МЕЧТАТЕЛИ Книга вторая. Атланто золотой город в красных песках. История девятая.

Автор:
Альберт Грин
МЕЧТАТЕЛИ Книга вторая. Атланто золотой город в красных песках. История девятая.
Аннотация:
История девятая. Кольцо Морта.
Текст:

Кольцо Морта

полный текст книга на mybook

Мечтатели аудио книга вторая Google play

(еще одна история, вошедшая в документальный фильм «Мечтатели»)

Джеф Коб старался брать интервью у простых людей. Хоть особых задатков телеведущего у него не было, его неистовое упорство поражало: двести шестьдесят восемь репортажей, двести шестьдесят восемь судеб, людей разных возрастов и профессий. Многие интервью ничего особенного из себя не представляли, но были и такие, которые заинтересовали даже Тью Форджи.

* * *

– Мистер Долс, – установив камеру, говорил Джеф, – Вы можете рассказывать все, что угодно. Это будет документальный фильм о жителях Марса.

– А-а, понятно, – выпив воды и сев удобнее в кресло, произнес пожилой марсианин с длинными седыми волосами. – Я немного недолюбливаю эти ваши камеры, но если говорите, что будет хороший фильм, то тогда пусть работает.

– Да, да! Фильм будет хороший, – говорил Джеф, включая камеру. – Будьте естественны, если можно.

В эту минуту в комнату жилого модуля залетела четырехлетняя малышка: курносый носик, два голубеньких глазика, словно пуговки, небольшие губки – эти черты лица малышки покоряли мгновенно. Ее звали Дарья. Внучка пожилого Стенли Долса, словно метеор, пронеслась по комнате, при этом успев поинтересоваться устройством камеры, посидеть на коленках у деда и познакомиться с оператором.

– Ну, и кто ты сегодня, Дашутка? – как-то по-особенному, с любовью, поинтересовался старик, когда девочка чуть освоилась.

– Я, – прикусив нижнюю губу, задумалась Дашка. – Я... А я – бантик в клубничный горошек.

– Ух ты! – улыбнулся дед. – Это, наверно, красиво!

– Ну, еще бы, – кокетничала Дарья. – Я – бантик весь белый, а на кончиках маленькие горошины.

– Цвета клубники? – неожиданно дополнил Джеф.

– Да, а вчера я была сосиска в тесте, – тут же ответила девочка.

– Это такая игра, – пояснил Стенли Долс. – Дарья при каждой нашей встрече обязательно чем-то или кем-то называется.

– Необычно, – улыбнулся Джеф. – Но, мистер Долс, давайте начнем интервью.

– Да, да конечно.

– Деда, а можно я послушаю? – попросила внучка.

– Ну, конечно, – посадив ребенка на колени, начал пожилой Стенли.

– Я тогда третий день, как из отпуска вышел. У меня до этого десять тысяч часов было отработано, одним словом, заслуженный трудовой отпуск. Так вот, мужики-то говорят, мол, сойтись надобно, посоветоваться, поговорить. Ну и решили: спустя два дня собраться после работы в бытовке. Собрались и решили, что забастовку надо делать, чтобы премию-то выдали.

– А за что премию, дед? – спросила Дашка.

– Оно вообще-то не премия. Это мы считали, что премия, а так, по сути... сделал ты свою норму – выполнил свои сто процентов по добыче до обеда, а работать-то еще угу-гу! Вот и перерабатывали, а за это еще сорок процентов полагалось, да плюс двадцатипроцентный коэффициент. И вот они нам эти проценты не заплатили, отсюда и пошло-поехало.

– И много не давали? – поинтересовался Джеф.

– Да кому как. Ну, кому по сто семьдесят, а кому по сто двадцать марсианских золотых монет (одна монета приравнивается к ста долларам) забрали, но бастовать все пошли: все четыре бригады, все двадцать человек, чтоб другим неповадно было. Ну и я ж, как бригадир, с ними пошел. А то ж обидно: заработал я двухсотку, так отдай, а они – хрен тебе... Не было справедливости ни сейчас, ни тогда, – он неожиданно замолчал, словно вспоминая былые времена.

