Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История пятая.

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История пятая.
Аннотация:
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История пятая.
Текст:

Первое интервью И.О. главы ЗОЛОТОГО ГОРОДА

книга третья на mybook бесплатно

Мечтатели аудио книга третья Google play

АТЛАНТО. ПРЕСС-КОНФЕРЕЦИОННЫЙ ЗАЛ.

Репортеры ведущих СМИ Марса, Луны и Земли были в ожидании первой пресс-конференции председателя правления красной планеты. Для мира информации и новостей это было беспрецедентное интервью, ведь с момента признания независимости Марса прошло двадцать земных лет. Никто не верил, что люди научатся жить в таких суровых условиях. Завистники и недоброжелатели с пафосом и шумом освещали в прессе все промахи и неудачи Марса. Но вопреки всему город рос. Атланто стал мегаполисом миллиардником, это, как минимум, внушало уважение, ведь еще каких-то там двадцать земных лет тому назад на Марсе не насчиталось бы и сотни старателей, вынужденных ютиться в брошенных шаттлах и исследовательских модулях.

Это был звездный час Адама Рови, он решил ввести еще одну хорошую традицию для каждого главы правления Марсом, традицию отчетности и прозрачности своей деятельности перед независимыми средствами информации. Адам специально пригласил те информационные компании, которые негативно были настроены по отношению к Марсу. Так что, ожидалась не наигранная пресс-конференция, а реальная интеллектуальная война.

– Исполняющий обязанности Марса, почетный гражданин Атланто – Адам Рови, – объявила секретарь.

И к журналистам вышел седоватый мужчина в темно-синем одеянии. Он неторопливо подошел к трибуне, положил на нее электронную бумагу, достал из позолоченного футляра очки, не спеша их надел. Потом по-доброму улыбнулся, окинув взглядом всех журналистов, и тут же произнес:

– Добрый день, люди! Рад вас видеть на этой планете, – говорил Адам. – В детстве я мечтал строить дома, и я их строил. Строил на Земле, но волей провидения я оказался на этой планете, и мы построили этот замечательный город, дав ему имя Атланто. Сегодня я хотел бы заложить фундамент новой традиции для всех, кто будет во главе этой планеты. Традиции открыто и честно говорить о своих делах, своих планах и своем правлении, дабы вы могли дать оценку – заслуживает ли исполняющий обязанности главы Марса этого поста или не заслуживает, – Адам сделал паузу и выпил немного воды. – Итак, вопросы, господа, вопросы?

И тут же все журналисты подняли таблички с именами своих информационных компаний.

– Я немного смущен столь большим интересом к Марсу, но давайте начнем с Земли. Вы, дама в розовом, – начал пресс-конференцию Адам Рови.

– Издательство «Глобал Таймс», Азалин Морган. Мистер Адам Рови, как долго вы собираетесь править этой планетой? – произнесла дама в розовом одеянии.

– Немного неправильное слово «править», – тут же отреагировал Рови. – Если вы заметили я – и.о., то есть исполняющий обязанности. Уже двадцать лет я на этом посту, благодаря выбору граждан Марса. У нас нет политических партий, нет фундаментальной политической системы, как на Земле. На Марсе каждый гражданин имеет право в течение пяти тысяч часов управлять всей планетой. Это право можно передать по наследству или же отдать любому гражданину. Так же эти часы можно перевести в часы проживания в пропорции – один к трем часам, то есть за пять тысяч часов вы получите пятнадцать тысяч часов, что существенно для тех, кто хочет получить гражданство.

– Я прошу прощения, – перебила Адама журналистка, задававшая вопрос, – тогда как вы смогли удержаться у власти в течение двадцати лет?

– Немного неправильное слово «власть», – тут же начал Рови. – У главы Марса нет привилегий, нет зарплаты. Зачем ему зарплата, если он и так, как и любой гражданин, получает процент с добытого золота. У главы есть только обязанности перед планетой и народом. Он должен в течение пятисот часов внести идею по улучшению жизни на Марсе. И если его идею отвергнут большинством голосов при открытом голосовании три раза подряд, то глава покидает свой пост без права его занимать в будущем.

– А сколько раз ваши идеи отвергали? – выкрикнул кто-то из журналистов.

– Один, – ответил Адам. – Я предложил уменьшить размер выплат гражданам на один процент, и, следовательно, этот процент пустить на исследовательские цели, а если быть конкретным – на строительство северного города.

Ответ был исчерпывающим и после небольшой паузы Адам Рови продолжил:

– Еще вопросы?

В ответ – море рук с табличками.

– Давайте дадим слово Луне. Вы, мужчина в светлой форме, – указал на журналиста Адам.

– Том Рони Кол, «Мун-ньюс», – представился журналист. – Я жил некоторое время в Атланто, и мне есть с чем сравнивать: часть моей жизни прошла на Земле, еще часть на Луне. Хотелось бы сделать вам комплимент: здешний красный фон приятнее лунного серого, – в зале раздался одобрительный смех, а Том продолжил: – Одно «но» – ваша путаница со временем. Почему вы не введете единицу – один марсианский год. Да, пускай это будет в разы длиннее земного года, но это все же удобнее, чем считать время часами.

