь даже «старо-землянину». Он протянул руку и помог сесть на кровать.

- Есть новости от Ари?  – красные глаза обеспокоено бегали.

- Нет. Я не смог связаться с ней. Что-то не так. Кстати, спасибо за помощь. Ты нашёл  меня там и разбудил. Я это помню.

- Да, пожалуйста. Я сделал то, что должен, - опустил голову, избегая взгляда. – Я хочу  отправиться на Орион. Не могу ждать, пока она там. Неизвестность хуже всего.

- Хорошо, если ты достаточно  восстановился. Потому что выглядишь почти так же, как я. А это не лучшая из моих форм. – Зир  кивнул. - Можешь вылетать прямо сейчас. Да и мне будет спокойнее знать, что есть кто-то, кто сможет о ней позаботиться, пока не встану на ноги. – Они пожали друг другу руки, и  Зир ушёл, оставив наедине с тёмными мыслями, которые отчаянно пробивали брешь в душе.

То, что дочь в опасности  было и так ясно, сердце родителя не обмануть. Вопрос в том, в какой степени велика эта опасность.

***

     Вика судорожно хватала ртом воздух, не зная, что предпринять. Подхватила Ари на руки, когда та падала в обморок, и  пыталась привести в чувства, хлопая по щекам. Женщина, ожидавшая снаружи,  уже наполовину была в маленькой комнатке. Вика вытащила  Аришу  в зал и уложила голову к себе на колени. Плакала. Подруга  выглядела ужасно: лицо белое как мел, глаза полностью красные от крови, из носа вытекала алая струйка, кожа обжигала холодом. Пыталась нащупать пульс, но не могла сосредоточиться, от страха перед глазами расплывалось. «Я не могу потерять тебя сейчас! Не могу! Ты мне нужна!»  Соленые, горькие слезы катились по лицу, и она прижимала  её всё сильнее. Наконец, послышались шаги, и в зале появились несколько женщин. Они подхватили Аришу  и понесли. Вика отправилась за ними, стараясь не отставать. Было наплевать на Халипу, потому что подруга заплатила слишком большую цену. «Её жизнь стоит тысячи таких, как Халипа!» Злилась на себя за мысли и, что позволила Арише сделать это. В глубине души знала, что  ей  будет, как минимум, очень плохо. Как максимум происходил именно сейчас. Женщины положили её на кровать. Суетясь, быстро пересекали комнату. Вика не успевала следить за действиями. Всё ещё шокированная, она будет вспоминать моменты размытыми пятнами, как будто произошли за одну секунду. Вспомнила сон. Теперь стало понятно его значение. Вселенная предупредила о защите необходимой  близкому человеку, а она пренебрегла посланием, и должна расплатиться сполна. Женщины подносили глиняные чашки к губам  Ариши, растирали жижами тело, уже полностью обнажённое. Сверху накладывали  неизвестные растения. Одна из них, та самая, которая встретила Вику в первый день, взяла за руку и вывела из комнаты силой.

- Пусти меня, стерва! Я нужна ей! Что вы делаете? – кидаясь на неё, кричала она.

- Успокойся. Мы пытаемся помочь. Ты сейчас там ни к чему. Только мешаешь. И у стервы есть имя – Дака, – оглядывала с головы до ног, будто оценивала  степень неуравновешенности. Вика почувствовала и поостыла.

- Извини. Я просто не в себе. Что с ней будет?

- Она сильна, как и её отец. Даже очень. Я ещё никогда не видела такой мощи. Обычно, воскрешая, такие, как она, умирают сами. Так умерла её прабабка. Я хорошо её знала. – Только сейчас Вика заметила, что «старо-землянка» достаточно древняя, хоть возраст и не бросался в глаза. – Как я сказала, она сильна, но выдержит ли  последствия дара, мы не знаем. Сейчас делаем всё возможное. И если разрушительная часть силы не затронет сердце, сможем помочь.

- А если затронет? – голос сорвался на писк.

- Она не проснётся и не умрёт. Останется, как есть навсегда. Худший финал из всех возможных.

Вика вспомнила Мессия. «Макс ведь смог выбраться из этого состояния. И очень скоро прибудет на Орион, если сможет быстро восстановиться. И Нарут силён в этих штучках. Он сможет помочь, если его не убили». Припрятала крохотную, но неимоверно сильную надежду глубоко в  сердце.

Часы сменялись один за другим, никто не выходил из комнаты. Усталость и напряжение начинали брать верх, и паранойя  сводила с ума. Вика думала о Сером  и остальных, отгораживаясь от худшей из ситуаций. «Живы ли? Вернуться ли?».  Как же ненавидела бездействовать! Хотелось бежать, бороться, делать хоть что-то, а не ждать приговор. Из комнатки вышла  Дака  и передала кружку с ароматным питьём, оно пахло мёдом и чём-то ещё.

- Это чай. Тебе нужно отдохнуть. Пойдём со мной.

- Нет, лучше побуду здесь,  – благодарно приняла чашку, сверля Даку глазами. «Старо-землянка» была сгорблена, суха, морщины пролегли у глаз и рта, разрез глаз чуть уже, чем у других.

- Просто хочу, чтобы ты знала - у неё получилось. Халипа  жива. Раны затянулись, правда, не до конца, но ей намного лучше. Это потрясающе! Никто и подумать не мог, что у такого могущественного правителя,  родиться ещё более одаренная дочь! – Вика сжала зубы.

- Теперь это не важно. Если она умрёт…

- Не думай об этом, – перебила Дака. – Постарайся думать об исцелении. Вселенная принимает любые заказы от своих существ. Нехорошие мысли могут стать  реальностью. – Вика принялась пить чай, не желая спорить ни о  чём, тем более о вселенной и правилах пользования.

Спустя некоторое время уснула с чашкой в руках. Сон походил на предыдущий, только кострище пылало, испепеляя всё живое. Подошла ближе, лицо обдало жаром. Костёр погас внезапно, как будто его затушил великан, хлопнув ладонью. На его месте стояла  Ари, обнаженная и вся в золе с головы до ног, из носа текла кровь, красные глаза  ввалились в череп. Вику трясло мелкой дрожью. «Ари». «У нас получилось?». «Да, но ты не проснулась». Вика плакала как дитя. «Стой там. Есть черта, которую живым переступать нельзя». Глаза вертелись в глазницах в разные стороны, издавая неприятный звук. «Ты не мертва. Ты спишь». «Пока да. Но я чувствую, что скоро умру. Я видела свет. Я знаю всё. Невозможно передать это чувство, Вик! Как будто ты часть всего и ты повсюду! Это как чувствовать силы, только  в разы приятнее!», - довольно замычала, прикрывая веки.

- Ты не можешь сдаться! Борись мать твою! Или ты хочешь бросить меня здесь одну? И Зир? Как он без тебя? А  родители? – Вика кричала в голос.

- Такие мелочи, Вик. По сравнению с тем, что будет дальше. С этим чувством. – Тогда она схватила её за руки  и изо всех сил встряхнула, та  быстро заморгала.

- Очнись и борись! Ты сможешь! Твой отец смог! И у тебя получится! Не бросай меня, Ари, прошу!

Картинка сменилась, и Вика оказалась возле тайного туннеля. Она побрела, ошарашенная тем, что увидела.  Ноги сами привели в комнату Шведа, который, побагровев лицом, пытался подчинить свои ноги. Вставал и падал, крича от боли, не прекращая попыток. Подошла ближе, и он, сощурившись, посмотрел в её сторону.

- Кто здесь? – она обернулась, но никого не увидела. «Он что меня видит? Ну, конечно видит, этот же мой сон».

- Это Вика.

- Вика? Где ты? Почему я не вижу тебя? Как ты это делаешь?

- Я сплю. Вы часть моего сна, только и всего, – пожала плечами.

- Нет. Я настоящий. Точно знаю. Раньше не знал, но теперь уверен. –  Она потрясла головой. – Не важно. Как моя дочь? Я не смог ни с кем связаться.

- Она воскресила  Халипу,  и в таком же состоянии, в каком недавно был ты. Женщины что-то делают, но не знают, поможет ли. – Он схватился за голову и громко застонал.

- Она умрёт, – обречённо произнёс спустя какое-то время. – Она сморгнула подступившие слёзы.

- Дака сказала верить в лучшее.

- Кто такая Дака?

Картинка растворилась, и Вика погрузилась в настоящий сон, на этот раз без сновидений.

Сколько она проспала? Час, два или несколько дней? Чувство времени исчезло, играя в прятки. Просыпаясь и находясь на грани между сном и явью, чувствовала на себе чей-то взгляд, знакомый и близкий. «Гадкая старуха добавила что-то в чай». «Нет. Просто он расслабляет», - зазвучал грустный голос у неё в голове.  Сон стал уходить быстрее, сознание  жаждало встречи. Открыла глаза и сонно подошла к нему, заключив в объятия.

- Когда ты прилетел?

- Пару часов назад. Ты так крепко спала, что я не стал будить. Они  ничего не говорят и не пускают. Я с ума сойду, если с ней  что-то случится, – выглядел он плохо,  видимо работа с сознанием Шведа и нервы вымотали без остатка.

- Это уже случилось. Прости, я не смогла её остановить.

- Никто бы не смог. Она всегда делает то, что считает нужным. – Вика кивнула. – Кстати, остальные прибыли с битвы. Бунтари повержены полностью и бесповоротно. – Она сделала резкое движение, подняв в воздух немного пыли. – Его нет среди них. Отец  очень плох, но смог объяснить прежде, чем отключился. Он его спас, боролся с главным, который как оказалось  телепорт,  и перенёс их куда-то в последнюю секунду своей жизни. Не делай такое лицо, прошу тебя! Он жив, просто не знаем, где находиться. Это не смертельно. Найдёт дорогу. Не маленький.  – Она расслабилась.

Появилась  Дака, нарушив дружеское уединение.  Зир  обеспокоено посмотрел ей в глаза и помрачнел. Плохой знак, учитывая тот факт, что он  сильный  телепат. Развернувшись без каких-либо объяснений, быстро удалился.

- Он успокоится. Всё оказалось не так просто, как думали. У твоей подруги слишком сильная внутренняя защита. Даже теперь, когда находится в промежуточном состоянии, мы не  можем на неё воздействовать. Ритуалы не приносят результата,  – говорила вяло, похоже, очень устала.

- А как насчёт Нарута? Он же может помочь!

- Он слишком слаб. А у нас не  так много времени. Нужно успеть, сердце замедляется.

- Но в таком состоянии был её отец! Он же смог выкарабкаться!

- Не знаю о чём ты. Он не может воскрешать. Наверное, там было что-то другое.

- Он играл со временем. – Дака  задумалась на мгновение.

- Он застрял в себе. Это тоже очень опасно, и ему повезло, если смог преодолеть. Состояние Ариши намного хуже. Она может никогда не выбраться, ни стать собой, сердце остановится навсегда, а мозг будет жить дальше. - Вика вновь утирала слёзы тыльной стороной ладони.

Она знала,  Ариша хочет уйти, поэтому у них не получается её спасти. Спросила, может ли побыть с ней немного.  Дака  кивнула и отошла пропуская.

Глава 9. Предчувствие

Она прошла в комнатку и села на край кровати. Безжизненное тело подруги, жалкое и  беспомощное, покоилось на ней, укрытое  старым, потрепанным одеялом. Хотела взять за руку, но вместо этого просто рухнула на грудь и беззвучно разрыдалась, выпуская наружу боль, скопившуюся в душе. Злилась на неё и в то же время не могла  не любить.  Ариша  была единственным человеком, так сильно запавшим в сердце. Сейчас она никак не могла понять, за что ненавидела её когда-то. Успокоившись, услышала глухой стуксердца в груди. Так и лежала некоторое время, слушая, как стучит сердце самого дорогого человека, ставшего не просто другом, а семьёй, которой не хватало. Взяла себя в руки. «Нельзя распускать нюни. Она нуждается во мне, и я должна сделать всё возможное, ради её спасения!» Оставив подругу, зашагала в сторону зала. «Нужно отыскать Нарута. Чем быстрее очухается, тем лучше для Ари». Извилистые туннели насмехались, дуря и заставляя блуждать в который раз. Пыхтя и фыркая, растеряла часть энтузиазма, бесконечно поворачивая не туда и топчась на одном месте. Оказавшись в тупике, прислонилась к стене и присела сдаваясь. Неожиданно из темноты зазвучал голос, эхом отразившийся от стен, и она вздрогнула всем телом.

- Это всё на что способна сновидица?  – он принадлежал женщине и имел глубокие, резкие нотки.

- Кто здесь? – женщина вышла на свет, Вика охнула.

- Я должна поблагодарить тебя и твою подругу. Вы двое хорошо поработали. Одна помогала при смерти, другая отдала за меня жизнь. Признаться честно, не ожидала подобного благородства.  – Было нечто странное в её поведении,«спасибо» больше походило на угрозу, и Вика насторожилась. – Как же я устала от всей этой чуши! Повелитель обеих планет! Мессия!  Старейшины не в счёт по-вашему, а молодежь?  Я годами посылала ему мысли о необходимости изменения времени и, наконец, добилась своего - он умирает! Но нет! Вам нужно было сунуть сюда длинные  носы! – Вика  хотела попятиться, но вспомнила про стену, которая холодила спину. «Ловушка.  Некуда бежать. Так это из-за неё Макс застрял в голове?».

- Я избавилась от него! А завербовать того тупицу и надоумить бунтовать оказалось куда проще! Всё равно что отнять у  ребёнка  конфетку! Оставалось только подчинить своих и  землян, которые ничто без всемогущего Мессия! Случайность вывела меня из строя. Какая ирония, правда? Вы двое могли дать мне умереть, но помогали и даже воскресили.  Идиотский поступок, – наступала, гнилое дыхание ощущалось возле лица, ноги подгибались, напряжение нарастало.

От старухи исходила мощная сила, у Вики волосы на теле встали дыбом. Одно неосторожное движение, и она может пойти в ход.

- Зачем ты рассказываешь мне это?  Никто ведь не догадался на твой счёт!

- Не совсем так. Твоя подруга сильна для своих лет! Она читала меня, как раскрытую книгу, и знает всё, даже то, что я предпочла бы сохранить в тайне. А ты у нас сновидица, и она могла сказать тебе во сне. Её деньки сочтены! Она для меня не угроза! Да и ты, в принципе тоже. Ничего личного.

Сила обволакивала Вику, связывая незримыми нитями. Не могла пошевелиться. «Это конец. Ведьма прикончит меня и глазом не моргнёт. Не думала, что умру так глупо. Прощай любимый! Я не забуду нашу ночь! Прощай подруга! Я любила тебя всей душой!» Огромная рука легла на горло и сдавила, боль пронзила и обострила чувства. Воздух перестал поступать в лёгкие, в глазах потемнело. Она не боролась, не было смысла. «Я готова. Может быть, в другой жизни повезёт чуть больше».  Не успела закончить последнюю мысль, как туннель затрясся, камни посыпались заваливая. Один из них упал на голову ведьме и та, ослабив хватку, рухнула на колени. Вселенная дала шанс, и Вика без раздумий им воспользовалась. Аккуратно обогнув старуху, припустила бегом по туннелю, пытаясь восстановить на ходу дыхание.

***

   Серый проспал какое-то время под деревом, а когда открыл глаза, увидел перед собой «старо-землянина», присевшего на корточки и изучавшего. «Он что никогда не видел людей?». Потер сонные глаза, пытаясь вернуть картинку на место. Справившись с задачей, не смог не улыбнуться, увидев знакомое лицо со шрамом.

- Барс! Как ты нашёл меня? - радости не было предела, больше не нужно скитаться и искать остальных.

- Нарут предположил, где ты можешь быть. Мы решили посетить несколько любимых здоровяком мест. И это было последним в списке. Мне пришлось здорово попотеть, чтобы отыскать тебя. Не успел отчаяться и вот, лежит под деревом, отдыхает! – протянул руку и быстрым движением поставил на ноги. – Давай-ка позавтракаем дружище, и отправимся домой. Там такое творится, – печально произнёс он, и Серый решил не расспрашивать, хватало и собственных переживаний.

Развели костёр и поджарили кролика, которого Барс поймал в лесу. Серый ел, желудок благодарно  урчал, и всё должно было быть хорошо. Воевать больше не надо, скоро он увидит Викторию. Однако не покидало тревожное чувство, ощущение беды, неизбежное, всепоглощающее. Отложил кролика в сторону.

- Пойдём домой прямо сейчас, – произнес твёрдо, чем немало удивил Барса.

- Конечно. Что за спешка? Поверь, там намного унылее, чем здесь.

- Да. Да. Я понял. Просто хочу попасть к ней как можно скорее, ладно? – Барс  кивнул, отложил в сторону завтрак, положил огромную руку на плечо, и вихрь, закрутивший, словно маленькое торнадо, перенёс в центр зала убежища.

Поблагодарив Барса за помощь, быстрым шагом направился на поиски Вики. Хотел увидеть ее поскорее. Необходимо убедиться, что с ней всё в порядке. Боялся предчувствий, потому что они редко подводили.  Добравшись до комнаты, в которой лежала  Ариша, встретил Зира. С бесцветным лицом и отсутствующим взглядом тот сидел на краю кровати, и держал за руку. Да, Серому было её жаль и очень, ведь он любил её так долго, многие годы. Или думал, что любил. Не представлял, что с ней могло произойти.  Однако сейчас на жалость и любопытство не было времени.  Зир  сказал, что  видел Вику, но когда вернулся,  её уже не было, и  не знает, куда та могла пойти. Сердце в груди забилось быстрее, прогоняя кровь по венам. Он побежал по туннелям, обегая и заглядывая в каждый тёмный уголок, искал глазами, прислушивался к каждому шороху. В мозгу стучало, ноги гудели. «Что-то не так. Что-то происходит». Чувствовал будто время на исходе, и метался сильнее. И, наконец, услышал в туннеле голоса. «Это Вика. Определённо. Но кто с ней? И почему они разговаривают в тупике так далеко от центра?». Насторожившись,  напряг слух и услышал далеко не всё, но и этого хватило, чтобы понять, что она в опасности. Бесшумно подкрался, с трудом справляясь с адреналином, подталкивающим на необдуманный поступок.  Вокруг «старо-землянки» сияла сила, освещая представшую глазам картину. «Она душит её!»  Понимая, что не справится с мощным противником, хаотично соображал, в то время как из любимой уходила жизнь. И тут заметил небольшую брешь в стене и ударил со всей силы ногой. Камни посыпались, и он во время отскочил в сторону, чтобы не завалило. Туннель погрузился во тьму. На него наткнулось тело, изгибы которого не мог позабыть. Она хотела атаковать, но Серый резко дернул за руку и потащил дальше от этого места. Она тяжело дышала, свист выходил из легких. Он быстро преодолевал обвалившиеся части туннеля. Сообразив, что ей тяжело придерживаться темпа, подхватил на руки. Напрягая каждый мускул, миновал несколько туннелей, и поставил на ноги, прислонив к стене.

