Жажда дождя. Глава 1. Жара. Томление.

Автор:
Елена Глущенко
Жажда дождя. Глава 1. Жара. Томление.
Текст:

1998 год – написание, июнь – 05 июля 2018 –

набор текста и окончательная редакция.

(Все совпадения сюжета и персонажей – случайность)

Глава 1. Жара. Томление.

Девушка лежала на разложенном диване, тяжело дыша. Невыносимая жара не спадала уже целую неделю. Кроваво-красный ртутный столбик термометра днём подымался выше тридцати градусов, а ночью не опускался ниже двадцати трёх. Сейчас было ещё утро. Большая стрелка часов находилась в районе десятой и одиннадцатой цифр, а маленькая вообще затерялась среди многочисленных делений. Солнце уже успело раскалить асфальт до неприятного запаха. К камням нельзя было притронуться. Об утренней росе сохранилось только смутное воспоминание. Листья вяло свисали с веток в горячем безветрии, пожухлая трава стелилась по земле. Лишь тончайшая паутинка с осевшей на ней пылью чуть реагировала на вялые передвижения воздушных масс.

Квёлые потные прохожие, еле бредущие куда-то, казались самоубийцами, чьи последние минуты отсчитывало мерное тиканье часов. Яркий свет, низвергающийся с небес, слепил, отражаясь от белого подоконника. Воздух, горячий и неподвижный, казалось, был непригоден для дыхания, и сердце лежащей на диване девушки дрожало от недостатка кислорода. Даже беспокойные мысли не действовали на Алису так пагубно, как эта жара. В вазе торчала совсем засохшая ветка мимозы и роняла порыжевшую пыльцу, покрывая пушистым слоем полированную поверхность стола.

Тревожный взгляд девушки скользил по всем предметам в комнате. Зелёный ковёр, устилающий пол, чтобы было мягко и тепло ступать ногам, книжный шкаф из светлого орехового дерева, где на полках за стеклом стояло сотни две книг, картины, светлые стены с тусклым рисунком обоев, белый потолок с чуть подвижными тенями ветвей у окна, тёплое мохнатое покрывало на диване… Здесь не было ничего, что хотели найти её блуждающие глаза. Того, что бы соответствовало чувствам, что могло бы успокоить растревоженную душу, унять пыл сердца. Нигде не было ответа на простой вопрос: что делать?

Ещё неделю назад было спокойно, и прошлое казалось ушедшим навсегда. Но одна мимолётная встреча вновь перевернула всё с ног на голову, породив массу отчаянных тревог. И как три года назад Алиса снова мечтала о том, чтобы быть вместе с тем, теперь, - как и тогда, - таким недоступным мужчиной.

Она вспоминала недавний звонок, который неделю назад, а может, ещё вчера, испортил бы настроение, - но только не сегодня. Сейчас он оказался глотком свежести, какой не могла подарить природа. Из телефонной трубки прозвучал грустный голос её парня, сообщающий об отмене их запланированного свидания по какой-то бытовой причине. Таким образом, Алиса была оставлена наедине со своими мыслями, где этот невыносимо-жаркий июнь был третьим лишним. Самая близкая подруга Маша должна была зайти только после обеда. Поэтому оставалась масса времени для бездельничанья в этой вязкой липкой истоме.

У Алисы сейчас не было сил бороться с желаниями, что увлекали в воспоминания, вроде забытые года два назад… или всего месяц. Память вспышками вырывала из небытия моменты вечеров, отрывки фраз, взгляды, жесты, постепенно вырисовывая образы людей, восстанавливая события, чётко, до мелочей, проявляя уже ставшую туманной внешность мужчины.

Девушка вспоминала их знакомство. Ей тогда было всего шестнадцать: волосы острижены под каре, рост чуть ниже, взгляд – детский и наивный, совсем не такой, как у сверстниц. То был какой-то большой праздник, и всю семью Алисы пригласили в гости друзья родителей, где организовался прямо-таки настоящий приём.

Гостей пришло очень много. Девушка мало кого там знала. Но это было неважно, поскольку в большинстве своём то были семейные пары возраста её родителей или старше самой Алисы лет на восемь-десять. Было и несколько детей не старше двенадцати лет. Она пошла с родителями просто потому, что с детства знала и любила эту семейную пару, организовавшую праздник. Их дом был всегда уютным, а сами хозяева - весёлыми и компанейскими.

