Чайная поэма. Глава 4. Гостья из города

Автор:
Елена Глущенко
Чайная поэма. Глава 4. Гостья из города
Текст:

Про долгожителя деревни

Молва район весь обошла

И деда – (артефакт сей древний) –

Героя – слава вдруг нашла.

Так прибалтийская газета

С названьем «В поле – с петухом!»

Отправила корреспондента,

Чтоб сделать репортаж о том.

-

Послали Мирдзу Курклетитте,

Хоть ехать должен был мужик.

Но он отрезал:

- Как хотите,

А я к трущобам не привык.

Я хоть мужчина, но по стажу

Мне стыдно ехать в ту дыру!

И чем терпеть такую лажу,

Я лучше прямо здесь умру!

-

А Мирдза ждала повышенья –

Ей спорить было не с руки –

Приняв редактора решенье,

Она сыграла в поддавки.

Она тряслась три дня в дороге:

Автобус, поезд-кишкомот;

По трассе шла, сбивая ноги,

Надеясь – кто-то подберёт…

Да только трасса пустовала:

И ни туда и ни сюда

Машина там не проезжала –

Вот же бывает ерунда!

-

До Прозябайловки на дачи

Автобус раз в три дня ходил;

А кто не брал с билетов сдачу -

Тех в Хряков-Хрен он подвозил.

Но шофер Вовка Хренотыкин

Два дня, как в отпуск укатил.

А сменщик старый Борька Зыкин

Неделю как в запое был.

-

Так Мирдза шла одна по трассе

Ни час, ни два, а целых три…

Всё материлась: «Восемь на семь!

За ногу чёрт его дери!»

Лишь указатели надежду

Вселяли в сердце через раз,

А ветер злобный рвал одежду,

Грудь выставляя напоказ.

-

Ни транспорта и ни прохожих

Не встретилось, и лишь вдали

На звёзды белые похожи

Стада колхозники пасли…

Вот на грунтовку повернула,

Что меж полей за горизонт

Змеёй гремучей протянулась…

«Был ли по ней идти резон?» -

Всё думала, не видя края…

Но встали вдруг пред ней врата

Средь поля, как ворота рая, -

Вокруг ворот тех – пустота:

Поля бескрайние. Над ними

Названье красное горит:

«Деревня Хряков-Хрен», за ними

Дорога к домикам бежит.

И радость Мирдзу окрылила,

Себя почувствовав орлом,

Вдруг Курклетитте воспарила,

Помчавшись в Хряков-Хрен бегом.

-

Безлюдной улицей бежала

Вдоль ряда беленьких домов;

Споткнувшись о свинью, упала.

Глядит, а тут из-за кустов,

Следя за ней, сидящей в луже,

Мужик весь чёрный вдруг встаёт –

Представить сложно что-то хуже –

Он быстрым шагом к ней идёт…

Тут Мирдза вовсе растерялась –

Издав ужасный дикий крик,

Она сознанье потеряла,

Когда к ней подскочил мужик…

То оказался местный житель,

Печник – Афоня Маккенрой.

Был эфиоп его родитель –

Вот от чего он был такой.

-

…На первом слёте молодёжи

В пятидесятые года,

Когда значительно моложе

Была его мать – вот тогда –

Она студенткою в столице

В общаге с лимитой жила.

Мелькали там приезжих лица,

И Дуся среди них нашла

Любовь свою, как ей казалось, -

Как шоколад, он чёрным был.

Ему во всём она призналась;

На утро он её забыл.

Она бы тоже всё забыла,

Но было поздно уж тогда.

Вернувшись в Хряков-Хрен, родила,

А мальчик – чёрный… вот беда!

Свою фамилию не дала –

Кривбоко – лучше Маккенрой.

Лет пять спустя, она сбежала,

Не пережив позор такой.

-

Афоню бабка воспитала,

Что знахаркой в селе была,

Внучку она, как помирала,

Науку всю передала.

…Афоня тихий был и скромный,

Ходил он с книгою в руках;

Любил сидеть в местах укромных,

А летом пропадал в лесах.

Он знал все травы полевые,

Каким-то людям помогал.

Детей пугали ним иные –

Он к сердцу то не принимал.

За негритянскую наружность

Его прозвали Чёрный маг.

Сей миф поддерживался дружно,

И развенчать его никак

Совсем ему не удавалось.

И он, смирившись с этим, жил;

Семью создать не получалось;

Он даже мало с кем дружил.

+3
18
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1

Другие публикации