Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История шестая.

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История шестая.
Аннотация:
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История шестая.Кодовое слово – «АЛЬБАТРОС»
Текст:

Кодовое слово – «АЛЬБАТРОС»

Книга третья бесплатно на Mybook

Мечтатели аудио книга третья Google play

В тот вечер Тоху отсыпался от ночной смены. Он был зол, так как из-за интервью Адама Рови ему не удалось собрать положенную сумму выручки. Да и вообще, тот вечер был каким-то неправильным: женщины хотели продаться подороже, мужчины не хотели переплачивать. Да и торговать наркотиками становилось все опаснее и опаснее. А тут еще этот Рови с запретом на все наркотические вещества. Тоху терял большие деньги. И вся эта вереница событий привела к тому, что под утро они с барменом решили пропустить по одной рюмочке земного виски, потом еще по одной рюмочке. Одним словом, Тоху злой, раздраженный и пьяный пошел спать.

– Вставай, болван, летим на астероид! – выливая на спящего друга стакан воды, прокричал Гарри и тут же отскочил в сторону.

– А? Где? – спросонья подскочил Тоху, выхватил из-под подушки оружие и начал оглядываться по сторонам в поисках обидчика. – Бизон, глупая шутка, – заметив улыбающегося друга, сквозь зубы произнес Тоху.

– Так правильно, тебе через полчаса на рабочем месте надо быть, а он дрыхнет, – язвил Гарри. – Ладно бы с девочкой, тогда бы еще понял, так нет, он пьяный спит.

– Отстань, Гарри! Голова – кусок чугуна, – вытирая лицо и пряча импульсный пистолет, прошептал Тоху.

– Я чего зашел… – присев, серьезно заговорил Байсон.

Тоху сначала посмотрел на него с ухмылкой, но видя полную серьезность своего босса, тут же сел рядом и внимательно посмотрел на Гарри.

– Говори, – произнес Тоху.

– Ты речь Рови слышал? – спросил Гарри.

– Я вне политики, ты же знаешь, – улыбнулся Тоху и позволил себе сесть свободнее.

– Рови хочет затеять тяжбу с Джобом Сью, – начал Гарри.

– Ну и что нам с этого? – неожиданно перебил его Тоху и тут же наткнулся на гневный взгляд начальника.

– Дослушай, – продолжил Гарри. – Адам Рови – это Атланто. Атланто – это ты, это я, это все, кто тут живет. И если обижают Адама, значит, обижают тебя, меня, каждого, – ответил Гарри.

– Ты предлагаешь завалить этого Сью, – возмущенно выпалил Тоху.

– А знаешь, кто нас спонсировал, когда, мы занимались пиратством? – неожиданно задал вопрос Байсон.

– Да, ладно, – оживился Тоху. – Ты хочешь сказать, что появился повод спросить с нашего темного босса за всех, кто сгнил в земных трюмах. А че ты раньше-то молчал, Бизон?

– Раньше ты кто был? – говорил здоровяк Гарри. – Вор и убийца.

– Типа, сейчас я – политик, – съязвил Тоху.

– Дипломат, – достав электронные документы и положив их на стол, произнес начальник.

Тоху не сразу решился посмотреть их. Но когда он понял, что Гарри не шутит, и в электронных бумагах действительно было прописано его имя и должность «помощник консула», Тоху даже выпрямился от неожиданности.

– Бизон, я не хочу быть торпедой, – неожиданно произнес он. – Ты меня извини, тут пахнет подставой. У этого старичка все схвачено, все подмято, и его охрана завалит меня раньше, чем я вытащу ствол. Это первое. А второе – какой мне резон помогать твоему другу, ведь он мне никто.

Гарри на мгновение замолчал, вглядываясь во взгляд Тоху.

– Резон, говоришь, – улыбнулся Бизон. – Я отдам тебе бар, все модули, весь бизнес.

– Ты в своем уме, Гарри, твой Рови того не стоит.