Все уселись за длинным столом в гостиной, и начался банкет.

Сейчас девушка помнила лишь общее впечатление от окружающих её в тот вечер людей. Все шумели, что-то рассказывали; дети поели и ушли играть в другую комнату. В праздничном застольном гомоне Алиса была почти совсем молчаливым наблюдателем, изредка подкидывавшем реплики, ради шутки. Подспудно она искала среди незнакомых лиц кого-то, с кем можно было бы завязать диалог или хоть перемигиваться, прикалываясь … да хоть вон над той тёткой, что идиотски хихикала от любого слова хозяина дома.

И тут её взгляд привлёк мужчина, сидевший напротив. Рядом с ним стоял пустой стул. Алису удивило, что она до сих пор не обратила внимания на его солнечно-рыжие кудрявые волосы и строгий костюм молочного цвета. На вид мужчине было около тридцати. Хоть он и сидел, было понятно, что он среднего роста, плечи неширокие, но довольно крепкие. А белоснежный воротничок рубашки, поддерживаемый чёрным галстуком, подчёркивал мощную и в то же время нежную шею. Взгляд темно-карих глаз излучал спокойствие. Мужчина участвовал в разговорах не особо активно, тоже больше наблюдал, иногда смеялся, от чего небольшой симпатичный нос слегка морщился. Широкая улыбка, оголявшая белоснежные зубы, заметно притягивала женские взгляды, загорающиеся волшебным светом тайных желаний.

- Вот картину новую приобрёл! – вдруг как-то резко и громко сказал хозяин дома. – Люблю природу!

Все гости обернулись на обновку. На холсте ветер шевелил колосья пшеницы в поле, где паслись три гнедые лошади – две кобылицы, и явно довольный ржущий конь, встающий на дыбы.

- Знатный жеребец! – прокомментировал кто-то из гостей. – Эдакого красавца ты явно по зубам выбирал!

- И по пышной гриве тоже! – сквозь общий смех выкрикнул хозяин.

Алиса почему-то вновь посмотрела на того рыжего мужчину. Он хохотал, оголяя белые зубы и раздувая ноздри. Женщины, глядя на него просто млели, а девушку почему-то немного бросило в жар. Она постаралась побороть своё смущение. А чуть позднее, среди продолжающихся разговоров и милых шуток взгляды Алисы и этого мужчины вдруг встретились. И между ними как-то сам собой завязался светский диалог. Звали этого гостя Александром.

- Просто Саша, – отрекомендовался он.

Девушка что-то сказала о картине, собеседник поддержал тему о живописи в общем. Потом стал рассказывать, что успел немного попутешествовать и побывал в очень красивых местах, видел самые знаменитые картины.

- Если б ты тоже туда поехала, получила бы очень много впечатлений.

Только мужчина это сказал, к нему сзади подошла высокая стройная женщина с длинными, окрашенными в белый цвет волосами и привычным жестом обняла его за шею, что-то шепнула на ухо и, весело рассмеявшись, села рядом. Саша как-то украдкой взглянул на Алису. И девушка заметила в его глазах некую неприятную неловкость. Мужчине, наверно, пришлось бы представить юной собеседнице жену, но Алису окликнула мама, ввязав в разговор с другими людьми.

Прошло около получаса, когда девушка, поднимая бокал с апельсиновым соком, вспомнила о своём собеседнике. Однако, ни Саши, ни его жены за столом не было. Некоторые другие гости тоже разбрелись по квартире, а хозяйка отрыла окно, чтобы не было так душно. И чтобы не простыть на сквозняке, но всё же освежиться, Алиса решила выйти на балкон в другую комнату.

В коридоре было темно, и только из детской струился свет, напротив которой и была комната с балконом. Возле гостиной находилась ещё одна комнатка. Через чуть приоткрытую дверь оттуда выбивался тусклый свет, видимо, сквозь окно от уличных фонарей. Проходя мимо, Алиса услышала какие-то странные звуки, заглушаемые гомоном гостей. Это были вздохи, сопение, приглушенные возгласы, где слов, похоже, не было. Девушка очень осторожно и тихо заглянула в щель дверного проёма.

