Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История четвертая.

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История четвертая.
Аннотация:
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История четвертая.Свадьба, которой не было
Текст:

Свадьба, которой не было

Книга третья бесплатно на mybook

Мечтатели аудио книга третья Google play

Когда становишься чуть старше тринадцати лет, многие вещи в жизни становятся другими. Не потому, что они меняются, нет. Меняешься ты, и привычное дружеское рукопожатие становится нежным прикосновением. А невинный поцелуй в губы, становится чем-то большим, чем прикосновение губ во время детской шалости. И в четырнадцать кажется такой глупостью ночная игрушка, без которой ты не ложился спать все свои тринадцать лет жизни. Ты становишься взрослым – это так захватывающе, это нечто новое, и кажется – это лучше детских игр во дворике близ жилого модуля, лучше той веры в рождественское волшебство, лучше нового года и даже лучше запаха земляники. Именно так считала Яна Сток в свой шестнадцатый день рождения. И она была уверена, что взрослая жизнь куда интереснее смешного, волшебного, но все же детства.

– Мам, я ушла! – крикнула девушка и открыла дверь модуля.

– До десяти вернись, – крикнула ей вслед София Сток. – Тебе завтра на учебу.

– Да, да, помню, – пробубнила себе под нос Яна и вышла из жилого модуля. – Тратить свою жизнь на никому не нужную учебу? Да ни за что! – возмутилась Яна.

Став на свой биофон – небольшой самокат на электромагнитной подушке со встроенным модулем интернета и сотовой связью, она первым делом проверила почту и, быстро удалив пришедший спам, полетела в центр.

Биофоны на Марс привезли подростки, многие использовали колесные электромобили, это было экономично, и при этом не страдал кислородный баланс в золотом городе. И эти электромобили были, как ни крути, мощнее биофонов, это было практически полноценное транспортное средство. Но подростки любили медленные, но стильные биофоны. И это было неким протестом молодежи на запреты и ограничения в скоростном режиме.

В Атланто на весь вид транспорта не существовало ограничения скоростного режима, и поначалу умельцы ломали бортовые компьютеры машин и умудрялись разгонять их до ста километров в час. Но в условиях закрытого города развитие таких скоростей было крайне опасно, ведь при столкновении можно было повредить стены модуля, а это уже была экологическая катастрофа в пределах квартала. Приходилось обесточивать целый квартал и, помимо ремонта модуля, были затраты на восстановление кислородного баланса. Так одна авария могла наделать целую цепь проблем. Молодежь сразу смекнула, что надо что-то менять в моде, и многие перешли на тихоходные биофоны на электромагнитных двигателях. Максимальная скорость такого рода транспортного средства была от семи до десяти километров в час – медленно? да! Но интернет, сотовая связь, мультимедиа – все это с легкостью заменяло подросткам скоростные электромобили. Так что, с легкой руки золотой молодежи, ведомой идеями бунтарства против системы, эти устройства стали частью Марса.

Из рекламного баннера «SLG-company»:

«Биофон поколения «S» от «SLG-company» – это креативно. Но есть такие люди, кто может спросить меня, что такое биофон от «SLG-company»? С виду, в выключенном состоянии, наша продукция – это просто куча, состоящая из электроники, титана, серебра, золота, лития углеводородов и портативного магнитного реактора. Все это квадратной, круглой или овальной формы с местом для ног и магнитными подушками снизу. И такими были наши магнитные биофоны класса «А», одни из первых. Я не буду вам рассказывать историю о том, как наша компания сделала прорыв в средствах коммуникации и передвижения, так как это будет скучно, лучше поговорим о другом. Итак, класс «А», многим он нравится, привлекает цена и надежность этой модели. В ней есть необходимый минимум, а именно: плазменная защитная капсула, видеофон, доступ к глобальной сети, органайзер, слабенький, но навигатор. Весом такой биофон – до пяти килограммов, и он немного больше современных аналогов, но зато, как говорят наши клиенты, надежен. Современные биофоны поколения «С» и «S», они более легкие, в них уже используется гелиевая или водородная подушка двигателя, что делает их более подвижными, маневренными. Их плазменный потенциал богат дополнительными функциями. Если плазма старого БФ имеет форму овала и, в принципе, выполняет только защитную функцию, то в новых моделях возможна модификация и изменение плазменного поля в любую форму: квадрат, круг, колючки, хоть треугольник – это зависит только от вашего желания. А цвет! Совсем забыл: нами представлена вся палитра цвета в специальных молодежных вариантах биофона. Плазменная оболочка также в некоторых моделях оснащена биоорганайзером, который контролирует все физиологические показатели человека, своего рода, медицинский портативный диагностический центр, все зависит от желаний клиента. Другое качественное изменение биофонов поколения «S» – это цвет внутренних 3D мониторов и дисплея. Сегодня наша корпорация выпустила на рынок модели, которые поддерживают до шестисот пятидесяти миллионов оттенков. Звук в биофонах серии «S» максимально реалистичен. Есть режим автоматической адаптации под любые, даже самые нежные ушки. Высокоскоростной доступ к всемирной сети, позволит вам быть всегда в центре событий мирового сообщества. Но главное, цена – мы ее снизили…»