- Что это было? – шёпотом спросил, пытаясь привести дыхание в норму после долгой пробежки.

- Халипа  была главой бунта. Ари, видимо, узнала об этом, когда воскресила. И та подумала, что я тоже в курсе, и решила убрать с дороги. Если бы ты не появился? – потирала шею, которая ужасно саднила. Он прижал к себе и страстно поцеловал. Вика задрожала в ответ на прикосновение.

- Как ты понял, где меня искать? – задыхаясь уже от желания, а не от руки смерти, спросила она.

- Не знаю. Просто почувствовал, где ты.

- Нужно идти. Она может искать нас. Мы должны как можно скорее добраться до центра, и рассказать всем. – Он кивнул, и они начали искать выход из гигантского муравейника, прислушиваясь к каждому шороху, и опасаясь за свою жизнь.

Глава 10. Сложный выбор

  Они бежали по туннелям, которые переплетались, уводя всё дальше в неизвестность. Вика жалела, что в её голове нет карты, способной решить проблему. Сейчас, впрочем, это было не самое важное. Если обнаружит  старуха, отсутствие карты будет меньшим из причинённых неудобств. Ходили по одному и тому же месту трижды. Вика запомнила туннель, количество поворотов. Ему об этом решила пока не говорить. Не хотелось усугублять и без того напряженную ситуацию. Серый  выдохся и остановился посреди туннеля, хватаясь за голову.

- Чертов лабиринт, Вик! Мы как будто топчемся на месте!

- Так оно и есть, – вздохнула она и присела облокотившись.

Какое-то время неотрывно смотрела на противоположную стену, и заметила нечто необычное. Она отливала золотом. «Довольно странно. Где же я видела такой насыщенный цвет и блеск?». Силясь вспомнить,  погладила стену, и та ещё ярче засверкала от прикосновения. Серый оказался позади и обнял за плечи.

- Что это такое?

- Понятия не имею. Но кажется таким знакомым. Я видела это раньше.

- Может стены из золота? – предположил он.

- Нет. На золото не похоже, – зажмурилась, сосредоточилась на свечении. Ответ тут же сформировался,  и она вздрогнула, осознавая в какой страшной ситуации они оказались. - Она создаёт это. Такова часть её дара.  Вполне возможно это просто иллюзия, или реальная ловушка. Если так, то ей остаётся прийти и взять то, что необходимо, – тяжело вздохнула и прислонилась к широкой, тёплой груди.

Воцарилась абсолютная тишина. Она готовилась принять судьбу и встретить неизбежное. Радовало только то, что он был рядом и встретит смерть вместе с ней, как в сказке: «Жили они счастливо и умерли в один день». Серый начал ходить назад и вперёд.

- Тогда почему она не идёт? А? Если ловушка её рук дело, давно должна быть здесь! – Вика принимала правоту. Ей и самой не совсем было понятно, зачем старуха заставляет ждать появления.

- Может она пострадала и набирается сил, или томит ожиданием. Хочет, чтобы смирились с участью.

- Да хрен ей! Я никогда не смирюсь, Ви! Мы будем бороться, слышишь! У нас может быть будущее! – взял лицо в ладони и поцеловал. В глубине души вновь появилась надежда.

- Значит, ждём.

Обсудили план несколько раз, и решили для начала немного поспать и набраться сил. Легла Вика, а он охранял её сон.

Во сне она вновь шла там, где в прошлый раз горел костёр. Зола разлеталась, уносимая ветром.  Внезапно перед ней появилась Ариша, порядком напугав.

- Прости. Я не хотела.

- Ари. Я скучала. Ты ведь ещё жива, правда?

- Да. Жива. Он говорит со мной и заставляет жалеть. Я не хочу жалеть. Из-за него всё так запуталось, – огорчённо вздыхала она.

- Ты нужна нам. Мне.  Халипа пытается нас убить!

- Ах, да. Это. Я совсем забыла. Вик, здесь такие вещи не кажутся важными. Я видела, что натворила мерзкая ведьма. Запутала Рахалира, лишила  нормальной  жизни. А ведь была в курсе, как он богат. Что ж. Он навсегда останется бунтарём, боровшимся и погибшим ни за что. Его не будут помнить долго. Немного грустно, - выглядела печальной и отстранённой, но в то же время лучше предыдущего раза. Глаза оставались на месте, хоть и красные от крови. Похоже,  Зир  очень старался её вернуть.

- Мы в ловушке, Ари. Что нам делать?

- Она создала иллюзию. Это семейный дар. Ты должна поверить, что всё ложь, и тогда увидишь правду. И поторопись. Она скоро придёт. Конечно, ей досталось от того камня, но для многовековой  «старо-землянки»  такая рана пустяк. - Вика кивнула и обняла подругу.

Сон растворился, и она вскочила, уставившись в темноту. Его руки легли на плечи, мгновенно успокаивая теплом.

- Всё в порядке? – тревожно спросил он сонным голосом.

- Да. Ложись, поспи. Моя очередь дежурить. – Он  тут же устроился на полу, свернувшись калачиком.

«Значит,  всё просто. Поверить. Нужно поверить». Вика смотрела на стену, переливающуюся золотыми волнами. Живая стена дышала, и она будто слышала её дыхание. Шёпот заполнил туннель, голоса появлялись и затихали вдали. Вика понимала, что на самом деле это совсем не туннель, а существо, которое держит в плену, ожидая хозяйку.  Сосредоточилась и представила, будто раздвигает руками стены. Они в них утопали, обволакивались густой, вязкой субстанцией, светящейся золотым. Шёпот нарастал, и в какой-то момент сменился на крик. Зажмурилась, не замечая головную боль, пульсирующую в висках. «Так кричат сумасшедшие». Она знала, ведь ее бабка кричала, бедняга рано выжила из ума.  Снова и снова попыталась убрать стену, пройти сквозь, перепрыгнуть и даже взорвать, но попытки оказались тщетны.  «Поверь», - раздался в голове голос подруги. «Удивительно, что она может вытворять, находясь в плачевном состоянии!» Вика села  посреди туннеля на землю и смотрела в одну точку. Понемногу он стал размываться, уходя на второй план, но всё ещё сопротивляясь и рыча, как бешеная собака. Напряжение нарастало, пот струился по шее. Силы были равны. Существо это знало и сопротивлялось отчаяннее. Очистила мысли, перестала бороться и просто подумала: «Тебя нет. Ты не настоящий». Стены задрожали, как будто их что-то ударило. Она продолжила, и крик сумасшедшего, полный злобы и ненависти, вновь  повторился. На этот раз не только в её голове. Серый вскочил на ноги, оглядывая пространство. Вика не сдвинулась с места и продолжала повторять заветные слова до тех пор, пока не поняла, что и сама поверила. Стены лопнули, разлетаясь ошметками золотистой жижи. Перед ними предстал обычный туннель, вполне знакомый. Он вёл в зал с разноцветным потолком. Они с самого начала шли не в ту сторону. Серый, не задавая лишних вопросов, и не теряя времени, схватил за руку, и  они побежали в обратном направлении. Вика была благодарна ему за это, сейчас каждая минута на счету, старуха может появиться в любой момент. А она обладает мощной силой, присущей старейшине совета, и вряд ли удастся уйти, наткнись на неё случайно.

В тот момент, когда от центрального зала отделяла пара туннелей, позади эхом разнесся неистовый вопль. «Господи, это она! Ей стало известно о побеге. Быстрее. Осталось чуть-чуть. Там, среди остальных, гадина не посмеет напасть!» Звук осыпающихся камней раздался совсем близко. «Она крушит всё на своём пути. Парочка поворотов и мы в безопасности». Завернув за угол, Серый резко остановился  и инстинктивно закрыл спиной.

- Честно сказать, я поражена! – Халипа  хлопала в ладоши и далеко не от радости, в голосе слышалось столько льда, что им можно было заморозить планету. – Ты, и правда, хороша! Жаль терять  такого нужного человека. – Сила набирала мощь и была осязаема, золотые волны струились, освещая туннель.

Страх парализовал Вику. Мысленно она хотела бежать, но ноги не слушались. У Серого быстро и звучно стучало в груди.

- Ты не притронешься к ней, старая сука! – цедил он сквозь зубы. Халипа хохотала, предвкушая победу и две жалкие смерти.

Она начала наступать. Маленькие шажки казались Вике прыжками, неизбежность  и отчаяние овладевали. Он  толкнул её в грудь кулаком, и она отлетела назад. Рухнула на землю, стесав локоть о камни.  Халипа  отвлеклась на  трюк. Он побежал навстречу, врезавшись в живот головой и руками, и всё же смог повалить на пол. Сила на мгновенье исчезла, и туннель погрузился во тьму. Вика судорожно хватала ртом воздух, пытаясь подняться. «Я знаю, зачем ты сделал это, и не позволю приносить себя в жертву!»  В темноте происходила возня. Она приближалась к ним,  прислушиваясь. И тут вспышка осветила пространство. Золотистая волна ударила Серого, и он стремительно отлетел в стену, пробив собой наполовину. Вика поняла, что кричит от испытываемого ужаса в голос. Вспомнились слова отца: «Моя девочка, выбор есть всегда. Просто прими решение». И она выбрала - смерть в бою. Она будет героем, как и отец, а не всеми позабытой жертвой какой-то психопатки! Разогналась и побежала на неё, крича нереальным, чужим  голосом. Сделав в воздухе кульбит, и оттолкнувшись от стены, ударила  ногой  в голову.  Халипа  пошатнулась и снова упала, перед этим, успев, нанести удар, отбросивший Вику на несколько метров, отчего та буквально вспахала под собой землю, ободрав спину вдобавок к локтю. Она лежала на холодном полу, пытаясь унять боль от кровоточащих  ран,  чувствуя, как горячая и липкая жизнь покидает. И думала о подруге, отказавшейся бороться, о  мужчине, возможно, отдавшем за неё жизнь, об отце, к которому скоро присоединиться. Однако сдаваться не собиралась, мысли не остановили. Поднявшись и истратив последние силы, приготовилась к очередной атаке. Силуэт  Халипы  возвышался в свете пылающей энергии, когда сзади послышались торопливые шаги. Вика обернулась и увидела его. «Глазам не верю! Как он узнал, что мы здесь?». Невозможно было понять, что происходит, потому как диалог с бабкой он вёл внутренний. Но черты лица выдавали, какую ненависть  и негодование испытывает.

- Убирайся, щенок! Ты соплив, чтобы указывать мне! – сорвалась на реальный крик, взбешённая и совершенно безумная.

- Ты не тронешь их. Тогда тебе придётся убить и меня, ведь мне известен твой маленький секрет. Я обязательно поведаю о нём остальным, – угрожающе процедил он, стиснув зубы, и сделал вперёд пару размашистых шагов, закрывая собой Вику.

Старуха сделала резкий выпад, но он ожидал и  блокировал удар. Схватка началась, буквально отовсюду сыпались камни. Огненные шары, сгустки силы и вопли заполонили  туннель. Зир  сражался с собственной бабкой не на жизнь, а на смерть. И она вела в битве, ранив его несколькими точными ударами. Кровь брызгами разлеталась, оседая на стенах, тёплые капли  упали на её лицо, когда кралась по стене, уворачиваясь от ударов и камней. Серого видно не было. «Возможно, он без сознания». Так думать было проще всего.  Зир  истекал кровью, левая рука неестественно повисла. Бабка наступала, гневно выкрикивая проклятия.

- Сучок! Ты вздумал играть в смерть? Я играла в эту игру, когда тебя ещё даже на свете не было! Ты пошёл против меня, и умрёшь! Надеюсь, это того стоило!

Он  отражал удар за ударом, отступая. Вика заметила, что Зир не борется в полную силу. «Колеблется. Это и понятно, ведь она его бабушка, хоть и гадкая».  Среди других эмоций на лице у него преобладало смятение, иона боялась, что Зир погибнет прежде, чем сделает выбор. И понимала, что, убив её,  будет вынужден жить с чувством вины, а оно сгубило многих хороших людей. Вика подобралась совсем близко, незаметно скользя по стене, и останавливаясь, всякий раз, когда  старуха  начинала искать глазами движение. «И как ей удаётся биться и следить за мной одновременно?». Голос подруги зазвучал, подбодрив и придав сил: «Бей прямо в сердце, Вик.  Ты сможешь.  Зир не способен причинить ей вред, даже ценой собственной жизни. Придётся тебе сделать это». Вика добралась до точки, с которой смогла бы нанести последний удар. На другие не хватит. Есть попытка, и она одна.  Он будет ненавидеть, не сможет простить никогда. Многие разделят мнение, но иначе  онипогибнут. Старуха безумна и не оставит в живых никого, кто знает секрет. Выбор есть всегда. Пришло время его сделать.

Халипа ещё раз ударила внука, тот упал на колени, сгорбившись и тяжело дыша. Она нависла над ним, как коршун,  лицо стало моложе в предвкушении крови, в глазах не было и капли жалости. Даже к тому, кто вырос на её руках. Сформировала голубой светящийся шар и направила на Зира. Оставалась всего секунда ни больше.  Вика собралась, глубоко вдохнув,  напрягла каждый мускул и, оттолкнувшись, подпрыгнула изо всех сил, превозмогая боль.  И ударила ногой  прямо в сердце. Хруст грудной клетки и грохот падения возвестили о состоявшейся победе. Свет погас,  Халипа  издавала невнятные звуки.  Вика тоже упала, перевернувшись на живот, и давая ноющей  спине отдохнуть.  Зир  немного помедлил, и  подполз к старухе.

- Она мертва, – голос не выражал ничего, но она и представить не могла каково это - потерять родного таким образом.

- Нужно помочь Серому. Я бы и сама, но…, - он не ответил и, прихрамывая, направился к дыре в стене.

- Он жив! Конечно, пострадал, но это вполне излечимо, -  озвучил спустя  пару минут, камень свалился у неё с души.

Придя в себя, взяли под руки Серого и покинули место битвы.  Медленно, но верно,  пробирались к остальным. Вика нарушила затянувшееся молчание.

- Прости меня, но я сделала то, что должна была, – говорить об этом было крайне тяжёлой задачей, горло сковало.

- Я знаю, Вик. Всё в порядке. Я бы, наверное, не смог. А если бы и смог, то ненавидел себя всю оставшуюся жизнь. Не за что извиняться. Это я должен тебя поблагодарить, –  он был  уставший и очень печальный, а она просто  кивнула, прерывая откровенный  разговор.

- Почему никто не пришёл на помощь? Ты случайно там оказался?

- Нет. О том, что происходит, мне сказала  Ари. Я пытался на неё повлиять, утащив в грёзы.  Не было времени брать подмогу, а моя бабка отгородила вас от остальной части туннеля. Никто бы не услышал. Старая стерва  была умна по части  битв и заговоров. В своё время сгубила немало жизней, – осёкся и начал удобнее устраивать руку Серого на талии, избегая неловкости ситуации.

Как только показались в центральном зале убежища, окружили женщины. Они  хлопотали вокруг, и напомнили прежних куриц, которые к сожалению  мутировали  и перестали кудахтать. Однако продолжали нести яйца,  и даже больше, чем прежде. Женщины развели их по разным местам, и каждому оказали необходимую помощь. Вике перевязали всё тело. Очень скоро под воздействием сонного чая она уснула, отпуская тревоги и  заботы. Они находились в безопасности, теперь можно отдохнуть. Впервые за долгое время.

Глава 11. Вернись

   Ариша  витала где-то, сама не зная, в каком именно находится месте. Оно оказалось сказочно красивым и до жути тихим. Небо пестрело тысячью оттенками, воздух наполнен запахами скошенного луга  и чего-то ещё очень знакомого. Остановилась,  паря в воздухе,  застыла и перевернулась на спину, вдыхая ароматы и наслаждаясь картиной. «Хлеб. Так пахнет хлеб. Мама любит печь его в свободное время».  Вспомнила детство, кончившееся совсем недавно. В груди появилось чувство, описать которое никогда бы не смогла, если кто-нибудь попросил бы об этом. Сейчас это было неважно, мелочи не имели значение. В который раз подняла голову выше и стала озираться по сторонам, пытаясь отыскать источник  стука, раздражавшего  рецепторы. Звук получался мерный и как будто отрепетированный. Представила  огромного,  злого, лохматого великана  стучавшего кувалдой в одно и то же место, и ухмылявшегося в ответ на раздражительность.  После того, как  друзья оказались в безопасности, вновь обрела покой  и продолжила наслаждаться пребыванием, где бы она ни была. Совершенно не хотелось думать, но сознание не желало отпускать  воспоминание.  «Мне это не безразлично. Так же, как и его появление».  Не представляла, как  именно  ему удалось вытащить её отсюда в грёзы, ведь для этого должен был обладать неимоверной силой. Увидев Зира, на короткий миг почувствовала себя живой, кровь забурлила по венам. Знала, что  ещё жива, и что скоро  умрёт. Внутри отчаянно боролись две сущности: одна хотела спокойствия, устав от борьбы и  страданий  бытия, другая желала остаться с родными и друзьями, несмотря на  сложности и суету, присущие только живым. На данный момент  с  огромным отрывом преобладала первая, поэтому  Ариша и злилась на себя за проявление слабости и за  пристрастие к земному. Подул ветер, подняв  вверх сухие листья. «Сейчас осень. Моё любимое время года». Жара сменилась прохладой дня, планета заиграла новыми, насыщенными красками. Ветер усилился, стало неуютно. Минуту, другую спустя он буквально сдувал оттуда, где зависала.  Неохотно выбралась  из зоны комфорта, вынужденная  укрыться от неприятного проявления стихии, и увидела дерево непередаваемой высоты, раскинувшее широко  ветви, заслонив собой небо. Оно сразу привлекло внимание. Спустившись  с небес, примостилась меж громадных корней  и огляделась.  Чьё-то присутствие незримым образом ощущалось здесь внизу.  Вначале предположила, что это опять Зир, и сердце забилось быстрее, смутив,  и растревожив остальные эмоции. Но  потом  вспомнила, что мгновенно ощутила  бы его присутствие. Сама  не понимая, как это возможно, знала, что он ещё бодрствует. Провела рукой по массивному корню, торчавшему из земли, и пространство заполнилось голосами, гудящими и перебивающими друг друга. Заткнула уши, но они не унимались, голова начинала болеть от громкой какофонии. Раздражаясь, набрала в грудь воздуха и крикнула: «Хватит!» Голоса стихли. Корень дерева зашевелился. Ариша вздрогнула и отпрыгнула, наблюдая как он, скользя по земле будто змея,  уползал к основанию дерева. Чувствуя, что должна следовать за ним,  неспешно направилась в ту же сторону. «Надо же. Это место начинает удивлять. Впервые вижу корень, который шипит». «В таких местах много интересного. Особенно для молодой целительницы».  Искала глазами источник звука, но не могла увидеть ничего кроме дерева, корни которого последовали примеру первого -скользили к основанию, извиваясь и шипя.

