ОДИН КОНТИНЕНТ

Автор:
Евгения Мэйз
ОДИН КОНТИНЕНТ
Аннотация:
Мы одни на этом чертовом материке! Вокруг меня мертвые города, ночью бродят опасные существа. Днем не легче - живые трупы и хищники похуже - люди!
Я осталась наедине с человеком, что презирает меня, и которого мне стоит бояться больше всех остальных. Я не верю, что он предназначен мне судьбой. Я обязана спастись, несмотря на то, что мира больше не существует.(с) Алекс
Все не так плохо. Алекс, она ошибается.(с) Джейк
Текст:

*** Глава 1 ***

Когда-то нас было очень много. Люди жили на последних трех, нет, даже четырех этажах, комнаты и квартиры которых были забиты под завязку. Одно время мы даже переживали за то, где будем размещать новых выживших, но больше всего людей волновало другое: что мы будем есть? Вода и еда быстро заканчивались, степень опасности не уменьшалась, зараженных становилось все больше, спасшихся все меньше.

Но в этом никто открыто не признавался.

Тогда мы еще не умели добывать себе пищу, обшаривая полки магазинов, словно это в порядке вещей, как будто так можно, не боясь за то, что кто-то схватит нас за руку, обвинит в краже или в мародерстве. Мы привыкли приобретать, ждать, когда нам пробьют чеки и отдадут покупки, вручив пакеты прямо в руки, пожелав при этом удачного дня.

Мы нуждались в помощи и отчаянно верили в то, что нас спасут, ждали президента, военных, армию спасения, Господа Бога и даже русских. О нас не вспомнили ни через неделю, ни через месяц, ни через полгода.

***

Я бросила полупустой рюкзак в угол лестничной клетки, наклонила голову, потянувшись ухом сначала к одному, а потом к другому плечу.

Вроде не сижу в офисе, постоянно на ногах, в движении, но мышцы шеи и затылка затекли, точно они и не заняты у меня никогда.

Красное пятно рюкзака напоминает о себе, маячит перед глазами, требует взять себя в руки.

Этот горб - это полупустое напоминание, молчаливое предупреждение о том, что произойдет этим вечером. В течение всего дня, он бил меня по пояснице, говорил о том, что в нем еще полным-полно места и вот теперь он лежит, сдувшись, словно и нет в нем ничего.

Так и есть.

Львиную долю места в нем занимают шахматы, в своем деревянном футляре, по совместительству являющимся полем для битв; затем идут разнообразные упаковки с батарейками, на дне, едва слышно шуршат батончики с химическим вкусом сахара и яблока, порционный пакетик каши быстрого приготовления, витамины и несколько упаковок растворимого кофе, без сливок и без сахара. Все остальное сплошь и рядом безделица, нужные, но не крайне необходимые вещи, которыми я набила сумку, лишь бы только не возвращаться с пустыми руками - средства по уходу, блокноты, карандаши, очередной антисептик, полоски лейкопластыря.

Скромный улов. Каши и сладости - это мой ужин на сегодня.

Я отвожу от него взгляд, смотрю на дверь квартиры, прислушиваясь к тому, что творится за ней.

Тихо.

Неужели я первая? Возможно ли то, что сегодня мне удастся избежать нотаций и укоризненных взглядов, не ощутить чувство вины и собственную никчемность?

Радость моя не длится долго, становится неспокойно.

Я бросаю взгляд на часы, затем оборачиваюсь к окну, глядя в сторону горизонта, на дома за которыми прячется заходящее солнце. Я свешиваюсь с подоконника, в надежде увидеть внизу хоть кого-нибудь из своих и тут же жалею об этом.

- Черт!

Это Джейк. Он, как всегда не в духе, раздражен и чем-то недоволен.

Уж лучше бы на его месте были Анна или Билли! Их я рада видеть всегда. Они милые, куда более спокойные и доброжелательные.

Мужчина привычно морщится, замерев, но взгляда не отводит, уставившись на меня своими светлыми глазами.

Я тоже застываю, разглядываю его, их, не в силах отвести взгляда. Они у него интересные, такие необычные, никогда не видела такой красивой, четкой и правильной радужки, словно кто-то взял и наложил друг на друга несколько снежинок, уронив их при этом в голубые воды двух миниатюрных озер.

- Я бы хотел попасть домой, - цедит он сквозь зубы, - если ты не возражаешь.

Я выругалась про себя, прокляв собственную медлительность. Что на меня нашло? Отчего я вдруг засмотрелась на него? Я отпрянула, оттолкнулась от оконной рамы и поспешила уйти в сторону, ощущая легкий приступ паники. Быстре! Я должна опередить его!

- Алекс! - донеслось мне вслед, ударилось в спину. - Ты…

Входная дверь за мной закрылась, чтобы он не сказал после, этого я уже не услышу. Надо поторопиться.

Я дохожу до кухни, опуская рюкзак на стул. Мне бы тут же ринуться разгружать его, по-быстрому разбросав его скудное содержимое по ящикам и шкафчикам, спрятаться в своей комнате.

