ОДИН КОНТИНЕНТ

Автор:
Евгения Мэйз
ОДИН КОНТИНЕНТ
Аннотация:
Мы одни на этом чертовом материке! Вокруг меня мертвые города, ночью бродят опасные существа, днем не легче - живые трупы и хищники похуже - люди! Я осталась одна в компании человека, что презирает меня, и которого мне стоит бояться больше всех остальных. Я не могу сдаться! Я не верю, что он тот, кто предназначен мне судьбой! Я должна спастись, несмотря на то, что мира больше не существует! (с) Алекс

Все не так плохо.Алекс, она ошибается.(с)Джейк
Текст:

*** Глава 1 ***

Раньше нас было очень много.

Люди жили на последних трех этажах, все комнаты и квартиры которых были забиты под завязку. Одно время мы даже переживали за то, где будем устраивать новых выживших, но больше всего людей волновало другое: что мы будем есть? Едаков ведь прибавилось.

Но в этом никто открыто не признавался.

Вода и еда быстро заканчивались. Тогда мы еще не умели добывать себе пищу, обшаривая полки магазинов. Мы привыкли приобретать, ждать, когда нам пробьют чеки и отдадут покупки, вручив пакеты прямо в руки, пожелав при этом удачного дня.

Мы нуждались помощи и отчаянно верили в то, что нас спасут. Мы ждали президента, военных, армию спасения, Господа Бога и даже русских. О нас не вспомнили ни через неделю, ни через месяц, два или три.

Прошло уже полгода, как мы предоставлены сами себе. Нас никто не спасет.

***

Я бросила полупустой рюкзак в угол лестничной площадки. Наклонила голову, потянувшись ухом сначала к одному, а потом к другому плечу.

Я не сижу в офисе, я постоянно на ногах, в движении. Но мышцы шеи и затылка все равно трещат, как будто они и не заняты у меня никогда.

Я посмотрела на красное пятно рюкзака. Он так мне надоел за весь день! Этот горб - это полупустое напоминание, молчаливое предупреждение о том, что произойдет этим вечером. Видавший куда лучшие времена рюкзак громко приземлился на пол, загремел шахматными фигурами в сложенной деревянной доске, разнообразными батарейками, неслышно прошуршал батончиками с химическим вкусом сахара и яблока, порционным пакетом каши быстрого приготовления и несколькими пакетиками быстрорастворимого кофе, без сливок и без сахара. Все остальное было безделицей, которой я набила сумку, лишь бы только не возвращаться полупустой.

Не густо. Но это мой ужин на сегодня.

Я посмотрела на рюкзак, а потом на дверь, прислушиваясь к тому, что творится за ней. Вроде тихо. Неужели я первая? Неужели мне удастся избежать нотаций и укоризненных взглядов?

Радость была недолгой.

Мной тотчас же овладело беспокойство. Я посмотрела на часы, затем на солнце. Я вновь выглянула в окно, в надежде увидеть кого-нибудь из своих, и тут же пожалела об этом.

- Черт!

Это был Джейк. Уж лучше бы это была Анна или Билли. Мужчина привычно поморщился, замер, но взгляда не отвел, уставившись на меня.

Я, встретившись с его глазами, тоже замерла. Они у него интересные, такие необычные, никогда не видела такой красивой и четкой радужки. Словно несколько снежинок друг на дружку наложили, перед этим уронив их в голубое озеро.

- Я бы хотел попасть домой, - процедил он сквозь зубы, - если ты не возражаешь.

Я выругалась про себя, проклиная собственную медлительность. Что на меня нашло? Отчего я вдруг засмотрелась на него? Я отпрянула, оттолкнулась от оконной рамы и поспешила уйти в сторону, ощущая легкий приступ паники.

- Алекс! Ты...

Донеслось мне вслед. Входная дверь за мной закрылась, чтобы он не сказал мне после, этого я уже не услышу.

Надо поторопиться.

Я дошла до кухни и бросила рюкзак на стул. Мне бы тут же ринуться разгружать его, по-быстрому разбросав все по ящикам и шкафчикам, и уйти к себе в комнату, но нет!

