Тёмные сказки зимы

Автор:
Дипка
Тёмные сказки зимы
Аннотация:
Три подруги решают совершить преступление
Текст:

Кружка с горячим чаем жгла озябшие руки. Галя зевнула, поставила напиток на широкий подоконник и накинула на плечи тёплую шаль. На улицах ночного города горели, мерцали, сверкали тысячи огней – рекламные вывески украшали фасады магазинов, приглашая посетителей зайти и сделать выгодные покупки; пёстрые гирлянды увивали двери и окна витрин, весело отблёскивая крошечными огоньками и общаясь на только им понятном языке. Казалось, что сам город радовался предстоящим Новогодним праздникам и изо всех сил старался добавить красок и хорошего настроения во всеобщее веселье.

– Может, на дачу поедем? – раздался мрачный голос Лены.

Галя неохотно оторвалась от яркой картины за окном и вернулась в действительность, которая умещалась в убогой двушке в Западном Бирюлёво. Скромная обстановка – блёклые обои со старомодным узором ободраны в некоторых местах и загажены мухами, белоснежный когда-то тюль с заметными дырами по краям и постоянно ломающаяся дешёвая мебель – подчёркивала контраст между подругами и остальным миром. Галя не могла понять, как можно превратить вроде неплохую в прошлом квартиру в гадюшник.

– С ума сошла? Чё там делать зимой-то? – Настя, перекинув длинные стройные ноги через рваный подлокотник кресла, с недоумением уставилась на Лену. – Я по сугробам не полезу! – она швырнула потрёпанный глянцевый журнал с фотографиями гламурных девиц прямо на пол и надула и без того пухлые губы.

– Да не могу я здесь сидеть, тошно! – Лена, вскочив с дивана, метнулась к окну. – Сколько можно на всё это смотреть? Я их улыбки поганые видеть уже не могу, меня аж выворачивать начинает всю. – Она ударила кулаком по стене, развернулась и уставилась на тёмный экран телевизора. – Девки, а может, тогда хотя бы каналы оплатим? Ну не молча же нам тут сидеть на Новый год!

– А я не хочу остаться на Новый год голодной! – возмутилась Настя. – Договорились же – экономим на всём.

– Дожили, – подытожила Лена, – ни ёлки, ни кина! Вот жизнь! Слушай, может, ты кому из своих бывших позвонишь?

– Кому я сейчас позвоню? – закатила глаза Настя, – все умные люди уже не только из города, из страны давно свалили.

– А я тебе говорила, что на Мишку не фиг надеяться, а ты упёрлась. Вот теперь по твоей милости мы все в говне. А Мишка твой на Бали умотал, без тебя. И у него там, на Бали, будет ёлка, а у нас здесь, в Москве, нет.

– Я бы от ёлочки не отказалась, – встрепенулась Галя. – Пару недель назад ходила к одной гадалке, знакомая с универа с собой позвала за компанию. Так вот: у неё такая ёлочка, вы бы видели! Зелёная-зелёная, макушкой в потолок упирается, а потолки в квартире высокие, метра три, не меньше. А уж пушистая! Гадалка сказала, что сама бы ни за что не купила, это ей благодарный клиент презентовал. Она, говорит, не хотела брать, куда, говорит, она мне одной, да и наряжать некогда, клиенты аж до тридцать первого числа расписаны, до самого вечера, в восемь часов последний. Представляете? Вот жизнь у неё! И делать ничего не надо, карты раскинула и сразу столько деньжищ отхватила. А я за копейки сутками вкалываю!

– Ну и что она тебе там нагадала? – заинтересовалась Настя.

– Не мне, подруге. Ерунду всякую. Такие деньжищи берёт, а сказать толком ничего не может, всё туманно-неопределённо, не поймёшь ничего. Но старушка миленькая такая, бабушку мне напомнила. У той ведь тоже волосы все седые были, ни одного чёрного волоска. – Галя вздохнула и отхлебнула уже ставший тёплым чай. – А сказки какие она рассказывала, ни в одной книжке таких не найдёшь! Я маленькая была, но хорошо всё помню – как она укутывала меня тяжёлым шерстяным одеялом, а потом молоко заставляла пить. А оно горячее такое, пенка сверху плавает. И пока я его пью, сказку свою рассказывает и каждый вечер новую. И откуда она их столько знала.

