Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История восьмая

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История восьмая
Аннотация:
Мечтатели книга третья. Рай и ад на четвертой планете от солнца. История восьмая. Живые обои Эрика Форса.
Текст:

Живые обои Эрика Форса

книга третья на mybook

Мечтатели аудио книга третья Google play

ПЯТОЕ ЧИСЛО ВТОРОГО МЕСЯЦА СЕДЬМОГО ГОДА ОТ НАЧАЛА ЛЕТОИСЧИСЛЕНИЯ.

АТЛАНТО.

Долгие семь лет длились судебные тяжбы, этот процесс назвали процессом века. Были потрачены миллиарды, и в случае победы одной из сторон, другой грозили серьезные убытки. Уж очень большие деньги были на кону.

– Александра, новостей нет? – выглянув в секретариат, поинтересовался Рови.

– Нет, Адам, – тут же ответила женщина. – Мы все сделали, чтобы выиграть, и фемида Луны должна быть на нашей стороне, – говорила помощник Адама Рови, мадам Ким. – Я даже не знаю, что должно произойти такого фантастического, чтобы Джоб Сью победил в этом деле.

– Не забывай, что Луна ближе к Земле, – ответил Рови. – А судьи тоже люди, их можно запугать, купить. Земля пойдет на все, когда на кону такие деньги.

– Думаешь? – предположила Александра.

– Почти уверен, – ответил Адам. – Я кое-что предпринял параллельно процессу, мировое соглашение с Джобом Сью,

– Не пойму, в чем смысл?

– Мы поделим рынки, – ответил Адам. – Земля будет продавать живые обои на Земле, а мы, тем временем, бесплатно распространим свои новые обои на Марсе, на законном основании.

– То есть мы проиграем суд?

– Нет, это будет мировое соглашение с последующей продажей прав на нашу новую технологию, то есть новые обои Эрика, с условием продажи их только на Земле и признанием единственного создателя – Эрика Форса.

– Как-то запутанно, Адам.

– Знаю. Простыми словами, мы откажемся от всех претензий на ворованную технологию Сью, но получим право на новую технологию, не забыв поделиться этим чудом с Землей, и это сработает. Джоб Сью любит деньги, и он пойдет на это. Мы отдадим ему то, что он хочет, и избежим ареста имущества и оттока эмигрантов, – ответил Адам. – При этом самое главное – Марс получит эту технологию.

– Ты не веришь, что мы можем выиграть суд, Адам? – смотря ему прямо в глаза, поинтересовалась мадам Ким.

– Верю, – ответил Адам, – но за ним будет еще один, потом еще и еще, а я хочу подарить чудо Форса людям этой планеты. Мои глаза устали от цвета золота и красных песков. Не представляешь, как хочется посмотреть на что-то живое.

Вечером того дня Джоб Сью дал ответ по засекреченному каналу световой почты:

«Я принимаю условия мирового соглашения. С такими людьми, как вы, приятно иметь дело. Как и обговорено, Эрика Форса восстановят во всех чинах и званиях, если таковые были, и похоронят рядом с матерью. Со всеми почестями, как полагается истинным героям Земли, погибшим в космосе.

С уважением, Джоб Сью».

* * *

ТРИ ДНЯ СПУСТЯ.

Личная комната и.о. главы Атланто, она была типовой: прочные стены – снаружи они были золотистого оттенка, внутри каждый, как мог, перекрашивал металл. Модули в виде сот, из которых был создан Атланто, были прочны, но они были одинаковыми. Сверху город походил на огромный улей, но эта форма строения модулей позволяла создавать целостную инфраструктуру с жилыми и нежилыми сегментами. На крышах были солнечные батареи, весь воздух постоянно фильтровался, все жидкости очищались и вновь поступали в коммуникации города. Поэтому, одну треть Атланто составляли очистительные модули.

В своих квартирах – сотах – люди были вольны придумывать, какие угодно, формы интерьера: кто-то заимствовал дорогие земные убранства с деревянной мебелью, плотными дорогими тканями; а кто-то предпочитал современный минимализм, их комнаты походили на каюты космических кораблей: вся мебель была встроенной и многофункциональной.

Интерьер Адама Рови был обычным, нечто среднее между земной роскошью и космическим минимализмом. Этим «между» был дубовый письменный стол, зеленая лампа и мягкое кожаное кресло. Остальное было типовым интерьером. Адам не любил роскошь, как он любил говорить: «Роскошь мешает разуму творить».

В тот день кое-что изменилось в интерьере комнаты Адама. На стены, пол, потолок была монтирована сверхтонкая ткань из стекловолокна, способная воспроизводить изображение высочайшей четкости. Точно такие же живые обои были размещены в проходных модулях, люди после их включения даже ночевали в нежилых модулях, настолько потрясала своей четкостью технология.