– Я услышал вас, – отреагировал Рови. – Я не могу своим указом изменить порядок существующих вещей, но именно об этом я внес предложение на голосование около шестидесяти часов тому назад. И по закону, через…, – Адам посмотрел на часы, – примерно через восемнадцать минут будет ясно, быть годам, месяцам и дням на Марсе или все останется по-прежнему. Мое личное мнение: вопрос назрел и в этом деле однозначно надо что-то менять.

После вопроса Адам дал распоряжение секретарю незамедлительно информировать его о решении выборщиков, дав обещание незамедлительно объявить о решении граждан, прямо на пресс-конференции.

А тем временем прозвучал новый вопрос:

– Коли Томсон, «Ай-Би-Си Ньюс», Земля, – представилась журналистка. – Мистер Рови, как вы прокомментируете факт кражи земных технологий у «Глобал Энерго», главой которой является Джоб Сью?

– Я немного не понял, о чем вы? – Адам даже изменился в лице, в его взгляде появились нотки борца, собственника, говорящие: «я свое не отдам». – Насколько мне известно, живые обои первым изобрел Эрик Форс.

– А кто это? – усмехнувшись, тут же отреагировала журналистка.

Адам недолго думая подошел к секретарю и что-то прошептал ей на ухо. И через минуту в пресс-конференционный зал привели женщину и девушку.

– А теперь позвольте, представить, – Адам подвел к микрофону первой женщину, – Джессика Рост.

– Добрый час, я училась с Эриком, и мы даже встречались некоторое время, можно так сказать, любили друг друга, – стесняясь публики, произнесла Джессика. – И я готова подтвердить это в суде.

– Меня зовут Яна Сток, – тут же заговорила восемнадцатилетняя девушка. – Я знала Эрика Форса, он был моим другом на Земле. Он, как и я, был геймером, одним из лучших. Это он изобрел живые обои и доверил мне и Катрин Рост доставить их на Марс. К сожалению, Катрин погибла от рук ваших спецслужб, – разговорилась Яна, – Но ее сестра-близнец жива!

– Ну, полно выдавать секреты, – ласково приостановил речь девушки Адам. – Как говорится, подростки не умеют врать, так что это ответ на вопрос, кто такой Эрик Форс, – уже улыбаясь, заявил Адам Рови. – Все остальное и, естественно, доказательства, патент, подчеркну, выданный Земным бюро, мы предоставим в суде, который мы намерены выиграть у Джоба Сью. И это мое официальное заявление.

– А вы знаете, что суд будет на Земле? – с каким-то сарказмом добавила Коли Томсон.

– Знаю, – ответил Адам. – Процесс будет долгим, но мы никуда не торопимся и открою вам секрет: даже если мы не получим патента, Эрик Форс был великим ученым, и он как подобает изобретателю дополнил свою же технологию. Так что, мы создадим нечто новое, на голову выше копий, украденных Джобом Сью.

– Это очень смелые заявления, – тут же отреагировала журналистка. – И это заявление на официальном уровне?

– Вопрос закрыт, – резко обрубил ее Адам. – Все остальные словесные баталии будут в суде. Следующий вопрос, уважаемые журналисты.

– Тью Форджи, Атланто, «Первый новостной», – улыбаясь, начала журналистка в синем одеянии. – Мистер Рови, вы верите в Бога? И как вы относитесь к повсюду возникающим религиозным организациям?

– Хороший вопрос, – Адам сделал глоток воды. – Когда я был в расцвете своих сил, я бы сказал, что не верю, но сейчас я уверен, что Бог есть. Где он – я не знаю, да и это никто не знает, но он есть. Мой отец любил говорить: «Бог в тысячной доле процента», а я никак не мог понять смысл его слов. Бог мне всегда казался, чем-то большим, огромным и это никак не вязалось с тысячной долей процента, но отец был прав. Вот если бы вы спросили меня сорок лет назад: какова вероятность, что я буду стоять перед вами в статусе и.о. главы свободного Марса, я бы, не задумываясь, ответил: «Тысячная доля процента». Что касательно второго вопроса, то я тут бессилен. Верить или не верить – это сугубо личное дело каждого. Мы, конечно, будем пресекать религиозные течения с элементами сектантства и порабощения людей, но в основном, Марс – свободная планета, верьте, в кого хотите, господа.

В эту минуту к Адаму подошла секретарь и протянула электронную бумагу, при этом что-то сказав на ухо. И.о. главы Марса, неторопливо пробежался по тексту, в конце улыбнулся. Потом он посмотрел на замерших от любопытства журналистов, потом снова на доклад и после недолгой паузы произнес.

– Граждане Марса сделали свой выбор. Помните вопрос о времени? – еще раз улыбнулся Адам. – И я официально заявляю, что с сегодняшнего дня, мы начинаем календарь Атланто, сегодня первый день, первого месяц, первого года золотого города на этой планете.

Раздались аплодисменты. Эта была сенсация для всех средств массовой информации. Когда эйфория прошла, журналисты продолжили вопросы. Были заданы около ста пятидесяти вопросов, и на все были получены исчерпывающие ответы.

Можно сказать, что первая в истории Марса пресс-конференция удалась.

+1
22
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Мая Фэм №1