Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История вторая.

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История  вторая.
Аннотация:
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История вторая. Сферы человеческого "Я"
Текст:

Сферы человеческого «Я»

Книга третья на mybook бесплатно

Мечтатели аудио книга третья Google play

Открыв глаза, Адам посмотрел на часы. Было утро. До начала рабочего дня оставался еще час. Адам улыбнулся и мысленно произнес фразу, которую он, как заученную, повторял уже лет тридцать: «Вставай, старичок! Бог подарил тебе еще один день жизни».

Через десять минут, уже одевшись и полностью проснувшись, Рови сделал глоток воды и со стаканом в руках подошел к окну. Несильный ветер игриво закручивал песок, заставляя дюны перемещаться, словно живые. Вдалеке виднелась темно-бордовая гора Олимп. Ездили марсоходы по разделенным сигнальными столбиками дорогам, это были уборщики, перевозчики еды, воды, и просто частный транспорт. Одним словом, на Марсе начался новый день.

– Ну что? С Богом! – Адам допил воду и, прошептав чуть слышно, добавил: – Бог вперед, а я за ним. Что Господу Богу – то и мне! Благослови, Господь, – он вышел из жилого модуля на окраине Атланто. Эту фразу он не повторял со дня основания Атланто, того самого дня, когда трое старателей решили построить город в песках Марса.

Рови жил в обычном спальном районе золотого города, но его это не беспокоило. Адам безразлично относился к роскоши, и стремился вести образ жизни, присущий обычному, не очень богатому гражданину Марса. Его шаги к транспортному средству были медленными, он не то чтобы боялся идти на работу, нет, у Адама просто не было решения на эту внезапно возникшую ситуацию в золотом городе. И поэтому исполняющий обязанности главы Атланто так сильно задерживал приход этого нового дня, словно ребенок, который идет домой, зная, что его будут пороть за проступок.

Дорога до кабинета и.о. главы города Атланто прошла в раздумьях и полной тишине: Рови изменил своей привычке разглядывать и приветствовать прохожих. Он ехал весь погруженный в раздумья о предстоящей встрече с послом Земли. И многие, кто сталкивался с ним по пути до работы, были немного огорчены столь странным поведением их лидера.

На порожках модуля министерства правления было, как обычно, шумно, и толпы людей то входили, то выходили из модуля. Александра Ким взглянула на общие часы и с ужасом подметила, что ее начальник опаздывает. Она принялась было звонить в службу собственной безопасности, но неожиданно наткнулась взглядом на медленно идущего человека в сине-серой толпе людей. Это был Адам.

– Адам, у вас все в порядке? – подбежав к начальнику, произнесла секретарь Ким.

– Да, милая моя Александра, – произнес он и тут же подумал: «Все в полном беспорядке!».

– Что значит в полном беспорядке? – тут же спросила Александра, прочитав его мысли.

– Хм, – улыбнулся Адам. – Забыл, что тебя нельзя обмануть. Старею, Сашка, старею. Ну да ладно, пойдем в кабинет. Может быть, ты и найдешь решение, как там говорится? Одна голова хорошо, а две лучше, – взяв ее под руку, прошептал седоватый мужчина. – Я из-за этих политических дел чуть было не опоздал на работу, ей-богу, старею.

– Не говорите глупости, Адам, – кокетливо посмотрев на него, произнесла Александра, и они вошли в модуль министерства правления.

Они разговаривали долго. Адам говорил так, как думал, не скрывая ничего от Александры Ким. А она молча слушала, давая выговориться своему другу.

– Как видишь, выхода нет, – говорил Рови. – Из двух зол – обе плохи. Если, я подчеркиваю, если я дам добро мировому правительству Земли на строительство нового исследовательского города на севере планеты, то не сегодня, так завтра это приведет к войне двух городов. Земле невыгоден мир и процветание на Марсе, ей надо, чтобы мы утопали в гражданской войне, чтобы мы покупали оружие за наше золото, а не покупали ресурсы. И это первое зло! Второе: я запрещу строительство, а они начнут собирать подписи граждан, купят многих, и после моей смерти они продавят этот проект, и тогда Земля будет строить то, что она хочет, и этим я только отсрочу гибель Марса.

– А вы знаете, кто за этим всем стоит? – поинтересовалась Александра.

– Ну, уж точно не Джон Мору – председатель правительства Земли

– Стив Мору – его…?