- Мерзость.

- Не любите змей, молодая леди? А ведь они, между прочим, обладают всеми необходимыми для выживания качествами. Эти создания живут очень долго и могут  выбираться из ситуаций любой сложности. Великие существа. У тебя с ними гораздо больше общего, чем ты думаешь, – голос говорящего был женским, приятным, с бархатными нотками.

- Кто ты такая?

- Так ли важны имена, моя маленькая, смелая девочка? Здесь ничто не является важным. Ничто не заслуживает внимания. Именно поэтому ты решила остаться. Тот стук, который раздражает - твоё сердце. Слышишь? Оно стучит всё медленнее, и с каждым ударом из тебя уходит жизнь. Скоро тело  останется таким навсегда, сознание будет работать, и создаст любые миры, какие только пожелаешь. Не будет в них ни боли, ни горестей. Но и главного не будет – любви. Родные и друзья будут оплакивать бледное тело из года в год. Кто-то сойдёт с ума. Кто-то никогда не сможет любить. Кто-то умрёт от тоски и горя. Разве это будет важно тебе? Нет. Разве сможешь почувствовать что-то кроме покоя? Тоже нет. И потому я спрашиваю, милая: «Ты готова уйти сейчас?».

- Ты смерть? – непонимающе вопрошала она.

- Я тот, кто присматривает за тобой с тех пор, как появилась на свет. Это моя обязанность, если хочешь знать. Я та, кто гордится тобой, умом, красотой, отвагой. Тем, что сделала для  Халипы,  пусть и не должна была.

Она  изо всех сил пыталась побороть любопытство и сохранить состояние покоя, но уже выбралась из него, и не хотела вновь возвращаться. Мысли вихрем закружили в голове, чувства начали обостряться, открываясь, словно множество дверей, с которых слетали стальные замки. Отчаянно захотела увидеть собеседника, и возле дерева стал проявляться силуэт. Это была женщина: молода, стройна, пышная грудь, длинные ноги, каштановые волосы убраны в изящный пучок, из которого выбилось несколько вьющихся прядей, красные глаза улыбались, но настоящей улыбки на лице Ариша не заметила. Женщина вытянула тонкую ручку, и на неё начали заползать шипящие корни, любовно обвивая. Ариша  несколько раз моргнула и увидела «старо-землянку», такую же грациозную и благородную, и причёска у неё была та же.

- Какое обличие больше по душе?

- Предпочитаю настоящее. - Женщина заливисто рассмеялась. Такой смех может быть заразителен, и она, в доказательство тому, невольно заулыбалась.

- У нас мало времени, моя маленькая. Ты должна поскорей определиться, чего хочешь. Если выберешь смерть, я пойму, но остаться с тобой не смогу. Моё место давно предопределено. Всё вокруг меняется, но законы вселенной нельзя переделать.

Ариша понимающе кивнула. Именно сейчас ей было понятно происходящее. Позже она будет вспоминать, и задаваться вопросами. Женщина подошла, ладони светились красным, напоминая о чём-то важном.

- Близится последний удар. Решай же!

Ариша призвала силы,  ладони откликнулись теплом и красноватым свечением. Вложив руки в её большие ладони, остро ощутила любовь и доброту, какой ни знавала  при жизни, даже от тех, кого очень любила. Чувство мощными волнами переливалось через ладони и распределялось по  телу, согревая изнутри и снаружи.  Посмотрела в красные глаза, родные и понимающие.

- Бабуль, ты всегда будешь со мной, правда?

- До тех пор, пока у тебя не родится ребёнок. Потом я стану к тебе ближе, чем когда-либо. Жаль, что ты не вспомнишь об этом, - прозвучали последние слова, прабабка грустно улыбнулась, обняла крепко  и тихонько шепнула на ухо: «Будь умницей. Скоро увидимся».

Стук застыл на мгновенье и мерно продолжился вновь. Последний удар не состоялся, и  она  медленно открыла глаза, выбрав жизнь и любовь. Свет ослеплял. Так чувствуешь себя, выходя на солнце из  темного  помещения. Маленькие зайчики, похожие на золотые буковки, заплясали и запрыгали поверх размытой картинки. Слабость и тяжесть напомнили, каково это - быть живой.  Отдаленные всхлипы раздались рядом. Ариша ощутила нежное прикосновение к неподъёмной руке, казавшейся вылитой из свинца. Прилагая  усилие, попыталась пошевелить пальцами, носделать это оказалось труднее, чем ожидала. Слух начал  восстанавливаться в полной мере, а всхлипы ближе. Рассеяно поймала фокус. Подруга, бледная и потрёпанная, сидела на краю койки в маленькой, затхлой комнате, заливаясь слезами, и издавая  хлюпающие звуки. Переместила взгляд, и в углу увидела Зира. Стул,  на котором он сидел, был для него маловат, лица видно, голова покоилась на сложённых руках и раскачивалась, как будто хотел укачать себя до смерти. «Смерть. Я её обошла. Выбрала жизнь. Бабуля. Такая величественная. Рада знакомству, Фира». Вновь посмотрела на Вику, которая заметила признаки жизни и  застыла в нелепой позе. Зир, прочитав мысли, резко вскочил на ноги, с гулким звоном ударившись об потолок. Она  хотела попросить его быть осторожней, но ещё не набралась для этого сил.  Он подскочил к кровати, потирая ушибленное место.

- Ты жива! Жива! Вик, ты слышишь? Хватит оплакивать! Она живая! –громко заорал он в голос, и захотелось заткнуть уши, даже пальцы смогли дернуться.

Комнатку тут же наполнили женщины, проводя необходимые очистительные и ритуальные процедуры,  и  выпроводили посетителей наружу. Через какое-то время Ариша лежала, облепленная чересчур вонючим снадобьем, и ощущая покалывания везде, где только возможно. «И когда я успела отлежать себе всё  и  сразу?».  Мысли прервала Вика, аккуратно проскользнувшая в комнатушку. Она присела рядом и взяла подругу за руку.  Слёзы вновь потекли по прекрасному, изможденному лицу.  Ариша  подумала: «Если она выглядит такой усталой, то я, наверное, похожа на труп». Подруга хихикнула. «Силы возвращаются, раз отправляешь мне мысли. Это очень хорошо. Ты здорово меня напугала. Придётся общаться мысленно, ведь к тебе никого не пускают. Я не выдержала. Так сильно хотела увидеть в сознании снова.  Ари? Я бы не простила себе никогда, что позволила её воскресить». «Прекрати. Мы обе делали то, что должны. И ты это знаешь. Я рада видеть тебя снова…в реальности, а не во сне». Улыбнулась, и Вика засияла в ответ, легонько обнимая.  Приоткрылась дверь,  и огромная голова Зира оглядела пространство. Вика тихонечко засмеялась.

- Вот и ещё один нарушитель. Увидимся, сестрёнка. Кстати, ты всё ещё из мезозоя? Или поумнела, странствуя по потусторонним мирам?- прошептала игриво и подмигнула. Ариша закатила глаза. Зир присел рядом, обеспокоено перебирая пальцы.

- Думал, потеряю тебя навсегда. Ты хоть представляешь, что я пережил за эти дни? Ты не хотела возвратиться ради  меня. Так что же убедило? - избегал взгляда, разглядывая руки. Ну, конечно, он обиделся, а как же иначе? Она поступила бы также, будь на его месте.

- Я, правда, люблю тебя, слышишь? Больше, чем ты думаешь. Просто там всё было по-другому. Ничто не казалось важным: ни любовь, ни дружба. Я устала бороться и хотела остаться, но кое-кого встретила, кто присматривает за мной. Я выбрала жизнь, Зир. И тебя, родных, друзей. Я выбрала вас вопреки всему, - собралась с духом и вложила руку в ладонь. Так странно смотрелась миниатюрная ручка в неестественно большой.

- Ты не смог спасти моих друзей, и я не виню, - читала, как открытую книгу, не применяя силы. Он виновато поднял взгляд.

- Они и мои друзья, Ари. Но всё равно прости.

- А ты меня.

И они сидели молча. Зир  гладил ей руку, целовал запястья.  А затем ему пришлось уйти, отец позвал мысленно. Оставшись наедине с собой, вдруг поняла, что утомилась, и провалилась  в сон, оказавшийся на редкость глубоким и оздоровительным.

Женщина, проверявшая самочувствие, побежала за  Дакой, заметив здоровый цвет  на юных, бледных щеках. Прибыв,  Дака  восторженно ее рассматривала.  Она являлась главным мучителем, заставляя лежать в постели, несмотря на бушующую энергию.  Ариша  связалась с  родителями, успокоив. Отец нервничал во время разговора, боялся, что она  использует много силы. На время ей запретили пользоваться дарами, и именно поэтому хотелось  применить их снова, как можно скорее. Отказываясь от сил, отворачивалась от части себя, причём довольно внушительной,  что было крайне тяжело. Зир  и Вика практически поселились в  комнатке, которую успела возненавидеть. Часто приходил и дядя Барс, винивший себя.  Нарут поправился  быстрее неё, и за него  Зир больше не волновался.  Серый поправлялся. Как только разрешили передвигаться, тоже навещал время от времени. Они больше не испытывали неловкости в общении, оставив обиды позади, как и случившееся. Много смеялись, давая вредным «старо-землянкам» клички. Дака удостоилась достаточно остроумной  – «Цербер». Она в очередной раз выгнала посетителей, и  Ариша скорчила недовольную рожицу.

- Я чуть не умерла, между прочим! Можно мне хоть немного расслабиться?

- Именно поэтому я и здесь. Наслаждайся тишиной, пока цепной пёс охраняет покой. –  Ариша густо раскраснелась.

- Простите, я не хотела обидеть. Вы мне очень помогли.

- Да, ничего. Я не всегда была такой старой, знаешь ли, – улыбалась она. – Почему ты боишься оставаться одна? Тебе больше нечего опасаться.

- Там  была тишина и покой. Я отдохнула на год вперёд. Не хочу находиться в тишине, – руки тряслись, выдавая нервозность.

- Понимаю. Тишина не всегда помогает, но иногда необходима, чтобы собраться с мыслями, – перебирала она скляночки с целебными жижами, и  Ариша  вновь скривила лицо. «Эта вонь никогда не выветрится».

Какое-то время дочка Мессия внимательно разглядывала «старо-землянку»,  и  вихрь силы завертелся вокруг. Внезапно, оказалась в совершенно другом месте. Пещера, прохладная и влажная, укрытая зелёным настилом природы, открылась взору. В глубине  слышались голоса. Нотки разговора были резкие, и Ариша сделала вывод, что там далеко не дружеские посиделки. «Ну, что ж. Если важно, я посмотрю». Направилась в пещеру, ориентируясь на звук. Очень скоро стало слишком темно, и пришлось держаться за стену, чтобы не упасть. Камни мешались под ногами. Силы улучшили слух, и она различала слова.

- Я люблю тебя! И всегда любила! Почему ты так поступаешь?

- Твоя семья против, Дака! Что я могу с этим поделать? Отец грозился убить нас обоих, если  увидит вместе! – Она знала этот голос, и поверить не могла, что слышит его.

- Ох! Он успокоится, милый.

Она подобралась достаточно близко, в лунном свете  вырисовывались два высоких и стройных силуэта. Он притянул и жарко целовал, лаская грудь и спину, дыхание стало тяжелым. «Я не должна смотреть на это. Так не честно. Он же мой дед». Они услышали шум снаружи и затихли. Ариша  то же замерла на месте. «Они просто не могут слышать меня. В воспоминании такое вряд ли возможно». Кто-то приближался, грузные шаги становились  отчетливее и  громче. В темноте широкоплечий «старо-землянин» прошёл мимо. Руки, сжатые в кулаки, рассекали воздух.  Он остановился неподалёку в свете луны, таким образом, чтобы они могли его видеть. На лицах застыло выражение леденящего душу страха.

- Что ты здесь делаешь, Тизар? Уходи! – голос деда звучал уверенно для того, кто не знал его так хорошо, как она.  Для неё было очевидно, как сильно он напуган.

- Она предназначена мне,  Фарагор! Тебе это известно не хуже меня! Уйти должен ты! Если, конечно, не хочешь биться, – соперник был соткан из ненависти, голос  звенели отскакивалот  мокрых  стен.

Дед дернулся, но Дака остановила, умоляюще глядя в глаза. Он  грубо отодвинул её в сторону. Она закрыла лицо руками и заплакала. Сражение началось. Фарагор  скользил в пространстве, уворачиваясь от мощных выпадов. Иногда затаивался в темноте и нападал внезапно. Силы были не  равны, Тизар опытнее и старше. И всё же несколько ударов он пропустил, но это только разозлило сильнее. Прошло достаточно долгое время, битва не прекращалась. На долю секунды показалось, что у деда  есть шанс выиграть, стратегия выглядела более удачно.  Тизар устал  от сражения  и  решил сделать ход конём. Намерение пронеслось у неё в голове до того, как окончательно сформировалось у него. Сковало от ужаса. Он собрал сгусток силы и ударил Даку, которая поднялась в воздух и неуклюже приземлилась в  небольшое озеро, образовавшееся из-за стекающей со стен воды. Дед закричал от горя, и в этот момент Тизар нанёс сокрушительный удар. Фарагор сполз по стене и обмяк. Тот подошёл к озеру, которое в сравнении с ним было маленькой лужей, вытащил Даку  и положил на плечо.  Когда проходил мимо, Ариша заметила, что  та  была в сознании, а по лицу скатывались молчаливые слёзы. Спустя некоторое время в пещере появилась Фира. Свечением рук она осветила путь и быстро нашла сына. Проверив пульс, закрыла рот рукой, подавляя горестный крик.Не колебалась, решение принято мгновенно. Ариша  прочитала это во взгляде. Фира пододвинула сына, приложила  к груди левую руку и направила алый луч прямиком в сердце. По мере того, как к нему возвращалась жизнь, её она покидала. Ариша рыдала, понимая, что присутствует при смерти своего ангела хранителя, теряя снова. Но и разрывалась от гордости за смелость, которой та обладала. И жалела, что не знала при жизни. Когда всё закончилось, Фира бездыханно упала рядом, а он открыл глаза и  посмотрел на мать, отдавшую за него жизнь. Осознав, что произошло, долго плакал, бубня что-то невнятное, и в  агонии раскачиваясь на месте.  Ариша  пожелала закончить видение, которое сильно ранило. Вихрь вновь закружил, и она  оказалась там, где и была. Дака поглядывалас недоверием.

- Что ты сделала?

- Ничего. Я просто  кое-что видела, - всхлипывая сказала она. – Ты любила моего деда. Из-за тебя его убил тот урод.

- Да. Это правда. Я здорово тебе задолжала.

С того самого дня они стали ближе, будто история давних лет соединила двоих непохожих друг на друга существ. Вскоре с её помощью  Ариша встала на ноги, полностью окрепнув, и покинула затхлую комнатку. Вылет домой планировался через пару дней, потому решили принять предложение старейшин погостить в столице планеты, куда и отправились все вместе.

Глава 12. Долина Тибард

   Столица Ориона находилась в нескольких часах ходьбы  от убежища. Вышли рано, с первыми лучами жгучего солнца планеты.  Ариша всю дорогу сокрушалась, почему нельзя долететь, отказываясь слушать какие-либо пояснения по этому поводу. Она слишком устала от путешествий и хотела спокойствия. Такая версия была подготовлена для окружающих, и лишь единицы знали причину  поведения. Она просто хотела домой, и увидеть отца, но никогда не призналась бы в этом, делая  напускной и отстранённый вид. Мир воцарился на обеих планетах, и  Ариша  снова стала собой, предпочитая играть в игры по собственным правилам. Шла, с трудом преодолевая заросли растений, старавшихся ухватить за лодыжку, и  изредка бросала томные взгляды на своего мужчину: красивого и притягательного. Оливковая кожа блестела от пота, каждый шаг заставлял мышцы напрягаться, по-мальчишечьи растрёпанные волосы мило торчали, а на волевой профиль Ариша могла смотреть часами,  и потому старалась не отставать. «И как я могла предпочесть скуку промежуточного мира такому красавцу. Я действительно вела себя, как дура!» Ветка заехала  по лицу, вскрикнула от  неожиданности. Спустя мгновение он был рядом, поглаживая щёку. Царапина затянулась, и она смущенно заулыбалась. «Я в порядке». «Охотно верю. Я могу тебя понести, если устала». «Мог бы и раньше предложить». Ласкала его взглядом,  притяжение ощущалось сильнее прежнего, воздух начинал рябить и потрескивать. Зир подхватил её на руки, обжигая дыханием: сладким и ровным. Наслаждалась ударами большого любящего сердца, и упивалась запахом, который любила. Когда прижалась теснее, услышала, как  тяжело он вздыхает, желание переполняло и его тоже. Они ждали близости и хотели уединиться. К сожалению, пока такой возможности не представлялось. Это ужасно её раздражало, в отличие от терпеливого спутника. Решила посмотреть по сторонам, чтобы отвлечься, пока не распалилась до предела. Неподалёку шагала Вика плечом к плечу с Серым. Они многозначительно поглядывали друг на друга и тихонько хихикали о чём-то своем. «Забавно, как всё повернулось. Недавно эти двое ненавидели и вот уже любят. Жизнь непредсказуема. И в этом её прелесть». «Я рад за них». «Тебе мама не говорила, что не хорошо подслушивать?». Он  лучезарно, ослепительно заулыбался. Ариша  отгородила от него мысли. Мало ли, что ещё взбредёт в голову.  Порядком устали, и остановились на чудной поляне перекусить. Маленькие, серые зверьки повылезали неизвестно откуда и мельтешили под  ногами, выпрашивая еду. Взяв сэндвич, с удовольствием наслаждалась  остановкой и буйством красок планеты. «На Земле, наверное, идут дожди и опадают листья. Здесь вечное лето». И всё же сильно хотела домой. И не только из-за отца.  Раньше она мечтала  сбежать, странствовать, познавать, но пройдя через ад, осознала, что нет ничего лучше дома, где тебя любят и ждут. Где всё знакомо. Где хранятся воспоминания. «А ведь для Зира домом является Орион». Они никогда не говорили об этом, хотя он и так понимал, что ей захочется вернуться на Землю. Подруга приблизилась и заглянула в глаза.