- Я безнадежна! - проговорила я себе под нос.

Я вернулась в коридор, быстро сбрасывая с ног кроссовки. Я не могу перебороть себя в этом.

Меня уже никто не будет ругать за грязную обувь, песок и следы на дорогих коврах, но тем не менее я не в силах избавиться от этой привычки. Так и жду, что в спину врежется гневный окрик мамы: “Алекс! Разувайся!”

- Рад, что ты наконец поняла это.

Джейк открыл дверь, останавливаясь рядом со мной. Теперь моя очередь замирать и морщиться от досады, что я и сделала, но быстро взяла себя в руки.

- О! Ты рад, в кои-то веки!

Я выпрямилась, повернувшись к нему, и заставила себя улыбнуться. Джейк перевел взгляд на мои губы, задержавшись на них ненадолго, в следующее мгновение он смотрел на мою обувную полку, куда я только что сунула свои кроссовки. Я не стала ждать, что он будет делать дальше, пошла на кухню, стараясь при этом не спешить.

- Сегодня наверняка произойдет что-то из ряда вон выходящее!

- Тебе виднее, - ударилось мне в затылок.

Зря старалась. Он шел следом за мной.

“Мне бы минуту! Всего лишь минуту вдали от него!”

Я так надеялась на то, что он пойдет к себе или быть может уйдет на крышу, где он так любит околачиваться по вечерам.

Напрасно.

Я выгрузила на стол содержимое рюкзака, стараясь не смотреть в его сторону. Уверена, что не увижу там ничего нового.

- Скоро зима.

- По моим наблюдениям осень, - проговорила я старательно ровным голосом.

Я раскрыла второе отделение, точно помню, что бросала туда биодобавки и несколько маленьких баночек с искусственными джемами. И еще кое-что. Я уверена, что загрузила их в этот отдел, перед этим освободив от картонных упаковок и никому не нужных инструкций.

- Нам нужно топливо.

Джейк раскрыл доску, высыпая находящиеся в ней фигуры на стол. Несколько из них упало на пол, закатилось куда-то под ноги. Мужчина, как ни в чем не бывало, уселся на стул, расставляя оставшиеся миниатюры по светлым и черным квадратам, в одному ему известном порядке. Он делал это не спеша, с некой ленцой.

Я хотела научиться играть, думала просить об этом Билла. Одним из вечеров он рассказал историю, из которой стало понятно, что он умеет играть. История была очень похожа на сюжет какого-то фильма - уж больно складно все в ней было.

Я хочу, чтобы он объяснил мне правила. Я хочу научиться делать гамбит.

Я наклонилась, принявшись подбирать фигурки с пола, желая, чтобы он продолжил говорить и поскорее закончил. Это произойдет рано или поздно. Я бы предпочла, чтобы это случилось в какой-нибудь другой раз, но не сегодня. Однако, реальность такова - он достанет меня, куда бы я не пошла. Так что лучше сейчас, чтобы потом не мучиться.

***

Мы научились обшаривать магазины, бить витрины и стекла автомобилей, вскрывать дверные замки и багажники машин. Нам было все равно на деньги, золото, украшения, на дорогие машины, брошенные на дорогах, на предметы искусства, выставленные в теперь никому ненужных галереях и музеях.

Мы выживали.

Нам всегда нужна была еда, вода, топливо, оружие, лекарства, особенно антибиотики, бинты, антисептик. Мы оказались не готовы к жизни без электричества, но еще больше показало нам нашу беспомощность - отсутствие интернета.

Как хорошо было в тех аптеках, где все лежало по своим местам, по подписанным полкам и ящикам. Там, где не успели побывать другие люди, куда не ворвались существа и не разнесли все к чертовой матери, путая, ломая, разбивая.

Мы знали совсем немного: хвори и недуги наших родственников или то, чем болели мы сами. Проблема в том, что среди нас теперь было мало тех кто страдал от изжоги или переедания, мучился животом или от сахарного диабета, бессонницы и мигрени.