– Дело не в Рови, – тут же ответил Бизон. – Джоб Сью хотел нас убить, нам заправили топлива только до космокрейсера. Потом, мы бы прилетели с мертвым Ромовым, и нас должны были принять и на кусочки порвать. Это был его план, и наши же люди предали нас, Тоху. Он страшный человек, для него люди – винтики, и если он сломает Адама, потом будем мы. Он сломает Марс, сделав из Атланто сырьевой придаток своей империи. Так что дело не в Рови, Тоху.

– Я один не смогу, – помолчав, ответил друг Байсона.

– А ты один не будешь. Александра Ким будет с тобой, ну и я дам тебе свою печать и напишу на Землю, чтобы приняли тебя, как меня, – говорил Байсон. – Ты только не вали его сразу. Да и ты правильно просчитал, не получится. К нему не так просто подобраться, – рассуждал Гарри. – Я поэтому тебя и посылаю, Тоху, ибо ты можешь ждать, когда эта акула повернется спиной, а потом бей.

– Легко говорить, Гарри, – не успокаивался Тоху.

– Ты боишься, что я тебя кину?

– Не совсем, – замялся Тоху. – Но хотелось бы гарантий. Конечно, твое слово имеет вес, но пойми меня правильно, Бизон, тут на кону жизнь.

– Я переписал на тебя весь бизнес, но с условием, что Джоб Сью будет мертв или суд будет выигран, и как только произойдет что-либо из вышеуказанного, прилетай и властвуй, – достав пакет электронных документов, очень серьезно заявил Гарри.

Тоху ничего не ответил. Гарри дал ему время подумать. Тоху долго не решался, словно чувствуя, что это может быть билет в один конец. Через неделю он согласился, почему никто так и не узнал. Тоху был скрытный малый, и многие моменты его жизни навсегда растворились в памяти вселенной. Но, как говорится, так должно было быть, сама вселенная этого хотела.

ПОЛГОДА СПУСТЯ.

ЛУНА.

По настоянию и.о. главы Атланто, судопроизводство решили провести на нейтральной территории, не подчиненной законам Земли. И единственным местом, где действовало межпланетное право, и соблюдались все вынесенные судом постановления, была Луна. Впрочем, в данном деле место было не столь важно, главными были люди, на плечи которых ложился весь груз ответственности.

Александре Ким предоставили все полномочия в решении этого дела, она наняла лучших юристов, собрав возле себя реально крепкую и профессиональную команду. Даже Тоху нашлось дело – он собирал по своим каналам информацию о фигурантах процесса, и когда надо доставал необходимые улики, порой нелегальным путем.

– Ну что, выяснил про судью, – за две минуты до первого заседания, шепотом спросила Александра.

– Мутная она, – оглядываясь по сторонам, ответил криминальный босс.

– А конкретнее? – подойдя ближе к нему, спросила Александра Сергеевна.

– На нее ничего нет.

– То есть?

– Она чистая: ни взяток, ни выговоров, ничего, – говорил Тоху.

– Хочешь сказать, Джоб Сью совершил ошибку уже в первом раунде? – улыбнулась Александра.

– Я же говорю, мутная, – нервно задергал скулами низкорослый мужчина. – Может, нам ее подкупить, а если она откажется, значит, Сью точно нашел к ней ключик.

– А если согласится, – тут же ответила Александра Сергеевна, – то у Джоба будет козырь, и в случае проигрыша он обвинит нас в подкупе судьи.

Тоху почесал затылок и недобро посмотрел на Александру Сергеевну. В его темно-карих глазах редко можно было прочитать какие-либо эмоции, но встречи и разговоры с госпожой Ким явно были ему не по душе. Она всегда его сдерживала, и что больше всего его злило, она, словно, видела его мысли, зная наперед, что он задумал. А Тоху был из тех людей, кто не любил подчиняться, да, он мог работать в паре, но не вторым номером.

В эту минуту из зала суда вышли приставы и пригласили стороны процесса пройти внутрь. Слушание по делу Эрика Форса началось.