- Как ты? Выглядишь задумчивой.

- Ну, надо же. Кто-то отлепился от своего парня! – наигранно грубо сказала она, отметая всяческие подозрения.

- Вот чего мне не хватало всё это время - настоящей Ари, - на лице промелькнула тень печали. «Она вспомнила о моём решении уйти».

Кто-то объявил об отправлении в путь, и они немедленно засобирались,  прерываянеловкий разговор. Ариша с облегчением вздохнула. Больше не останавливались и к закату достигли намеченной цели.

- Посмотри,  Ари. Здесь я вырос. Долина Тибард.

Она располагалась в низине, окружённая холмами, высокие, золотые, остроконечные здания  блестели в лучах заходящего солнца. Спускаясь по склонам, приходилось огибать красивые, сверкающие камни, излечившие множество людей от радиации на Земле. Невольно уловила мысли подруги, восхищавшейся,  и улыбнулась. Как же хорошо было быть среди друзей. Столько прекрасного ожидало впереди. Когда спустились вниз, совсем стемнело, ноги нещадно ныли, хотелось поскорей принять ванную. В такие минуты ощущала  себя грязнее, чем являлась на самом деле. Войдя в деревню, уловила знакомые вибрации  и заметно приободрилась. Выбравшись из объятий, не замечая удивленного взгляда, быстрым шагом направилась к главному зданию, усыпанному  драгоценными камнями. Не успела добежать до двери, как на пороге появился дед. Он буквально подлетел и заключил в объятия, крепкие и родные. Просил прощения за что-то, но это было не важно. Он здесь, рядом. Это всё, чего ей хотелось. «Ты жива! Ты справилась!» «Вижу, кто-то во мне сомневался?». Одарила фирменной улыбкой, как всегда, растопившей печали и тревоги на сердце. «Не вздумайте шутить, молодая леди!»  Дед казался суровым, но то была лишь иллюзия, ведь она знала, что  именно чувствует.  Фарагор крепко  пожал руку Зиру, и они обменялись приветливыми взглядами. Старейшины ожидали встречи лишь утром, поэтому  их проводили в домики, в которых остановились на ночь. Её и Вику поселили в один. «Ну, конечно. Разве дед позволил бы мне остаться наедине с парнем?». Подруга  тоже расстроилась, рассчитывая  побыть с Серым.

Устроившись на новом месте, и отбросив ненужные  мысли, принимали горячую ванну с ароматными маслами. Вместе с грязью уходила боль, скорбь, и  ужасы, которые довелось испытать. Чистота снаружи способствовала чистоте и внутри.  Слабость распространялась по телу,  перед глазами расплывалось. Подруга выглядела более напряжённой и смотрела сквозь пространство. Такой взгляд в одну точку настораживал, лицо у человека при этом становилось другим, чужим.

- Что не так, Вик? Разве тебе не нравится? – она намыливала голову шампунем, образовавшим на ней шапочку из пены.

- Я просто ещё не отошла. Я ведь не отдыхала, как некоторые, – осеклась, некоторые вещи произносятся совершенно случайно.

- Да. Я так хорошо отдохнула. Кстати, чуть не померла! – выкрикивала она ей в лицо.

- Но это же было твоё решение! «Здесь так спокойно. Ничто больше не имеет значения», –  неправдоподобно передразнивала Вика манеру говорить.

- Да пошла ты! – плеснула ей в лицо водой, выбралась из ванной и покинула помещение, громко хлопнув дверью.

Ариша так сильно злилась, что не заметила, как оделась и покинула домик. Став абсолютно невидимой, брела по улицам столицы, отгоняя дурные эмоции. «Как она может такое говорить? Ну, конечно! Куда ей? Чтобы понять меня, нужно быть мной!» Резко остановилась. «Пожалуй, такое можно устроить». Спешно вернулась, с трудом отыскав домик. Жилища были  как две капли воды похожи, и ей пришлось заглядывать в окна. В одном из них увидела Вику, нервно шагавшую по комнате.

- Я хотела тебя искать. Прости. Я не должна была говорить это.

- Ничего. У меня есть идея, как разрешить конфликт.

Подошла к подруге вплотную, взяла за руки и окружила силой. Вихрь становился мощнее. Вика что-то говорила, но слов было не разобрать. К тому моменту, когда он остановился, девушки оказались в воспоминаниях из промежуточного мира, и не просто присутствовали, а были внутри неё, в самой  душе. За всё время Вика не проронила ни слова, лишь мимика  лица выдавала смятение и страх. Она показала ей всё, даже то, что не должна была, и та  ощутила терзания, боль, противостояние. Поняла, что испытала Ариша.  Когда вернулись, Вика плакала, прижимая к себе. Между ними не осталось несказанного, и они никогда больше не вернуться к этому разговору.

   Утром состоялась встреча в тронном зале, на которую с трудом успели, ожидая, когда девушки соберутся.  Дед шествовал во главе. Затем Ариша и Зир. Замыкали процессию Серый и Вика, мило державшиеся за руки. Великолепие тронного зала будоражило  и вдохновляло. Здесь были  статуи и фонтаны из чистого золота, живые растения, распускающиеся цветы, картины, нарисованные какими-то особыми красками. Подобных оттенков на Земле не существовало. «Я уже видела это раньше. Потолок в убежище». Поежившись от нахлынувших воспоминаний, заметила  парящих в воздухе мужчин. Старые и бледные, с обвисшей кожей, красноглазые, с когтистыми пальцами. Они напоминали чудовищ из страшилок, рассказанных дедом на ночь.  Существовало лишь одно отличие – видимая глазу сила, настолько мощная, что скрыть, как это делала она или  члены семьи, не возможно - многовековая стать  во всей красе. Один из мужчин, от которого исходили волны красного цвета, заговорил. Грубый, хладнокровный голос зазвучал везде, заполняя пространство.

- Совет старейшин благодарит за доблесть и отвагу, проявленные во время спасения обеих планет. Без вашего участия это было бы не возможно. Ваш подвиг ценен.  В награду вы смеете просить всё, что пожелаете. – Шёпот пронёсся по залу, отражаясь эхом от стен.

Никто не оказался готов к предложению. Теперь  они  пытались  договориться о награде, которую заслужили, рискуя жизнью, сражаясь отчаянно, и потеряв многих бойцов.

Ариша  отвлеклась,  разглядывая старейшин: великих, безразличных  ко всему, что их окружало. «Я пребывала в таком состоянии несколько дней, а для них это вся жизнь, и другая им неизвестна. Значит, мы можем попросить  всё что угодно?».  Посмотрела на того, который  только что  говорил, и передала   телепатически  мысль. Казалось, старик побледнел ещё сильнее, если это вообще  было возможно.

- Ты очень умна,  девочка - дочь Мессия. Ты заслужила быть услышанной. Да будет так,  – старики  исчезли, растворившись, не оставив после себя и следа.

Нарут, распахнув широко глаза, сверлил её взглядом, на хищном лице застыло непонятное выражение. «Что это значит? У  него шок?». Остальные вопросительно переводили взгляды.

- Она выбрала награду за всех нас. Старейшины больше не  возглавляют планету. Но их можно найти, если потребуется. Я так понимаю, за главенство планеты пройдёт голосование? – сказал он, прочитав её мысли, и она  кивнула,  виновато  улыбаясь. Зир встал рядом и обнял за плечи.

- Это правильный выбор! От них никогда не было толка! - «Нет. Ты мой правильный выбор», - тихонько прошептала у него в голове.

Голосование назначили на определенную дату. Наступит она через месяц. Жители  планеты  должны  оправиться перед этим и привести в порядок быт. Да и правитель Земли ещё не встал на ноги, а его присутствие и голос посчитали обязательным.  Размеренность жизни снова преобладала, только на этот раз  Ариша  была этому рада, наслаждаясь каждым моментом, проведённым с теми, кого любит. Всё на свете меняется, и она изменилась, стала мудрее и интереснее.

В низине, за столицей, в зарослях кусачего растения, блестело переливающейся гладью озеро. Её всегда тянуло к воде каким-то магическим образом, ноги сами привели сюда. Присев на краю, смотрела, как оно  мастерски отражает солнечные лучи, которые, отскакивая, меняли направление, озаряя берег. «Удивительно. Земное озеро пропускало лучи и было великолепно, но это не идёт  ни в какое сравнение с ним». Вдруг поняла, что озёра похожи на них с Зиром. Она была земным, которое пропускало через себя неизбежное,  свалившееся откуда-то  сверху. А он озером Ориона,  которое с боем отражало  удары судьбы. «Мы такие разные».  В какой-то момент созерцание начало утомлять, и она  направилась обратно в центр, неспешно ступая по узкой тропинке, то и дело, уворачиваясь от кусачих цветков. Шуршание и странные горловые звуки привлекли внимание. Остановившись посреди тропинки, напрягла слух и точно определила местонахождение источника звука.  Раздвинув кусты руками, вскрикнула от  неожиданности. Что-то мохнатое  выпрыгнуло прямо на неё и, отпружинив от груди, приземлилось у ног.  Сила пульсировала, показывая непрошеному гостю, с кем имеет дело. Ариша успокоилась и взяла себя в руки, но силу не унимала. Так, на всякий случай.  Круглое, мохнатое, рыже-чёрного цвета существо  лежало, издавая улюлюкающие звуки. Как только протянула руку, оно взвизгнуло на высокой частоте. Заболели уши, и Ариша одернула её назад. Не представляя, что делать дальше,  присела на корточки и стала ждать. Оно притихло, и комок начал расправляться. У него была большая, круглая голова, из которой торчали  две покрытые шерстью палки с кружочками на концах. Эдакие  антенки. Крупные, красные глаза, скорее даже рубинового цвета. Чёрные длинные усы. Тело гибкое и массивное. Четыре крупные лапы  с длинными, острыми когтями. Имилый, круглый, рыжий хвостик на попе. Оно зевнуло, обнажив ряд острейших белоснежных зубов, которыми был набит миниатюрный, на первый взгляд, рот.  Рубиновые глаза смотрели осознанно, будто оно знало её, и просило об одолжении, как старого друга. И тут Ариша заметила кровь на передней лапке. «Понятно. Ты ранен. Не бойся. Я помогу». Протянула ладонь, откликнувшуюся силой и красноватым свечением. Существо  удивленно моргнуло и отпрянуло, но,  посмотрев ей в глаза, всё же решило довериться и покорно склонило голову. Она прислонила ладонь к мягкой на ощупь лапе, и ранка затянулась. Оно потрясло ей, пару раз наступило, проверяя,  не болит ли, и сигануло обратно в кусты. «Что ж, всегда, пожалуйста. Обращайся дружочек», - подумала она и  отправилась дальше.

В  домике, где остановилась, обнаружила Зира, уснувшего в кресле. Полюбовавшись им какое-то время, присела к нему на колени и нежно, еле уловимым касанием, поцеловала в губы. Он потянулся, улыбаясь, и прижал сильнее, шумно вдыхая запах волос. «Где все?». «Я их выгнал». Его глаза светились лукавством. «Что если дед узнает об этом?». «Нам влетит. Но он сейчас слишком занят предстоящим голосованием. Ты всех на уши поставила», - в голос расхохотался.

Для обычного обывателя поведение со стороны выглядело странно. Представьте. Сидят двое, молчат, смотрят друг на друга, и внезапно один начинает громко смеяться. Она  задумалась на секунду и заговорила вслух.

- Я была на озере. Так красиво, -  шептала, вплетая пальцы во взъерошенные волосы.

- Да. Это моё любимое место. Увидев тебя возле озера, там, на Земле, я сразу понял, что у нас много общего, – нежно гладил по спине, слова хрипло вырывались изо рта, тёплое дыхание согревало.

- Здесь твои воспоминания. Там  мои. Мы не говорили об этом, но…, - он  прервал её долгим поцелуем, мысли запутались и улетучились из головы.

Так происходило всегда, когда Зир находился рядом. Просто невозможно было думать ни о чём другом. Он целовал её слегка агрессивно, движения рук уже не были нежными,  но ей это нравилось. Ариша впивала ногти ему в шею, оставляя кровавые следы. Сила откликнулась на желание и пульсировала, вовлекая в воздушную воронку всё, что попадётся на пути.  Ощущения усилились в несколько раз, каждая клеточка тела болела от  предвкушения.  Зир  немного притормозил, стягивая с неё одежду. И вот она уже была абсолютно голая и беззащитная в его объятиях. Приподнял и отнёс в спальню, тяжело дыша и дрожа, будто от холода. Они так долго этого ждали. Ариша, наконец, сможет принадлежать ему, как и хотела. Такой высокий, массивный он возвышался над хрупким человеческим телом. Ей было плевать на различия. Они справятся, если он, конечно, её не раздавит.  Зир  колебался. «Почему? Неужели передумал?». Зажмурился, и тело начало меняться, формы стали нечёткие и расплывались, преобразовываясь в человеческие. Это и послужило ответом на вопросы. Через мгновение перед ней стоял человек с взъерошенными волосами, оливковой кожей и чертами лица похожими на  него прежнего. Тело было таким же упругим и стройным. И только красные глаза выдавали настоящую природу. Он быстро накрыл её собой, впиваясь  в губы, и устраиваясь удобнее промеж ног, которые аккуратно раздвинул бёдрами. Прижался теснее, и она ощутила его в  полной мере. Нечто буквально пульсировало там внизу. Ариша стонала от наслаждения и ласк, а потом острая боль пронзила тело. Быстро призвала силы, и боль ушла, уступая место радости. И она стала получать удовольствие, растворяясь в объятиях. В какой-то момент перед глазами начало расплываться, потеряла счёт времени и себя, становясь с ним единым целым. Волна наслаждения поднималась и накатывала снова и снова, пока не взорвалась, опустошив изнутри. Зир подергивался, не выпуская из крепких объятий. Позже, абсолютно нагие,  они нежно ласкали друг друга, благодаря за свершившийся акт любви.  Она поглаживала его щетинистое лицо и широкую грудь, и довольно улыбалась.

- Может, станешь собой?

- Я думал, человеческое тело тебе нравится больше?

- Оно шикарно. Мне плевать в каком ты теле. Просто непривычно.

Он  быстро трансформировался в обычное состояние и окружил собой. Довольная результатом, устроилась у него на груди.

- Я люблю тебя, знаешь?

- Я тоже  тебя люблю, милая. И пойду за тобой куда угодно. Не нужно переживать по этому поводу.

- Тогда ты знаешь, где я хочу сейчас быть.

- Мне нужно остаться до голосования. Помочь отцу и другим. Я прилечу сразу после этого.

Она кивнула  и поцеловала в ответ.  Влюбленные уснули счастливыми, как никогда раньше.

Разбудил хлопок входной двери. Ариша, сонно потирая глаза, осторожно выбралась из медвежьих объятий, ещё разок бросив украдкой любопытный взгляд.  «У нас столько всего впереди». Накинув халат, прошла в гостиную зону, осмотрелась, но никого не обнаружила.  Комната подруги также оказалась пуста. Пожав плечами, прошла на кухню, решив выпить стакан воды. Любовные игры порядком её иссушили.  Звук воды, мерно наполняющей стакан, прервался. Позади, послышались шаги.  Она осторожно повернулась. «Что он тут делает?». Перед ней стоял  Фарас. Тот самый, который встречал у горы «Лар». Ариша сразу его узнала. Слабое освещение не помеха, когда обладаешь силой. От неё не ускользнуло и то, что он был подавлен. Ситуация была более чем подозрительной, и  потому  мысленно попыталась разбудить Зира, отчаянно крича, но не подавая внешнего вида. По крайней мере, так казалось.

- Что ты здесь делаешь? – произнесла тихо, но он услышал.

- Ты думала, что сможешь так просто свергнуть власть, и не поплатишься за это? Я боролся в смертельном бою не ради того, чтобы какая-то малявка указывала мне, - цедил  он сквозь зубы,  еле сдерживая злость.

Она уловила некоторые мысли. В голове у существа зрел план  убийства, только он сам ещё не знает об этом.  Обратного пути не было, звать на помощь не имело особого смысла. У дома сверхъестественная звукоизоляция. Вика как-то упоминала об этом в разговоре. «Похоже,  они с Серым зря  времени не теряли».  Он начал наступать: медленно, хладнокровно,  глаза сияли адским огнём. «Лучшая защита - нападение, так?». Сделала бросок силы  и попала бы прямо в голову, если бы он вовремя не пригнулся. Половину кухонного шкафа разнесло в щепки. Фарас продолжил движение. «Безумие. Он машина для убийств. Как же мне справиться с ним?». Услышала какой-то стук из другого конца домика, и отдаленные крики.

- Твой ненаглядный пытается выбраться. Я его запер, чтобы мы смогли покончить кое с чем. Надеюсь, ты не возражаешь?

Шаг, два, осталось немного. Он уже представлял, как душит, лишая жизни. Ариша приготовилась отразить атаку. В тот момент, когда он протянул длинную руку и схватил за горло, на кухне разбилось окно. Сквозь брешь, словно молния, влетел рыже-черный, мохнатый шар. Расправившись в полёте, вонзил  острые зубы в шею убийце. Вырвав кусок мяса, повернулся и положил к её ногам. Кровь была повсюду. Фарас извивался на полу в алой луже, закрывая рану руками, цепляясь за жизнь. Она хотела его исцелить, но тот внезапно затих и закатил глаза. «Слишком поздно. Так рисковать я не могу. Не ради него». Уже проходила через это, и снова попасть туда  не хотела. Мохнатый друг, весь измазанный в крови, урчал у ног и тёрся массивной мордой. Только сейчас Ариша заметила, что существо приличных размеров и доходит ей  до пояса, при первой  встрече так не показалось.  Зир  вбежал на кухню, замахнувшись кулаком, и застыл, пытаясь осознать увиденное. Он, было, дернулся, чтобы подойти, но зверь раскатисто утробно зарычал, скалясь, и ощетинился. Она ласково погладила его по голове. «Всё в порядке. Он свой». Существо расслабилось и отошло в сторону. Зир заключил в объятия, ощущая мелкую дрожь, колотившую тело. Ариша до конца не могла осознать, насколько сильно испугалась, прокручивая в голове ситуацию, как в кино.

Он осторожно вывел её на улицу, накинул на плечи стеганую куртку. Они медленно побрели по городу, вдыхая прохладу ночи, замораживающую плохие воспоминания. Зверь ступал на расстоянии, то катясь клубком, то распутываясь, и издавая чудные звуки. Молчание затянулось, тишина стала тяжёлой. Он нежно обнял и притянул поближе.