- Я безнадежна!

Я возвращаюсь в коридор, быстро сбрасывая с ног кроссовки. Меня уже никто не будет ругать за грязную обувь, песок и следы ног на дорогих коврах, тем не менее я не могу избавиться от этой привычки. Так и жду, что в спину врежется гневный окрик мамы: “Алекс! Разувайся! Химчистки ныне недешевы!”

- Рад, что ты наконец поняла это.

Джейк оказывается рядом, закрывая за собою дверь. Моя очередь замирать и морщиться от досады. Я беру себя в руки. Главное - не останавливаться, не слушать, не реагировать.

- О! - губы не слушаются меня, выдают то о чем я даже не думала: - Ты рад. Это достаточно редкое явление.

Я хамка и нарываюсь на неприятности, но в присутствии этого парня, всегда ощущаю себя дико напряженной. Джейк переводит взгляд на мои губы, задержавшись на них ненадолго, в следующее мгновение он смотрит на обувную полку, куда я только что сунула свои кроссовки.

- Сегодня наверняка произойдет что-то из ряда вон выходящее!

Я не жду, не хочу знать, что он станет делать дальше, возвращаюсь на кухню, к своему позору - полупустому наплечному мешку. Берусь за застежку молнии и понимаю, что вот он апофеоз моего напряжения - я не хочу этого делать.

- Тебе виднее.

Мне бы минуту! Всего лишь минуту вдали от него! этого было бы вполне достаточно. Я так надеялась на то, что он пойдет к себе или быть может уйдет на крышу, где он так любит околачиваться по вечерам.

Напрасно.

Я выставляю на стол содержимое рюкзака, стараясь не смотреть в его сторону. Уверена, что не увижу там ничего нового, лишь повод для расстройства.

- Скоро зима.

- По моим наблюдениям осень, - проговорила я старательно ровным голосом.

Я раскрыла второе отделение, точно помню, что бросала туда биодобавки и несколько маленьких баночек с искусственными джемами. И еще кое-что. Я уверена, что загрузила их в этот отдел, перед этим освободив от картонных упаковок и никому не нужных инструкций, с батарейками я так поступать не стала. Они были одни из последних и я понадеялась… Впрочем, это уже неважно о чем я подумала в те минуты.

- Нам нужно топливо.

Джейк раскрыл доску, высыпая находящиеся в ней фигуры на стол. Несколько из них упало на пол, закатилось куда-то под ноги. Мужчина, как ни в чем не бывало, уселся на стул, расставляя оставшиеся миниатюры по светлым и черным квадратам, в одному ему известном порядке. Он делал это не спеша, с некой ленцой.

Я хочу научиться играть, делать гамбит и говорить это финальное “шах и мат!”.

Думала просить Билла дать мне несколько уроков. Одним из вечеров он рассказал историю, из которой стало понятно, что он знает правила и умеет играть. Рассказ был очень похож на сюжет какого-то фильма - уж больно складно все было в нем.

Они скоро вернутся, поужинают и тогда, я приступлю к уговорам.

Я подбираю фигурки с пола, желая, чтобы парень с невыносимым характером продолжил уже наконец говорить и поскорее закончил с этой пыткой.

Это произойдет рано или поздно. Надо потерпеть. Убегать от этого момента теперь поздно.

Хотелось бы, чтобы это случилось в какой-нибудь другой раз, не сегодня. Однако, реальность такова - Джейк достанет меня, куда бы я не пошла. Ведь он видел меня, знает, что я не сплю и не занята общением с друзьями.

Так что лучше сейчас, чтобы потом не мучиться, не расстраивать Анну и не отсиживаться в комнате, чтобы погасить, намечающуюся ссору.

***

Мы научились обшаривать магазины, бить витрины и стекла автомобилей, вскрывать дверные замки и багажники машин. Нам стало все равно на деньги, золото, украшения, на дорогие машины, предметы искусства, выставленные в теперь никому ненужных галереях и музеях.

Мы выживали.

Нам всегда нужна была еда, вода, топливо, оружие, лекарства, особенно антибиотики, бинты, пластыри и антисептики. Мы оказались не готовы к жизни без электричества, но еще больше к отсутствию интернета, к кладовой знаний, к которой мы могли обратиться в любую минуту.

Как хорошо было в тех аптеках, где все лежало по своим местам, по подписанным полкам и ящикам. Там, где не успели побывать другие люди, куда не ворвались существа и не разнесли все к чертовой матери, путая, ломая, разбивая.

Мы знали совсем немного: хвори и недуги наших родственников или то, чем болели мы сами. Проблема в том, что среди нас теперь было мало тех кто страдал от изжоги, мучился животом или от сахарного диабета, бессонницы и мигрени.

Мы сгребали все подряд, радуясь упаковкам с инструкциями по применению. Если таких не было, таблетки можно было смело выбрасывать. Я так и делала - бросала их в плетеную корзину из-под белья, закрывала крышку и забывала.