* * *

Тяжбы по этому делу продлились долгие семь лет. Первым пролил кровь Тоху, когда подкупленная Джобом Сью судья не захотела менять своих принципов и вести дело по совести. Джоб Сью в ответ начал убивать свидетелей, его охрана так или иначе избавилась ото всех, кто был знаком или знал Эрика Форса. В живых остались лишь Яна Сток (я немного забегу вперед и скажу, что ее признали наркозависимой, и ее показания поставили под сомнение). При этом Джоб Сью находил свидетелей, которые давали показания в его пользу, со временем они тоже исчезали. Тоху хорошо знал свое дело. В какой-то момент он даже перестал подчиняться Александре Сергеевне, и тогда самому Байсону пришлось вмешаться в их разногласия.

Все было: и кровь, и страсть, и покушения. Этот процесс вошел в историю судопроизводства. Но главное – люди, они изменились. Тоху решил для себя, что как только условия контракта будут соблюдены, и он станет править империей Бизона, от Гарри надо будет избавиться, ибо нет ничего хуже, чем живой царь при новом правителе.

Джоб Сью стал еще более жестоким и алчным. В душе он понимал, что не прав, но его принцип – если нельзя выиграть бой, то надо посильнее ранить противника – стал для него кредо в этом деле. Тем более, его бывшая возлюбленная была по ту сторону поля боя.

Адам поначалу хотел денег и правды, но за семь лет он понял, что мало донести людям истину, куда главнее, чтобы они ее услышали, и главнее вдвойне, чтобы ее приняли. А насчет денег он лишний раз убедился в древней мудрости – голым пришел в этот мир, голым и уйдешь.

И, наверно, только Александра Сергеевна изменилась в лучшую для себя сторону. Шаг за шагом, скрупулезно, порой против воли всех участников дела, она приближалась к победе. Ибо для нее это было дело принципа, тем более по ту сторону поля был ее бывший.

* * *

СЕМЬ ЛЕТ СПУСТЯ.

РЕСТОРАН «КОТО». СЕВЕРНАЯ ЧАСТЬ ТРЕТЬЕГО ЛУННОГО ГОРОДА.

– Вы меня простите, Александра, – нервно смотря на часы, заговорил глава Луны. – Я чувствую себя предателем, но тот, с кем вам предстоит встретиться, подкупил меня своей искренностью чувств к вам, и если вы скажете, что у вас не было в прошлом отношений с Джобом Сью, то я прикажу его не впускать в ресторан.

– Арни, этот человек вам не солгал, – доедая фруктовый десерт, ответила Александра Ким.

– В таком случае вы позволите его позвать? – нерешительно спросил Арни Тол – новый глава содружества Лунных городов.

– Только из уважения к вам, – ответила Александра. – И спасибо за ужин, все было великолепно, – сделав глоток воды, ответила Александра.

Глава Луны тут же поспешил удалиться. В ресторане играла живая музыка. Играли мелодичный джаз. Смуглая, очаровательно полная женщина с божественным тембром пела давно забытую песню о любви. Элита Луны размеренно проводила свой вечер. От разного рода разговоров в ресторане стоял не слишком громкий гул. Приятно одетые под старину официанты были услужливы и крайне тактичны. Одним словом, люди веселились, и явно, это времяпрепровождение было им по душе.

Джоб Сью вошел, опираясь на трость. Темно-синий костюм, белая сорочка, ярко бордовое жабо с золотой брошью, все выдавало в его виде состоятельного мужчину. Он шел не спеша, то и дело, кивком приветствуя знакомых за соседними столиками ресторана «Кото». Он шел, как победитель, веривший в свою победу.

– Нам не о чем говорить, Джоб, – нервно встав из-за стола, произнесла Александра и хотела уже уйти.

– Постой, – дотронувшись до ее руки, прошептал господин Сью. – Дай мне сказать, я шестнадцать лет ждал этого момента. Может так статься, что второго шанса увидеть тебя не будет. Прошу тебя, постой, не уходи.

– Убери свои руки, – с презрением посмотрев на него, ответила Александра, но при этом села за стол.

– Прости меня, Александра, прости, – начал Джоб. – Хочешь, я проиграю дело, все что угодно, только прости.

– За что тебя простить?

– Я повел себя, как ревнивый дурак, поверил в твой роман с этим докторишкой, – говорил Джоб.

– Он был твоим другом, Джоб. Александр Рум был твоим другом детства.