- Ты особенная. Знаешь, что это такое? – указывал на зверя, который высоко прыгал, несмотря на крупные габариты, и толстыми лапами ловил светящихся жуков в воздухе. Она  покачала головой и пожала плечами. – Это  саратог - животное, которое живёт на моей планете с момента сотворения. Он присутствовал вначале всего, что доказывают некоторые наши исследования. Странная помесь земных кошки и собаки,  в общем и целом. Есть легенда, которая гласит, что приручить  зверя  может лишь королева Ориона.

- Что ещё за королева? Я думала, у вас всегда правили старейшины, – отвлеклась от грустных мыслей и продолжила идти, зверь семенил следом.

- Не всегда. Мой народ слагает о ней легенды испокон веков. Когда-то давным-давно она жила на Орионе. Могущественней и сильнее не было существа. Кстати,обладала даром целителя, как и ты. Правда ещё умела говорить с мёртвыми. Её охранял  саратог. Такой же как этот, только в разы больше и шерсть у него была черной, как ночь Ориона. Однажды на планету напали и перебили всех её подданных. Королева осталась жива, перенесла множество лишений и боли, но всё-таки  смогла оправиться от потерь. А когда они вернулись вновь и убили того  саратога, её сердце остановилось от горя  в ту же секунду. Говорят, они были связаны незримой нитью до самого конца. В одном из писаний я видел наброски. Ты на неё похожа. Только она была одной из наших. Имей такое же тело, я бы не отличил. – Она задумчиво склонила голову набок. «Довольно необычно».

- Ты должна править  планетой, Ари! То, что зверь пришёл, и выбрал тебя, доказывает это, - красные глаза зажглись  от возбуждения.

Она громко расхохоталась. Саратог дернулся от неожиданности и прижал антенки к макушке.

- Не бойся,  Сара, - гладила чудище, то урчало и вибрировало всем телом.

- Сара? Подходящее имя для зубастого существа! Может, лучше пушок назовёшь?

- Серьёзно, это смешно. Мне семнадцать. Я не могу править целой планетой. – Он хотел что-то добавить, но умолк, заметив скептический и раздражённый взгляд.

Первые лучи солнца согревали планету, когда они дошли до домика, в котором  всё было прибрано: ни следов крови, ни разбитого шкафа. Будто ночью здесь никто и не умирал. Зир  захотел остаться, всё ещё опасаясь, но она отказалась, ссылаясь, что  сегодня  её  сможет  защитить  новый  страж, чем и вызвала одобрительный  фырк  у Сары. Он поцеловал на прощание и нехотя отправился к себе. Забравшись в кровать, и укрывшись тёплым одеялом, поняла, что знобит совсем не от холода. Сара запрыгнула на кровать, и та прогнулась под весом. Потоптавшись в ногах, устроилась удобнее и глубоко задышала. Только изредка  антенки реагировали на громкий шум с улицы,  проснувшейся и пришедшей в движение с рассветом.

Глава 13. Долгожданная встреча

Она проспала несколько часов и пробудилась к обеду. Зверь потянулся и зевнул, продемонстрировав острые зубы. «Как же я проголодалась. А что ешь ты?». Сара моргнула, сосредоточив на ней рубиновый взгляд, спрыгнула с кровати и удалилась, ступая бесшумно мягкими лапами. «Наверное, это не моя забота».  Был день отлёта домой и, вспомнив об этом, заметно повеселела. Хоть и не  хотелось расставаться с любимым, увидеть отца было главным желанием, и оно перекрывало собой остальные. Дверь в домик настежь отворилась, и в него вбежала Вика с вытаращенными от ужаса глазами.

- Ты спятила? Почему не сказала, что случилось? Вот так я узнаю об этом? Из сна? – мерила шагами комнату, говоря сбивчиво, сюда бежала бегом и не успела восстановить дыхание. – Прости меня,  Ари! Это я виновата. Я должна была быть с тобой, а не развлекаться той ночью! – Ариша заулыбалась во весь рот.

- Я прощу тебя, если перестанешь шутить по поводу мезозоя. – Подруга крепко её обняла, до боли в рёбрах, и она машинально вскрикнула. В окно тут же влетел мохнатый шар, не на шутку испугав Вику.

Ариша  одним взглядом успокоила животное, шерсть которого встала дыбом на загривке.

- Потом объясню. Нужно идти попрощаться со всеми. Скоро взлетаем. – Та понимающе кивнула, потому что знала, кем были «все» на самом деле.

Облачившись в боевой костюм «старо-землян», с радостью отметила, что выглядит невероятно  изящной. К тому же светское платье вряд ли подходило для длительного полёта. Вернувшись в общую комнату, застала Вику восседавшую в кресле с напускным храбрым видом, в противоположном лежала Сара, бросая хищные, недоверчивые взгляды.

- Вы ещё подружитесь, - сказала она и заулыбалась, когда подруга закатила глаза. – Идём Сара, мне нужно попрощаться с моим мужчиной. - Зверь неохотно встал, зевая, и затяжным прыжком преодолел расстояние до двери.

Следуя по улице к главному зданию, никак не могла понять, почему горожане так откровенно таращатся. Первой мыслью было, что это из-за произошедшего вчера инцидента, ведь по её милости погиб их человек. Но потом заметила, как сильно они боятся Сару. Разбегаются, громко перешёптываясь. «Да, ты у нас звезда. Судя по всему, тебя давно не видели в здешних местах», - отправила ей мысль, и та, словно в знак согласия,  уткнулась массивной мордой в ладонь. Нос оказался таким холодным, что рука стала замерзать от мимолетного прикосновения. «А ты полна сюрпризов!» Ариша вошла в его комнату, оставив Сару на страже. Застала спящим и разбудила поцелуем. «Ты пришла попрощаться?». «Да. Вылетаем через час. Дядя Барс всё подготовил». Она это точно знала, потому что тот сообщил об этом всего секунду назад.

- Я буду скучать, любимая.

- Я тоже. Прилетай поскорее.

Остаток времени они лежали, обнявшись, наслаждаясь близостью и теплом. Ариша слушала большое  и доброе сердце, мерно отбивающее ритм, и не хотела покидать: ни сейчас, ни когда бы то ни было. «Пора, любовь моя». «Увидимся во сне». Он притянул и  страстно поцеловал. Переступая через себя и желания, выбралась из родных объятий.

Барс кружил вокруг  аэролёта, проверяя готовность систем для взлёта, когда она подошла. Серый и Вика стояли неподалёку, обнявшись. Увидев её, он немного смутился и убрал руку с бедра подруги.

- Слушай, я рада за вас. Не нужно вести себя так. Вам нечего стесняться. – После откровенных замечаний он, ко всему прочему, ещё и раскраснелся, и она озорно хохотнула. Заметив зверя, Серый с ужасом стал переводить взгляд.

– Ох! Вик, ну успокой ты его! Он меня начинает раздражать, – это было правдой, сила откликнулась и пульсировала. Сара почувствовала и заняла оборонительную позицию. – Объясню потом, ладно? Не хочу рассказывать тысячу раз всем по отдельности. – Друзья понимающе кивнули, не переставая глазеть на животное, которое обыденно вылизывало  большим,алым языком лапу.

Пришло время, друзья зашли  на корабль. Она собиралась сделать то же самое, стоя на трапе и оглядывая планету, чужую, но до боли в сердце полюбившуюся. И тут вдалеке разглядела силуэт, приближающийся высокими прыжками «старо-землянина». Любопытство пересилило, и попросила дядю подождать ещё две минуты. Довольно быстро на трапе оказалась уставшая от погони, не подходящей почтенному возрасту,  Дака. Шум мотора перекрывал голоса, и потому она зазвучала в голове. «Я пришла попрощаться, дочь Мессия и внучка  Фарагора. Рада, что ты цела». Ариша сделала шаг вперёд и крепко обняла, застав врасплох. Жест значил больше, чем тысяча благодарных слов, и та обняла в ответ. «Надеюсь, ещё увидимся, Дака». «Быстрее, чем ты думаешь». Ариша обернулась в последний раз, грустно оглядела планету, и поднялась по трапу.  Они  заняли места так же, как и в прошлый раз, только  теперь она решила воспользоваться функцией сна. Не хотелось созерцать прекрасное, усталость накопилась в организме и брала своё. Сару отправила в комнату отдыха, где та примостилась на диване, после взлёта ей должно быть комфортно. Корабль взмыл в небо и  с немыслимой скоростью нёс к родной планете и близким людям. Пейзажи сменялись пять часов подряд, и они влетели в атмосферу Земли.

Открыв глаза, понемногу отходила ото сна. Точнее от грёз  Нарута, в которые бесцеремонно втянул. Конечно же, он извинился за это, но выглядело извинение не искренне.

- Сожалею о том, что случилось вчера. Я должен был предусмотреть. И поздравляю с приобретением домашнего животного. Мой сын рассказал его историю? Ну, конечно, да. Разве мог он удержаться? Я должен знать прямо сейчас, собираешься ли ты претендовать на пост правителя Ориона? – она сразу поняла, что речь пойдёт об этом.

- Я ни на что не претендую, Нарут. И хочу, чтобы правителя выбирал народ, а не совет. Думаю, это и для тебя будет более честным вариантом. Совет никогда не выберет тебя, даже после всех  подвигов.

- Интересно.  Я не задумывался об этом. Предполагал, что имею шансы.

- Это вряд ли. Мой отец никогда не отдаст свой голос, дед тоже, другие разделят мнение Мессия. А тебя что снова тянет к власти?

- Моему сыну повезло с такой умной невестой. Кстати, это комплимент. Я, как видишь, изменился, и не пытаюсь поработить миры, но и немного мёда в бочку заслужил, разве нет?

- Пусть это решают люди. Я подкину идею отцу. – Он ухмыльнулся.

- Спасибо, что веришь мне.

Грёзы освободили, воронка завертелась, и она оказалась в аэролёте, действие сонного газа закончилось. Земная гравитация тяготила, голова превратилась в тяжелую тыкву. «Не замечала, что на Земле тяжелее дышать». Сара сидела у ног, периодически скалясь. Полёт нелегко дался животному. Подруга повернулась, потирая сонные глаза.

- Добро пожаловать домой, да  Ари? Не думала, что вернёмся все вместе и живые! – голос Вики был полон энтузиазма, в отличие от изречённых слов.

- И кто теперь зануда? – девчонки смеялись, с облегчением понимая, что ужас закончился и больше не войдёт в жизни. На душе стало легко и спокойно.

Аэролёт  совершил мягкую посадку, и они отходившие от полёта, осторожно, на ватных ногах,  спускались  на землю. Как только Ариша вышла, почувствовала капли на лице. Осень Земли приветствовала героев дождём. Отец, вымокший до нитки, хромая на слабо окрепших ногах, приблизился и крепко обнял. Тело била мелкая дрожь то ли от холода, то ли от радости, сила мерцала и переливалась всеми цветами радуги. Волны были видимы глазу, судя по всему, он вышел на новый уровень после того, как выбрался из чертога собственного разума.

- Я так скучал, родная!

-И я скучала, папа!

Она заметила, что у дождя солоноватый вкус - слёзы, которых никто не заметит. Мать обняла ещё крепче и расцеловала в щёки. «Я в порядке, мам, правда». Семья наконец воссоединилась, несмотря на то, что отец ещё злился на мать. Она ведь посмела отпустить дочь на верную смерть, а когда узнал остальное, взбесился в прямом смысле слова. Мила пряталась от него всё это время, и появилась впервые встречать дочку. Ариша  молча посмотрела отцу в глаза, и он понял без слов, подошёл к жене и поцеловал. Они не отводили взгляда, общаясь, и она знала, о чём говорят, и раскраснелась. Никита обнимал сына. Казах отвешивал сальные шуточки, но было заметно, что здорово состарился от стресса. Отец обратил внимание на зверя, смирно сидящего у ног.

- Что это? - слова застревали в горле, сила становилась ощутимее.

- Пап, это Сара. Остынь. Она друг. Объясню позже. – Они с матерью многозначительно переглянулись, но допрашивать не стали, пока что.

Дружно они прошли в  самое высокое здание из всех. Она шагала рядом с любимыми людьми, сердце пело от счастья. Чувство не могло сравниться ни с чем, разве что немного проигрывало тому, что ощущала рядом с  Зиром. Дождь разошёлся  и поливал без остановки, одежда «старо-землян» не промокала, отдать им должное. Унылая осень казалась самым прекрасным в жизни пейзажем. Главный зал заполнили встречающие, и не только. Столы ломились от разнообразных блюд. Как только вошла, они стихли, устремились испуганные взгляды. «Сара». Отец поспешил успокоить, и они чуть-чуть расслабились, начиная приветствовать одобрительными выкриками. Ариша машинально погладила зверя, будто защищая, и поняла, что он чувствует. Не страх, ни раздражение. Интерес. Неизведанный мир и его обитатели были любопытным  зрелищем  для древнего животного.  Почувствовала и ещё что-то. Пальцы стало покалывать. Оно поднялось по руке, к плечу, горлу и опустилось в самое сердце. И тогда поняла, что отныне и навсегда они связаны. Ещё кое-что странное происходило в этот момент - пребывала внутри зверя, ощущая целостность, еле сдерживаемая сила растекалась внутри. Она будто стала мощнее и не предсказуемее, дополнилась хищным элементом, которого всегда не хватало. Оказавшись снова внутри себя, посмотрела вниз и встретилась взглядом с рубиновыми глазами, которые теперь понимала безоговорочно и бесповоротно. Сара ушла. Дорога вымотала. И пища  сама себя не добудет. Дикая и вольная, она не привыкла питаться с общего стола. Гордая, должна была охотиться, убивая, питая кровью почву, забирая жизненную силу, как победитель. Люди шумели, наперебой расспрашивая о похождениях. На вопросы отвечала неохотно и расплывчато. Им незачем знать. Лишь перед теми, кому доверяет, обнажит душу. Друзья разделяли подход. Скоро зевакам надоело задавать вопросы, и они стали гулко обсуждать предстоящее голосование.  Она  так устала, буквально валилась с ног. Мать взяла за руку и повела по туннелям. Села у кровати, поцеловав в лоб, как в детстве, и укрыла одеялом.

- Я так горжусь тобой, дорогая. И папа тоже. Даже и думать не хочу о худшем исходе. А я думала об этом много раз. Я люблю тебя, знаешь?

- Знаю, мам. Я тоже тебя люблю.

- Ты и саратог теперь связаны. Часть её умений и она в твоём распоряжении. Хорошее приобретение, не считая открытого сияния, как у отца, – черты лица стали мягче, глаза блестели, выдавая нахлынувшие  эмоции, смесь гордости и обожания.

Ариша огляделась, сила пульсировала, только цвет волн был не радужным, а рубиново-красным. «Поистине мой цвет». Они долго болтали. Ариша рассказала маме обо всём, просто открыв разум. У той катились по щекам молчаливые слезы, лицо побледнело от страха за дитя. Утаила только моменты, касающиеся Зира, но от матери не ускользнуло и это.

- У вас с ним всё хорошо?

- Да, мам.

- Он мне нравится. Я одобряю выбор, хоть ты и не нуждаешься в одобрении. Он много сделал для нас!

Глаза Ариши стали слипаться, мать оставила одну, и она провалилась в сон, из которого направилась к нему. Встреча, как и всегда, была приятной и нежной. А после уснула безмятежным сном младенца.

Глава 14. Дом, милый дом

Дождливые земные деньки были спокойными и скучными. Она маялась, блуждая по селению, чаще всего в полном одиночестве. Люди никак не могли привыкнуть к охраннику и не горели желанием составлять компанию. Вика и Серый не вылезали из дома, утопая в объятиях. Отец всё ещё пытался полностью восстановиться, ноги частенько подводили. «Собственно, а чего он хотел? От такого быстро не избавишься». Исцелять себя категорически запретил, и злился всякий раз, как пыталась ему предложить. До голосования оставалась неделя. Жители Ориона восстановили долину и другие города, подверженные разрушениям.

В один из однообразных вечеров решила лечь спать пораньше, чтобы встретиться с тем, по кому безмерно скучала. Спала глубоким сном, когда он втянул в грёзы.

- Прости, что так долго, любимая, – горячо поцеловал в губы, ноги отрывались от земли в такие моменты. – Из-за голосования все с ума посходили!

- Что такое? – без особого интереса вопрошала она.

- Совет желает огласить результаты четырнадцатого числа. Тогда твоему отцу придётся приехать раньше, а он ещё не готов. Я и отец как можем, держим оборону, – устало улыбнулся. – Ты не передумала насчёт своей кандидатуры?

- Перестань. Только людей смешить!

- Знаешь, ты себя недооцениваешь. Отец всё ещё сопротивляется лечению?

- Да. Он боится моего дара даже больше, чем все остальные Сару. – Зир рассмеялся, но смолк и раздраженно вздохнул.

- Меня ждёт отец. Ну, и кашу ты заварила! – неохотно выпустил из объятий.

- Прости.

- Поспи хорошенько, ладно? И веди себя хорошо!

- Обязательно, - чмокнула в щёку, и грёзы закрутили калейдоскопом.

Глаза открылись в темноте, и она ещё долго не могла уснуть, размышляя о грядущем, и о том, каким будет новый правитель.

Разбудила Сара, тыкаясь замораживающим носом в лицо. Вставать не хотелось. Вернувшись домой, ослабла и ничего не желала делать. Борясь с набросившейся ленью, победила в тяжелейшей из схваток, и собралась к завтраку. По дороге в обеденный зал, вспоминала странный сон, тревоживший в то короткое мгновение отдыха прошлой ночи. Отметила, что стала очень мало спать, и совершенно не высыпалась. «Не так я себе представляла соединение с Родиной». Присоединилась к трапезе последней, как и всегда. Некоторые привычки не меняются. Отец возглавлял стол и выглядел практически, как в лучшие времена, за исключением бледности. Мать избавилась от переживаний и стала ослепительно красива. Лишь седая прядь волос напоминала о долгих, ужасных ночах страха. Остальные ничуть не изменились. Никита, жестикулируя единственнойрукой, без остановки шутил. Казах, разделяя юмор, заливался, брызжа слюной и кусочками еды. Марго была также сдержанна. Кстати, их сыночек заметно подрос. Вика и Серый на завтрак не прибыли. Идалеко не потому, что не пригласили. Она без энтузиазма ковырялась в тарелке и оживилась, когда разговор у мужиков зашёл о голосовании на Орионе.

- Как думаешь, Макс, кого выберет совет? – вопрошал Казах с набитым курятиной ртом.

«Ну, кто на завтрак вообще ест курицу?», - с отвращением поморщилась. Сара появилась в зале и легла у ног. Сынишка Казаха спрыгнул на пол и попытался потаскать за антенки, та огрызнулась, и мелкого, как ветром сдуло.

