Чайная поэма. Глава 8. Филька

Автор:
Елена Глущенко
Чайная поэма. Глава 8. Филька
Текст:

Когда Никифор Словоблудов

В тех книгах списки увидал

Рабочего сельского люда,

Он чуть со стула не упал!

Там с девятнадцатого века

Все строго записи велись,

Не пропустив ни человека…

Историк ахнул:

- Зашибись!

-

Рожденья, свадьбы, смерти даты,

Все родословные семей,

Кто и когда служил в солдатах,

Кто из крестьян, кто из князей.

Кем, у кого, когда служили,

Где нанимались в батраки;

Помещиками кто здесь были;

Чьи бабы, дети, мужики…

-

Фамилии же с именами -

Те, что народ почти забыл,

Что в фарс немытыми руками

Барыга-писарь превратил!

-

***

Находка эта в поселении

Народ «на уши» подняла.

Сошлось почти всё население

На круглой площади села.

Козлы от той толпы скакали,

Кудахча, куры прочь неслись,

Коровы – те - «блины» роняли,

И разлетались гуси ввысь!

Свинье кайф сильно обломали –

Валялась в луже та весь день,

И поросята с ней плескались,

Пока не наползала тень.

Народ шумел так возле лужи,

Что у трибуны разлилась,

Что свиньям заложило уши!

Семья их с визгом унеслась!

Макар поднялся на трибуну

И Словоблудова позвал,

Чтоб тот со знаньем дела люду

Суть о находке рассказал.

И тот историю поведал:

- Был здесь посёлок Кряков-Крен.

Как двести лет тому – не ведал –

Он превратился в Хряков-Хрен.

-

За то легенду про барыгу,

Что каждый с детства здесь слыхал, -

Учётную который книгу

На свой «мотив» переписал, -

Никифор подтвердил стократно!

И всё руками разводил:

- Как это так невероятно! –

Раз десять к ряду повторил -

Поджёг был канцелярской хаты,

Скрыть кто-то, видно, что хотел

Тушили как? Ведром, лопатой

И писарь, вроде, там сгорел.

Когда по новой списки стали

Пытаться хоть восстановить,

Селяне грамоты не знали…

За ногу мать его итить!

-

Тогда здесь поселенье было

За пол версты, окромя нас.

И населенье, коль ходило,

То лишь туда, где видел глаз.

Ведь никуда не отлучались -

Ни грамоты, ни паспорта

На руки тут не выдавались.

В селе хватало книг всегда.

Давно пусть книги отменили,

Здесь по привычке их вели.

Ведь проверять не приходили…

И, наконец, мы их нашли.

-

Перевернул он две страницы…

Вдруг ветер выхватил листок.

И прошуршав, как крылья птицы,

Упал Акакию у ног.

Дед от дремоты отряхнулся,

Поднял его и стал читать….

От смеха чуть не захлебнулся:

- Ай да Филипп! Япона мать!

-

Все к старожилу повернулись,

На лицах был немой вопрос.

Глаза дедка хитрО блеснули –

Акакий росказню понёс:

-

- В селе у нас был писарь Филька.

По бабам тот ещё ходок!

Дарил он девкам ленты, шпильки…

И шлялся там, где только мог.

Грамоты Фильке выдавали,

Пожалуй, семь раз за сезон!

Но букв хозяева не знали.

Так сам себе писал их он!

Со временем так наловчился

Те Филька грамоты писать,

Что, вроде как, и умудрился

Совсем с деревни он сбежать.

Хитро обставил, говорили,

Он это дело как поджёг.

И в землю гроб пустой зарыли…

А Филька в город – гад! – убёг!

Я в это дело нос не сунул.

А слухам верить – бабья суть! -

Старик с досадой смачно плюнул

И кулаком себя ткнул в грудь.

-

- А чьи богатства в схрон стащили?

И кто туда их собирал? –

Спросил Башмак, чихнув от пыли –

Акакий, ты б нам рассказал!

Старик, закашлявшись, мат резко

Вдруг председателю загнул.

Кивнул Никифор:

- Это веско! –

Хихикнув, деду подмигнул –

Да если б знал старик о кладе,

То разве б столько лет молчал?! –

И свист толпы – как на параде -

Это сужденье одобрял.

-

- Церковники туда тащили

Всё, что «прилипло» к их рукам!

Добром схрон до верху забили!

Несметный клад хранится там! –

Всё Словоблудов горячился –

Вернуться – ясно! – не смогли.

Так схрон нетронут сохранился.

И чудо, что его нашли!

-

…Про клад и золото-каменья

Народ, всё споря, вопрошал.

Никифор складно населенью

Про всё подробно рассказал…

Промеж собою клад делили

То в шутку люди, то всерьёз.

Про тему главную забыли –

Какой их здесь собрал курьёз!

-

- Макар, прочти же списки эти! -

Вдруг громко крикнул Каюков -

До них, гляжу, мы не доедем! -

Добавил пару матюгов.

-

- Да-да! Сейчас вернёмся к книгам! –

Никифор снова слово взял,

Толпы не потакая крикам,

Он дальше важно разъяснял:

-

- В учётных книгах писарь знатный

Понаписал, чего хотел!

Проверить записи – понятно –

Никто из местных не умел.

Свой бред он втиснул в эти списки!

Что выдумал - то написал!

И с новым именем записки

На руки людям выдавал.

Писарчукова поясненья

Хватило всем на тот момент -

Бумажка та для населенья

Была что важный документ!

…Сверяли после по запискам

Всё то уже большевики.

Печатью утвердили списки –

Шедевр барыгиной руки…

-

Под крики и аплодисменты

Сменил историка Башмак.

- Ну что? Заглянем в документы? -

Люд стих. Макар сказал - Итак…

С благоговением молчали,

Внимая слову Башмака,

Прискорбно головой качали,

Крутили пальцем у виска…

+4
32
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Ника Ёрш №2

Другие публикации

Жду
Алёна Утюмова 27 минут назад 0
Отмели времён
Leib-Medic 8 часов назад 0