У Яны была не последняя, но и не самая худшая модель. Включив защитный купол в виде энергетического кокона, она погрузилась в ритм музыкальной композиции, местной рок-группы. Дорога в центр проходила по узеньким улочкам золотого города. По пути ей, то и дело, встречались похожие биофоны, с такими же отрешенными и погруженными в свой собственный мир подростками. Веяние моды, что с этим поделаешь? Люди – они и на Марсе люди.

Она летела в самый известный бордель Марса «Логово Гарри». Для Атланто это место было культовым и легендарным: кто-то находил тут любовь, а кто-то просто покупал ее, но почти каждый взрослый мужчина хоть раз в жизни бывал в «Логове Гарри». Тут, как говорил владелец дома терпимости Гарри Байсон, продавали мужское счастье.

– Яна, стой! – закричал кто-то и с силой врезался в биофон подростка.

– Какого черта? – упав на железный тротуар проходного модуля, ругалась молодая девушка.

– Прости, я не хотел, – подав ей руку, произнес Серджо.

– Колли! – с презрением посмотрела на него шестнадцатилетняя девушка. – Я же сказала: мое решение не имеет возврата.

– Я помню, – замялся парнишка. – Просто я хотел предложить тебе, – он дрожащими руками полез в карман за кольцом.

Но оно предательски выскользнуло из рук и закатилось в сливной желоб тротуара. Серджо тут же попытался его достать, но все его попытки были тщетными и неумелыми, и это казалось таким смешным, что Серджо Колли даже покраснел от неловкости за сложившуюся ситуацию.

– Какой же ты еще ребенок, Серджо Колли, – снова встав в биофон, произнесла Яна и поспешила продолжить свой путь.

– Яна, стой, – уже кричал ей вслед отчаявшийся юноша. – Стой, я хочу, чтобы мы поженились, чтобы у нас были дети.

И понимая, что она его не слышит он судорожно достал свой БФ и принялся писать SMS-сообщение:

«Я хочу создать семью с тобой, слышишь!

Я хочу детей, я хочу, чтобы мы были счастливы, выходи за меня!»

Отправив SMS-сообщение девушке, он сел на скамейку и, не отрывая глаз, смотрел на горевший экран биофона.

Тем временем Яна Сток уже почти добралась до модуля, где находился легендарный бордель Атланто. Неоновые огни были повсюду, столько оттенков красного шестнадцатилетняя девочка видела впервые, все было таким вызывающим, дерзким. Даже запах тут был терпким и немного сладким одновременно, вперемешку с запахом дорогого табака. Здесь можно было все, здесь сбывались любые грезы и мечты мужчин. А женщины становились богатыми и обеспеченными. Это было логово разврата и похоти, и как говорится, если б этого места не было на Марсе, то его непременно стоило придумать.

– Продаешься или покупаешь? – улыбаясь, задал вопрос расписанный татуировками здоровенный охранник.

– Мне нужен Гарри, – с дрожью в голосе ответила девушка.

– Ты не ответила, крошка, – пошло оценив ее взглядом, еще раз спросил охранник. – Продаешься или покупаешь?

– Продаюсь, – смущаясь, ответила Яна.

– Гарри не привык платить за мохнатое золото, крошка. А вот я могу заплатить тебе пять золотых, – пошло засмеялся охранник. – Ну, так что, пойдем? – шлепнув ее по попе, добавил он.

– Так, где он? – неожиданно серьезно спросила Яна. – Ты не ответил на мой вопрос.

Здоровяк грозно подошел к ней и, оскалив зубы, пристально посмотрел ей в глаза, пытаясь испугать девушку. Это молчание длилось минуты две, Яна даже не шелохнулась, и не отвела взгляда.

– Так, где он? – шепотом выдавила из себя хрупкая шестнадцатилетняя девушка.

– Ха-ха-ха, – рассмеялся охранник. – Ну, раз так все серьезно, иди в бордель, найдешь там бармена, скажи ему, что Крашеный велел отвести тебя к Бизону, – уже более добрым голосом ответил ей охранник, по кличке Крашеный.

– Спасибо, – радостно улыбнулась Яна и поспешила в модуль борделя.

– Не за что, – улыбнулся охранник. – Как тебя зовут, крошка?

– Яна, – ответила девушка.

– Хм, – усмехнулся Крашеный. – Еще свидимся, а насчет пяти золотых подумай.

– Хорошо, Крашеный, – ответила Яна Сток и с радостью побежала в бордель.