- Ну, какой совет, дружище? Он даже не выбран ещё. А тот, что действует сейчас - временный. Скорее всего, правителя будут выбирать сами старейшины планеты. – Ариша подавилась, пару минут ушло, чтобы откашляться, размазывая слёзы, которые произвольно лились ручьём.

Мать встревоженно подоспела и сильно постучала по спине. Воздух стал поступать в легкие, дыхание нормализовалось. «Ешь аккуратнее!», - прозвучал в голове недовольный голос. Все ещё держась за саднящее изнутри горло, с вызовом посмотрела на отца.

- Пап! Это же немыслимо! Старейшины выберут того, кем сами смогут управлять! Ничего не изменится! Столько людей рисковало жизнью ради этого! – то и дело срывалась на писк, руки тряслись от злости, сила пульсировала, аура стала кроваво-красного цвета. Сара раскатисто зарычала. Заметив испуганные лица, ослабила хватку.

- Успокойся, Ари. Пожалуй, в этом есть смысл.

- Почему бы правителя не выбрать людям? В смысле, народ лучше других смог бы определить того, кто достоин! – глаза ещё были алыми и блестели от возбуждения, словно рубины.

- Знаешь, а это отличная идея! Но как осуществить?

- Зир сказал, они с отцом держат оборону. Временный совет пытается решить вопрос по-своему. Уверена, Нарут будет только за, учитывая желание быть правителем. - Теперь подавился отец.

- Ой. Ну, перестань, пап. Ты же знаешь, что он изменился. А потом это будет по-честному, – с надеждой на него смотрела, и он кивнул, не теряя серьезности взгляда.

Сразу после завтрака Швед связался с Нарутом, и они обговорили идею. Было решено, что тот попытается внушить ее совету, пока есть время. Ариша не присутствовала при этом, но отцу пришлось посвятить её в мельчайшие подробности, иначе никогда бы не отстала. И всё же, учитывая разворачивающиеся события, тревожило, что он не сможет оправиться за неделю самостоятельно. Отчего-то была полностью в этом уверена.

В приподнятом настроении дошла до любимого озера и слегка коснулась прохладной поверхности, которая пошла рябью и распугала назойливых водяных паучков. Сердце тянуло сюда, но не так сильно, как раньше. Вдруг вспомнила другое озеро, и глупая улыбка застыла на губах. «Похоже, я слишком привыкла к Ориону». Это, и правда, было так. С момента возвращения никак не могла дышать полной грудью, а окружение казалось унылым. Сначала думала, что осень навевает хандру, но окончательно разубедилась, побывав на озере. Даже сны снились чудные, и в каждом была там, на Орионе. Шорох листьев и треск проламываемых кустов отвлёк от размышлений. Вскочила на ноги и напряглась в ожидании. Минуту, другую стояла абсолютная тишина, и Ариша было расслабилась. И тут из-за дерева появился он. Сгорбленная спина, руки безжизненно болтались на уровне колен, обезображенное лицо покрыто гнойными волдырями, глаза белые и мертвые. Он издавал булькающие звуки и по-звериному скалился. В ужасе смотрела на существо, которое когда-то было человеком, и не знала, чего ожидать. В голове вертелось множество мыслей. Он истошно завопил. Крик не забудет никогда. Было в нём что-то болезненное. Он побежал, вопя и размахивая обмякшими руками. Ариша вышла из ступора и почувствовала, как сила пульсирует вокруг. Она была, словно ангел, окружена алым свечением, руки и глаза зажглись. Присоединилось и ещё кое-что – ощущение силы физической, небывалого превосходства. Мертвяк подбежал и собирался нанести удар, когда она изящно перепрыгнув через него прыжком дикого зверя, мягко приземлилась на землю. Мертвяк продолжил нападение, и она слегка ударила его по лицу, отчего тот отлетел на приличное расстояние. Внутри бурлила невероятных масштабов энергия. Невольно заметила, что скалиться так же, как это делал в порыве злости Зир. Ощущения были великолепными, полная и безоговорочная власть над всем живым пьянила рассудок. Противник лежал на земле, изредка подергиваясь. Осторожно подошла и присела рядом. Мертвец умирал. «Разве такое возможно?», - подумала она, очнувшись от затягивающих в свои сети, манящих ощущений победы. Он был бы достаточно молодым и, наверное, симпатичным, не случись с ним подобное. Смотрела на него какое-то время, и уже хотела прекратить мучения, если он мог что-то такое чувствовать. Но случайно заметила вокруг области сердца тёмные пятна. Пригляделась внимательнее и охнула: чёрные, маленькие змейки окружали, и без того, гнилое сердце несчастного, сжимаясь сильнее. Моргнула пару раз, силясь понять, взаправду ли это. Руки загорелись ярче, их обдало жаром. Прислонила ему к груди,надавила и направила алый луч. Чёрные змейки задрожали, сжались и исчезли совсем. Запрокинула голову, пытаясь побороть острую боль, пронзившую тело. Сердце мертвяка оживало с каждым мгновением, проведённым под целительными лучами. И вскоре оно стало совсем как живое. Истощенная до невозможности, сделала последний рывок и ощутила его биение. Бесконечная радость растекалась внутри водопадами. Затем она отключилась, рухнув на землю рядом с ним.

Открыла глаза, страх сковал. «Я умерла?». Холод пронзал до костей, зубы стучали. Рядом послышалось знакомое утробное рычание. Протянула руку и нащупала тёплое, меховое тело Сары. «Видимо, нет. Хорошо, что ты здесь». Та в ответ положила огромную морду на колени, согревая. Судя по запахам, всё ещё находилась у озера. «Сколько же времени я здесь пролежала?». Движение привлекло внимание. Пыталась разглядеть хоть что-нибудь, но темнота поглотила всё вокруг. Ариша была слишком истощена, чтобы пользоваться дарами. «Как же нам с тобой попасть домой, а?». Сара начала бодаться, и она поняла, что та имеет в виду. «Что ж, можно попробовать». Хотела взобраться к той на спину, когда услышала из темноты тихое: «Подождите». Напряглась, думая, не послышалось ли это, но кто-то заговорил вновь.

- Ты кто?

- ЯКирилл. А ты? Твоя собака меня не тронет? Я очень её боюсь, – собеседник обладал приятным, юношеским голосом, только слегка испуганным.

- Откуда ты взялся? – навязчивые мысли лезли в голову, но она отгоняла их прочь.

- Я хотел причинить тебе боль…, но ты что-то сделала и вернула меня, – грустно сказал он, и раздались тихие всхлипы.

- Никуда не уходи…, - начала, было, она.

Возле озера, освещаемый радужным кругом силы, появился отец. Увидев в каком состоянии дочь, бросился и подхватил на руки. «Пап, твои ноги!». «Уже не болят. Я преодолел это. Что происходит, расскажешь мне дома», - пробубнил он и смерил её серьезным взглядом. Она повернулась и посмотрела на обладателя приятного голоса. Он щурился от яркого света и прикрывал глаза ладонью, но Ариша все же смогла его разглядеть. Брюнет, карие глаза, симпатичный, лохматый, худощавый, покрытый грязью, кровью и чем-то ещё. Он, в отличие от неё, мог идти сам, и угрюмо плёлся позади. Сара рычала на него всю дорогу, заставляя вздрагивать всем телом и бледнеть. Энергия практически целиком покинула, и Ариша молчала, проваливаясь в сон, катастрофически необходимый. Душа и тело отдыхали, набираясь сил.

Глава 15. Связь

Удивлялась тому, как быстро восстановилась. После завтрака ждал серьезный разговор с отцом в зале. «Это что официальная встреча?», - недовольно вопрошала она, направляясь туда. Отец оказался там не один. На одном из стульев увидела вчерашнего паренька. «Хорошо, что я не взяла с собой Сару».

- Присаживайся, и объясни, что вчера произошло.

И она рассказала, как боролась с ним, и как исцелила. У отца на лице было ошеломлённое выражение. Закончилось всё тем, что он запретил ей повторять что-либо подобное вновь. А когда запротестовала, ссылаясь на взрослость, разозлился и сказал, что в таком случае запрещает, как правитель Земли. Она ещё долго не могла прийти в себя и прокручивала момент в голове, терзаясь сильнее. Несмотря на это, заметно поумнела и научилась справляться с эмоциями искуснее него. Подавив их, решила, как следует проветриться. Прогулкиосвежали мысли.

Сияя бледно красным свечением, шагала по улице, приветливо улыбаясь горожанам, встречавшимся на пути. «С ума сойти. Я оживила труп. Фира гордилась бы мной». В голову пришла фантастическая мысль. «Я ведь могу спасти остальных!» Этого и боялся отец, строго-настрого запретивший это. А, впрочем, когда её это останавливало. Нужно было немного отдохнуть, и тогда вновь будет в строю. Позитивный настрой сделал день теплее, солнце ярче, людей прекраснее. Впервые за долгое время почувствовала себя лучше, практически, как раньше. Сзади увязался парнишка - бывший трупак, шёл по пятам. Резко развернулась, и он чуть не врезался, густо покраснев.

- Что тебе надо? – грубо сказала она, наступая.

- Я просто хотел. Спасибо. Вообще…за помощь! – снова побледнел, и она закатила глаза.

- Кирилл, верно?

- Да. Можешь звать Кира. Так проще.

- Кира. Перестань заикаться и ходить за мной!

- Извини. Просто не мог иначе. Со вчерашнего дня только и думаю о тебе, – смущенно опускал глаза. – И ещё ты мне снилась сегодня.

Задумалась, и голос деда зазвучал в голове. «Поверить не могу, что ты сделала это! Я никогда не слышал ничего подобного! Как ты себя чувствуешь?». «Нормально. Только вот парень никак не отвяжется». Дед помолчал с минуту. «Что если вы теперь связаны? Мама рассказывала в детстве страшилки о воскресших и их привязанности к целителю. В любом случае, я уверен, ты разберёшься». Деду пришлось остаться на Орионе,поддержка Зира была необходима, но он всё равно приглядывал за ней, пользуясь связью, которую она иногда забывала блокировать.

Третий день к ряду Кира ходил следом, не отпуская ни на минуту из вида, ночевал под дверью. Даже Сару перестал бояться. На неё не первый раз накатывало желание приказать той сожрать его, и остаться наедине с собой. Нужно было разорвать проклятую связь, но она не знала как. Просмотрев все книги библиотеки, и не обнаружив ничего дельного, со вздохом облокотилась на стул. Кира сидел за соседним столом и не спускал с неё глаз.

- Я и сам не рад! Но это лучше, чем быть мертвым, – при упоминании красивое лицо стало печальным.

- Согласна, – устало сказала она, размышляя, как тяжело пришлось парню, ведь он помнил всё, что натворил. – Мы что-нибудь придумаем.

Вика и Серый ржали как кони, как только прошло удивление.

- Так значит, у тебя теперь два домашних животных? – язвила подруга, Кира надулся.

Они устали обжиматься и вернулись к обыкновенным денькам, что не могло ни радовать, и Ариша больше не чувствовала себя покинутой. Друзья обещали поразмыслить над ситуацией, которую срочно нужно было исправить. Зир являлся ночами всё реже, уставший и угрюмый. Давление со стороны совета делало своё дело. Она так и не решилась рассказать о маленьком, случайном воскрешении из мертвых. Голосование перенесли на более поздний срок из-за распри по поводу голоса народа. Нарут сообщил об этом совету, и начался хаос. Каждый тянул одеяло на себя, тормозя процесс. Её почему-то это сильно расстраивало, хоть она и не понимала причину обеспокоенности. Отец вовсю правил, стоя крепко на своих двоих и похваляясь тем, что справился без её помощи. Отношения между ними стали натянутыми, и не только из-за этого. Он будто ждал, когда она нарушит приказ. Ариша часто пренебрегала его доверием и теперь пожинала плоды.

Кира вновь проводил её до двери. Они стали ближе за последний месяц. Она привыкла к тому, что он всё время рядом. К тому же, он оказался очень хорошим собеседником и другом. Карие глаза с нежностью на неё смотрели.

- Спокойной ночи. – Сара прошла мимо, чуть не сбив его с ног. – И тебе, злюка! – крикнул ей в спину.

- Спокойной ночи, Кира.

Закрыв за ним дверь, и зная, что куда бы ни направился, проснётся возле нее вновь, устало легла на кровать. Сара примостилась в ногах и умывалась, готовясь ко сну, рыже-чёрный мех всегда был в идеальном состоянии. Сон не шёл. Устало разглядывала узоры на потолке, созданные самой природой, в надежде на то, что поможет расслабиться. Голова трещала. Вдруг звук усилился, и пронзила острая боль. Схватилась за голову и свернулась в клубок, боль стала невыносимой, глаза вылезали наружу. Сара жалобно завыла, но отчего-то струсила и забилась в угол, с ужасом взирая на хозяйку. «Что со мной происходит?». Призвала силы унять боль, но это уже не работало, ничего не действовало. Подумала, что не может сосредоточиться из-за болевых ощущений и стала пытаться, снова и снова, но всё было без толку. Истошно вопила в голос, забыв про стеснение. Чёрная дымка наполнила комнату и окружила. Она походила на густой туман, только другого цвета. Ариша вновь попыталась превозмочь боль, и услышала женский голос.

- Не сопротивляйся, и станет лучше.

Не знала обладателя голоса, но всё же решила опробовать предложенный метод. Давление прекратилось, как только расслабилась. Села на кровати, потирая виски, чернота сгустилась. «Если я сплю, то это определено что-то новенькое». Присмотревшись, обнаружила в центре облака серебристые блики. Сила откликнулась, ладони засияли, махнула рукой и слегка отодвинула черноту в сторону, та податливо повиновалась. Перед ней предстала говорившая женщина. Она была красива, стройна, русые волосы, прямые черты лица и небесного цвета глаза. Ариша сразу поняла, кто она такая, и поверить не могла, что видит это. «Я спятила, да? Точно рехнулась. Шизофрения всё-таки была у нас в роду». Женщина плыла по воздуху,мерцая тысячью огоньками.

- Передай моему сыну, что я горжусь им и его выбором. Пусть бережёт её и держится подальше от огня, – пропела она на одном дыхании мелодичным, дивным голоском.

- Ты настоящая? Нет. Этого не может быть. Мать Серого умерла до моего рождения. Он сам говорил.

- После смерти существование не заканчивается, девочка. Тело лишь оболочка души, тебе ли не знать?

Она хотела возразить по поводу девочки, но женщину утянуло обратно в туман нечто невидимое. На её месте возник мужчина, того вытеснил ребенок, его молодая девушка. Выглядели они по-разному. Кто-то был окружён светлым полукругом, кто-то чёрной дымкой. С мужчины кусками отваливалась грязь, мерзкая и липкая на вид. Наблюдала, их крики эхом заполнили пространство, перебивая, злясь и вопя. Снова заткнула уши, а когда все стихло, увидела перед собой Фиру - свою прабабку, окружённую ярким, золотым ореолом. Один её вид ослеплял и обескураживал.

- И снова здравствуй, моя дорогая! – раскинула руки, как бы приглашая в объятия.

Чёрный туман хотел затянуть обратно, но она махнула рукой и отогнала в конец комнаты.

- Знаешь, тебе следует научиться управлять порталом. Это совсем не сложно.

- Это сон, да?

- Нет. Я не успела поговорить с тобой тогда. Ты ведь умирала. Это один из даров. Ты можешь говорить с почившими, открывая портал, когда пожелаешь. Сегодня я немного помогла тебе с этим. В следующий раз справляться будешь сама.

- Я никогда не перестану сама себе удивляться! Это точно!

- Верно. Ты полна сюрпризов, милая. Чтобы открыть или закрыть его, должна сосредоточиться на ком-то, кого уже нет. И научись отгораживаться от лишних душ, иначе они сведут с ума, – хохотнула на манер самой Ариши, и обстановка стала непринужденной. – А теперь давай о серьезном. Пока с этим не разберёшься, никто не должен знать про дар. Последствия могут быть очень опасными не только для тебя. Пребывай возле портала не дольше часа. Он может начать влиять на настроение и психику в целом, – вновь отогнала подплывающую черноту. – И главный к тебе вопрос - почему не хочешь претендовать на трон правителя Ориона? – Ариша не могла поверить ушам.

- Да, дурные сны признак болезни, - бубнила под нос, желая проснуться.

Фира подошла ближе. Так что золотое окружение практически коснулось ног, и она ощутила сильную, еле сдерживаемую энергию, бьющую ключом от прабабки.

- Ох! Это правда! Но почему я должна хотеть этого? Я совсем не умею править! – раздосадовано признавалась она. Фира шумно вздохнула и смягчила взгляд.

- Как думаешь? Почему ты несчастна? Почему тянет назад? Может быть то, что я сейчас скажу, покажется чушью, но ты воплощение королевы Кадай! Она жила и правила тысячи лет назад задолго до моего рождения. Любила свой народ и готова была отдать за них жизнь. В тебе течёт её кровь, живёт душа, и даже её зверь нашёл тебя! А ведь рыжая бестия не так молода, как кажется! Ей четыреста лет. Она ждала тебя годы! Сколько ещё нужно знаков, чтобы понять? Ты и сама чувствуешь неразрывную связь с Орионом. Там тебе легче дышать. Ты сильнее, счастливее! Там твоё место, Ари! – Ариша открыла рот и зависла, силясь переварить услышанное, что было не так просто. – Видимо, переходим к плану «Б». Так, и знала, что без этого не обойтись, -с энтузиазмом сказала прабабка.

Она не успела спросить, что это был за план, потому что та быстро шагнула навстречу, погрузив в золотое свечение. Воздух рябил, картинка размылась, и они оказались совершенно в другомместе. Она видела всё. С момента появления на свет в видавшем виды хлеву маленькой, беззащитной «старо-землянки», с первых минут окружённой сиянием алого цвета. До момента смерти от горя, разорвавшего сердце, не сумевшей пережить потерю чёрного, как ночь саратога. Вся жизнь пронеслась перед глазами, даже больше. Она впитала чувства, которые испытывала когда-то к народу душа, гордость за нелегкий выбор, жалость покидать их в трудные времена. Слёзы катились по лицу и шее. Ариша будто обрела себя, вспомнив былое: стремления, надежды, мужа, детей, спутника ночи. Видения закончились, и они вновь оказались в комнате. Осознание пришло мгновенно. Отныне она ведала о своих дарах и возможностях. Улыбнувшись, крепко обняла Фиру.

- Спасибо, бабуль. Я всегда чувствовала себя потерянной. Как будто часть меня блуждает где-то ещё. Ты вернула мне это!

- Это было моим предназначением. Теперь я могу отправиться в новую жизнь. Как только переведу дух. А ты пока что исполни своё, - медленно растворилась, позволяя черноте поглотить.