Увиденное привело её в оцепенение. На фоне звёздного неба у не зашторенного окна два силуэта мужчины и женщины сливались в один, извиваясь в объятьях друг друга. В полумраке можно было различить лишь очертания сильных мужских рук, что, казалось, до боли – и всё же нежно – ласкали извивающийся женский стан. Его губы жадно впивались в её тонкую длинную шею. Она запрокидывала назад голову, выгибая спину, и её длинные волосы, светящиеся в лунном сиянии, водопадом ниспадали почти до пола. Тонкие женские руки страстно обхватывали и гладили его плечи. Пальцы впивались в спину. Звуки сорванных поцелуев переходили в нетерпеливые и сдавленные стоны страсти, готовой перерасти в недопустимое тут….

Это дикое необузданное возбуждение передавалось Алисе, всё ещё наблюдавшей за этой невероятной сценой. Девушке стало запредельно жарко, дыхание усилилось, сердце колотилось где-то в горле. А когда пиджак мужчины упал на пол, девушка поняла, что может выдать себя. Она очень тихо поспешила в соседнюю комнату на балкон.

Там стоял Саша в дивном свете фонарей снизу и луны сверху. Алиса просто выскочила на балкон и остановилась, схватившись за перила, растерянно и взволнованно глядя на мужчину.

- Что случилось? – спросил тот. – Тебя напугали?

Девушка отрицательно покачала головой и, переводя дух, сказала:

- Там было очень душно, жарко, – и откинула голову, подставляя лицо ночному ветру.

- Надо было раньше сюда выйти. Вряд ли тебе так уж интересно было там сидеть, – тон его был чуть насмешливым. – Я вот минут двадцать уже тут.

Он вдруг подошёл к девушке почти вплотную. Алисе было некуда отступить. Она почувствовала какой-то напор со стороны мужчины, однако это оказалось приятно. Она смотрела на него удивлённо-помутневшим взглядом. Дыхание словно сдавило, а сердцебиение, казалось, до предела участились. Почувствовав её состояние, Саша довольно улыбнулся:

- Я знал, что ты придёшь, – сказал он, понизив голос. И посмотрел на небо, – Какие сегодня звёзды! Восхитительная ночь… - и глядя Алисе прямо в глаза, произнёс: – Ночь для влюблённых, правда?

Тут вдруг девушка почувствовала нежное прикосновение его рук на талии. И поскольку она не оттолкнула его, мужчина властным движением прижал её к себе. Она робко обняла его за плечи, и, утопая в бездонных глазах, ощутила на своих губах нежный поцелуй, от пылкости которого её глаза беспомощно закрылись….

Внезапный шум в комнате заставил их оторваться друг от друга. Ухватившись рукой за перила, Алиса быстро повернулась лицом к ветру, чтобы прохлада остудила этот сумасшедший пыл от первого в её жизни поцелуя. Саша заговорчески-серьёзно посмотрел на неё и приложил палец к губам:

- Тсс…

Алису возбуждала эта таинственность, и она кивнула, соглашаясь.

А на балкон, разрушая их маленький, едва созданный мир на двоих, с шумом и смехом вышли разгорячённые гости. Хозяйка включила лампу над дверями балкона. К Саше подошла его жена, а к Алисе – мама. К счастью, женщина не успела завести диалог с дочерью – её забрала подруга, увлекая рассказом о вазоне, цветущем здесь же в красивом горшке в углу.

Девушка уже взяла себя в руки и пыталась как-то переварить смысл происходящего. Человек, который минуту назад целовал её и так страстно сжимал в жарких объятьях, сейчас мило беседовал с другой женщиной. С ней же он сегодня ляжет в постель и… Мужчина уже отчуждённо мимоходом взглянул на Алису, продолжая о чём-то весело разговаривать с женой. Она уводила его за руку вглубь квартиры.

Даже сейчас, по прошествии трёх лет, девушка не смогла бы до конца пояснить всю суть тех противоречивых чувств, что испытала в тот момент. Почему именно тогда ей ещё сильнее захотелось близости с этим мужчиной, чем даже во время поцелуя? Почему не было злости к той другой, а было чувство стыда перед ней же? Словно Алису чуть не застали за каким-то постыдным занятием. И где взялись силы для самообладания?..