Гарри Байсон, по прозвищу Бизон – очень интересная и неординарная личность. И если Адам Рови был колесом, которое крутило всю ту человеческую машину, построенную в песках Марса, то Гарри был смазкой, грязной скользкой смазкой. И в этом был весь Бизон: он и его помощник Тоху были солью Марса, горькой и приторной солью, но без них Атланто не был бы легендарным золотым городом. И как говорил сам Рови, что если бы Гарри Байсона просто не было, то его непременно надо было бы выдумать, настолько важен и необходим был этот чернокожий здоровяк для Марса. Он оттенял всю ту правильность Рови и, пользуясь пороками людей, неплохо на этом зарабатывал. Под его влиянием находились игровые и публичные дома в Атланто, и как любил говорить сам Гарри: «Я продаю людям счастье, а кто не верит, то я могу и башку проломить».

Единственное, чего не признавал и с чем боролся Гарри, так это были наркотики. Тут позиция здоровяка была четкой и беспринципной: наркотикам не место на Марсе!

– Стелс пробовала? – первое, что спросил у Яны владелец бара.

– А что это? – действительно не понимая, о чем идет речь, спросила девушка.

– Наркотик такой, – грубо ответил Гарри.

– Нет, не пробовала, сэр, – тут же ответила Яна.

– Это хорошо. Узнаю, что пьешь, либо нюхаешь, сначала руки оторву, потом – ноги, – говорил здоровяк. – А голову оставлю, чтобы, когда ломать начнет, на всю жизнь запомнила. А если продавать начнешь эту дрянь, и голову оторву. Поняла?

– Да, сэр, – сглотнув подступивший к горлу ком, ответила Яна.

– Правила логова знаешь?

– Нет, сэр, – ответила шестнадцатилетняя девушка.

– Ну, тут все просто, детка, – уже по-доброму улыбнулся Гарри. – У нас четыре уровня. Первый уровень для всех, с него и начнешь.

– Почему с него? – тут же поинтересовалась Яна.

– Ты слушай и запоминай, а не задавай вопросы, – погрубел Гарри. – Второй уровень для середнячков, то есть граждан Атланто, третий – для богатеев и четвертый – для особых клиентов.

– А как с первого перейти на второй? – немного нерешительно поинтересовалась Яна Сток.

– Зарабатывай больше, тебя и переведут, – ответил Бизон. – Каждые пятьсот часов делается перевод. Там есть определенные суммы для перевода, девочки расскажут о них. В общем, ничего сложного. Работай и расти по карьерной лестнице, – улыбнулся здоровяк.

– А я могу отказывать тем, кто мне неприятен? – немного смущаясь, спросила Яна.

– Конечно, малышка! – улыбнулся Гарри. – И запомни: никто не вправе тебя заставить отдавать себя. А кто посмеет, скажи мне, и я оторву ему голову, – отвечал Гарри. – Впрочем, об этом тебе расскажут девчонки. Теперь о главном, – он достал небольшой листок электронной бумаги, на которой было написано слово «Контракт». – Прочти внимательно, там все, что я сказал плюс главное: десять процентов ты будешь отдавать за аренду модулей логова, и десять – за охрану. Итого: одна пятая часть с каждого заработанного золотого будет оседать тут. Все остальное – твое, – говорил Гарри. – И второй главный нюанс: ты, в индивидуальном порядке, не объясняя причин, можешь все бросить и уйти, так что, как видишь, условия шикарные. Спросишь в чем подвох? А его нет. Я не обману тебя, но если ты будешь работать вне логова – оторву голову, – Гарри оглядел Яну с ног до головы и похотливо добавил: – Читай и подписывай. Такую малышку не грех попробовать.

Дочитав текст контракта до конца, шестнадцатилетняя девочка все же подписала.

В ту ночь она заработала свои первые десять золотых, удачно продав свою девственность, а утром уставшая, но счастливая она написала ответ на SMS-сообщение Сергея Колли:

«Я подписала контракт в логове Гарри. Прости меня, но я не вернусь, та жизнь мне не нужна…»

Прочитав сообщение, замерший и уставший от целой ночи ожидания, Серджо Колли стер пришедшее письмо и, едва сдерживая слезы, побрел домой. Его жизнь после той ночи разделилась на «до» и «после».

Впрочем, и у Яны Сток были перемены в судьбе.

– Кому пишем? – подойдя к девушке, поинтересовался смазливый юноша по имени Рон.

– Маме, – стерев SMS-сообщение и спрятав телефон, ответила Яна. – Сегодня я уже не работаю, – добавила девушка.

– Не, не, я так просто, хотел угостить, – парень протянул Яне стакан с ярко-синей жидкостью.

– Я не пью алкоголь, – тут же ответила девушка.

– Это энергетик, – улыбнулся парнишка. – Он тупо бодрит и поднимает настроение, все его пьют, – добавил Рон.