Сложно было разложить всё по своим местам. Ещё труднее казалось когда-нибудь посвятить в это близких, ведь они сочтут сумасшедшей. Хотя должны были привыкнуть, что мир полон непонятного, а законы вселенной никем не изведаны. Она так устала. В организме не осталось ни капли энергии. Похоже, портал отнимал больше, чем целительство. Рухнула на кровать. Сара примостилась рядышком, прижалась тёплым бочком, и та заснула. Зир отчаянно пытался прорваться и утащить в грёзы. Она ощущала, но не было ни желания, ни сил, и намеренно его блокировала. Как только открыла глаза, в голове зазвучал встревоженный голос. «Ну! И как ты это сделала?». Ещё до конца не пробудившись медленно соображала. «Что именно?». «Блокировала меня вчера». Вскочила на кровати. «Вчера кое-что произошло! Зир! Я хочу править твоей планетой! Всегда этого хотела! Слышишь?!». Он никак не мог понять, что такого изменилось, но не стал настаивать на объяснениях. «Я внесу тебя в список. Прилетай скорее. Боюсь, без меня ты совсем распустилась!» Ариша хихикнула в ответ. Она была полна решимости, ведь никто кроме неё не сможет править достойно. В этом теперь ни капельки не сомневалась. В дверь робко постучали, и вскоре Кира показался в проёме. «Да, забыла. Сначала нужно решить одну маленькую проблемку». Подошла слишком близко, смущая, положила ладонь на грудь и направила тепло и свечение, почувствовав, как сильно бьётся сердце. От страха широко распахнул глаза. «Не бойся, Кира. Я не причиню тебе зла», - прозвучало в его голове, и он расслабился. Она знала, что нужно делать, но медлила, неохотно расставаясь с ним и привязанностью к себе. «Ну, давай же! Это слишком эгоистично, даже для тебя!» Решившись, затронула душу свечением, освобождая от вынужденных пут. В этот момент ощутила нечто неприятное, будто внутри обрывается тросик, связывающий органы между собой. И как только всё кончилось, уже знала, что связь разорвана навсегда, и Кира свободен. Он заплакал, как ребёнок.

- Спасибо тебе! За всё! Я никогда не смогу отплатить за это!

- И не нужно Кира. Мы же друзья.

Глава 16. Королева вернулась

Отец собирался вылетать на Орион через пару дней, ссылаясь на выдуманную необходимость. Словно предчувствовал нечто нехорошее и потому не торопился. Ариша застала его у выхода из секретного туннеля на некогда любимом дереве для размышлений. Он молча подвинулся.

- Пап. Знаешь, многое изменилось. Я не собираюсь ослушаться тебя снова, но... Сложно объяснить, я хочу вернуться на Орион, – говорила спокойно, но не смогла не задеть за живое.

- Зачем вообще возвращалась?

- Пап. Обещаю, ты всё поймёшь со временем. Это слишком нереально, чтобы поверить.

- Хорошо, – неожиданно быстро согласился отец, чем немало удивил. - Летим через пару дней. Посмотришь, как выбирают правителя, подумаешь. И если решишь остаться, я не буду против.

«Ну, конечно. Так и знала, что легко не будет».

Вика и Серый, узнав о намерении вернуться, затараторили наперебой. Серый был против, потому что Орион – опасное место и люди там не живут. А Вика не хотела расставаться с подругой и сильно расстроилась. Одна лишь Сара поддерживала, радостно прыгая, и предвкушая возвращение домой.

Вещи были упакованы. Утром аэролёт поднимется ввысь и помчится через бескрайние световые часы, прорываясь сквозь метеоритные дожди и опасных существ, ради одной цели - доставить королеву к верноподданным, хоть они этого ещё и не знают. Дело оставалось за малым, донести до них истину. На мгновение засомневалась, но вспомнила кто такая, и энергия заполнила изнутри, прогоняя сомнения прочь. Попрощалась с друзьями заранее, не желая долгих слёз у трапа корабля. Было немного грустно покидать Землю. Здесь она родилась, выросла, жила счастливо, встретила его. И это тоже была её жизнь, протекающая сейчас, а не тысячи лет назад. Но чувство долга не покидало, не давало существовать спокойно. К тому же неимоверно тянуло обратно. Воспоминания объединились и сливались в одно. Было трудно различать, что и где с ней происходило. «Это пройдёт», - раздался в голове мягкий голос ангела хранителя. Сара довольно урчала, подставляя мохнатые антенки, и прикусывая огромными зубами за руки. Ариша являлась единственной, кто не испытывал по отношению к жуткому существу страха, даже сам Мессия его побаивался. Как и всегда, почувствовала приближение матери. Прекрасная, величественная, олицетворение женственности та зашла в комнату и присела, погладив зверя, разрешившего это. Ариша надеялась, что когда-нибудь станет похожа на неё. Как же мы всё-таки бываем слепы, не замечая собственных достоинств и уникальности.

- Скоро будешь с ним. Почему ты не рада?

- Я рада мам, но мне грустно уезжать.

- Ты всегда сможешь вернуться.

- Нет. Не смогу. – Мила вопросительно посмотрела на дочь.

Она не хотела расстраивать мать, но прекрасно понимала, что неизвестность повлияет намного губительнее. Не хотелось вести пересказ, в который не каждый поверит. Просто открыла разум, и та мгновенно прочла в нём всё.

- Ты сильнее, чем я представляла. Кадай? Серьёзно? Если бы я не видела это собственными глазами, то…

- Знаю. Поэтому ты единственная, кому я доверилась.

- Твоя тайна умрёт со мной. Прошу родная, используй темный дар с умом. Он очень опасен. – Та кивнула и обняла мать, расплакавшись. – Моя дочь будет править целой планетой! Так тому и быть! - поглаживая по спине гордо говорила она.

Во сне к ней пожаловал Зир, сияя, как никогда раньше. На лице было написано, что предвкушает долгожданную встречу. Но было и что-то ещё очень грустное. Они лежали в объятиях, и он не спешил говорить.

- Что происходит? – спросила строго, сама того не желая.

- Старейшины сами будут выбирать правителя. Всё решено. Прости, Ари. Я не смог ничего поделать. - Она прекрасно понимала, что он не виноват, но все равно тяжело вздохнула раздражаясь.

- Ничего. Мы что-нибудь придумаем.

В назначенное время она, отец, Барс и её зверь, тихо, не дождавшись рассвета, улетели с Земли. Приземлившись неподалёку от столицы, неспешно двигались в её направлении. Ступив на землю, Ариша задышала полной грудью, настроение улучшилось, а внутри поселилось чувство легкости и свободы. «Я дома». По какой-то неведомой причине душа была так сильно привязана к той своей жизни, далекой и трагичной. Быть может по той же причине она полюбила «старо-землянина».Отец угрюмо шагал впереди, ссутулившись. Ему, судя по всему, место не казалось прекрасным. Сара скакала как сумасшедшая, радостно улюлюкая. Несколько раз запрыгивала на хозяйку, облизывая и сваливая с ног, в благодарность за возвращение. Ариша ощутила прилив силы, переполняющий через край, свечение вокруг нее стало ярко малиновым. Сара ощущала то же самое, хищная энергия просачивалась в хозяйку, обескураживая.

Вскоре добрались до долины, от которой захватывало дух. Возле главного здания ожидал дед. Он же проводил до домиков. Дядя Барс тут же испарился, поспешив увидеться с дамой сердца, которую продолжал держать ото всех в тайне. Она хихикнула и поймала настороженный взгляд отца. Не успели расположиться, как в дверь постучали, и, не дожидаясь позволения, комнату одним прыжком пересёк Зир, заключая в крепкие объятия. Они тепло поздоровались с отцом. «Хорошо, что эти двое ладят. Одной проблемой меньше».

- Добро пожаловать! Я всю ночь не спал, не мог успокоиться. Ты здесь! Рядом! – нежно ласкал красными, уставшими глазами. – Отдохните с дороги, вечером праздник! Столица гуляет! Завтра состоятся выборы. Надеюсь, ты подготовила речь заранее? – ляпнул, не подумав, и лицо отца вытянулось.

- Что это значит, Ари? - строго спросил он.

- Я в списке кандидатов, пап. Понимаю, что должна была сказать раньше, но тогда ты не пустил бы меня!

- Ты хоть представляешь, что это такое - править целой планетой? Тебе всего семнадцать! Не может быть и речи! Ты снимешь кандидатуру перед началом голосования и точка! – удалился в комнату, громко хлопнув дверью.

Взбешённая, она вышла на улицу, вдыхая сладкий родной воздух планеты. Само нахождение здесь успокаивало, делало мудрее. Погладила по руке своего мужчину. «Я не сниму кандидатуру. Он не может больше мне приказывать! Он это знает. Оттого и злится». «Понимаю, любимая, но я не хотел бы, чтобы вы ссорились». Сара появилась из ниоткуда и втиснулась между, отодвигая его подальше. Он тихонько хохотнул и почесал зверю огромную башку.

Вечером направились в главное здание. Оно сверкало в свете луны, украшенное множеством цветочных гирлянд. На улице поставили столы такой длины, что конца и края не было видно. Они ломились от яств. Она устроилась рядом с Зиром и дедом, пробовала новые блюда и готова была поклясться, что ничего вкуснее не ела никогда в жизни. Вино «старо-землян» оказалось прозрачным, но густым и хмельным. Пара глотков затуманили рассудок. Существа нескромно интересовались её персоной, задавали вопросы, на которые с радостью отвечала, изредка ловя напряженные взгляды отца. «И почему он всегда против?». Невеселые мысли покинули сознание, потому что Зир подхватил на руки и вынес из-за стола. Музыка звучала отовсюду, мелодии сменялись одна за другой. Она не могла остановиться и танцевала добрых пару часов, пока не заболели ноги. Все вокруг улыбались и были счастливы. И Ариша чувствовала, как радость существ делает её всесильной. Этого желала больше всего - видеть их такими всегда. И они в ответ,словно знали, кто она, но позабыли, и тянулись сильнее. Подошла к столу и пригубила ещё вина, взгляд упал на деда, нежно державшего за руку Даку. Не заметно кивнула той, улыбаясь. «Наконец, они снова вместе».Всё было замечательно, но она сильно захмелела и решила отправиться в домик. Зир галантно проводил до двери и нежно поцеловал на прощание.

- Увидимся завтра, любимая, - промурлыкал он и оставил одну.

Легла на кровать и начала проваливаться в сон, который обещал быть глубоким, после крепкого вина. Но серый, грязный калейдоскоп, который кое-где пестрел ярким, желтым цветом, затянул в грёзы. Из-за воронки тошнота подкатила к горлу. Она уже хотела разразиться обвинениями, но вокруг была темнота и высокая трава. Его нигде не было видно. «На празднике тоже не было». Неприятное ощущение усиливалось и разъедало внутренности. Присмотревшись, заметила слабую тень в темноте. Та открыла рот и издала хриплый звук. Невидимые силы тащили в чёрный, густой туман. Охнула от страха. «Он умирает». Ариша пыталась быстро соображать, разум не поддавался. «Я могу контролировать это!», - разозлилась она, руки засияли, и алый луч прорезал темноту, отогнав туман дальше. Тень с облегчением опустила плечи. «Покажись», - приказала. Та стала проявлять очертания, и перед ней предстал Нарут.

- Где ты?

- Озеро, быстрее…прошу. Она… ищет… меня, – тихо произнес он.

Она не медлила ни минуты, заставив грёзы раствориться. Тяжелей всего было не погрузиться в сон, тело отказывалось действовать, но устояла. Выбежав из домика, мысленно призывая Сару, бежала со всех ног к озеру. Темнота и холод поглотили Орион, как и всегда ночью. Вино выветрилось из организма то ли от страха, то ли под влиянием силы, и теперь замерзала. Продвигаясь сквозь заросли репейника, и стараясь не шуметь, искала его глазами. «Кто-то ещё должен быть здесь. Тот, кто тоже ищет». Не успела подумать, как услышала неподалёку чьё-то бормотание. Подобравшись поближе, увидела «старо-землянку», нависшую над ним с кинжалом в руках. Лезвие ярко блеснуло в свете луны. Ещё мгновение и она нанесёт смертельный удар. Ариша закричала и невидимым сгустком силы ударила ей в спину, та отлетела в сторону. Выбежала из кустов и присела рядом,определив, что ранен в плечо. Рана была глубокой и кровоточила. Он лежал в луже из собственной крови, дыхание стало прерывистым. Даже если бы убийца его не нашла, всё равно умер бы к утру от потери крови. «Она знала, что я могу найти», - поразилась своей сообразительности. Женщина встала на ноги, и Ариша ужаснулась узнав.

- Дака? Как ты могла? Зачем ты это сделала?

- Он не достоин править! Этот тиран убил моего сына! Издевался над обеими расами! Несмотря на это старейшины хотели выбрать его! Я не могла этого допустить! И действовала во имя Кадай! Я не одна такая! Мы сделаем всё, ради возвращения своей королевы! – Ариша похолодела от ужаса.

- Уходи! Слышишь! Убирайся! – закричала на неё, взбесившись от одной только мысли, что та собиралась убить отца её мужчины, ради выигрыша на голосовании.

Дака сиганула, и скрылась в зарослях. Времени оставалось мало. Приложила руки к ране и залечила. Однако сознание Нарут всё же потерял. Ариша звала Сару, но та не появлялась, и тогда ещё один червь поселился в сердце. Стала мысленно звать отца, Зира, деда, которые откликнулись, и вскоре нашли их возле кромки озера, куда с трудом его оттащила.

Позже, когда Нарут был в безопасности и отдыхал, они окружили, задаваясь вопросами. Конечно, она рассказала правду, но дед долго не мог поверить, а потом и вовсе покинул их, не желая слушать. Остальные отправились спать, чтобы отдохнуть остаток ночи.

Глава 17. Голосование

Всю ночь не сомкнула глаз и лишь под утро, уставший разум взял верх. Ждала Сару, которая так и не появилась. Отец разбудил, тормоша за плечо. Похоже, остальные попытки оказались напрасными. Села на кровати, потирая глаза, сонная, помятая и совершенно неготовая к голосованию ни морально, ни физически.

- Ты не видел Сару? – с надеждой в голосе спросила она.

- Нет, родная. Думал, она всегда с тобой.

- Она не пришла на помощь вчера. Я чувствую, что с ней что-то не так, – печаль отразилась на юном, уставшем личике.

- Вы связаны. Вставай, найдём её до голосования. У нас мало времени.

Она поразилась тому, как серьёзно он говорил, ведь ему никогда не нравилась зверушка. Подстегиваемая неизвестностью, быстро собралась, и они отправились на поиски.

- Попробуй сосредоточиться и подумать о ней. Связь должна сработать.

Зажмурилась и стала думать о своём саратоге, начиная с того момента, как вылечила когда-то. Спустя какое-то время в сознании щёлкнуло, и её потянуло в направлении главного здания. Они проверили его целиком, но не обнаружили зверя. Осматривая последний подвал, поникла духом. «Ну, где же ты? Покажись!» Как вдруг уловила еле заметный шорох у массивной стены с цепями.

- Пап. Кажется она там. За стеной!

Они вместе стали проверять камни, нажимая на них, но и это не сработало. Ариша не унималась. «Я отыщу тебя любой ценой!» Заточенный зверь был так крепко связан с ней, что казалось, словно она сама заперта в тёмном, страшном месте, лишённом воздуха, и скорей всего ранена. С самого утра левая рука хозяйки ужасно болела. В отчаянии стала дергать за цепи, одна из которых поддалась, и с громким грохотом ниша в стене отворилась. Там лежала Сара, жалобно прижав антенки к макушке, передняя лапа проткнута чем-то острым. Мгновенно ее исцелила, почувствовав на руке, как уходит боль. Животное на слабых ногах выбралось на свежий воздух и оправилось, вспомнив о голоде. Её трясло от злости, сила агрессивно передвигалась по периметру, окружая кровавым кругом. Отец хотел дотронуться, но руку отбросило, на пальцах остался ожог.

- Дака. Какая сука! Я считала её другом, а она оказалась тварью!

- Успокойся! Не время и не место, Ари! Мы поймаем её! Сейчас ты должна задуматься над речью, – сила ослабла, энергия стала алой. Ариша удивлённо посмотрела на отца. – Не смотри на меня так. Если ты хочешь рискнуть, я с тобой. Всё равно ты, так или иначе, найдёшь опасность. Тогда пусть лучше тебя охраняют, как королеву.

По пути к озеру присоединился Зир, который привёл с собой ещё двоих болельщиков. Вика обняла и расцеловала в щёки.

- Собираешься править без нас, принцесса? – Ариша расхохоталась и крепко обняла подругу в ответ.

Серый же просто кивнул, показывая, что ему также не безразлично. Она вдруг поняла, что счастлива и несказанно рада их появлению, настроение улучшилось. Возле озера возвышалась деревянная сцена, покрытая расписными, шёлковыми коврами. «И когда они успели всё это?». Множество существ собралось подле. Как говорится: «Даже яблоку негде упасть». Рядом появился Барс и провёл к сцене, где с самого утра занял вакантные места. «Ну, хоть кто-то об этом позаботился». У неё задрожали колени, в горле пересохло. Придётся выйти на сцену и произнести речь перед тысячами существ. Попытаться склонить на свою сторону. Зир сжал ей руку. «Ты сможешь. Тебе не нужно готовиться. Они полюбят тебя в любом случае. Также как полюбил я». Легче от этого почему-то не стало. Затем отец взял под руку и повёл. «Скажи им правду. Не лги. Они это почувствуют». «Спасибо, что ты со мной, пап». «Я всегда буду с тобой». Трясло словно от лихорадки, но слова отца немного успокоили, придали уверенности.

И вот она уже стояла там под взорами целой толпы, переговаривающихся между собой существ, ощущая себя абсолютно голой. Рядом занял место Нарут, сдержанно кивнув. «Спасибо, что спасла мне жизнь. Для меня честь стоять рядом с тобой!» Слёзы навернулись на глаза от гордости за саму себя. Он быстро оправился после нападения, но лицо всё ещё было мертвенно-бледным. С другой стороны присоединились ещё двое «старо-землян». Один из них был древний, но широкоплечий и стойкий. «Генерал Разар», - пояснял Нарут. Второй, полный и низкий, лысеющий, на лицо мерзкий. «Летописец Майс». Четыре кандидата из многочисленного населения планеты. Кто-то из них встанет у руля. От него будет зависеть будущее существ. Она не знала тех двоих. Да и знать не хотела. Ясно было только одно – править должен кто-то из них двоих, о чем мысленно молила высшие силы вселенной.