Я обещала себе, что обязательно найду справочник фармацевта и рассортирую эту разноцветную кучу таблеток, разобравшись в том, что они лечат и отчего избавляют.

Для этого мне необходимо дойти до публичной библиотеки. Ближайшие три оказались на другом конце острова. Мне понадобится пересечь мосты, очень быстро преодолеть уже незнакомые для меня кварталы и улицы, найти нужную мне книгу, а затем вернуться обратно.

Обещаю себе, но выполнить это слово не тороплюсь. Пока еще терпимо. Мне незачем соваться так далеко.

***

- Газ, бензин, сухое горючее, спирт, свечи, спички.

Он поднял пакетик с кашей, потряс ею и с пренебрежением бросил обратно. Я подобрала его и теперь уже взглянула на мужчину за столом.

Во мне начала разгораться злость. Как бы ни был плох мой улов, но есть я его не заставляю!

Джейк же, как ни в чем не бывало, словно не замечая моего настроения, продолжил говорить, расставляя по полю резные фигурки королей, ферзей и пешек.

- Батарейки и лампы для фонариков.

Я положила перед ним пачку батареек и сделала это очень аккуратно. В отличие от него, что швырял передо мной пакеты с кашей словно они та еще мерзость.

- Нам нужна нормальная еда, а не вот это, - он кивнул в сторону пакета с кашей.

- Знаешь, а ты не ешь то, что приношу я.

Я убрала всё в один из ящиков, затем принялась укладывать назад книги, блокноты и упаковки с карандашами.

- Это ведь такое просто решение.

Говорю, а сама понимаю, что краснею. Так каждый раз. Каждый раз он тычет меня в одно и тоже дерьмо, заставляет чувствовать себя виноватой и никчемной.

- Причем здесь это?

- Притом, что я не объедаю тебя, чтобы ты разговаривал со мной в таком тоне.

Слабый аргумент и я это прекрасно понимаю. За все надо платить - за безопасность, кров, воду, тепло, за возможность проснуться живым и здоровым.

Подхватив рюкзак, я уже собираюсь уходить, но перед этим запускаю руку в боковой карман. Что-то продолжает тихо греметь. Я забыла о них, но знала, что они не могли потеряться.

- Скоро осень, - говорю я старательно спокойно, протягивая ему полупрозрачную банку с поливитаминами. - В твоем случае зима. Пропей курс, возможно, тебе полегчает и ты станешь добрее.

Я не дождалась, когда он заберет ее из моих рук, просто отпустила пластиковый флакон, не беспокоясь за то, что тот сейчас упадет на пол и загремит так, что нас будут слышать в нижнем Ист-Сайде. Наверное, я знала, чувствовала, что он поймает. Так и получилось. Грохота так и не прозвучало.

- Долго ты протянешь зимой на своих игрушках и книжках? - донеслось мне вслед.

Мне показалось, что я услышала в его голосе улыбку, но оборачиваться и проверять так ли это на самом деле я не стала, прошла к себе в комнату и очень тихо закрыла за собой дверь.

Она слегка слегка поскрипывает под моим весом. Все закончилось весьма безобидно. Джейк не стал преследовать меня, мы не перешли на крик, он не стал бросаться обвинениями, я не расплакалась, послав его к чертовой матери.

- Недолго, - говорю я перед собой, в прохладный сумрак комнаты, - но можно подумать, ты никогда не приходишь с пустыми руками.

0
62
08:09
Я дошла до кухни и бросила рюкзак на стул. Мне бы тут же ринуться разгружать его, по-быстрому разбросав все по ящикам и шкафчикам, и уйти к себе в комнату, но нет! — Я безнадежна! — проговорила я себе под нос. Я вернулась в коридор, быстро сбрасывая с ног кроссовки. Я не могу перебороть себя в этом.

Я положила перед ним пачку батареек. Я сделала это очень аккуратно. Я знаю, чего он добивается, чтобы я начала злиться.

Три предложения подряд начинаются с местоимения — желательно перестроить. И вообще не многовато ли у вас местоимений?
Правильно ли я поняла, что это начало крупного произведения?
04:33
+1
Доброе утро. Поправила текст. Спасибо, что обратили на это внимание. Не первый раз переделываю первые главы, но никак не могла понять в чем дело, почему звучит так тяжело. Буду признательна, если выскажетесь о произведенных изменениях smile
18:30
Начало интересное! Думаю, что герой — вампир? Ждем продолжения.
04:34
+1
Простите, что отвечаю так поздно. Залила главу на сайт, но и не надеялась, что кто-то прочтет ее. Главный герой действительно вампир и эта книга уже дописана, тихо и мирно корректируется.
Загрузка...
Илья Лопатин №1

Другие публикации

Скрипка
Silla Marine 5 часов назад 1
Ну всё!
Несмеяна 8 часов назад 7
Мечтатели
Renata 8 часов назад 0