– Энергетик, говоришь? – Яна пригубила предложенную жидкость. – А он вкусный, – ответила она и тут же почувствовала, как каждая клетка ее тела наполнилась энергией. – Какая прикольная штука! И правда, бодрит.

– А то! – улыбнулся юноша. – А если добавить грамм стелса, – Яна даже вздрогнула от этого слова, вспоминая слова Гарри о данном наркотике.

– Нет, спасибо, – демонстративно отодвинув угощение, ответила Яна. – Я не употребляю наркотики.

– Ну, нет – так нет, – юноша тут же встал и удалился.

А Яна испуганно осмотрелась по сторонам и в тот вечер для себя решила, что принципиально не будет употреблять наркотики и какие-либо стимуляторы в своей работе. Это, как она считала, могло навредить качеству ее услуг.

ПЯТЬСОТ ЧАСОВ СПУСТЯ.

Юная девушка нежилась в постели. Утро выходного дня всегда ожидаемо, и ты, словно голодный до сна, цепляешься за предрассветные минуты. Они такие же сладкие, как в детстве, когда мама не будила тебя в школу, давая поспать лишние полчаса, а ты нежился и думал о том, как же здорово, что есть такая штука как выходной.

– Янка, вставай! Уже обед, – нежно дотронувшись до дочери, прошептала София Сток.

– К-хм, встаю, встаю, – с наслаждением потягиваясь, ответила девушка.

– Я оладьи с джемом приготовила, как ты любишь, – сказала мама.

– Спасибо, мамка, сто лет их не ела, – вставая с кровати, произнесла девушка. – Мне кто-нибудь звонил?

– Твой начальник спрашивал, насколько дней ты взяла отгул?

– Я же ему говорила, что на два, – недовольно буркнула девушка.

– Ну, он еще просил перезвонить, – говорила мама Яны. – Наверно хочет, чтобы ты пораньше вышла на работу.

– Они все хотят, – нервно буркнула Яна и пошла в душ. – Ничего, два дня как-нибудь без меня справятся.

– Но так нельзя, дочка.

– Можно, еще как можно, – строго ответила Яна и зашла в кабинку с сухим душем.

А мама Яны заправила постель и поспешила на кухню, дабы подогреть приготовленные еще на завтрак оладьи с яблочным джемом.

– Я тут перебирала старые вещи, – подавая дочке кружку чая, начала София Сток, – и наткнулась на интересный конверт, – она открыла ящик комода и достала обмотанный скотчем пакет размером примерно пятьдесят на пятьдесят сантиметров. – На нем написано: «Передать Адаму Рови. Важно!», – мама дословно прочла написанное еще детской рукой послание на упаковке.

– Это так, детские глупости! Там какие-то чертежи, дневники, – объясняла девушка. – Эрика Фурса что ли, я сейчас и не вспомню уже, – покрутив в руках посылку, улыбнулась она и тут же добавила: – Выкинь ее, там ничего важного нет.

– Может все-таки отправить? – неожиданно предложила София. – Это не так дорого, давай сделаем, а вдруг это и впрямь важно.

– Да, делай что хочешь, – допив чай, категорично ответила девушка. – Все, что было в прошлом для меня стерто.

Она тут же встала и, накинув куртку, вышла из модуля, сказав лишь, что направляется в город. Мама Яны долго не решалась отправить посылку адресату, она даже ходила на почту, но когда от нее потребовали данные отправителя, она занервничала и, сославшись на то, что электронную карту забыла дома, поспешила удалиться. Эта дилемма стала невыносимой: с одной стороны, София Сток хотела доделать, как ей казалось, важное дело, а с другой – она боялась, что в этом пакете были, на самом деле, каракули тринадцатилетнего подростка, и это могли посчитать за розыгрыш или шутку очень серьезные люди в администрации Атланто. А беспокоить такого важного человека, как Адам Рови, по какому-то пустяку ей, ой как, не хотелось. Наверно, поэтому она и открыла пакет, и, поняв, что в нем действительно документы и чертежи некоего Эрика Форса, а не Фурса, она так же аккуратно его упаковала и приняла для себя очень важное решение: непременно передать посылку адресату.

Два дня отгула пролетели как минуты. И снова музыка и яркие огни «Логова Гарри» и снова подвыпившие старатели, и одинокие богатеи, которым надо улыбаться, и с которыми надо флиртовать, дабы они выбрали тебя.

Яна не то чтобы стремилась выйти на работу, нет. Что-то внутри нее перестало так страстно желать славы и денег на поприще легендарного борделя. Пропал тот огонек в глазах, то неподдельное желание вкусить запретный плод. Впрочем, это всегда происходит, когда чего-то добиваешься в жизни. А Яна добилась за пятьсот часов работы перевода не во второй модуль, а сразу в третий. Это было поистине дерзким скачком в карьере любой жрицы любви.