– Ну что, посмотрим, что изобрел этот русский, – прошептал Адам, удобнее располагаясь в кресле.

Он взял в руки небольшое устройство, чем-то напоминающее шлем, и надел его на голову. Устройство тут же отреагировало, и в комнате раздался приятный механический голос.

– Добрый вечер, Адам! Вы готовы к началу представления?

– Ух ты, оно еще и говорит, – усмехнулся Рови. – Готов, уже шестьдесят семь лет готов.

– Тогда, начнем, – ответила машина.

И все вокруг изменилось в одну секунду: Адам оказался дома, на Земле, на зеленой лужайке возле своего двора. На небе светило солнце, оно так же слепило, как и в детстве. Трава была зеленой-зеленой. Адам даже поймал себя на мысли: как давно он не видел такой свежей травы. Две старые качели поскрипывали от качавшего их ветра. Вдалеке колыхался раскидистый дуб. Рядом была бежевая изгородь и крыльцо их маленького домика на окраине города.

От неожиданности Рови даже встал и дотронулся до стены, его руки чувствовали холод металла, а глаза видели траву, забор, небо. Это было неописуемое чувство. Его мозг проигрывал момент наивысшего уровня счастья. И как только Адам понял, что он может управлять всем, что изображалось на живых обоях, он сделал солнце чуть тусклее, создав тучи. Раскидистый дуб был приближен, под которым Адам дальше создал людей, это были его жена и сын. Они были совсем рядом, справа от письменного стола из дуба, стоявшего на зеленой траве.

– Спасибо, – единственное, что прошептал Адам Рови спустя час жизни в комнате с живыми обоями. – Спасибо, Эрик, – добавил он еще раз и закрыл глаза.

В эту минуту на секунды картина на живых обоях потускнела.

Неожиданно привычный пейзаж Земли сменился на интерьер бункера из давно забытого прошлого. Рови удивленно посмотрел на его пустые койки, вечно мерцающий ночник, покрытые инеем двери входного модуля и холодную тишину железа. Все осталось таким же, как и много лет тому назад в ту последнюю проведенную в этих стенах ночь.

– Привет, – послышался долгожданный голос.

Адам боялся оборачиваться, ибо сколько раз он слышал это долгожданное «привет» и, обернувшись, натыкался на пустоту.

– Адам, это я, – прошептала Ленка, стоя у него за спиной. – Не бойся, я тут, здесь и сейчас.

– Я умер? – не поворачиваясь, спросил он.

– Как сказать, – улыбнулась женщина и, взяв его за руку, прошептала на ушко: – Пойдем.

Они вышли из модуля и очутились почему-то на северном плато. Вид был завораживающий: ночной Атланто переливался всеми цветами радуги. Город, словно большой улей, бурлил жизнями миллионов его жителей. И не хватало зрения, чтобы объять границы золотого города, настолько он был велик.

– Это ты построил! – с гордостью простирая руки, сказала Ленка.

– Прикольные бусы, – без интереса посмотрев на город, неожиданно произнес Адам. – Где ты нашла бордового цвета камни, – он присмотрелся внимательнее и тут же добавил: – С оранжевыми вкраплениями, словно маленькими точками.

– Это не точки, это кляксы, на бордовом сердце Марса, – кокетливо улыбаясь, ответила Ленка.

– Я скучал по этим ответам, – ответил Рови, дотронувшись до ее губ своими губами.

– А я по твоим вопросам, – ответила она, и разум Адама перенес их на Землю, к старенькому домику, раскидистому дубу, к его жене и сыну.

– Где мы? – испугано оглядываясь по сторонам, говорила Ленка.

– На Земле.

– Тут так много света, – она зажалась словно испуганный котенок, оставшись в недоумении перед неизведанной мощью этой планеты.

– Тут всегда так, – улыбнулся Адам. – Пойдем, я познакомлю тебя с сыном и с женой.

– Ты думаешь, я им понравлюсь? – нерешительно спросила женщина.

– Конечно, – рассмеялся Адам. – Глупая Ленка, дай руку, – она протянула ему ладонь, он нежно сжал ее и прошептал: – Больше я тебя не отпущу, моя женщина с глазами цвета жженого сахара. Не отпущу, слышишь, не отпущу!

В эту секунду у старика остановилось сердце. По щеке потекла слеза, и он перестал дышать. Через минуты на почему-то не исчезающей картине из детства Рови, появился молодой, полный сил мужчина. Он держал за руку немного испуганную женщину, рядом были жена и сын, они о чем-то оживленно разговаривали, смеялись и шутили, при этом медленно-медленно удаляясь куда-то далеко-далеко по зеленой траве.

И ровно через пять минут живые обои стали абсолютно белыми. В этот момент уже мозг Адама Рови умер.

+1
37
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Виктория Миш №1