Мы сгребали все подряд, не забывая про инструкции по применению. Если таких не было, таблетки можно было смело выбрасывать. Я бросала их в плетеную корзину из-под белья, закрывала крышку и забывала.

Я обещала себе, что обязательно найду справочник фармацевта и рассортирую эту разноцветную кучу пилюль и таблеток, пойму что нужно и для чего.

Для этого мне необходимо дойти до публичной библиотеки, ближайшие три оказались на другом конце острова. Мне понадобится пересечь мосты, очень быстро преодолеть уже незнакомые мне кварталы и улицы, найти нужную мне книгу, а затем вернуться обратно.

Все не так плохо пока. Терпимо. Мне незачем соваться так далеко.

***

- Газ, бензин, сухое горючее, спирт, свечи, спички.

Он поднял пакетик с кашей, потряс ею и с пренебрежением бросил обратно. Я подобрала его и теперь уже взглянула на мужчину за столом. Во мне начала разгораться злость. Джейк же, как ни в чем не бывало, продолжал расставлять резные фигурки королей и ферзей, а затем принялся за аккуратные пешки.

- Батарейки и лампы для фонариков.

Я положила перед ним пачку батареек. Я сделала это очень аккуратно. Я знаю, чего он добивается, чтобы я начала злиться. У него почти получилось вывести меня из себя. Почти. Потому что я все понимаю. Еще несколько часов и орать можно будет только шепотом.

- Нам нужна нормальная еда, а не это вот, - он кивнул в сторону пакета с кашей.

- Знаешь, а ты не ешь то, что приношу я.

Я убрала каши, протеиновые батончики и растворимый кофе в один из ящиков, затем принялась укладывать назад книги и журналы.

- Это ведь такое просто решение.

Я почувствовала, что краснею. Так каждый раз. Каждый раз он тычет меня в одно и тоже дерьмо, в то что я самое слабое звено этой чудесной ячейки.

- Причем здесь это?

- Притом, что я не объедаю тебя, чтобы ты...

Я не стала продолжать и подхватила со стола рюкзак, но перед этим сунула руку в боковой карман. Что-то продолжало тихо греметь в нем и я знала, что они не могли потеряться. Нашлись! Я вытащила оттуда небольшую полупрозрачную банку с гремящими в ней поливитаминами и протянула ему.

- Скоро осень. В твоем случае зима. Пропей курс, возможно, тебе полегчает и ты станешь добрее.

Я не дождалась, когда он заберет ее из моих рук, просто отпустила пластиковый флакон, не беспокоясь за то, что тот сейчас упадет на пол и загремит так, что нас будут слышать в нижнем Ист-Сайде. Он поймал. Грохота не было.

- Долго ли ты протянешь зимой на своих игрушках и книжках? - донеслось мне вслед.

Я закрыла дверь, оперевшись на нее ненадолго. Если он заведет старую пластинку и начнет читать мне нотации, тонкая фанера станет едва ли серьезным препятствием, чтобы удержать звук совсем не тихого голоса мужчины. Рюкзак практически бесшумно приземлился на пол, но я уже не смотрела на него, мой взгляд был прикован к окну с развевающимися занавесками.

- Недолго, - проговорила я перед собой, тут же отталкиваясь от двери, - но можно подумать, ты никогда не приходишь с пустыми руками.

0
18
08:09
Я дошла до кухни и бросила рюкзак на стул. Мне бы тут же ринуться разгружать его, по-быстрому разбросав все по ящикам и шкафчикам, и уйти к себе в комнату, но нет! — Я безнадежна! — проговорила я себе под нос. Я вернулась в коридор, быстро сбрасывая с ног кроссовки. Я не могу перебороть себя в этом.

Я положила перед ним пачку батареек. Я сделала это очень аккуратно. Я знаю, чего он добивается, чтобы я начала злиться.

Три предложения подряд начинаются с местоимения — желательно перестроить. И вообще не многовато ли у вас местоимений?
Правильно ли я поняла, что это начало крупного произведения?
Загрузка...
Дарья Сорокина №1