Обычная худенькая девчонка, с длинными каштанового цвета волосами, тоненькими губками и выразительным взглядом глаз бирюзового цвета. Эта малышка сводила с ума многих. Она, сама того не ведая, подводила и красила глаза так, словно египетская царевна из далекого-далекого прошлого. И в каждом ее движении была грация пантеры, и это все шло изнутри. На поприще легендарного борделя она не работала, она играла роль роковой женщины, и многие влюблялись в эту юную жрицу любви. Кстати, клиентов у нее было не так уж и много – один-два за ночь, ей просто платили много, так как клиенты всегда хотели купить ее на целую ночь.

Любая девушка начинала работать в первом модуле, его называли общий модуль. Минимальная ставка там была равна одной золотой монете за один акт любви, максимальную – никто не ограничивал. Все проходило так: мужики устраивали аукцион, и самый щедрый забирал новенькую девушку на ночь. На втором уровне клиенты были побогаче, там минимальная оплата составляла пять золотых монет, тут попадались зажиточные старатели и небогатые граждане. Третий и четвертый уровни считались уже элитными: на третьем уровне ставка была пятнадцать золотых монет, а на четвертом уровне, это был эксклюзив борделя, платили минимум сто золотых за ночь. И там попадались богатеи или поклонники особо талантливых девушек.

Каждые пятьсот часов можно было перевестись из одного уровня в другой, и главным фактором была заработанная сумма за почасовое время работы девушки. Все по-честному, и многих девчонок все это устраивало. Хотя после такого триумфа молоденькой Яны Сток, у нее появилось немало завистников и недоброжелателей.

Тот вечер был скучным: в баре не было никого новенького, пассажирский крейсер с Земли должен был прилететь на космопорт «Альфа» только завтра. Была середина рабочей недели, и многие девушки просто скучали.

Он зашел в бордель неторопливо, опираясь на резную трость. Седоватый мужчина с голубыми глазами, в темно-синем одеянии гражданина Марса. Многие его не узнали, а те, кто узнал, были сильно пьяны и подумали, что им это показалось.

– Добрый вечер, – обратившись к бармену, начал Адам. – Я ищу некую Яну Сток.

– Она очень дорого стоит, папаша, – усмехнулся бармен. – Да и потянешь ли ты? – засмеялся здоровяк.

– Потяну, – даже привстав и сурово посмотрев в глаза бармену, ответил Адам. – Где она?

Но тут в модуль просто влетел Гарри Байсон, он нервно окинул взглядом всех посетителей, ища своего друга. И как только заметил темно-синее одеяние возле барной стойки, что есть сил, закричал на весь зал:

– Адам дорогой, – Бизон развел руки и с улыбкой подошел к долгожданному гостю. – Почему не предупредил? Я бы приказал тебя встретить, – оправдывался Гарри.

– Да я так, по личному делу, – ответил Адам.

– Тем более, – подав бармену знак, чтобы он быстрее суетился, хозяин борделя присел радом с Рови. – Воды сделай нам, – приказал он бармену. – Тебе нужна девушка или девочка?

– Нет, нет, – улыбнулся Рови. – Ты же знаешь: я за секс не плачу денег.

– Не переживай, для тебя все будет за счет заведения, только покажи пальцем – кто? – сделав глоток принесенной воды, заметил хозяин борделя. – Пойдем, присядем за столик, пошепчемся, – взял в руки стакан Адама, предложил Бизон.

– Спасибо, Гарри, – первое, что произнес Рови, сев за столик. – Спасибо за девушек, но сегодня я не по этому поводу. Мне нужна некая Яна Сток, и это дело государственной важности.

– Вот как, – Гарри даже изменился в лице. – Она что-то натворила?

– Нет, нет, – пытался успокоить его Адам Рови. – Она будет свидетелем в одном очень важном деле, и поэтому я должен убедиться: говорит она правду или врет.

– Это без проблем, – Бизон даже подобрел от услышанного и тут же подозвал бармена и приказал ему найти Яну.

– Она с клиентом, сэр, – нерешительно произнес бармен.

– Выкинь его оттуда и веди сюда эту девчонку, – сквозь зубы грозно приказал Бизон.

– Я понял, сэр, – услужливо ответил бармен и поспешил найти Яну.

Гарри, правда, нервничал: еще на заре строительства Атланто он договорился с Адамом, что будет заниматься контрабандой и проституцией. Рови дал добро с одним условием: деятельность Гарри не должна вредить жителям золотого города. И в принципе, так оно и было, но Бизон старел, и большие деньги, скажем так, закрыли ему глаза на тот наркотраффик, который появился на Марсе. Этим занимался его друг Тоху, которому первому пришла в голову идея доставить в логово Гарри легкие стимуляторы. Он предложил это Бизону, и когда получил категорический отказ, стал продавать дурь тайком. Сказать, чтобы Гарри не догадывался об этом, значит, не сказать ничего, но золота с продажи было настолько много, что Бизон нехотя закрывал глаза. И именно поэтому столь странный визит Адама Рови поначалу поставил его в тупик. Ведь проблема с наркотиками рано или поздно должна была выйти из стен легендарного борделя. И Гарри Байсон понимал это как никто иной в золотом городе.