– Мне иногда кажется, что ты до сих пор в сказки продолжаешь верить, – усмехнулась Настя и встала с кресла. – Кофе кто будет? Чайник, наверное, давно вскипел, – уже стоя в дверях, спросила она.

Лена неопределённо скривила тонкие губы, но всё же кивнула. Галя отрицательно замотала головой и вновь уставилась в окно.

– Слушай, а что ты там говорила про бабку? До самого позднего вечера у неё будут посетители? А потом что? Она одна будет дома Новый год встречать или поедет куда? А дети, внуки что, не приедут?

– Сказала, что дома останется. Выматывают её клиенты, сил много отнимают. А родные у неё гостили недавно, в Испанию потом собирались. Сейчас уже, наверное, там, пачаран попивают.

Галя вздохнула и стала допивать чай. Крик, неожиданно раздавшийся с кухни, был так пронзителен, что девушка поперхнулась. Закашлявшись, она соскочила с подоконника и побежала к дверям.

– Как же она мне надоела! – даже не подумав встать с дивана, заявила Лена и уставилась в потолок.

На кухне Настя, как ни в чём не бывало, разливала по кружкам кипяток. Галя осторожно приоткрыла дверцу, за которой скрывалось мусорное ведро.

– Удрала?

– Как всегда. Чтоб ей пусто было. Хорошо хоть ничего не разбила из-за неё. И главное, соображает ведь, тварь – в мышеловку не лезет, а только в ведре копошится.

В квартире раздались соловьиные трели. Тут же забыв про кофе, девочки поспешили в коридор, но их опередила Лена. Распахнув дверь, она уже втащила в квартиру Ваську – соседа с пятого этажа, то ли узбека, то ли таджика. Да и не Васька он был вовсе, но, не в силах запомнить его хитромудрого имени, девочки окрестили его именно так по той простой причине, что у молодого человека была густая растительность по всему довольно худому телу и густые усы. Ещё у парня был вечно несчастный и побитый вид. А уж когда он смотрел на Настины прелести, то натурально, как кот, облизывался, делая сходство с животным ещё более сильным. В нос ударил запах несвежих носок. Галя брезгливо разглядывала Васю, его сальные чёрные пакли, красное от прыщей лицо, и у неё было только одно желание – погрузить парня в полную ванну воды с хлоркой и оставить там на несколько часов.

Как ни странно, Вася сам удивился, что его впустили в квартиру, и испуганно стоял, словно цапля, переминаясь с ноги на ногу и не зная, куда деть худые руки.

– Я слышно крик. Я её вам поймать, – наконец, решившись, торжественно заговорил он, - я много мышей поймать!

Вася, как и всегда, теребил в руках свою чёрную вязаную шапочку с пионерским значком (и где он его только нашёл!) и не сводил плотоядного взгляда с Насти, явно жалея, что та прячется за спиной у хихикающей подруги.

– Верим, Васенька, верим, – мелодично выговаривала слова Лена. – Послушай, а ты, случаем, не хочешь поучаствовать в фотосессии? Ты и нас трое?

– А? – вылупил на неё глаза Вася и раскрыл рот.

– Нет, правда, хочешь провести с нами новогоднюю ночь? Видишь ли, так получилось, что мы остались без кавалеров. Нам грустно, скучно, ну, ты понимаешь, – Лена ободряюще улыбнулась ему.

– Правда? – Вася никак не мог поверить в удачу и смотрел на Лену, словно кролик на удава, ожидая в любой момент подвоха.

– Конечно, правда. С тебя выпивка, закуску мы организуем. Или у тебя денег нет?

– Есть, деньги есть, – поспешил заверить Вася, – я всё купить.

– Хорошо, иди домой, мы подумаем и позвоним тебе, скажем, что надо.

– А обмануть не станете?

– А смысл нам тебя обманывать? – Лена, выпихивая Васю обратно на площадку, сделала вид, что обиделась.

– Хорошо, я ждать!