– Друзья не спят с чужими женщинами, – раздраженно парировал Джоб.

– В отличие от тебя он был мужчиной, который мог любить и уважать женщину, а не коллекционировать их, – говорила Александра.

– Да. Ты имеешь право так говорить, – едва сдерживая свой гнев, начал Джоб, – но поверь мне – я изменился, и я по-прежнему люблю тебя. Я хочу, чтобы ты родила мне сына.

– Ха-ха-ха, – сквозь слезы засмеялась Александра, и с какой-то особой ненавистью посмотрела на своего собеседника. – Расскажи это всем тем убитым тобой детям, которых я должна была родить. Я же по твоей воле делала аборт за абортом, все долгие пятнадцать лет нашей жизни. Ты отобрал у меня самое ценное, что есть у женщины – право стать матерью. И теперь ни один человек во Вселенной не может подарить мне эту радость. Я бесплодна, Джоб Сью, я бесплодна.

– Прости, я не знал, – Джоб налил себе выпить и залпом осушил стакан. – Я найду лучших врачей.

– Джоб, я шестнадцать лет работаю в Атланто. Лучшие из лучших ученых человечества ничего не могут сделать с моей проблемой, – чуть ли не плача говорила Александра. – Из-за воспаления я лишилась яичников и живу на генных имплантатах, не способных к репродукции. Меня можно только клонировать, сделать точную копию, но пока я при памяти, я не позволю сделать этого. Один раз я уже ошиблась, когда по твоей воле делала аборты.

– Прости, я не знал, – еще раз произнес это Джоб.

– Разговор окончен, Джоб Сью, – Александра встала, собираясь уйти.

– Нет, стой! Я приму тебя и такую, – остановил ее господин Сью.

– Нет, я не вернусь.

– Ну, хочешь, я, правда, проиграю в процессе, и твой Адам Рови получит эти чертовы живые обои, – говорил Джоб. – Он отдаст мне тебя, а я ему технологию. Хочешь, я лично договорюсь об этом?

– Рови и так получит и меня, и живые обои, – ответила Александра.

– Какая же ты все-таки… – злился Джоб, а про себя подумал «Дрянь». – Я же люблю тебя, – продолжил он. – Ты что, не видишь этого?! – уже кричал господин Сью, не обращая внимания на окружающих гостей ресторана.

– Нет, Джоб! Услышь меня хоть раз в жизни, услышь. Нет! – говорила Александра.

– Хорошо, давай выпьем, – подозвав официанта, предложил Джоб. – Пусть это будет мой последний тост, – протянув ей бокал вина, произнес Джоб.

– Говори, – взяв вино, ответила Александра.

– Я подарю твоему Рови победу в суде, – начал Джоб. – Не надо благодарности, это будет мой подарок. Подарок вам, Александра Сергеевна. Подарок тебе и Адаму Рови. Я все сказал, – закончил он и напряженно посмотрел на зажатый в руке Александры бокал вина. «Пей, пей же! Хоть так, но ты будешь моей», – думал он.

– Там яд, – тут же разлив вино на стол, произнесла Александра Ким.

– Ты что делаешь? – возмутился Джоб и тут же налил новый бокал. – Попробуй, это то самое вино, что мы хранили пятнадцать лет, с первого дня нашего знакомства в актерской школе. О каком яде идет речь? – понюхав вино и с удовольствием пригубив его, ответил Джоб.

«Как она могла догадаться о снотворном», – тут же подумал Джоб и пристально посмотрел ей в глаза.

– Там снотворное, Джоб Сью! Удивлен? – улыбаясь, ответила Александра.

– О чем ты? – пытался быть спокойным Джоб.

– Я вижу твои мысли, – улыбаясь, прошептала она.

«Что за бред?», – подумал он.

– И это не бред, – произнесла Александра, и Джоб тут же поменялся в лице, словно предчувствуя, что Александра и впрямь умеет читать мысли. «Код от сейфа – «альбатрос», – первое, что пришло на ум Джобу для проверки закравшегося в его сознание подозрения, что эта женщина читает чужие мысли.

