Мабон

  • Достойный внимания
Автор:
Е. Кинер
Мабон
Аннотация:
С конкурса "На краю лета"
Текст:

Золотые нити пока не коснулись зеленого бархата листвы, но еще немного и вокруг разгорится, заполыхает янтарем и багрянцем осень. Наступили дни Мабона, скоро колесо года свернет от лета к зиме, ночи станут длиннее, холод скует землю и полетят над снегами черные птицы…

Но сейчас небо такое чистое, а солнце греет так ласково, что не хотел бы Кевен думать ни о чем плохом, да не выходит. Всех остальных мальчишек из мастерской отпустили домой - поесть тыквенного пирога, выйти в лес за ягодами, а вечером, сидя у огня, послушать матушкины сказки.

У Кевена родители умерли. Но он давно утешился и не это мучило его сегодня. Уже несколько месяцев мальчика изводили боли в груди, а теперь с кашлем стала выплевываться кровь. Кевен знал о такой болезни, нелегкая работа в дубильне, тяжелые испарения от чанов, духота и голод убили многих. Теперь Кевен умирал точно так же, как и они. До начала зимы, поди, можно дотянуть, но до середины… Уже и сейчас сил совсем не осталось. Потому, не пошел он сегодня ни в деревню, ни на ярмарку, а остался сидеть на крыльце кожевенной мастерской, греться в лучах утреннего солнца и смотреть на далекий лес.

Со стороны деревни из-за холма показалось несколько силуэтов. Кевен не удивился, возле мастерской пролегала дорога в лес. Многие сегодня пойдут туда за орехами, травами, грибами. Будут низать рябиновые бусы, петь песни, жечь костры, славить Мать-землю и ее сына. Пара ребят с корзинами пронеслись мимо, а вслед за ними, брел старик в сером плаще, с длинной седой бородой. Мальчик втянул голову в плечи. Это же колдун! Хотя, чему удивляться? Именно сегодня лучший день для сбора магических трав.

Колдун шел тяжело, похоже сильно устал. Вдруг он остановился прямо напротив Кевена, пытаясь отдышаться. Оперся на посох и стал пристально разглядывать бледную кожу, нечесаные светлые патлы и грязную рубашонку мальчишки.

Под внимательным взглядом голубых глаз Кевену стало не по себе, и он поспешил убраться с крыльца внутрь мастерской. Промчавшись по лестнице на чердак, где обычно спали подмастерья, он осторожно выглянул наружу через маленькое оконце. Колдун не ушел, зато к нему вышел мастер Эрл. Они что-то обсуждали, а потом старик указал пальцем прямо на Кевена, голова которого торчала из смотрового окошечка. Тот быстро спрятался в рассыпанной для ночлега соломе, но было поздно, лестница уже скрипела под тяжелыми сапогами мастера.

- Выходи, малец! – раздался крик. – Колдуну нужна помощь. Походишь с ним по лесу, поищешь корешки, все равно толку от тебя нет!

Кевен выглянул из соломы, всем своим видом выражая страдание и несогласие, но Эрл на него и смотреть не стал. Мальчик вздохнул и грустно поплелся наружу.

Вскоре, они вместе с колдуном уже подходили к лесу. Оба молчали, Кевен опасался говорить, а старик, казалось вовсе забыл о нем и наслаждался погожим деньком. То внимательно осматривал какие-то кусты, то наклонялся над пучком голубых цветочков или соскребал в мешочек немного мха с дерева.

В лесу, вдали от палящего солнца, мальчик почувствовал себя лучше. Дышать стало легче, голова перестала кружиться. Роса сверкала на листьях огромных изумрудных папоротников, желтые бабочки кружились в солнечных лучах, пахло сырой землей, пела иволга и где-то стучал дятел.

Колдун показал Кевену какие корешки копать, как срезать травы и за работой вдруг разговорился.

- Ты ведь знаешь, что сегодня за праздник? Когда-то, в такой же день, у Модрон – Великой Матери Земли родился сын. Его назвали Мабон. Но не прошло и трех ночей, как ребенка украли и унесли в Потусторонний мир. Наверное, потому и кончается лето, Модрон каждые год вспоминает те дни, теряет силы и тени берут над ней верх…

- Потусторонний мир? Он умер? – перебил Кевен.

Колдун пожал плечами.