– Отец, – тут же дополнил вопрос Александры Адам. – Но он марионетка, – рассуждал Рови. – За всеми этими интригами может стоять Джоб Сью, он в свое время метил на космопорты, ходили слухи, что он спонсировал пиратов. Так что, интерес этого человека к Марсу неподдельный.

– Я знаю Джоба, – неожиданно ответила Александра. – Я жила с ним, работала. Еще до смерти Сергея Рума. Он любит власть и деньги, и единственные, кого он опасался на Земле, были братья Ромовы и Стив Мору.

– И тот, и те – мертвы.

– Увы, но да, Адам, – посмотрев ему в глаза, ответила Александра Ким. – Хотя, зная Землю, там за тысячу лет ничего не изменится. Кланы настолько проросли в политику, что даже если не станет Джоба, появится кто-нибудь другой с его же ценностями и амбициями, и он захочет владеть этой планетой. В этом вы правы, Адам – из этих двух зол обе плохи, – она грустно посмотрела на своего начальника. – Есть, правда, одна идейка, не уверена, что она напрямую сможет решить нашу проблему, Адам, но попробовать стоит, – она достала электронную бумагу. – Вот прочтите, пока я узнаю, готов ли аппарат для тестирования.

– Что это? – разглядывая текст, поинтересовался Адам Рови.

– Разработки Сергея Рума, его дневники, статьи. Я все перенесла в электронный вид, он создал уникального робота, – взахлеб объясняла ученый Ким, перейдя уже на «ты»: – Но лучше сам прочти. Медленно, не торопясь прочти, ты должен понять суть вещей, происходящих с нами в нашей голове. Так будет проще уговорить тебя на процедуру стирания.

– Стирания чего? – насторожился Адам.

– Ни слова больше, просто прочти, – строго буркнула на него Александра.

– Ладно, ладно, – улыбнулся он. – Скажи, что на пару часов прием граждан отменен, я медленно читаю, Александра Сергеевна.

– Не вопрос, начальник Адам, – кокетливо улыбнулась Александра и поспешила удалиться.

Выдержка из дневника Сергея Рума:

«Человеческое восприятие мира происходит в рамках общих для каждого человека принципов и законов восприятия. Для получения информации у человека есть органы чувств, способные преобразовывать внешнее воздействие окружающей среды в понятные импульсы для структур головного и спинного мозга. И так происходит с любым воздействием внешней среды: они преобразуются в нейронный импульс и по средствам центральной нервной системы достигают головного мозга, где происходит анализ и фиксация данной информации.

Главная задача психики человека – выборка нужной или жизненно необходимой информации, иными словами, мы чувствуем одежду, которую только что надели, и если ощущения не вызывают у нас дискомфорта, наша психика постепенно исключает эту информацию из сферы сознания, периодически обновляя информацию об одежде при небольших изменениях во время движения или изменений температуры.

Итак, человеческое восприятие мира можно поделить на три сферы.

Первая – это сфера «я». Сюда относятся все психологические характеристики человеческой личности, собственно, его сознание, его тело со всеми органами и системами. Сфера «я» в рамках психики не имеет четких границ, так как человек может причислять особо значимые живые и не живые предметы к собственному «я». В рамках физического тела сфера «я» имеет четкие границы, это, собственно, тело человека с его органами и системами. При этом взаимодействие может происходить на бессознательном уровне, исключая регулировку собственной психикой тех или иных физиологических процессов в организме человека.

Вторая сфера – это «Внутренняя сфера, или Сфера сознания». Пределом этой сферы является предел чувствительности органов чувств, способных принимать информацию из внешней среды. Эта сфера «живая», и в основном, в ней протекают все психические процессы человеческой жизнедеятельности.

И третья – «Внешняя сфера», она начинается за порогом чувствительности органов чувств и заканчивается нейронной памятью о некогда проникающих в сферу «я» источников информации. Иными словами, находясь на работе, мы можем детально построить в своем сознании модель дома, в котором живем, то есть мы находимся в одном месте, получая реальную информацию об этом месте, но при этом наша психика способна нас перенести в другое место (внешнею сферу). Естественно, картина мироощущения будет строиться только на памяти данного места, и, следовательно, она будет неполной. Все это происходит во внешней сфере. Топографически это все происходит в пределах головного мозга. Работа сознания во внешней сфере – это работа сознания с памятью, исключая роль анализаторов.

Механизм проникновения и запоминания информации.

Прежде всего, надо разделить все источники информации на живые и неживые.