– Код от сейфа – альбатрос, – довольная собой, с особым удовольствием произнесла эту фразу Александра Ким.

Джоб даже вздрогнул от неожиданности, в его глазах был страх. Один в один, как в детстве, когда он ничего не мог поделать с уходящей от него девчонкой. Великий Джоб Сью боялся хрупкую беззащитную женщину, боялся до оцепенения и не понимал, как она это сделала.

– Хочешь знать, как я это делаю? – первой заговорила Александра. – Как ты сказал, тот самый «докторишка» подарил мне частичку себя в биороботе, способном читать мысли людей. И как видишь, это работает, Джоб, – Александра Сергеевна встала и, наклонившись над ухом обескураженного господина Сью, чуть слышно прошептала: – А теперь еще и бойся меня, Джоб Сью. Это тебе за Сергея Рума. До конца своих дней бойся меня, потому что я вижу и слышу все твои мысли, а значит, я на один шаг впереди тебя.

А потом она ушла, оставив одного из самых богатых людей планеты Земля в гордом и молчаливом одиночестве, разбитого и поверженного. Самое обидное, что великий Джоб Сью ничего не мог с этим поделать.

* * *

ДВА МЕСЯЦА СПУСТЯ.

АТЛАНТО. МАРС.

Здоровяк постучался в дверь.

– Можно? – улыбаясь, приоткрыл дверь чернокожий мужчина.

– Да, конечно, – Адам тут же встал при виде своего друга. – Проходи, Гарри, проходи.

Они обнялись, и здоровяк Байсон, немного смущаясь, сел в кресло. Рови постарел: морщинки под глазами, седые волосы, трость, на которую он то и дело опирался при ходьбе – да, все говорило о его годах. Но главное – была старость во взгляде. Немного усталый, все так же мудрый, его взгляд изменился, словно понимая, что день, когда его глаза закроются навсегда, не так уж далек, и ты, как все, ничего не сможешь с этим поделать. Все проходит, и ничто не вечно.

– Ну, как ты? – улыбаясь, первым заговорил Адам.

– Живой, как видишь, – съязвил Гарри, положив на стол электронные бумаги. – На Земле классно, шумно только, столько звуков. Все такое яркое – я три дня очки не снимал, глаза не могли привыкнуть. Там, правда, хорошо, Адам. Эту планету поистине создал Бог, если бы только не люди, что ее занимают, то это был бы рай.

– Знаю, – улыбнулся его друг. – Что это? – Адам взял в руки электронную бумагу.

– Я нашел могилку твоей жены и сына, – ответил Бизон. – Я также позволил себе поставить им новые памятники, оградку, в общем, все по-людски, и нанял человечка, чтобы ухаживать за всем этим. На бумаге фото и видео того места.

У Рови затряслись руки от услышанного, но совладав с эмоциями, он все же начал просматривать привезенный материал. На глазах наворачивались слезы, и дабы не заплакать, Адам резко спрятал электронные бумаги в стол, и, сглотнув от подступившего к горлу кома, продолжил:

– Спасибо, Гарри, – осиплым от эмоций голосом чуть слышно прошептал он. – Спасибо.

– Это мелочь, друг, – тут же ответил Байсон. – Есть еще одна новость, о которой ты должен знать.

– Говори, – насторожился Адам.

– Я послал Тоху не для охраны Александры Ким, а для того, чтобы убить Джоба Сью, – начал Бизон. – Это, скажем так, запасной вариант на случай поражения в суде, и вчера Тоху доложил, что у него есть доступ к Сью, и, в сущности, он ждет только нашей команды. Что будем делать, Рови? – пристально посмотрел на него Гарри.

– Его нельзя убивать, – тут же заметил Адам. – И так столько крови вокруг этого дела. Убив Джоба, мы не решим проблему: после него придут другие, будут новые суды, а мы не вечны, Гарри.

– Купим суд, – парировал Бизон.

– Семь лет, сто две жизни, запрет по дипломатической линии Александре Сергеевне на прилет в подконтрольные Земле территории… – грозно говорил Адам. – Мы влезли в войну между планетами, и смерть Джоба будет той самой спичкой, которая сожжет все, что мы сделали на Марсе.