Над головой раздался оглушительный хлопок. Ариша машинально закрыла уши руками. Толпа затихла, заворожённая чем-то, находящимсянаверху. Посмотрела туда и увидела двоих стариков, парящих в воздухе. Их окружало яркое, мощное поле, отличавшееся только по цвету. Впрочем, такое же поле окружало и её саму с недавнего времени. Это было признаком многочисленных даров и могущества, потому как была на множество тысяч лет младше. Отец Нарута парил ближе к ним. Он смерил сына ехидным взглядом. «Если бы за бессердечность награждали. Этот был бы богаче всех остальных», - подумала невольно. Старик заговорил, и его голос эхом разнесся в пространстве.

- Добро пожаловать, на голосование! Сегодня из представленных кандидатов будет выбран единственный, неоспоримый правитель Ориона! Большая ответственность ляжет на его плечи! Избирать будем мы - старейшины, правившие планетой тысячи лет! Каждый подвергнется испытанию разума. Этим даром владеет мой дорогой друг Вармус, – указал жестом на другого старика, парящего слева, окружённого оранжевой, жгучей аурой.

Она и понятия не имела, что это за испытание. Да это было и не важно. Необъяснимая злость клокотала внутри, окрашивая ауру в кровавый цвет. Некоторые существа из первых рядов зашептались об этом. Неожиданно даже для себя самой сделала шаг, и теперь внимание было устремлено на неё. Сила наполнила изнутри, прогоняя прочь слабость и страх. Уверенный, звонкий голос зазвучал в пространстве.

- Существа планеты Орион и люди! Неужели вы позволите дряхлым старикам делать за вас выбор? Они правили тысячи лет, не вмешиваясь ни в одну из войн! Не помогая ничем! Быть может, их и в живых бы не было, если бы оказались хоть немного смелее! Выбирать правителя должен народ! Вам жить под его началом! Не им! Они выберут того, кем смогут управлять! И тогда ничего не изменится!

В этот момент Сара запрыгнула на сцену и, скалясь, заняла место рядом с хозяйкой. Когда Ариша говорила, облик дрожал и менялся. Она становилась Кадай, а Сара вдвое крупней и чёрной, как ночь. Толпа удивлённо ахнула. Лица любимых и друзей застыли и вытянулись. Вика открыла рот. Старейшина Вармус, не медля, послал в нее огненную волну, которая разбилась об мерцающую, кровавую ауру. Она развела руки в стороны и поднялась вверх с небывалой легкостью. Толпа взревела аплодируя. Махнула рукой. Раздался хлопок, и старики исчезли.

- Я отправила их туда, где им место! Гора «Молчания и мудрости» когда-то была домом старейшин! В те времена, когда планетой правила королева! – сияла и блистала, энергия заражала остальных чувством гордости, возбуждала.

Собравшиеся скандировали её имя, слёзы покатились по прекрасному, юному, но мудрому лицу. Она осторожно опустилась на сцену. Нарут подошёл ближе и медленно преклонил колено, поравнявшись лицом.

- Покажи им. Пусть знают, кого выбирают.

Развернулась, Сара прижалась к ноге. Руки светились всего мгновение, а затем из них вырвались алые лучи, покрывшие каждого светом. Показала каждому, кто такая, прошлую жизнь, которую отдала за них без колебаний, время правления и то, каким был Орион. И ещё кое-что. В прошлый раз упустила это, и только сейчас поняла, почему ненавидела старейшин. Именно они свергли её тогда, натравив других существ на планету. Они развязали долгую войну, погубив миллионы жизней, ради того, чтобы править потом всем вместе. «Нечему удивляться, учитывая, какой была при жизни Халипа. Она едва не погубила моих друзей». Существа вставали на колени, но головы не опускали, с благоговением и любовью глядя на свою королеву. Та боль и потеря исчезла давным-давно, но передалась по крови от предков. Многие плакали, благодаря за возвращение.

- Если вы выберете меня вновь, я больше не допущу того, что случилось многие века назад! Я обещаю заботиться о вас! Сделать счастливым каждого без исключения! – но они уже были счастливы, и она ощущала это мощнейшим приливом силы, которую больше не смогла сдерживать и выплеснула наружу.

Искры: алые, сияющие, ослепляющие поднялись высоко в небо и раскрылись веером в подобие праздничного салюта. Обезумевшие от счастья, они поспешили к ней, качали на руках, несмотря на протесты Сары, метавшейся по сцене и оценивавшей риски. Всю ночь до утра пели и плясали, поднимая бокалы за королеву, которая восстановила справедливость, заняв законное место.

Эпилог

Ариша бежала по извилистым коридорам своего дома, запыхаясь и тяжело дыша. Это должно было случиться на пару недель позднее, и она была морально не подготовлена. Из тёплой постели выдернуло ощущение чего-то ужасного, а ведь она никогда не ошибалась. Три дня назад Зир и Серый, ставшие в одночасье закадычными друзьями, отправились охотиться на Жардов. И это было очень плохо, потому что именно сейчас, как никогда раньше, была необходима поддержка. Но таковой являлась старая, добрая традиция - глава семьи должен убить Жарда до рождения первенца. Им было огромное существо с клыками в двадцать рядов. Так, как Зир по части традиций редкий зануда, женщины не смогли сопротивляться поездке. Она ворвалась в комнату, где от схваток мучилась лучшая подруга. Зажгла факел, осветив пространство, и мысленно позвала служанок, которые спустя мгновение уже суетились вокруг. Вика кричала так громко, что дрожали стены. События происходили как в тумане, мозг отказывался работать, тормозя процесс. Служанки подготовили всё необходимое и уговаривали Вику следовать указаниям, но та не унималась, боль затуманивала рассудок. Она лишь кричала и звала Серого. Ариша присела рядом и взяла за руку, которую та машинально сжала.

- Успокойся, подруга. Послушай их и всё будет хорошо! Я рядом! Серый охотится на Жарда, помнишь?

- К черту это! Я хочу…

- Знаю, но рожать нужно сейчас! Малыш не станет ждать! - Вика заторможено закивала, как кукла.

Служанки вновь захлопотали, и дело начало продвигаться.

***

Он неспешно следовал за другом, предвкушая битву с чудовищем и гордость в глазах жены. События последних лет оказались более насыщенными, чем война и козни злопыхателей. Сначала Ариша стала королевой. Им всем это было долгое время не привычно, ведь в присутствии других она была «Ваше Величество». Вместе с появлением королевы в жизнь населения вернулось и приветствие королевских особ, которое заключалось в низком поклоне с прижатым кулаком к груди. Проникнувшись обычаями другой расы, жить стало проще. В неформальной обстановке Ариша по-прежнему оставалась их Ари: веселой, общительной, очаровательной. Но что-то ещё в ней появилось. Долго не мог понять, что именно, а потом заметил – стала мудрей и величественней, с легкостью правила целой планетой, трудясь допоздна, принимая несчетное количество посетителей за день, и каждого со своими просьбами и пожеланиями. Одним из первых упразднённых законов был возврат интересного обычая «Лавнав». У «старо-землян» это было чем-то наподобие свадьбы. Двое влюблённых шли к озеру в долине Тибард и в свете полуденного солнца погружались в прохладные воды, держась за руки. Над ними читались священные письмена, а потом ныряли под воду, задерживая дыхание. Ариша и Зир были первыми на протяжении тысячелетий, кто вновь скрепил себя узами чудесного обычая. У кромки озера в тот день собрались тысячи, но главные гости стояли в первом ряду: Мессия с супругой, Фарагор, Барс, люди с Земли. Серый прекрасно помнил тот день, именно тогда подумал, что они будут следующими, и крепко сжал её руку. Орион гулял недели, отмечая драгоценный союз королевы. А вскоре она забеременела, и только Зир мог слышать ребёнка, говорившего в животе. Через некоторое время обычай свершили и они с Викой. Он совсем отдалился от реальности, вспоминая красивое лицо жены, развивающиеся волосы, украшенные цветами, прохладную воду переливающегося озера. Это был лучший день в его жизни. Хотя нет, лучшим оказался тот, когда сообщила, что ждёт ребёнка. Он прыгал и кричал от счастья, поднимал её на руки и кружил. Отец так и не смог перебраться на Орион, и Серый уважал его решение. Да и потом Никита со Шведом часто гостили у них. Он давно чувствовал себя здесь своим, даже несмотря на то, что они с Викой были единственными людьми на планете, не считая Ариши. «Старо-земляне» приняли их практически сразу, а, узнав лучше, полюбили.

Забеременев, Ариша решила, что нуждается в помощи, и организовала совет, лично избрав приближённых особ. В него вошли: Зир, он, Вика, Нарут, Сильва и Барс. И лишь поведение Фарагора омрачало жизнь королеве. С тех пор, как Дака пустилась в бега, он места себе не находил, пропадал месяцами. Многие подозревали, что ему известно местонахождение беглянки, но закрывали глаза. Она уже не злилась на неё, но та пыталась убить своего и ранила зверя. «Убийцам здесь не место!», - строго отрезала как-то попытку деда склонить к помилованию. Вернись Дака назад, ей пришлось бы понести наказание. Видимо, поэтому она этого делать не собиралась.

Хрустнула ветка, звук вернул в реальность. Друг пропал из вида, став невидимым. «Удобно. Хотя убить тварь должен я. Он пошёл за компанию». Впереди в непроглядной тьме возвышалась небольшая горка, несколько метров высотой. Так вот, у неё вдруг загорелись глазки прямо посередине, и обычная горка с оглушительным грохотом расправила спину. Существо было каменным, очертания резкими, огромные лапы ступили на землю, и та задрожала под ногами. Оно оскалило пасть, начинённую множеством острых, длинных, чёрных зубов и заревело так, что поднялся ураганный ветер. Серый приготовился к атаке. Оно побежало, сотрясая землю, клацая челюстями, и в прыжке придавило. Он выставил клинок и проткнул ему горло насквозь, но оно всё ещё пыталось дотянуться и разорвать на куски. В этот момент подоспел Зир и помог освободиться. Серый ранен острыми зубами чудища, но доволен собой. Однако его посетило неприятное чувство, и он обеспокоено посмотрел на друга.

- Кажется, что-то не так. Нужно возвращаться домой! Срочно! –развернулся и зашагал, придерживая раненое плечо. Друг остановил.

- Перевяжем и в путь!

***

Ариша металась по комнате. Жуткий, необъяснимый страх проникал в сердце, теряла самообладание. Времени на сон не было. Да и как спать, когда нужна подруге. Схватки длились несколько часов, усталость брала верх. Вспомнила, как сама проходила через это. В любом другом случае могла бы унять боль, призвав силы, но тогда это не сработало. Вскоре боль сменилась безграничным счастьем. Муж был рядом, а она держала на руках дитя – человеческое, крохотное, кукольное, с чёрными взъерошенными волосиками на головке и красными глазками. Долгие месяцы гадала, каким родится малыш, ведь его отец был другой расы, и это могло осложнить роды. Но всё прошло на отлично, а главное быстро. Не случай Вик, и потому она так сильно переживала. В какой-то момент почувствовала, как сердцебиение подруги замедляется. Быстро подбежала к кровати, чёрный туман сгустился вокруг. Служанки непонимающе переводили взгляды. Из тумана выплывали сумрачные фигуры, протягивающие костлявые, мертвые руки к ней и животу. В горле застрял крик ужаса. «Она умирает! Господи! Этого не может быть!» Ариша сосредоточилась на силе и направила алые лучи, отгоняя туман. «Не сейчас! Не так! Ты нужна мне!» До конца не осознавая, что делает, положила руку на живот и согрела теплом алого света. Вторую положила на сердце. Она кричала вместе с ней во всю глотку и пронзала целительными лучами до тех пор, пока та не пришла в себя. Спустя двадцать минут Вика родила здоровую девочку, которую приняла лучшая подруга и завернула в кулёк. Она положила дитя измотанной матери на грудь. Усталая улыбка осветила ту ночь. И Ариша бледная как смерть, тяжело вздохнула и отключилась.

Разбудил поцелуй любимого мужа. Перед глазами расплывалось, и как только картинка восстановилась, увидела обеспокоенное лицо и нервную улыбку. Сбоку промялась под весом кровать, и холодный нос стал замораживать раскрытую ладонь. Потрепала по холке Сару, которая довольно заурчала в ответ.

- Что произошло, родная? Я так испугался! Ты была в отключке целые сутки! И я даже не смог затянуть тебя в грёзы! Думал, это повторяется, – помрачнел и опустил глаза.

- Я же обещала, что буду твоей навсегда, – голос оказался тихим, что не соответствовало ожиданию, тело ослабло. – Не думала, что её роды для меня окажутся сложнее собственных. – Он тихонько хохотнул и погладил по щеке. – Как она?

- В порядке. И девочка тоже. Серый ещё даже не спал, баюкал малышку.

Она рассказала о чёрном тумане и, что ей пришлось сделать. Оливковая кожа побледнела.

- Так значит, она умирала? Ты уверена, что поступила правильно? Могут быть последствия.

- Не думаю. По крайней мере, ещё никто не жаловался. – осторожно приподнялась на кровати и страстно поцеловала супруга, затаившего дыхание и замычавшего от наслаждения.

- Я так соскучился, – промурлыкал он, распаляясь.

- Я тоже, любимый.

Он хотел остановить, переживая за шаткое и слабое состояние, но она притянула крепче. Сила пульсировала, забирая последствия применения дара и наполняя энергией. Аура стала ярко-бардовой, насыщенной. Поцелуи жарче, агрессивнее. Они задыхались от страсти. Ариша зазвучала у него в голове. «Сейчас. Я не желаю ждать». Он сосредоточился и изменился, превратившись в человеческого мужчину. Набросился, покрывая поцелуями нежное тело, лаская и будоража супругу, которую любил больше самой жизни. Она так сильно возбудилась, что сила стала выплескиваться с неимоверной быстротой, окутывая и взрываясь над головой. Затем долго лежали в обнимку. Она вдыхала его аромат, который последние дни приходилось выуживать из подушки. Чувство было столь громадным и бесконечным, что не могла прожить без него ни дня.

Позже, набравшись сил, отправилась навестить подругу. Зир и Серый пытались успокоить младенца, но тот истерично кричал, требуя маминого внимания, которая в это время проходила необходимые, целебные процедуры. Ариша подошла и взяла кулёк на руки, маленькая красавица с розовыми пухлыми щёчками, светлыми волосиками и небесного цвета глазками, протянула ручки и заулыбалась.

- Как ты это делаешь? – весело спросил Серый. – Мы уже полчаса мучаемся.

- Просто мы уже знакомы, правда, милая? – девочка прижалась, как к родной. – Как вы её назовёте?

- Вика хочет назвать в честь прабабки - Эстель.

- Ну, здравствуй, Эстель. Добро пожаловать в наш мир, – пропела на одном дыхании и поцеловала малышку.

Зир нежно обнял за плечи, любуясь ребёнком. «Помнишь, наш сыночек был таким же маленьким». Приятные воспоминания всплыли в памяти, но ей было немного жаль, что он уже никогда не станет маленьким ангелочком. «За ними будущее, любимый. А мы постараемся сделать его светлым».

Ариша тихо поднималась по золотой, винтовой лестнице дворца после долгого плодотворного дня, незаметно ставшего ночью. Его построили в кратчайшие сроки. Место выбрали вместе. Оно располагалось недалеко от озера. Там же многие века назад стоял когда-то её прежний дом. Нынешний же был ещё величественнее и богаче. Она знала, что любимый давным-давно мирно спит в постели и не торопилась. Сара, как и всегда, сновала рядом, ненавязчиво сопровождая хозяйку. Ариша решила заглянуть в комнату к сыну, перед тем как самой отправиться отдохнуть. Он всегда безумно по ней скучал. Времени катастрофически не хватало. Оно убегало, как вода. Дверь была приоткрыта, и она увидела свою мать, мирно спящую в кресле, на руках у нее дремал Терей. Вот таким именем они его нарекли. У «старо-землян» оно имело значение - «царь». Мила так сильно любила внука, что не хотела покидать Орион, каждый раз улетая со слезами на глазах. И он обожал её в ответ. Ариша умилялась картине, которая запомнится навсегда, как и его появление на свет, как и то, что в его глазах каждый день видит знакомую до боли душу: древнюю и справедливую. Фира во всем была права и лишь одну допустила ошибку - Ариша помнила всё, что когда-либо с ней произошло и каждое слово, сказанное прабабкой. У неё не возникало, нет, и никогда не будет сомнений, что сын станет отличным правителем, даже лучше, чем она. Восхищалась им, гордилась каждым малозначительным достижением, хоть иногда и приходилось туго. Мальчишка выглядел на три года и имел ряд особенностей. Несмотря на то, что родился в человеческом обличии, легко мог менять его на другое, причём без долгой, нудной трансформации. Уже в малом возрасте мог прыгать на несколько метров в высоту, и был невероятно силён. Потому, стоило закапризничать, она с трудом подавляла истерики, и только при помощи силы. А ведь это было только начало. Кто знает, какие дары обретёт, став совершеннолетним. Мила открыла глаза и посмотрела на неё. «Он только что уснул. Боюсь разбудить». Ариша улыбнулась и кивнула. Тихонько подошла, осторожно взяла сына на руки и положила в кровать, заботливо укрыв одеялом. Затем вышла на балкон в темноту ночи. Мила последовала за ней.

Вдохнула прохладный воздух, щекотавший ноздри, голова очистилась от ненужных мыслей. Сама планета питала энергией, поддерживала, а она заботилась о ней и обитателях. Мила нарушила приятную тишину.

- Как дела в государстве?

- Отлично. Сейчас всё так, как и должно было быть всегда.

- Тогда почему ты недовольна?

- Отец запретил помочь с мертвяками. Я могла бы исцелить этих людей. Они живут в кошмаре наяву. - Мила глубоко вздохнула.

- Уверена, он передумает. А тебе нужно немного отдохнуть. Как насчёт отпуска?

Ариша погрузилась в себя и не ответила. Сара, появившаяся на краю балкона, вывалила огромный, алый язык и громко запыхтела. Мила оставила королеву наедине с владениями и отправилась в свои покои. А она ещё долго оглядывала земли, которые не хотела и не стремилась покидать. Чувство теплоты и неги разливалось в груди, согревало сердце. Гора, покрытая густой зеленью, и уходившая высотой далеко за облака, стала проявлять очертания в сиянии звёзд. Озеро блестело водной гладью и манило в добродушные объятия. Скоро взойдёт палящее солнце, и оно окрасится миллиардами красок. Вдалеке послышался вой одинокого животного. Она наслаждалась всем этим, понимая, как сильно повезло оказаться здесь. «Я нашла своё место. Свой дом. Здесь живет, умрёт и останется на веки моя душа!»

Конец.

0
97
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1

Другие публикации