– Как вообще жизнь? Что нового в большой политике? – попытался разрушить молчаливое ожидание хозяин борделя.

– Ты же знаешь, я не вхож в политику, – сострил Адам.

– Это так, для красивого слова, – ответил Гарри. – А ты постарел.

– Есть малость, – улыбаясь, ответил Адам. – Ты тоже, да и чутье уже не то.

– В каком смысле не то? – насторожился Гарри.

– Присмотрись получше к своему окружению, Гарри, – очень серьезно начал исполняющий обязанности главы Атланто. – Деньги от алкоголя и табака – это одно, тебя за них никто не упрекнет, а вот деньги от наркотиков – за это, Гарри, могут и спросить.

Бизон нервно играл скулами, его карий взгляд стал напряженным. Чернокожий здоровяк с поседевшими висками с силой сжал стакан с водой.

– Я, конечно, дам тебе шанс самому все исправить, – глядя ему в глаза продолжил говорить Рови. – Понятное дело – ты не сможешь полностью сломать систему, потому что многие уже зависят от наркотика, а если есть спрос, то будет и предложение. Но если ты дашь мне слово, что эта дурь не выйдет за пределы твоего борделя. То есть не появятся уличные продавцы стелса, опия и всякой разной гадости, и главное, они не будут торговать этим в школах и бедных кварталах Атланто. Пусть продают наркотики у тебя, и только взрослым. Пусть те, кто ищут этот кайф, находят его в стенах твоего логова. И за ослушание этого закона строго карай, можешь даже жестоко, я все сделаю, чтобы на это закрывали глаза. Введи правила торговли, ограничения, заставь всех работать по твоим правилам. И тогда я скажу, что ты на стороне золотого города, на стороне граждан.

– Ты же знаешь – я против дури, Адам, – выслушав друга, с опаской заговорил Гарри.

– Знаю, – перебил его Адам, – но если не ты, то будет другой, который не будет гнушаться продавать это зло детям. Пусть взрослые сами решают и сами ищут наркотики. Продавай им дороже: те, кому нужен этот кайф, сами тебя найдут, а подростков не трогай.

– Я подумаю над твоими словами, Адам, – допив воду, очень серьезно заявил хозяин борделя.

– Подумай, подумай, – оглянувшись по сторонам, подметил и.о. главы Атланто. – И будь внимательнее с окружением, Гарри.

Тем временем у Яны, правда, был клиент, некто Роман Лов. Скромный, стеснительный старатель, одинокий романтик, безвозвратно влюбленный в красные пески. Он и прилетел-то на Марс, одержимый идеей что-то изменить в этой планете. Но, как и многие, столкнулся с невыносимыми холодом, с лишениями этих песков, с золотой лихорадкой, с человеческими пороками, с алчностью и лицемерием. Роман Лов устроился старателем на одну из тысяч шахт, снял уголок в районе эмигрантов и, как и многие, тупо копил часы, пытаясь дожить до права стать гражданином этого города. Почему он не уезжал? Ответ был прост: несмотря на все минусы такой обделенной человеческими условиями жизни, здесь было свободнее, чем на Земле. Здесь твое слово могли услышать, здесь твое слово могло хоть что-то изменить. Здесь у тебя спрашивали, как ты хочешь жить, а не говорили, что черное, на самом деле, белое. На Марсе черное было черным, а белое – белым, и это чувство правды удерживало многих в абсолютно безжизненных песках четвертой планеты от Солнца.

– Рома, давай без лирики, – закрыв подарочную шкатулку с кольцом, произнесла Яна. – Ты заплатил за ночь, я согласилась. Зачем эта сентиментальность?

– Это значит – «нет»? – со слезами на глазах, чуть слышно произнес старатель Лов.

– Ну, если тебя это успокоит, то я вообще никому в этой жизни не скажу «да», – протянув ему шкатулку с кольцом, ответила девушка. – Это мой принцип, и дело не в тебе. Ты хороший, но я не брошу работу.

– Я буду прощать твои измены, – еле слышно выдавил из себя Лов.

– Я не могу так, Ромка, – обняв его, ответила Яна. – Прости, не могу.

В этот момент в комнату для отдыха влетел бармен и, ничего не объясняя, схватил бедного старателя за шкирку.

– Убирайся отсюда, твое время обнулили, – говорил бармен. – Деньги за ночь получишь у Крашеного.

– А в чем дело? – пытался сопротивляться паренек.

– Ее сам Адам Рови захотел снять, – с какой-то особой пошлостью в голосе ответил бармен и вытащил бедного романтика из модуля.

