Омск-Владимир

Автор:
Анастасия Толкачева
Омск-Владимир
Аннотация:
Книга содержит нецензурные выражения и резкие высказывания в сторону традиционных ценностей. Беречь детей, агрессивных мужчин, беременных женщин и религиозных людей от написанного. Авторка не имела целью оскорбить чьи-то чувства или унизить кого-то. Имена героев выдуманы, все совпадения случайны.
Текст:

ОМСК-ВЛАДИМИР

СОДЕРЖАНИЕ

Часть I

Выезд из Омска

Часть II

Непрерывный суицид

Часть III

Водородный генератор

Часть IV

Точка бифуркации

Часть V

«Спиногрыз»

Часть VI

Индиану Джоунс

Часть VII

Пермский трип

Часть VIII

Два Василия

Часть IX

Вроде на месте

Часть X

3,141здец

Часть XI

Мыш

Часть I

Выезд из Омска

Могли потерять контроль над ситуацией. Никогда ничего не шло по плану. Мы привыкли, принимали за должное.

Неоправданные ожидания часто ведут к разочарованиям, апатии и депрессии как болезни. Но к сатане стабильность, правильное питание, зарядку по утрам, крышу над головой, это скучно.

Матильда заглохла прям на железнодорожных путях. В таких случаях надо принимать экстренные меры, как указанно в ПДД: эвакуировать единственного пассажира, затем посылать людей в одну и другую сторону по путям где-то на триста метров, чтоб те остановили возможный поезд взмахом красного флажка.

Флажков нет. И знака аварийной остановки, и домкрата, и комплекта ключей, и дома, и денег. И посылать некого. Зажигание не реагировало. Позади гнилой автовазовской Матильды образовалась маленькая пробка, машин из десяти.

— Поезда вроде нет, посиди немного, — сказала я Андрею, потянула за рычаг, открывающий капот и вылезла из Матильды. Мой единственный пассажир не отреагировал, вероятно, не услышал, запускал десятиэтажные непристойности в адрес безмолвного ВАЗа.

Ничего не смыслю в автомобилях, лишь размыто, теоретически представляю жестяные внутренности и систему их работы, так что завести неизвестно почему заглохшее намертво авто было для меня чем-то из серии вырезать аппендикс человеку при помощи включенного обучающего ролика на Ютубе, впервые взяв хирургический нож. Иди ко мне, Матильда, разбираться будем.

Положение жалко. Вообще, идея ехать из Омска во Владимир на своем авто изначально казалась провальной, но я почему-то поехала, главное, что не крышей. Другое дело отправься мы в путешествие на чем-то не отечественном и помоложе, но точно не на девяносто девятой, коей уже семнадцать лет от роду. В рамках российского автопрома такой возраст можно считать глубокой старостью. Я представила себе приближающийся товарняк и сделала первое, что пришло в голову — подкачала бензин, вытащила свечи, протерла их масляной тряпкой, вкрутила на место. После процедуры корыто дрогнуло, подхватив зажигание, и заурчало. Вновь в пути.

Поездка для меня означала неприкаянность и хаос снаружи, внутри, непознаваемость бытия, необъяснимость всего вокруг, бессмысленность любого человеческого действия и бытия всякого естества. Путешествие расставило все точки над «ё» и галочки над «й», проявив на себе, как на лакмусовой бумажке, страсть ко всем проявлениям жизни, любовь ко всем чёртовым мелочам, вплоть до стирки нижнего белья и смены колёс автомобиля, стоя по колено в болоте. Меня свела судьба с двумя людьми, которые всей своей сущностью иллюстрировали мировой хаос, двигаемый Большой Вселенской Любовью. По существу я не понимала ни черта ни в чём.

— После такого надо бы закурить, — протянул сигарету мне Андрей, и, увидев перечеркнутый белый дорожный знак, воскликнул, — ура! Омск кончился!

— Да уж, — усмехнулась я, — запомню его, этот Омск, навсегда. Омск - во мне, он в груди, по самую глотку. Не так важно, счастливые или грустные чувства приходят извне, важно то, как сильно тебя торкнуло. Хоровод, помнишь? Когда ребята из какого-то колледжа, в дикие минус сорок с копейками, нашли дохлого сбитого кота, воткнули задними лапами в сугроб, раскрасили зелёнкой и нацепили на свернутую шею гирлянду, а потом водили хороводы с песней о ёлочке, и снимали веселье на видео? А Омское метро?

— Мда, — кивнул Андрей, — его, между прочим, уже двадцать лет строят, но поставили только одну станцию, то есть вход и выход. Никто из омичей не знает, куда уходят деньги, выделяющиеся на строительство. Хотя, наверняка знают, но предпочитают помалкивать. Зато почти в центре города есть единственный цивильный переход - спуск в метро. Видимо, заранее решили, что достраивать не будут, и переделали станцию в подземный переход. Воруют, цсуки. Надо расстреливать. Своровал из бюджета - и всё - демонстративная казнь. Как в Северной Корее - из зенитки.