Не дослушав, что ещё скажет Вася, Лена захлопнула перед ним дверь и потёрла руки. Затем, взглянув на ничего не понимающих подруг, она приложила палец к губам и махнула рукой, приглашая в комнату. Девочек не пришлось долго уговаривать.

– На фиг тебе этот мышелов? – недоумевала Настя, устраиваясь рядом с Галей на диване и поправляя пышную грудь.

– Девки, я знаю, где нам раздобыть деньги! – восторженно завопила Лена и, раскинув руки, рухнула в кресло.

– Да ладно, развести пацана решила? Он придурок, к тому же малолетка, ему наверняка и двадцати ещё нет. Зачем тебе это надо? Да и какие у него могут быть деньги? – не понимала Настя.

– Он будет нашим алиби. Ради этой фотосессии он подтвердит, что мы всю ночь были вместе. Да он сейчас там, наверное, слюни пускает, весь в мечтах, как перед друзьями будет хвастаться. В его же интересах будет подтвердить, что всю ночь провёл с нами.

– Ленок, я не поняла, а зачем нам алиби?

– Мы ограбим гадалку. Приедем к ней незадолго до двенадцати. Галка сказала, что у неё последний клиент будет в восемь. Наверняка у неё денег окажется полно дома, не поедет же она в банк за несколько часов до Нового года, отложит хотя бы до утра. Вы только представьте, сколько у неё может быть бабла!

Галя с Настей переглянулись.

– Да ладно вам, не бойтесь! Всё будет легко. – Лена явно была в восторге от своей идеи. – Настя завтра зайдёт к Ваську, обработает его как следует, хотя он и так уже готов на всё. А я поеду на дачу, там у Вована в тайнике пистолет лежит. По-любому он ему ещё пару лет не понадобится, досрочное ему не светит. Мы его одолжим всего на один вечер, а потом назад положим, и всё будет тип-топ.

– Я не буду никого убивать, – выдавила из себя мигом побледневшая Галя, – я вообще трупов боюсь.

– Сплюнь, – отмахнулась Лена, – никого мы убивать не будем. Гадалка старенькая, ей многого не надо. Ствол увидит и сама всё расскажет, где что лежит. Да и не дура она, поймет, что потом ещё заработает. Это её выручка за несколько дней. Зачем ей оказывать сопротивление? Заберём быстренько мани и свалим, только нас и видели.

– Да, кстати, на счёт видели. Нас же там кто-нибудь увидит! А если она потом заявление напишет, – сомневалась Галя, – как тогда быть? Ведь если нас опознают, никакое алиби не поможет.

– Спокуха, девки, я уже всё продумала, – заулыбалась Лена, – Новый год же! Помните, мы в прошлом году на детских утренниках подрабатывали?

– Как такое забудешь! – простонала Настя.

– Мы напялим костюмы, да ещё и накрасимся так, что нас мама родная не узнает. Да ладно вам, – глядя в сомневающиеся лица подруг, уверенно заявила Лена, – всё у нас получится. Должно получиться.

*

– Так, подержи!

Настя испуганно протянула Лене раскрытые ладони, подхватила оказавшийся неожиданно тяжёлым пистолет, и так и держала его на вытянутых руках, не сводя взгляда и ожидая, что он в любую секунду выстрелит. Галя сидела за рулём, сжимая его с такой силой, что от напряжения онемели пальцы. На девушках были одинаковые голубые костюмы Снегурочек. Насте пришлось замотать худосочный зад полотенцами, чтобы её роскошные груди не бросались в глаза. Лица у всех были белые, с ярким румянцем, на губы не пожалели алой помады.

Прикрепив к коротким каштановым волосам кокошник, Лена забрала пистолет и сунула в сумочку.

– Порядок действий запомнили? Звоним, бабка спрашивает, кто там, говорим, что сын заказал для неё поздравление. Я узнала, его Виктором зовут. А как только она открывает дверь, сразу же вваливаемся и связываем бабку. Ну, а дальше быстренько узнаём, где деньги и валим. Вон, мужик идёт к подъезду! Готовы?