«Живые» – это люди и животные, которые обладают психикой или задатками нервной системы и способны менять модель своего поведения в окружающей среде.

«Неживые» – предметы, не обладающие психикой и не способные самостоятельно менять модель своего поведения в окружающей среде.

Надо заметить, сознанию человека свойственно приписывание «неживым» источникам информации свойств «живых», как, например, огню, воде, ветру, стихиям. По способу воздействия они так же делятся на простые – это когда воздействие происходит на один анализатор человеческого организма; и сложные – когда на два и более.

Итак, информация поступает в сферу нашего «я» непрерывно, она анализируется и оставляет там след в отделах памяти центральной нервной системы. Эти следы – «Флажки» позволяют сознанию мгновенно распознавать уже знакомый источник информации, каждый раз обновляя «Флажок». Отсюда вытекает принцип психики: чем сложнее и значимее информация, тем более точно и объемно запечатлен нейронный след в отделах памяти головного мозга.

Любое проникновение в сферу «я» ведет к изменению этой сферы, как на физиологическом, так и на психическом уровне человека, и это второе незыблемое положение.

Очень важно понимание того, что наше сознание может не пропускать некоторые простые элементы информации от «живых» источников информации, как пример – это слова, произнесенные человеком. «Слово» – простой элемент информации, так как воздействует на слух. Слово становится сложным элементом, когда мы видим, как говорит источник информации. Если слова незначимы для нашего сознания, то сознание может и не пропускать их в сферу «я», тем самым не изменяя его структуру. Сознание будет работать с данной информацией во внутренней сфере, где оно может стирать, отрицать, рационализировать (механизмов защиты предостаточно) незначимую, или наоборот, значимую для нас информацию.

«Неживые» источники информации проникают непосредственно в сферу «я», изменяя его структуру. В данном случае механизмы защиты сознания во внутренней сфере не работают, потому что «неживые» источники информации напрямую проникают в сферу «я, по средствам работы анализаторов.

Мы дотронулись до куска льда, и он уже проник в сферу нашего «я». Хотим мы этого или не хотим, он обжигает холодом нашу руку, оставляя маркер о произошедшем. Или стакан воды: мы выпили его, и он нас меняет, запуская биологические процессы в нашем организме, и если вода плохая, то и нам будет плохо. И в следующий раз мы уже будем опасаться принимать жидкость с похожими характеристиками: цветом, запахом, вкусом и так далее. Банальный условный рефлекс Павлова, разница лишь в том, что у людей есть особая форма анализа и сохранения информации, называемая психическим сознанием. Говоря простым языком, нам хватит одного эксперимента, дабы выработать осознанный рефлекс. А с точки зрения нейрофизиологии, наша центральная система больше и сложнее устроена, чем у животных, но все процессы протекают по общим для природы законам и принципам».

Дочитав, Адам неторопливо положил электронную бумагу на стол и сделал большой глоток воды. Потом он включил внутреннюю связь с лабораторией.

– Ты в лаборатории? – первое, что спросил Рови.

– Да, – немного растеряно ответила его секретарь

– Сейчас я приду, – разъединив связь, ответил он.

В лаборатории все уже было готово к тестовому запуску аппарата по стиранию памяти. Название было громким и немного пугающим, но по сути это было устройство для искусственного сна: удобное кресло с огромным количеством сенсоров и датчиков, которые покрывали всю поверхность человеческого тела. И проваливаясь в это кресло, человек попадал в некое состояние, словно младенец в околоплодные воды своей матери. Жидкая, гелеобразная структура позволяла более точно и без потери импульса контролировать весь процесс сна. Конечно, во избежание страха захлебнуться жидкостью, уровень которой не достигал выше головы, а как только человек погружался в медикаментозный сон, то жидкость проникала и в легкие. Это позволяло контролировать практически все витальные, то есть жизненные функции пациента. И вот в таком кресле с гелеобразным содержимым с человеком начинал работать робот, искусственный интеллект – машина с немного страшным названием «Стиратель памяти».

– Ты понял написанное о «флажках памяти» в статье Сергея Рума? – первое, что спросила у пораженного всем увиденным Адама.

– Не совсем, – ответил Рови.

– Если в двух словах: – начала Александра, – все психические и психиатрические проблемы людей связаны с возникновением, скажем так, неправильных очагов возбуждения, которые следуя законам физики, начинают свой чрезмерный потенциал переносить на здоровые участки мозга, тем самым мешая нормальной жизни. Эта машина, – Александра дотронулась до «Стирателя памяти», – по импульсу, один за другим стирает или выравнивает эти патологические источники возбуждения.