Яна, обескураженная, хотела было возразить и отказаться от встречи с и.о. главы Атланто, но бармен с силой поволок ее к столику, за которым сидели Рови и Гарри. Увидев хозяина борделя, девушка тут же подобрела. Сменив свой гнев на милость, она услужливо улыбнулась столь важному гостю и присела за столик.

– Ну, я пойду, Адам, не буду мешать. Торн проводит вас в лучший номер моего логова, – тут же встав, произнес Бизон и поспешил удалиться.

Честно сказать, Яна Сток ожидала чего угодно от этого пожилого старичка, но только не разговора по душам о ее прошлой и, казалось, напрочь забытой жизни. И когда Адам Рови закончил разговор, заручившись тем, что юная девушка поможет ему восстановить доброе имя Эрика Форса, Яна впервые за свою карьеру жрицы любви была удивлена. С ней не хотели переспать, хотя она была уверена, что всем мужчинам нужно только это, а с ней просто разговаривали, шутили, смеялись и даже немного грустили. И все это было искренно и не опошлено.

На прощание Рови поцеловал руку, склонив перед ней голову, от чего девушка пришла в оцепенение, но ей это понравилось.

– Вы слишком редкий бриллиант, юная Яна Сток, – прощаясь, прошептал эти слова ей на ухо великий человек, – а во мраке этих стен в тебе всегда будут видеть обычное стекло, мой драгоценный ангелок. Я надеюсь, мы подружимся, Яна Сток.

– Я тоже, – польщенная столь нежными словами Яна даже позволила себе поцеловать Адама в щеку при всех, чего никогда не делала ни для одного клиента.

SMS-сообщение от Романа Лова:

«Я все видел! Ты предала наши чувства. Ты целовала его! Ладно, секс, но это… это же поцелуй! Не пиши мне больше. Слышишь, никогда не пиши! Шлюха!»

Через десять минут пришло еще одно SMS-сообщение:

«Прости меня, я… я дурак, прости!

Конечно, это твоя работа, и ты лучшая в этом деле, в этом логове похоти и зла. Если ты согласишься быть моей женой, то я все прощу, я вытащу тебя отсюда, мы создадим семью… Я все смогу, ради тебя, только скажи «да!»

Через два часа:

«Так «да» или «нет»?»

Еще через час:

«Если ты не ответишь до рассвета, то я уйду из этого мира…»

За пять минут до рассвета:

«Это все во имя любви, не вини себя, Яна. За сказанное надо отвечать… Как же я устал, и я, правда, пьян, но я почему-то счастлив!»

За минуту до рассвета:

«До встречи в красных песках. Хоть так, но я буду рядом, Яна Сток»

Последние два SMS-сообщения Яна прочла уже утром. Про себя она выругалась на Ромку за этот ночной бред пьяного романтика. Затем она приняла сухой душ, выпила кофе и все еще сонная встала на биофон и поспешила на работу.

День прошел как обычно: суета, похотливые взгляды. Один-два обеспеченных клиента, и, в целом, Яна могла позволить себе не работать ночью, если бы не один странный случай.

В бордель зашел мужчина в черном одеянии, на вид ему было лет тридцать пять. Он зачем-то надел шляпу и темные очки, словно, не желал, чтобы его узнали. Он был один и, опустив голову, тут же проследовал в дальний угол борделя, где располагались столики для особых гостей. Заказав себе воды, он ни на кого не обращал внимания, просто сидел молча, полностью приглушив свет над своим столиком, и пил воду.

Но все изменилось, когда на торги вышла звезда борделя Яна Сток.

– Эй, развратники, молодые и не очень, – выйдя на сцену, громко заговорил охранник, по кличке Крашеный, – Ну че, не все еще золотишко потратили?

– Нет! – отвечала возбужденная хмельная толпа, из которой послышались отдельные выкрики: – Кого продаешь?

– Сегодня она, царевна Египта, – открыв занавес и представив полуголую Яну Сток, публично закричал Крашеный. – Прошу любить и жаловать, Яна Сток!

Яна была обворожительна: черное кружевное белье, ярко-красные губы, тоненький шелковый пеньюар и стрижка каре. Она, правда, походила на египетскую царевну.

– Ну, че, граждане песков, – хрипловатым басом начал Крашеный. – Минимальная ставка этой красотки пять золотых, а в качестве бонуса – она будет с тобой, счастливчик, всю эту длительную марсианскую ночь!

Толпа просто завизжала от желания обладать этой красоткой. Подвыпившие старатели наперебой начали выкрикивать свои ставки.

–Десять!

– Двадцать пять!

– Двадцать шесть!

– Тридцать одна золотая, – кричал золотоискатель в темно-синем одеянии.

– Сорок, – произнес кто-то и демонстративно положил мешочек с золотыми монетами на сцену.