— Жестоко. Я б отправляла коррупционеров дороги в Сибири прокладывать. Не убивала никого, достаточно стерилизовать, чтоб не плодились - и в Сибирь на всю жизнь. К слову о дорогах. По моим расчетам мы сегодня должны добраться до Тюмени, это шестьсот двадцать пять километров, и восемь с половиной часов пути. Практически посередине есть Абатское. То самое, о котором писал Антон Палыч в записках «Из Сибири». Кстати, мало чего поменялось в Сибири с той поры, разве что теперь не лошади, а машины. Думаю, в Абатском и пообедаем.

— Согласен. Доберёмся за пять суток до Владимира?

— Если машина не встанет, не начнётся цунами, извержение или ещё чего, за четверо с половиной. От Тюмени поедем до Перми, там шестьсот километров. Навигатор показал, что на дорогу уйдёт около девяти часов. Наверное, движение там более плотное, чем на этой трассе. Из Перми тронемся в Казань. Также около шестисот километров. Думаю, в город заезжать не стоит, попробуем объездную дорогу. Не особо горю желанием общаться с мусульманами. Близ Казани заночуем, а потом направимся к Владимиру, сделав остановку в Дзержинске. Итого от Омска до Владимира выходит где-то две тысячи шестьсот километров.

— Отлично, — ответил Андрей, — кстати, казахи тоже мусульмане ведь, но они какие-то адекватные, терпимые, короче, джихады не устраивают, спокойненько так своему божку молятся и всё.

— Согласна, дружише. Омские казахи не шибко религиозны, гостеприимны, но настолько гостеприимны, что отказ поужинать вместе с ними воспринимается с обидой. Ну что мне тогда оставалось? Я спешила домой, к тому же настоящий аппетит у меня бывает только у себя в квартире, пусть и съёмной. Может, помнишь, я давала уроки по истории казашке, приезжая в другой конец города два раза в неделю. Её мама пригасила отведать запеченной картошки, я вежливо отказалась, и пришлось быстро попрощаться и ретироваться, потому, что мама казашки вначале пыталась заставить есть насильственными методами, а затем, смирившись, невероятно помрачнела и перестала со мной разговаривать. Я вообще терпеть не переношу, когда приходишь к человеку в дом и заставляют обедать. А если не хочу? Что за медвежья услуга вообще? Какой умник придумал это: «пока не съешь всё, из-за стола не выйдешь»?

— Ну, таковы люди, – пожал плечами Андрей, - и это не только казахи. Приди в гости практически к любой бабульке, она к стулу привяжет, вставит тебе в рот воронку и зальёт огромную тарелку борща. Так, а сколько потратим на бензин?

— Открой бардачок, там мой блокнот, в котором все расчёты. Я брала средний расход на сотню. У Матильды это четырнадцать литров. Проедем двадцать шесть сотен километров, и средняя стоимость бензина тридцать семь рублей.

— Да, получается, что тринадцать с половиной тысяч.

— Прибавь расходы на отель и еду. Это около шести тысяч. Вообще, нисколько не экономим, поехав на машине. Вымотаемся, плюс уложимся в двадцатку, если - если! - гроб на колёсиках не заглохнет с концами. Билеты на поезд вместе с провизией обошлись бы в двадцать две тысячи.

— Можно было бы поехать и на поезде, но куда машину? Уже три месяца Матильду никто покупать не хочет, и как тогда переправить во Владимир? Почтой России? Зуб даю, пришел бы один гнилой салон без колёс и движка, и то через полгода.

— Цена Матильде тридцать - сорок тысяч, не больше. А продать мы её пытались за шестьдесят. Поэтому и не брали. Помрёт по дороге - хрен с ней. Сдадим в утиль и на поезде поедем. Пока есть деньги.

— Да, повезло. В прошлый раз ехали в Питер с пятью тысячами в кармане.

— Деньги решают многое. И сможешь ли выпить молока, и сможешь ли снять квартиру, будет ли у тебя адекватная одежда, получится ли купить дом, построить гараж и просиживать там с машиной, чтоб сделать из неё конфетку. Без денег не погуляешь с друзьями, не сделаешь марш-бросок по барам, не скушаешь мороженое в жару. И по мне, так деньги нужно вкладывать. В здоровье, благополучие близких, в дело. А то накопишь тысяч двести, да умрёшь. Трать. Покупай себе Марсы - Сникерсы, книги, шмотки и всё, что душе угодно, что хоть чуточку сможет поднять настроение.

— Как же тогда накопить на дом?

— Я к тому, что не стоит лишать себя чего-то, если деньги позволяют это приобрести. А копить на дом? Хах! Тебе просто придётся придумывать способ, как зарабатывать денег больше в несколько раз. С них и откладывать. А-ля предпринимательское мышление.

— Смотри, — указал Андрей в окно, — какая плоская местность. Она расстилается по всей Омской области.

Мы выехали на участок дороги, где недавно прошёл дождь. Солнечные лучи безжалостно ослепляли водителей, отражаясь от всех поверхностей. Лучи падали в вихри пыли, клубящиеся в салоне машины. Тряпочный салон ненасытно скапливает пыль. Казалось, что могу без устали вести автомобиль километров так тысячу, слушать музыку из хриплых динамиков, болтать с Андреем, курить и пить Пепси. А когда доедем до Тюмени и снимем номер, по телу разольётся приятная усталость вкупе с удовлетворённостью от поездки. Купим пива, примем душ и крепко уснём.

0
31
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1