– Надо было его сразу валить, – буркнул Бизон.

– Нет, друг мой, семь лет назад надо было мне лететь на Луну и договариваться. Идти на любые условия, но договариваться, – пристально смотря ему в глаза, говорил Рови.

– Ты не знаешь, на что способен Джоб Сью, – настаивал на своем Бизон. – Он ради денег и власти пойдет на все.

– Вот именно, надо было отдать ему деньги, – ответил Адам. – Впрочем, я начал это дело, я его и закончу. Ты выполнил мою вторую просьбу?

– Да, – Гарри протянул смятый листок бумаги. – Это номер и пароль скрытого канала световой связи, вас никто не будет слышать и видеть. Сам Джоб Сью мне вручил этот листок бумаги в ответ на вашу просьбу о переговорах.

– Спасибо, Гарри, – взяв бумагу, ответил Адам. – Если позволишь, я хотел бы связаться с ним сиюминутно.

– Конечно, – Бизон тут же встал и направился к двери.

– Еще позволь спросить, Гарри, этот Тоху, – остановил его Адам, – он тебе кто?

– Тоху? – Гарри задумался. – Он торпеда, и его цель – Джоб Сью.

– Ты же понимаешь, что я расскажу об этом господину Сью, – Адам тут же привстал и, подойдя к Бизону, продолжил. – Это будет твой дар этому мерзавцу, дабы уйти с поля битвы хотя бы непобежденным.

– Адам, – улыбнулся Бизон, – мне плевать на Сью, а вот если Тоху выживет, он вернется сюда, и Атланто погрязнет в наркотиках. Я отписал ему свой бизнес. Это условие сделки, он получает все, а взамен – он помогает выиграть суд или убивает Джоба Сью. Я дам ему приказ убить Джоба, а ты расскажешь об этом самому Джобу Сью. Мы отдадим ферзя и останемся каждый при своих интересах. Это моя цена за услуги.

– Ты меня удивил, Гарри, – улыбнулся Адам. – Удивил.

Бизон ничего не ответил, а лишь молча закрыл за собой дверь. Он, правда, был доволен тем, что все, что планировал, пусть через семь долгих лет, но все же сбылось.

* * *

ВЕЧЕРОМ ТОГО ЖЕ ДНЯ.

Адам долго не решался позвонить. Словно ребенок, он ходил из угла в угол в трепетном волнении, то и дело, репетируя их диалог. До безумия много мыслей было в его голове, и они мешали. Он подбирал слова, проговаривал комбинации и варианты их разговора, уговаривал себя, что надо договариваться, и в какой-то момент Адам поймал себя на мысли, что он уже празднует победу, хотя в действительности, он даже не сделал звонка.

– Доброго времени суток, господин Сью, – удобно сев напротив камеры световой связи, начал переговоры Адам.

– Доброго, – улыбнулся ему в ответ землянин в строгом темно-синем костюме и белоснежной сорочке. – У нас – утро, а у вас?

– Вечер, – ответил Адам, и сделал глоток воды. – Я не люблю впустую говорить слова, господин Сью, но, ей-богу, надо было поговорить с вами семь лет назад, может быть, и не было бы столько крови. Я, как и вы, желал денег больше, чем правды, что и было моей ошибкой.

– Вы как-то странно начали разговор, господин Рови, – парировал Джоб. – Словно я победил в суде, а не вы и ваша… – Джоб специально сделал паузу и после добавил: – Ваша подопечная, Александра Ким.

– Но вы же не отступите, и даже, выиграй мы в суде, вы подадите на пересмотр дела в Земные инстанции, а там будет принято другое решение, – рассуждал Рови. – Потом мы снова его обжалуем, а вы снова подадите новую апелляцию. Это будет вечный процесс.

– Нет ничего вечного, господин Рови, – ответил Джоб. – Не могу понять, чего вы хотите?

– Я хочу отдать вам технологию, куда более уникальную, чем та, что есть у вас. Ее тоже придумал Эрик Форс. Это живые обои второго поколения, они в отличие от ваших экспериментальных образцов, способны воспроизводить мысли человеческого разума, – говорил Адам.