– Она делает это во сне? – тут же поинтересовался Адам.

– Да, – ответила Александра. – Многие наши пациенты говорили, что это сон из детства.

– И это реально работает? Есть какие-то результаты?

– Да, Адам, – говорила Ким. – Сергей Рум был гениальным ученым. Это полностью его детище, мы лишь воплотили в реальность чертежи. На Земле по этой технологии создали биороботов, способных встраиваться в системные структуры человека и чинить дефекты. Из-за размера их прозвали таблетки Рума. Мы пошли дальше и добавили жидкостную среду к этой технологии, плюс контроль искусственного интеллекта. И – результат ошеломительный!

Адам на мгновение замолчал, осмысливая всю значимость изобретения. Конечно, многое было непонятным, но он верил Александре, и поэтому с легкостью принял предложение на первое погружение в эту поистине гениальную машину. Ее, конечно же, тестировали на больных душевными заболеваниями, и в девяноста восьми случаях из ста удалось добиться стабильной ремиссии уже после первого погружения. И только для двух случаев потребовалось повторное вмешательство устройства по стиранию памяти. Адам Рови был первым здоровым человеком, который, скажем так, в профилактических целях хотел воспользоваться этим изобретением. И риски, конечно, были, но Рови словно чувствовал, что эта штука не принесет ему вреда, а напротив, поможет решить нечто более важное.

Его сон длился четыре часа сорок три минуты, потом его вывели из гелеобразной сферы, прочистили легкие, и через три минуты после окончания процедуры он проснулся.

– Мне двадцать два, – первое, что произнес Адам и, улыбнувшись, добавил: – Спасибо, Сашка, спасибо.

– Что вы видели? Как это было? – возбужденная любопытством Александра Ким засыпала вопросами Адама. Но он лишь улыбался и смотрел на нее таким пронзительным ярким взглядом, словно ему действительно было двадцать два года.

– Я ничего не помню, Сашка, – наконец-то выдавил из себя хоть какие-то слова Адам. – Но мне было хорошо.

– Типичный ответ. Ладно, приходите в себя, а я пока сохраню параметры вашей процедуры. После посмотрим и проанализируем, – говорила Александра Ким. – Главное, что машина работает.

– Еще как работает, – уже придя в себя, ответил и.о. главы Атланто. – Как освободишься, назначь встречу с послом Земли. У меня появилось решение нашей проблемы.

– Конечно, Адам, – улыбнулась Александра. – Иначе и не могло быть.

– Спасибо, Сашка, ей-богу, спасибо, – обняв ее, чуть слышно прошептал эти слова Рови.

Вечером Адам Рови принял посла Земли.

Решение было простым и казалось неправильным, но Адам хорошо разбирался в людях. Выслушав все доводы посла, он заявил, что не против строительства исследовательского городка в северном полушарии Марса. Мало того, он лично разработает пакет документов, прописывающих все возможные траты на строительство и подвод коммуникаций. При этом Марс, а в частности Атланто, дает свои технологии для ускорения этого процесса. И в качестве особой любезности Адам Рови предложил личный патронаж этого, как он выразился, грандиозного проекта.

Все были в шоке: ярый противник Земли, и пошел на такие уступки. Это, как минимум, настораживало. Но спустя сто шестнадцать часов Адам Рови принес послу Земли весь необходимый пакет документов. Все сметы и расчеты были выполнены безукоризненно, с профессиональной точки зрения. Земля даже трижды перепроверила все предоставленные чертежи и бумаги в электронном виде, но подвоха ни в чем не было. Адам Рови действительно разрешал строительство, и мало того, обязался помочь в его осуществлении. Сам Джоб Сью так и не смог понять, в чем тут подвох, и Земле после затяжного молчания все же пришлось дать послу утвердительные рекомендации по проекту строительства нового города на северной части планеты.

– Можно я озвучу личную просьбу заказчика? – расположившись в своем кабинете, говорил посол Земли.

– Да, посол Гондор, – тут же ответил Рови, изучая поправки, внесенные мировым правительством в его работу.

– Я думаю, вы поняли, что главным инвестором проекта будет господин Джоб Сью, и он настоятельно просил повысить процент вашего вложения в строительство города. Как говорится, вложение денег Марса будет гарантией, что проект будет реализован в кратчайшие сроки.