А в гостиной уже звучала приятная музыка, стол был сдвинут, освобождая место для танцев, освещение приглушено для создания более интимной обстановки. Алиса сразу же увидела, что Саша танцует со своей женой. И когда случайно уловила его взгляд, то поняла, что его глаза выражали какую-то… мольбу о пощаде. То ли он просил спасти его от жены, то ли не выдавать.

Тут девушку пригласил на танец какой-то мужчина в тёмно-сером костюме. Сам он был смуглый, крепкий, чернявый, с красивым лицом, лет тридцати семи. Странное чувство было у Алисы: она вроде раньше уже видела этого человека, причём немного в ином виде. И, казалось, знала его в более… интимных проявлениях. В той комнате с женщиной? «Возможно…» - она улыбнулась своей догадке.

Иногда Алисе на глаза попадалась грациозная пара: статный рыжий мужчина в светлом костюме и великолепная высокая блондинка с прекрасной гибкой фигурой. Девушке казалось, что именно эти изгибы она видела в сильных мужских руках, сейчас плотно лежавших на её собственных бёдрах.

Когда музыка закончилась, Алиса ещё раз пристально посмотрела на обоих предполагаемых фигурантов той сцены в тёмной комнате. «Да, это были именно эти двое» - эта мысль казалась очень убедительной. Первый порыв с целью восстановить справедливость, и эгоистично заполучить возможность для себя самой быть с Сашей обломался на корню. Поверил бы Саша теперь Алисе? Не принял бы это всё за поклёп малолетки с целью заполучить его? Угадывалось в этом человеке что-то…. Девушка не понимала, но чувствовала, что не должна ему ничего говорить. Конечно, в той комнате что-то происходило. И она видела мужчину и женщину. Именно этих. Действительно их? Можно ли верить тому, что видишь в сумерках? Алиса вспомнила новеллу Цвейга. И весь прежний запал резко схлынул сам собой. В свою догадку она верила почти на сто процентов… или хотела верить. Но не её это дело, ох, не её. Горько было за себя и обидно за Сашу. Правда, если только принять именно эту версию. А если там была не его жена? Фактов не было - такова была реальность.

Зазвучала другая мелодия, и Саша подошёл к Алисе. Танцуя с ним, девушка сперва избегала прямого взгляда и держалась на «пионерском расстоянии». Но в какой-то момент их взгляды пересеклись, и Саша по-доброму тихо засмеялся. Она улыбнулась, покраснев. Мужчина тут же прижал девушку к себе, от чего танец приобрёл немножко иной оттенок.

- Классная ты , – прошептал он.

От чего Алису снова бросило в жар, и она ощутила мелкую дрожь возбуждения во всём теле. Мужчина чувствовал её состояние, и это его не столько заводило, как развлекало. Однако он не мог себе позволить ничего лишнего. И не только из-за наличия жены и присутствия её здесь.

- Знаешь, как это называется? – снова почти шепотом произнёс он – Пойти на поводу своих желаний. Это было круто, но… Ты должна понимать… - он вздохнул. – Моя бы воля, я бы тебя прямо сейчас, здесь…

Девушка беспомощно простонала:

- Перестань…

Саша ухмыльнулся:

- Так я и не буду! …Я не имею права.

- Ну да… - с болью в голосе проговорила Алиса.

Наступила долгая тяжелая пауза. Девушка и хотела бы её нарушить, но подступивший комок слёз и отсутствие нужных слов перекрывали дыхание. В том же молчании они закончили танец. Мужчина улыбнулся и подмигнул напоследок:

- Ты очень классная!

…А дальше было всё просто. Никто больше ни словом, ни каким намёком не вспоминал того поцелуя на балконе. Было много дружеских разговоров и светских бесед в тот вечер. Так же, как и во все последующие праздники и другие дни, когда Алиса и Саша пересекались по воле случая. Со временем такие встречи стали редкостью. И вот уже год, как их не было: родители Алисы и та семейная пара дружили, но встречались в тесном кругу. Прежней осталась только любовь, которая в тот вечер родилась в юном девичьем сердце. И жила там по сей день.