- Умирают ли Боги? Если и да, то не так как мы. Может он еще в заключении. Хотя, говорят, его освободили, но Матери не вернули. Это сейчас не важно, я просто хочу, чтобы ты знал, отовсюду есть выход…

Старик еще долго говорил о чем-то, но мальчик перестал слушать.

«Выход есть, как же… - мрачно думал он. Успокоить меня хочет? Заметил поди, как я кашляю? Не нужна мне его жалость!»

Погруженный в свои мысли Кевен копал алтей и папоротник, лабазник и лопух… Набрав даже больше, чем требовалось, он поднял глаза и увидел, что колдуна рядом нет. Мальчик не стал волноваться, решив, что тот увлекся и отошел подальше. Он немножко отдохнул, поел ягод. Но время шло и Кевен забеспокоился. В лесу быстро темнеет, а без колдуна дорогу домой не найти.

- Эй, - закричал он. – Где вы там?

Имени колдуна Кевен не знал, а спросить постеснялся. Он подхватил мешок с кореньями и двинулся через лес туда, куда, как ему казалось, ушел старик.

Медные проблески вечернего солнца спускались все ниже и ниже по стволам деревьев, пока не исчезли совсем. А Кевен так и не нашел ни колдуна, ни дороги. Он очень устал. В последнее время даже ходьба давалась с трудом, а сегодня он целый день провел на ногах. «Заночую тут, - решил он, - нужно только найти место поудобнее».

Он пошел вперед, хотя уже совсем стемнело и разглядеть хоть что-то стало почти невозможно. Вдруг вдалеке засверкали маленькие зеленые огоньки. Как стая светлячков они кружились над травой, но сияли гораздо ярче. «Блуждающие огни? - подумал мальчик, - не хватало еще угодить в топь». Но искорки выстроились в ряд и двинулись через поляну светящейся полосой.

Кевен двинулся за ними словно завороженный. Они то пропадали, то появлялись вновь, словно дразнили, уводили все дальше и дальше. Опомнился он уже на поляне, сплошь заросшей синими колокольчиками. В темноте цветы казались почти черными, ветер раскачивал их, накатывая одуряющими волнами аромата. Огни пропали, Кевен немного поискал их, но вдруг сзади кто-то тронул его за плечо. От неожиданности мальчик вздрогнул и грохнулся на траву. Обернувшись, он увидел перед собой девчонку в зеленом платье. Она засмеялась, да так, что сама чуть не свалилась рядом. На вид она была немного младше, рыжие кудряшки распущены, на голове венок из колокольчиков. Кевен поднялся и отряхнулся, сердито поглядывая на девочку.

- Чего ты тут делаешь? Ночью? – наконец спросил он.

Она снова захихикала.

- Известно, что. Пришла на праздник. А ты? Я тебя не знаю, - ответила девчонка, хитро улыбаясь и внимательно его оглядывая.

- А я тоже. На праздник пришел, - недовольно буркнул Кевен. – Нельзя что ли?

- Отчего же… Можно, раз сам хочешь. Приглашаю! – крикнула она и вдруг, резко развернувшись, помчалась через цветочное поле.

Кевен кинулся следом, но быстро бежать не мог и потому почти сразу же отстал. Вдали вновь блеснули огни, и мальчик пошел на свет.

Когда он подошел ближе оказалось, что в центре поля полыхает огромный костер, а вокруг расположилась целая толпа. Никого знакомого Кевен не заметил, видать, далеко ушел от своей деревни. Народ собрался разношерстный: старички в длинных плащах покуривали трубки, легконогие красавицы с золотыми волосами щебетали как птички, бородатые силачи посмеивались и улыбались в усы, дети носились между ними как стая стрижей. У многих в руках горели факелы, которые они бросали в общий костер. Наверное, эти огни Кевен и видел издалека. Он подошел ближе, и толпа вдруг разом замолчала, уставилась на него множеством глаз. Но тут откуда-то выскочила та рыжая девчонка, схватила мальчика за руку и выкрикнула:

- Я его позвала! Он сам захотел!

Напряжение сразу спало, но о Кевене не забыли. Он то и дело ловил на себе чей-нибудь внимательный взгляд.

Люди прибывали, где-то заиграли рожки и скрипки, женский голос запел веселую песню, а остальные подхватили. На беду, Кевен вновь закашлялся. Он старался закрыть рот рукой, чтоб не привлекать внимание, но рыжая девчонка опять оказалась рядом.