– Да без проблем, – ответил Адам. – Сколько?

– Семь десятых процента от валового дохода с золота.

– Нет, – неожиданно ответил Рови, но тут же, улыбаясь, добавил: – Я дам один процент, так будет надежнее. В переводе на стоимость проекта исследовательского города Марс оплатит пятьдесят семь процентов всей сметы – так будет надежнее, и это ускорит стройку, а нашим строителям не надо будет ждать, пока прилетят деньги с Земли.

– Что ж, – посол Гондор Рой даже встал от неожиданной щедрости, – с вами приятно иметь дело, господин Рови.

– Взаимно, – буркнул Адам и тут же очень серьезно добавил: – Сегодня вечером я выдвину ваш проект на всеобщее голосование граждан. Таковы законы Марса.

– Да, да, я все понимаю, – улыбаясь, говорил посол. – Выбор народа – это формальность, так что еще раз спасибо за сотрудничество, – провожая Адама, говорил посол Земли.

– Формальность, говорите? – Адам загадочно улыбнулся и закрыл за собой дверь.

Через сорок восемь часов на всеобщем голосовании граждан Атланто проект по строительству новой высокотехнологичной научно-исследовательской базы на севере Марса был отвергнут большинством голосов. Адам Рови получил свой первый из трех возможных отрицательных решений, за его карьеру исполняющего обязанности главы Атланто.

Человек, державший в руках золото, может отдать его только для того, чтобы заработать еще больше золота, ну или утолить свои плотские страсти. А строить какую-то там лабораторию за счет Марса, точнее его жителей, на это никто не согласится. Вот если бы там построили бордель или комплекс увеселительных заведений, то может быть, граждане и подумали бы над этим предложением. А так, отдавать частичку заработанного потом и кровью слитка золота на какую-то там науку? Не в случае с гражданами золотого города. Знал ли об этом Адам? Наверно, догадывался, ибо это голосование на долгие десятки земных лет закрыло путь земным богатеям в красные пески Марса. И это было очень важное и судьбоносное решение граждан Атланто.

В тот вечер Рови пришел домой поздно. Уставший, но счастливый, он гулял по узким улочкам Атланто, разглядывая его жителей. Словно большой улей, город жил своей жизнью. Солнце уже село, стекла модулей там, где экономили на отопительных блоках, тут же покрылись корочкой инея. На поверхности началась холодная марсианская ночь. По улицам было включено освещение, и город зажил ночной жизнью. Пестро одетые подростки шумными компаниями вваливались в ночные кафешки и рестораны. Пожилые парочки любовались видом звездного неба в стеклянных модулях, трогательно взявшись за руки где-нибудь на лавочке. Кто-то после утомительного дня усталый, но, наверное, счастливый брел домой, а у кого-то домом была огромная железная бочка за углом одного из модулей. Город жил своей особой жизнью, немного грузной и хмельной, но при этом абсолютно каждый человек в стенах золотого города чувствовал этот дух свободы. Не все были счастливы, но все были свободны.

На лавочке лежал кем-то забытый планшетный компьютер. Рови поспешил его поднять.

– Это не ваш? – тут же он окрикнул проходящую рядом девушку.

– Нет, не мой.

– Извините, не вы оставили, – все пытался найти владельца и.о. главы Атланто среди прохожих.

Включив небольшой компьютер, Адам, таким образом, хотел найти информацию о хозяине потерянной вещи, но он наткнулся на очень необычный сайт – www.nebesa.ms.

На белом экране планшета неожиданно появилась надпись: «Одна жизнь – одно желание».

– Это еще что такое? – разглядывая интернет страницу, рассуждал Адам. – Одна жизнь – одно желание, – он повторил вслух написанное. – И что, правда сбудется? – посмотрев по сторонам на соседей по лавочке, поинтересовался у них мужчина в возрасте.

– Простите, что? – сняв наушники, переспросил парнишка лет пятнадцати.

– Вот смотри, – Адам показал открытую страничку подростку и тут же дополнил: – Это какой-то розыгрыш или это правда?

– Мужик, это реально работает, – взяв в руки планшет и узнав сайт, ответил подросток. – Только желать надо реальность, а не, типа, мир во всем мире, или там, чтобы на Марсе яблони цвели, а такой бред реально кто-то просил.

– А как я знаю, яблони у нас не цветут, значит, эта штука не работает. А ты не знаешь, сколько стоят услуги этого сайта? – уже более скептически интересовался Адам.