Галя с Настей испуганно кивнули. Настя, следуя плану, неуклюже рванула к стоящему на крыльце мужчине. Открыв дверь, он галантно пропустил её вперёд и пошёл следом, не сводя взгляда с огромного зада. Девочки быстро прошмыгнули за ними. Вежливо отказавшись ехать с мужиком, немного постояли внизу, чтобы отдышаться, прислушиваясь к мерно гудящему лифту. Затем молча поднялись на шестой этаж. Лена нажала на кнопку звонка и полезла в сумочку за пистолетом. Но достать его не успела. Дверь уже распахнулась. На пороге стояла маленького роста старушка с распущенными седыми волосами до плеч. Она узнала Галю и улыбнулась девушке, но затем взгляд её упал на пистолет, она коротко вскрикнула и отшатнулась назад. Дверь стала закрываться. Лена выругалась и навалилась на дверь всем телом. Послышался звук удара и грохот. Лена скрылась в квартире, Настя без раздумий шагнула за ней. Галя робко заглянула вовнутрь, но, увидев лежащее без движения тело, застыла в проёме.

Бабка лежала на животе, подогнув под себя руки и разметав по полу волосы. Тёмно-синее платье с крупными маками отвлекало на себя внимание, и Галя не сразу заметила небольшую красную лужу, медленно ползущую вдоль тела от головы. Настя втащила подругу в квартиру и захлопнула дверь.

– Она что, умерла, да? – прошептала Галя, облокачиваясь на стену и хватая рукой висевшую на вешалке шубу. Не выдержав, та сорвалась с крючка и упала гадалке на ноги.

Немного подумав, Настя расправила шубу, полностью накрыв ею хозяйку, а затем потянула упиравшуюся Галю в зал и усадила на диван. Наблюдая за тем, как Лена мечется по спальне, выдвигая ящики и роясь в белье на полках огромного трёхстворчатого шкафа, Галя вдруг тихонечко завыла. Вздохнув, Настя присоединилась к поискам. Неожиданно Лена встала посреди комнаты и посмотрела по сторонам.

– Подожди, так мы никогда их не найдём. Она не дурра, и навряд ли спрятала в шкаф или ящик. Нужно подумать.

Комната было ярко освещена. Горела не только большая пятирожковая люстра, но и огромная ёлка, бросая блики на ряд выставленных на комоде бутылок. Светлая мебель была явно сделана на заказ и стоила немалых денег. Два окна полностью закрывались широкими шторами тёмно-голубого цвета из толстого, но мягкого материала. На стенах голубые с золотым тиснением обои, белые кресла и диван обтянуты голубым велюром, под тон ему повсюду валялись подушки-думки. И лишь одна ядовитого зелёного цвета. Девочки в своих костюмах и то смотрелись в комнате более уместно.

Бросившись к дивану, Лена схватила подушку, оказавшуюся неожиданно тяжёлую. Лязгнула застёжка-молния и вскоре рядом с притихшей Галей уже лежали свёрнутые рулончиками и перетянутые разноцветными резинками купюры. Лена подбросила несколько рулончиков вверх и, глядя, как они падают, довольно рассмеялась.

– Мы нашли их! Не доверяла бабка банкам, и правильно делала, – выдохнув, она вынула из кармана чёрный пакет и принялась быстро складывать в него деньги. Настя, не в силах сдержать улыбку, наблюдала за ней. И лишь Галя сидела отрешённо, словно не понимая, что происходит.

– Проводи её в машину, а я задержусь ненадолго. – Лена указала Насте на Галю. Немного подумав, она протянула пакет Насте и, убедившись, что лестничная площадка пуста, вытолкнула их из квартиры.

На улице, глотнув холодного воздуха, Галя немного пришла в себя.

– А зачем ей было нужно там оставаться? Мы же нашли деньги.

– Не знаю. Придёт, сама у неё спросишь.

Девочки уселись в машину.

– Как ты думаешь, там денег много? Хватит, чтобы долг отдать? – прошептала Галя.

– Думаю, что много. Останется ещё поди. И Новый год встретим, как белые люди, и смотаемся куда-нибудь. Ты куда хочешь поехать?

– Никуда, – мрачно заявила Галя.

– Ах, да. Я и забыла. – Настя сконфуженно посмотрела на неё, затем торопливо переоделась и вытерла влажной салфеткой грим с лица у себя, а затем у подруги. Та молча сидела и пялилась в окно, наблюдая за подъездом. Увидев выскочившую тёмную фигуру, сразу же узнала в ней подругу.