- Пойдем, - она потащила его за собой, - выпьешь эля и тебе полегчает.

Кевен покорно поплелся следом.

- Как тебя зовут? – спросил он.

- Рифэй, - улыбнулась девочка, подавая ему чашу.

Кевен взял сосуд и собирался отпить, но тут увидел, что все вновь уставились на него. Внимательно глядели, бросив развлечения, даже музыка смолкла.

«Эля им жалко, что ли?» - обиделся Кевен и залпом опустошил чашу.

От крепкого сладкого напитка на миг перехватило дыхание, он судорожно вдохнул и почувствовал, как приятно кружится голова, а в животе щекотит и покалывает.

«Кажется, опьянел на пустой желудок», - подумал мальчик.

Он поднял голову и увидел, что все продолжают смотреть на него, но теперь улыбаясь. Некоторые подняли свои кубки и приветствовали его, а ребятишки собрались вокруг и повели за собой, вовлекая в свои игры.

Праздник становился все веселее, пели скрипки, тихо переливались арфы, хор голосов выводил незнакомые песни, звучавшие словно журчание воды или весенний ветер. Женщины разносили эль и сладкие пироги, старички рассказывали сказки, девушки танцевали, мужчины мерились силой.

Потом музыка сменилась. Гулко застучал барабан, толпа расступилась, образовав круг, в центр которого вышли несколько мужчин. На головах они закрепили оленьи рога, а на плечи накинули шкуры. Барабанный бой зазвучал чаще, и танцоры пустились по кругу, изображая бег оленей. Кевен знал этот «танец рогов», такой устраивали в Мабон на каждой ярмарке. Но что-то в этот раз шло не так, движения танцоров становились все более плавными, они летели, почти не касаясь земли. Шкуры уже не развевались в воздухе, а приросли к телу. И вот, по полю неслось стадо тонконогих золотистых оленей. Мальчик не верил своим глазам. Виноват эль или всполохи костра вызвали в темноте это видение? Олени умчались в лес, и Кевен так и не успел осознать произошедшее.

Барабан бил в прежнем ритме и в центр круга хлынула толпа, прыгая и выплясывая вокруг костра. Кевен двинулся за всеми, но тревога, родившаяся после появления оленьих людей, уже не давала беззаботно радоваться. Ему стали мерещиться странные вещи: вот не девушка перед ним, а зеленоволосая мшанка, скачет на тонких ножках рядом с темнокожим гоблином. Серый тролль чашу за чашей опрокидывает в рот эль, стайка серебристых фей пронеслась мимо на стрекозиных крылышках. Кевен медленно пятился с поляны, испуганно оглядываясь, но куда бы не посмотрел, его окружали существа малого народца, больше не похожие на людей. Они улыбались, но ему это казалось оскалом страшных морд, они приветственно махали, но он видел лишь когтистые лапы.

В груди вновь заболело и кашель наполнил рот соленой кровью. Давясь и отплевываясь, Кевен продолжал отступать с поляны, но тут прямо перед ним выскочил огромный черный пес. Кевен замер. Пес принюхался и поглядел на него светящимися красными глазами.

«Грим, - выдохнул мальчик. – Предвестник смерти. Теперь мне точно конец».

Кашель накатил с новой силой, перед глазами все поплыло и наступила темнота.

Кевен очнулся, когда уже рассвело. Небо затянули серые тучи, утренний холод сковал и без того не послушное тело. Постанывая и морщась, мальчик все-таки сел и огляделся. Вокруг раскинулось все то же поле колокольчиков, мутно-синее, темное как море перед штормом. Ветер качал цветочные волны, пригибая стебли почти до земли. Кевен никого не увидел, даже следов, даже пепла от костра, но он твердо знал, что случившееся ему не приснилось.

На рубашке темнели засохшие бурые пятна. Мальчик опять поморщился, довольно много крови на этот раз. Он встал и, пытаясь справиться с головокружением, поплелся в сторону леса. Куда идти он не знал, просто хотел убраться подальше от этих колокольчиков. Далеко все равно не получится, да и какой смысл? Людей тут не встретишь, и его никогда не найдут, а если найдут, не узнают. Ведь ночью он танцевал с фэйри, пел с ними, ел их еду! Зачем колдун завел его сюда? Он и бы и так скоро умер, но не один, не в лесу!