– Ну почему не работает? – тут же возмущенно ответил парнишка – Когда я просил золота, то с меня взяли стоимость билета до северной пустоши, там под третьим камнем от кирки и лопаты я и нашел свой кусок золота. Да и то, тот, кто живет в сети, написал сначала, где мне можно заработать эти деньги на проезд до памятника.

– Кирка и лопата – это памятник первым основателям, – поправил его Рови

– Ну, типа того, – согласился парнишка. – Вот такой кусок был, – парень показал форму небольшого шарика. – Он тупо лежал в песке и ждал меня. Пять марсианских золотых я обменял на безбедную жизнь, – улыбнулся паренек и протянул планшет обратно Адаму Рови. – Так что дерзай, папаша, но проси что-то стоящее.

– Да конечно, спасибо за объяснения, – улыбнулся Адам и еще раз посмотрел на загадочную интернет страничку.

Почему люди живут здесь? Ладно, дети – они родились и выросли в этих ограниченных условиях жизни, но ведь взрослые еще помнят, что такое морской бриз, майские дожди, запах цветов, буйство красок и каждый раз новая история матери-природы в сезонах года, рассказываемая ей уже миллионы лет. Поменять все то, что есть на Земле на золотые стены, песок и холод космоса… Ни за что не верится, что этот обмен равноценен.

Адам в последние годы все чаще и чаще задавал себе этот вопрос: «Почему люди живут здесь?». Написав эту фразу, Рови ввел информацию в поисковую систему необычного сайта. Ответа не было долго, Адам даже вспомнил слова подростка, что, мол, надо желать что-то более реальное, нежели философское, но, как говорится, было уже поздно что-либо менять.

«Повторите вопрос?», – неожиданно появилась надпись в углу сайта, где был, своего рода, чат этой странички.

Рови повторно ввел интересующий его секрет и уже более решительно стал ожидать ответа.

«Вы спрашиваете то, что вам и так известно, господин Рови», – пришел ошеломляющий ответ.

Адам даже осмотрелся по сторонам, в недоумении, откуда кусок пластмассы знает, кто вводит слова в поисковую систему интернет странички.

– Так, ладно, – Адам потер руки и неторопливо ввел новый вопрос-желание.

«Кто ты?», – поинтересовался и.о. главы Атланто.

«Эта информация есть в архиве желаний», – тут же пришел ответ Адаму, и, перейдя по ссылке на заданный вопрос, Рови наткнулся на переписку некой Яны Сток:

«Яна Сток: «Кто ты? У тебя есть имя?»

Ответ: «Это твое желание?»

Яна Сток: «Да, это мое желание!»

Ответ: «Я – Тот, кто живет в сети, я – воздух, которым ты дышишь, я – вода, которую ты пьешь, я – везде и во всем. У меня десятки имен, но все они даны мне людьми. Никто не знает истинного имени, потому что я – Вселенная, я – космос, я – звезды, я – Марс, я – каждая песчинка в этих красных песках. Для каждого я разный и каждый дает мне свое имя. Вот и ты назвала меня «Тот, кто живет в сети», и, значит, я – именно Тот, кто живет в сети»

Яна Сток: «А как тебя найти?»

Ответ: «Одна жизнь – одно желание, доброй жизни тебе девочка».

Адам неторопливо все прочел и посмотрел на планшет уже немного другим взглядом, у него исчезла ухмылка недоверия. Он не знал, как это работает, но что-то ему подсказывало, что это, поистине, было чудо. А фраза: «Одна жизнь – одно желание» была не просто фраза, а некое предостережение, чтобы человек подумал, прежде чем что-либо желать.

«Я хочу знать, кто достоин меня заменить?», – после недолгих раздумий написал свое желание Адам Рови.

«Это желание?», – тут же пришел ответ.

«Да», – коротко и ясно написал и.о. главы Атланто.

«Лишь тот, кто ответит на твой первый вопрос, в точности так, как ответил бы на него ты, будет достоин заменить твое место, но не ищи его, он тебя уже давно нашел!», – Адам, получив ответ, даже рассмеялся над прочитанным, а про себя подумал: «А имя было «слабо́» назвать?». И возбужденный интригой узнать нечто тайное он тут же начал набирать уточнения к своему вопросу, но у планшета мгновенно села батарейка, и он попросту отключился, словно напоминая человеку о незыблемом правиле: «Одна жизнь – одно желание!».

+1
29
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1