Публика замерла в ожидании ответа богини. Яна кокетливо подошла к претенденту и, проведя языком по верхней губе, чуть слышно прошептала:

– Мало!

Бедолага старатель полез в карманы и вытащил еще три золотые монеты, которые положил на сцену, краснея.

В эту минуту к Крашеному подошел официант с подносом, на котором лежало двести золотых монет. Он что-то спешно прошептал ему на ухо, и здоровяк тут же подбежал к Яне.

– Мужчина в черном, в ВИП зале, дал вам двести золотых, – чуть слышно говорил Крашеный. – Ваше решение, Яна Сток?

– Я согласна, – ошарашенная столь щедрым жестом ответила жрица любви.

Ведущий торгов попросил осветить зону для особых гостей, но там уже никого не было. Это конечно поставило в ступор и Яну и Крашеного.

– Я забыл добавить, – нерешительно заговорил официант. – Мужчина в черном сказал, что если никто не перебьет ставку, то он потребовал, чтобы вы были вольны делать, что угодно, только не принимать больше ни одного клиента в эту ночь, – объяснял официант.

– А он вообще был, этот странный тип в черном? – прохаживаясь по залу, говорил Крашеный. – Кто видел его?

– Я, – рыкнул один из завсегдатаев борделя. – Это, кажись, сын владельца седьмой шахты, младший Колли.

– У папы деньги одолжил, малыш, а как дело дошло до главного – тупо не встал, – съязвил Крашеный.

– Нет, он сейчас в забое работает, а вчера расчет за партию был, – говорил золотоискатель. – Вот ненормальный малый, всю выручку потратил на шлюху, а переспать с ней побоялся, ха-ха, – разразился смехом золотоискатель.

Яна тут же подошла к нему и, что есть силы, ударила его по лицу. Мужик опешил от наглости и замахнулся, чтобы дать девушке ответ.

– Поаккуратнее в своих желаниях, – встав на пути старателя, грозно ответил Крашеный. – Товар пальцем трогать нельзя без денег, а на сегодня она уже продана.

Старатель психанул, и недовольный столь наглой выходкой жрицы любви поспешил покинуть бордель. Весь оставшийся вечер и ночь Яна не могла найти себе места в борделе. Она общалась, шутила с постояльцами и новичками. Она даже была барменом пару часов, пока ее друг Джо отлучался поспать. Но, как и было сказано, она не занималась в ту ночь сексом. А утром Крашеный отдал ей честно заработанные двести золотых монет. Самый большой гонорар, который когда-либо зарабатывался ею в стенах «Логова Гарри».

– Алло, я могу услышать Романа? – двигаясь в биофоне по центральному модулю Атланто, позвонила своему воздыхателю Яна.

– А вы кто? – немного грустным голосом ответила женщина на видеозвонок.

– Я… я, – замялась Яна. – Я его друг.

– Он повесился, – ответила женщина. – Сегодня в двенадцать кремирование, на северном кладбище, вход свободный.

– Как повесился? – Яна даже остановила биофон от неожиданности известия, и тут же добавила, понимая, что с ней не шутят: – Я обязательно приду, обязательно, – еле слышно, сквозь подступивший ком к горлу ответила она.

Романа Лова сожгли в печи в полдень, на северном кладбище. В Атланто у него осталась сорокапятилетняя мать. Именно она сообщила ту роковую новость Яне Сток.

Яна надломилась после этих похорон, она до конца своих дней жалела, что не ответила на его ночные SMS-сообщения. Но жизнь, как говорится, продолжалась. Снова началась работа: блеск золота в монетах, блеск разврата в глазах мужчин. Все было тем же самым. Она уже и не помнила за всей чередой однообразных событий, как первый раз попробовала стелс. Но наркотик методично делал свое дело, формируя дикую неизлечимую зависимость. Поначалу это был повод уйти от реальности, а потом уже стало потребностью. В этом порочном бизнесе девушки либо спивались, либо подсаживались на стелс, а как только они теряли товарный вид, их просто выкидывали на улицу, и об этом никто не предупреждал, но эта участь ждала почти каждую жрицу любви в этом нелегком деле.

Надо заметить Бизон принял советы своего друга Адама Рови, и уже через тысячу часов в Атланто невозможно было купить стелс в проходных модулях. Наркоторговцы боялись продавать наркотики вне стен «Логова Гарри», ибо Бизон особо не разбирался, свой ли, чужой, он просто без скафандра выкидывал торгашей за предел модуля и те умирали в муках. При этом Гарри скрепя сердце закрывал глаза на торговлю в стенах своего борделя. И честно сказать, не было такого торгаша, который осмеливался в открытую продавать дурь в присутствии Гарри. А дни, когда он дежурил в логове, называли «профилактикой». И вот так бесхитростно шли часы жизни Яны Сток. Но как говорится, с кем нужно, судьба сведет снова. 

+1
20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1