Кевен медленно тащился сквозь чащу. Жалеть себя он быстро перестал, это отбирало силы. Но они все равно кончились, вскоре ему пришлось сесть на пригорок, чтобы отдохнуть. Сильно захотелось спать, глаза слипались. Вдруг неподалеку засверкал маленький зеленый огонек. Похожие он видел ночью. Кевену показалось, что за ветками мелькнули рыжие кудри.

«Да это Рифэй! – подумал он. - Опять пришла поиздеваться? Ну держись!» Мальчик вскочил на ноги, и как мог бросился вслед за зеленым блеском.

Огонек плутал и мелькал между стволов деревьев, терялся в зарослях тиса, перескакивал через кусты бересклета и вновь появлялся, прямо перед Кевеном. Мальчик уже несколько раз собирался прекратить погоню, но тут же ему чудился ехидный смех, и он вновь устремлялся вперед.

Так он добрался до рощи серебристых тополей.Среди светлых стволов и белесых листьев огонек стал ярче. Кевен ринулся за ним, но резко остановился в новом приступе кашля. Было даже хуже, чем в прошлый раз. Мальчик упал на колени и выплевывал кровь на белые листья, а она все не останавливалась.

«Ну все», - подумал он. Отполз к стволу дерева, оперся о него спиной и вытирая рот рукавом огляделся, чтобы посмотреть, нет ли поблизости Рифэй. Наверняка смотрит и смеется…

Перед ним и вправду кто-то стоял. Но не рыжая девочка, а взрослая женщина. Пшеничные волосы спускались до пояса, в глазах плескалась озерная вода. По зеленому платью плелись травы, собираясь в узлы и руны. Она подошла и склонилась к мальчику. Кевен ощущал идущее от нее ласковое тепло, сладкий запах цветов, меда, и внезапно почувствовал себя дома… Нет, все вокруг теперь было его домом, он стал частью леса. Казалось, что он знал эту женщину всегда, и конечно, ведь - это Модрон, Мать-земля. В детстве он слушал легенды о ней, и вот она рядом, смотрит на него так, будто давно искала, будто он наконец-то стал нужен. Помимо воли у Кевена вырвалось:

- Мама…

Тут же он смутился, замотал головой и забормотал:

- Ох, нет, я не Мабон, я не твой сын.

Но она улыбнулась, взяла Кевена за руку и тихо произнесла:

- Все вы мои дети…

Вдалеке на холме стоял колдун. Рядом с ним на пеньке сидела рыжеволосая фэйри в зеленом платье. Они смотрели вниз на мальчика и богиню.

- Я уж думал, на этот раз не успеем, - вздохнул старик.

- Это я помогла, - радовалась девочка. – Модрон заберет его к себе. А ты не боишься? Скольких уже так увел, вытащил прямо с границы Потустороннего мира? Тебе это даром не пройдет…

Но колдун только молча улыбался и смотрел, как женщина уводит за руку мальчика. Они шли, и зеленый лес за ними становился золотым. Дверь лета закрывалась…

+8
223
19:01
+1
Рассказ в сборник не прошел, ну да ладно. Зато сегодня последний день Мабона. Так что, символично
08:55
+1
Рассказ очень хорош, волшебный, трогательный! Замечательно! bravo
09:04
+1
Спасибо!
09:26
+1
Рекомендую за хороший слог, прекрасное фольклорно-фентезийное путешествие, хороший финал… thumbsup
11:13
+1
Спасибо!!!
22:56
+2
Очень красивый и добрый рассказ с яркими поэтичными описаниями. Большое спасибо! rose
04:47
Вам спасибо!
15:26
+1
«Вытащил прямо с границы потустороннего мира»? Получается Кевен раньше жил в Потустороннем мире, а не наоборот? Или это смотря откуда смотреть? ))
16:47
Спасибо! Тут надо бы большой экскурс в кельтскую мифологию для объяснения, но будет маленький и запутанный:
Потусторонним миром (или нижним) у кельтов зовётся мир мертвых. Мальчик ведь таки помирает от болезни, он уже подошёл к границе. Колдун это заметил, и забрал его с собой в лес, где три дня (в праздник Мабон) можно встретить Модрон, богиню-мать. А она хозяйка острова Авалон на границе миров, и тот, кого она забирает с собой живёт вне земных законов, а значит, не умирает никогда. Берет она правда только тех, кого отметили фэйри. Чаще это дети
17:24
Спасибо за пояснение! ))
Загрузка...
Ирина Коняева №1

Другие публикации