– А что дальше было? – продолжая интервью, спросил Джеф Коб.

– И вот, утром собрались мы все вместе и не вышли на работу, сели на крылечко у модуля начальника и стали ждать... По первой пришел мастер и говорит: «Ребята, в чем дело? Почему не работаете?». Мы ж ему в ответ: «Зарплату дай – пойдем, а так с места не сдвинемся!». Он давай нас упрашивать. И так просил, и по-хорошему, и с угрозами, а мы ни в какую. Ему что делать? Он к начальству – Рудометову Николаю Владимировичу. Тот, где-то без пятнадцати минут девять, пришел к нам, увидел нас и давай: «В чем дело? Почему сидим?». А мы ему: «Зарплату дашь – выйдем, а так – хрен тебе!». Заматерился он, забегал и туда, и сюда, да все бесполезно. Потом ушел. Около часу его не было, а после вернулся и говорит: «Сегодня вечером ваши деньги привезут, так что давайте работать!». «Нет. Вы нам деньги сейчас дайте, и мы тогда работать пойдем, а так, как ты хочешь – не согласны!». Ну, он тут разошелся и начал кричать, что уволит, что на Землю обратно отправит, да под суд, под трибунал нас всех отдаст. А мы что? Молчком выслушали и говорим: «Зарплату отдашь – выйдем, а так – что хочешь, делай!». Он психанул, развернулся, сел в марсоход и в главную контору поехал. А время к обеду подошло, ребята все свои пожитки повытаскивали, и давай обедать, брюхо набили и со скуки в карты играть начали. Рудометов, спустя часок, прискакал, еще чуток погрозился, а после понял, что положили мы на него. Он давай начальству звонить по рации: «Золотоискатели не вышли на работу». Никонов-то, начальник шестой шахты золотодобывающей компании «ГОРН», как заматерился на него: «Да, как же так?! Да я их всех под трибунал, и тебя вместе с ними за то, что с мужиками совладать не можешь!». Он ему отвечает: «А ты попробуй сам, совладай с ними. Они уперлись рогами, мол, зарплату им отдай и все... Хоть, убей их!». Никонов взревел: «Ну, мать вашу, сейчас приеду, я вам устрою!». Рудометов только и успел крикнуть напоследок: «Ты только деньги с собой прихвати, а то дураком выставят и тебя тоже!». А мы-то разговор их слышали, ну и ребятам остальным рассказали, что Никонов скоро приедет и взбучку нам задаст, а ребята в ответ: «Хрен редьки не слаще! Коли денег не даст, то и его пошлем!». На том и порешили. Спустя часок, марсоходов пять приехало, и все из главного модуля. Оно-то, не только Никонов, как выяснилось, приехал. Там и глава полиции с двумя капитанами с особого отдела пожаловали, экономист главный и инженер с кассиром и раздатчицей в придачу. Увидели нас, и Никонов сказал: «А ну, все в крытый модуль!». Ну, мы и пошли, куда ж деваться? Завели нас, рассадили по креслам, а Никонов встал в центре, и давай нас полоскать: «В чем дело? Да как вы смели не выйти? Да, я вас под трибунал, да обратно на Землю!». Ну и тому подобное. Орал, орал на нас, пока слова-то не закончились. Ну, тут, кто из наших понахальнее, возьми да и ляпни: «А ты нам зарплату верни, мы и работать пойдем!». Он только заикнулся на нас, а глава полиции, услышав о зарплате, тут и спрашивает: «Какую зарплату?». Ну, мы ему все и поведали. Разобрались быстро со всем. Никонов с Рудометовым начали оправдываться, мол, и знать не знаем ни о чем, в общем, отбрыкиваться стали. А прокурор, недолго думая, сказал: «Выдать деньги!», да и уехал. Никонов-то на Рудометова налетел, как коршун, и давай его ругать, на чем свет стоит, а после уехал, а тот слушал-слушал, терпел-терпел, а как начальство уехало, давай на нас отрываться. Он, когда мы деньги-то получали, грозился: «Сукины дети, попробуйте только завтра напиться, я вас всех попересажаю!». Ничего, не напились. С утречка все трезвые были, как стеклышко. И до конца смены ни капли не приняли, вот оно что значит – простой работяга.