– Что взамен? – недоверчиво усмехнулся Джоб. – Вы хотите обои первого поколения? – Джоб даже засмеялся.

– Не совсем это, – очень серьезно продолжил Рови. – Мы поступим так: вы признаете существование и авторство на живые обои Эрика Форса, тогда, по его завещанию, все будет принадлежать Марсу. В свою очередь, я отдам вам технологию в пожизненное пользование с правом передачи по наследству, с условием: на Марсе эти живые обои будут достоянием города, и здесь все будет бесплатным.

– А с живыми обоями второго поколения, как поступим?

– На них и будем зарабатывать. Марс продаст вам все патенты, за символические десять процентов с каждого заработанного цента, – говорил Адам.

– Пять процентов!

– Хорошо, пять. Так вы согласны?

– Нет, я еще не принял решения. Мне надо все взвесить, обдумать. Посоветоваться с аналитиками, это вопрос одного-двух дней, – тут же ответил Джоб Сью

Возникла небольшая пауза. Видно было, что Джоб удивлен. Он ожидал, что угодно: злорадства, лести, но только не этого. Рови дал ему шанс победить, и это обескураживало, это взрывало все прежние стереотипы поведения одного из самых богатых людей земли. Ему трудно было понять, как можно подарить такие деньги простым людям.

– Вы позволите один вопрос, – Джоб сделал глоток алкоголя.

– Да, конечно, – улыбнулся в ответ Адам.

– Александра, – неуверенно начал Джоб. – Она кто вам?

– Друг, – ни секунды не думая, ответил Адам. – Коллега, гражданка Атланто, секретарь и снова друг.

– Поймите меня правильно, господин Рови, – занервничал Джоб. – Я не верю в дружеские отношения между мужчиной и женщиной, насколько она вам близка?

– Я уже стар, Джоб, если вы про это? – улыбнулся Адам. – А именно: с Сашкой у меня никогда и ничего не было и, наверно, уже не будет. Мои шестьдесят семь с хвостиком по земным меркам это почти сто лет. Так что глупо было бы врать вам. А что касательно ее личной жизни, я в нее не лезу. Наши приятельские и рабочие отношения заканчиваются крайней минутой рабочего дня, – объяснял Адам. – Так что если у нее кто и есть, я об этом не знаю.

– Спасибо, Адам, – допив виски, ответил Джоб Сью, и хотел, было, уже проститься с собеседником.

– И еще, Джоб, – как-то по-особенному серьезно заговорил Адам, – думаю, вам знаком человек по имени Тоху. Он вхож в ваше личное пространство. Так вот, говоря языком криминала, он – «торпеда», наемный убийца, засланный вас убить.

– Кто заказчик? – тут же спросил Джоб.

– Я и так рискую, говоря вам о Тоху, – тут же ответил Адам.

– Хорошо, я понял, – пристально посмотрел на собеседника Джоб Сью. – Я услышал вас, Адам Рови.

– Буду ждать ответ на мое предложение, – произнес Адам, и разъединил световое соединение.

Джоба Сью переполняли двоякие чувства, он даже налил себе еще выпить, чтобы хоть как-то притупить переполняющие его эмоции. В его кабинете было светло, приятно потрескивал камин в это холодное январское утро, и эти потрескивания огоньков навевали романтичное настроение.

Джоб подошел к камину и, загадочно улыбаясь, сел на пол. Он долго смотрел на огонь, словно вспоминая что-то приятное, и с каждой минутой его улыбка становилась все добрее и добрее. Будь перед ним зеркало, он бы не поверил, что способен так улыбаться, так искренне и по-доброму. Хотя, может быть, в тот момент перед камином и был настоящий тринадцатилетний мальчишка, который однажды пожелал денег, и кто бы мог подумать, что это желание исполнится.

Тоху был схвачен и до конца своих дней пробыл в тюрьме, ненавидя Бизона и говоря всем, что он предал его. А что касательно Джоба, то ровно через два года он, благодаря продажам живых обоев, станет самым богатым человеком в мире.

+1
20
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Мая Фэм №1