И осенью, подбрасывая жёлтую листву ногами, и зимой, глядя на огромное огненное солнце над белой равниной поля, и весной, плетя венок из медовых одуванчиков, Алиса видела перед своим внутренним взором золотые кудри Саши, пышными непослушными прядями ниспадавшие на высокий лоб.

Сейчас девушка вновь думала о нём, как и прежде. Его черты угадывались в увядших ветках мимозы, в разводах пыли на столе, где жёлтая пыльца вырисовывала контуры любимых глаз и мягкие, казалось, давно забытые черты лица.

Алиса вспомнила, как часто представляла себе, что когда-нибудь снова будет так же, как в тот вечер. И как она не спала ночами, смакуя каждое мгновение всякой мимолётной встречи с ним. Все его недвусмысленные намёки при каждом их контакте, будоражащие воображение, заставляли томиться в страстном желании юное невинное создание. Саша прекрасно всё это видел и забавлялся таким образом. Конечно, он тоже хотел её, но… Девушка не понимала сути этой игры. Поэтому не осмеливалась ни на какие решительные поступки. Просто ждала. И надеялась.

Алиса очень хотела, чтобы развязкой всей этой истории послужил …развод Саши. Сначала мысль о подобном исходе событий казалась неправильной. Было непорядочно такого желать любимому человеку. Но в её случае логично. Хотя… Постигая жизнь, девушка всё больше верила в свои подозрения насчёт его жены и другого мужчины в той комнате. Конечно, озвучивать это всё она бы не стала ни при каких обстоятельствах и никому. Но в этом случае развод был бы даже справедлив. В конце концов, все люди немного эгоистичны. А влюблённые и подавно. Кроме того, Алиса не собиралась рушить их семью. Она хотела, чтобы всё само собой почему-то так произошло. Девушка часто представляла себе, что однажды, морозным утром или томным весенним вечером, а может в дождливый ноябрьский день, или в такой жаркий знойный полдень, хоть прямо сейчас, кто-нибудь сообщил бы так невзначай: «Кстати, Сашка развёлся». Но, к сожалению, это желание вряд ли было исполнимым.

Подруга Маша была всегда в курсе всех чаяний Алисы. Девушки дружили с самого детства и полностью доверяли друг другу. И, конечно же, была посвящена во все подробности истории с Сашей. Более того, Маша даже была с ним шапочно знакома – он работал вместе с её отцом. И если она с ним пересекалась, то подробно всё рассказывала Алисе.

Как-то, во время одной из прогулок, Алиса поделилась с Машей своими мыслями о желаемом разводе Саши. Потом грустно сказала:

- Но ведь ты же понимаешь, насколько это всё невыполнимо.

Маша вдруг мечтательно заулыбалась:

- Почему же? Это ведь жизнь, и в ней может быть всё, что угодно. Даже самые невероятные вещи иногда сбываются! – и восторженно продолжила: - Вот увидишь, будет именно так, как ты хочешь! Он разведётся, придет к тебе… Нет, не так! – девушка озорно прищурилась. – Ты будешь идти по улице и вдруг увидишь его. Он будет в том белом костюме, такой весь красивый! И будет идти тебе навстречу.

- А когда подойдёт, – мечтательно заговорила Алиса в тон рассказа подруги, – подхватит меня на руки и закружит…

Девушки переглянулись и прыснули от смеха. Потом Маша сказала:

- А ты, Алиска, конченый романтик!

***

Этот разговор состоялся примерно через год после того праздничного вечера знакомства с Сашей. А ещё спустя примерно месяцев восемь, Алиса познакомилась с Глебом – нынешним её парнем. Он был хорошим человеком, добрым, неглупым, чуть старше девушки, симпатичным и очень спокойным. От этого человека веяло стабильностью и надёжностью. Парень также был не лишён чувства юмора. С ним было просто, легко и весело.