– Дед, а почему прокурор приезжал?

– Так эти, когда по рации-то переговаривались о нашем бунте, их конкуренты с южной стороны горы услышали, а те нашим все сообщили. Нас же потом еще столько раз в город тягали из-за этого. Ты что! В золотой шахте номер шесть золотодобытчики не вышли на работу! Скандал! Вот поэтому и большие люди приезжали.

– А этого Рудометова или Никонова уволили? – поинтересовался Джеф.

– Да, нет, как-то отбрыкались, – ответил дед.

– А кто виновным остался? – тут же спросил он.

– Нашли там двоих: экономиста одного, да кассира нашего на Землю отправили. Мол, это они не посчитали проценты. Их Рудометов оббрехал, свою шкуру гнилую спасая.

– И никто не возразил, не сказал, что это клевета была? – заметил Коб.

– Нет, да и что бы мы сделали? Мы ведь кто, мужики, а он – начальник!

Возникла небольшая пауза. Стенли Долс погладил по голове Дашку и незаметно вытер подступившую к ресничкам слезу.

– Деда, а покажи свое кольцо? – неожиданно защебетала малышка.

– Это? – отодвинув седые волосы, пожилой Стенли показал правое ухо, в котором было золотое кольцо Морта с выгравированной на нем надписью «надев однажды, не велено снимать».

– Простите, – разглядывая странное украшение, поинтересовался Джеф, – необычное кольцо, откуда оно у вас?

– Эта традиция началась десятки тысяч часов назад, во времена первых колонистов. Тогда жены боялись отпускать мужей в недельные забои.

– А почему?

– Виною – кольца, обручальные кольца, – пояснял старик. – Когда ты неделю в забое, то худеешь килограммов на пять. Худеет все: руки, ноги, тело, пальцы. Обручальные кольца просто соскальзывают и теряются. А если потерял, то жди развода, причем даже самую крепкую любовь это поверье могло разрушить. И вот был один ирландец Април Морт, он безумно любил Джессику Вонг, она была его женой. Он был лучшим золотоискателем в северном округе. У него было чутье на золотую жилу, он – первый, кто смог добыть сто килограмм за карьеру. Но, как и многие до него, обручальное кольцо в одном из забоев потерял. Словно сам Марс брал дань за свои сокровища. Через год умерла его жена, они, по сути дела, не развелись, но в то же время расстались. Ее кремировали, и единственное, что осталось от Джессики Вонг, было обручальное кольцо. И вот тогда Морт первым пробил себе ухо и закрепил на нем кольцо в память о супруге. Мужики хотели тоже попробивать уши, но бригадиры и старшины с кровью выдирали кольца, сетуя на то, что килограмма своего не добыл, а кольцо уже вешаешь. Выход нашли – стали обвязывать обручальные кольца вокруг шеи. А уши так и обрывали, и лишь тем, кто добыл сто килограмм, разрешалось носить кольцо. Отсюда и пошел этот знак отличия. Мало кто на моей памяти смог заработать кольцо Морта, таких – единицы.

– Честно, я даже не знал об этом, – заметил потрясенный услышанным Джеф, рассматривая кольцо Морта. – А что на нем написано?

– «Надев однажды не велено снимать», – ответил Стенли. – После прокола кольцо запаивают, и его нельзя уже снять.

– Интересная история, – заметил Джеф.

– Джеф, может, на сегодня хватит, а то эти рассказы о прошлом меня немного растревожили, – неожиданно попросил Стенли Долс.

На этом оператор Джеф Коб закончил свое интервью, искренне радуясь интересной и необычной беседе. Тем временем, под хрипловатое бурчание деда, юная Дашка уснула. Она же сегодня была бантиком в клубничный горошек, а бантики тоже устают.

+1
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ника Ёрш №2