Само их знакомство произошло зимой на какой-то выставке местных художников. Оказалось, что Глеб, как и Алиса, увлекается немного живописью. Так они стали уже вместе ходить на всякие культурные мероприятия в городе, посещать арт-кафе. Потом, по весне, когда совсем стало тепло, стали вместе ходить на этюды в парк, к реке, в лес. А когда, устав от своего увлечения, они сидели на зелёной пушистой траве у подножья величественного старого дуба, или под тенью тюля молодых берёзовых ветвей, Алиса любила вдыхать запах красок, которым была насквозь пропитана рубашка Глеба. Девушка склоняла голову на плечо парню, и её нос ласково касался его сильной шеи. Бархатистость его кожи и мужественность линий скул побуждали к движению её губы, тогда он чувствовал их мягкие сладостные прикосновения. Он отвечал страстным поцелуем. После чего девушка всегда с чуть деланным смущением отстранялась. Потом насмешливо улыбалась, тая во взгляде блеск страсти.

По вечерам влюблённая парочка бродила по городу, держась за руки. И звёздная бездна ночного неба влекла ввысь, подобно тому, как лазурь морских волн манит в свою пучину отблесками волн в лунном сиянии.

Как-то уже летом Алиса и Глеб поехали в лес за сезонными дарами природы. Утро было солнечное, но ещё нежаркое. Среди деревьев, в траве Глеб находил сыроежки всевозможных цветов, большие белые грибы. Алиса же больше бродила по кустам и ела спелую малину, что очень развлекало её парня. В тот день они оба почему-то были совсем немногословны. И только поглядывали друг на друга как-то очень загадочно. Словно ожидали чего-то и боялись спугнуть это нечто прекрасное, уготованное им свыше.

Над их головами тихо шумела листва лип, осин, берёз, где шебаршились звонкоголосые птички, ветер вплетал в ветви кудрявых крон белые ленты тополиного пуха. Нежные ветви орешника и высокие листья папоротника нежно ласкали идущих. Ковёр из мха делал шаги мягкими и неслышными. А впереди открывался необъятный простор, залитый солнцем.

Взявшись за руки, они поспешили вперёд. И переполняемые необъяснимой радостью, выбежали на огромный зелёный луг с травой в человеческий рост. Вокруг, сколько видел глаз, не было ни одного человека. Лишь где-то вдали на горизонте белели точками на бирюзово-изумрудном фоне леса сельские хаты. В безоблачном голубом небе носились стрижи и ласточки. Их пронзительные крики сливались с песнью ветра, шуршанием колосьев. Высокая трава манила к себе. И хотелось затеряться в её зелени, среди васильков и колокольчиков, закружиться под музыку цикад.

Алиса выпустила руку Глеба, загадочно улыбнулась и побежала по лугу, уронив корзинку. Через секунду на границе леса и луга лежали уже две корзинки и несколько выпавших грибов рядом.

Забежав в самую середину луга, девушка остановилась, и весело смеясь, обернулась к уже догнавшему её парню. Глеб обнял Алису, прижал к себе. Их поцелуи были горячими и страстными. Ласки пылкими и нежными. На траве была разбросана их одежда, среди колосьев развивалась ленточка, сорванная с девичьей косы…

Над лугом весело куролесил ветер, колыхал волнами сочную траву, в небе с восторженными криками носились птицы, терялись в бездонной синеве. А пение цикад звучало тысячами свирелей, играющих мелодию любви, перекликаясь с тончайшими перезвонами синих колокольчиков.

- Я люблю тебя, – шептала она в жаркой истоме.

- Я люблю тебя, – эхом вторил он.

И под звёздным небом города летними вечерами, и в лютую стужу зимним утром из холодной трубки телефона, и нежной весной у клумбы с подснежниками звучали эти слова. И каждое время года дарило свои любовные песни. Огромный прекрасный мир открывал объятия навстречу влюблённым, впуская в свои сокровенные тайны красоты и величия, даря тепло и свет бытия. Они словно поднимались на облаках мечты к далёкой звезде, именуемой Счастьем, и уже чуть касались её поверхности.

…А неделю назад случилась та встреча. И Алису вновь поманила своим волшебным таинственным светом иная, невообразимо дальняя звезда. В своей космической загадочности она казалась невероятно прекрасной, поэтому была непостижимо-влекущей.

Вспомнив ясные глаза Саши, что совсем недавно так страстно смотрели на неё, и, ощутив, как велико желание быть с этим мужчиной, Алиса почувствовала сильное внезапное щемление в груди и комок в горле. И от бессилия перед обстоятельствами и условностями, заплакала. Никакая жара была не в силах сейчас осушить эти слёзы.

+1
161
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Максим Суворов №2

Другие публикации