Лена, открыв заднюю дверь, вытащила Настю наружу и велела сесть за руль. Не возражая, та быстро завела двигатель. Лена снимала грим уже на ходу.

Оглянувшись, Галя выхватила взглядом густой чёрный дым, валивший из приоткрытого окна шестого этажа.

– Ну ты и сука! – присвистнула Настя.

– А ты думала, подруга! – расплылась в довольной улыбке Лена, посмотрев в окно. Затем, мельком бросив косой взгляд на Галю, скривила губы в недовольной ухмылке.

Галя жалобно залепетала:

– Ленчик, я и вправду боюсь мертвецов. Мне восемь было, когда бабушка умерла. Родители не придумали ничего лучше, чем взять меня с собой в деревню на похороны. Зима. Мороз под сорок. А мы три километра до кладбища пёхом. Пришли, а могилка ещё не готова. В общем, пока мы там стояли, я сама промёрзла насквозь. Мама рассказывала, что потом я долго болела, бредила всё. А я и не помню ничего этого, только вот с тех пор не могу видеть мертвецов. Разум моментально отключается, и ничего не могу с собой поделать. Извините меня, девочки, – Галя уже во всю рыдала, не в силах сдержаться. – Я, правда, не специально. Я не знаю, как так получается.

Галя не сводила глаз с мрачного лица Лены, но та ничего не ответила, а лишь сильнее сжала губы, так, что они превратились в тонкую ниточку.

– Да ладно тебе, забей! – неуверенно отозвалась Настя, но, посмотрев в зеркальце, как Лена молча стирает грим, замолчала. Толстый слой косметики хорошо скрывал истинное лицо подруги – угловатое, грубое и невзрачное.

Переодевшись, Лена помогла избавиться от наряда Гале и сунула всю одежду в большую зелёную сумку. Туда же втиснула три пары белых сапожек.

Подъехав к дому, они незаметно прокрались в подъезд. Лена радостно ворвалась в квартиру и закружилась по комнате, размахивая пакетом. Затем, обессиленная, упала на диван. От её угрюмого настроения не осталось и следа. Настя, наблюдая за подругой, улыбнулась и села рядом, хлопнув по сиденью, приглашая Галю присоединиться, но та не отреагировала, а молча застыла на пороге. Тогда Настя резво вскочила, достала из пакета рулончики и принялась их разворачивать. Купюры в основном были пятитысячные, хотя попадались и тысячные. Лена прижимала банкноты к лицу и с наслаждением втягивала в себя их запах.

– Девки, это надо отпраздновать! – разглядывая бумажные кучки вокруг себя, крикнула Лена. – Стась, тащи шампанское, Новый год всё-таки скоро!

– Я мигом! – Настя метнулась на кухню, по пути втолкнув Галю в комнату. Та вздохнула и, робко присев на диван, осторожно прикоснулась к банкнотам. Дикий крик, донёсшийся с кухни, заставил её вздрогнуть и отдёрнуть руку.

– Не, ну можно же уже привыкнуть, – вскочив, Лена рванула на крик. – Что вы орёте каждый раз, когда её видите? Съест она вас, что ли? Мать твою…

Галя прислушалась, но девочки ничего не говорили, хорошо слышны были лишь сдавленные рыдания. Заинтригованная, она поспешила на кухню. Лена стояла в проходе и неодобрительно наблюдала за плачущей за столом Настей. Галя подошла поближе и заглянула через её плечо.

На полу, прямо у газовой плиты, лежала гадалка. Маленькая, словно подросток, она прижимала к груди сжатые в кулачки руки, на лице застыло удивлённое выражение, спутанные волосы со следами запёкшейся крови в беспорядке лежали вокруг головы.

Галя глотнула побольше воздуха, но закричать не успела – Лена быстро отреагировала и, повернувшись, зажала ей рот рукой:

– Молчи! Ты меня поняла? Молчи, я сказала! Да что же вы какие крикливые.

– Отпусти меня! – отпихнув от себя подругу, Галя в ужасе посмотрела на тело, а затем, прикрыв рот ладошкой, рванула в ванную.

– Девочки, что происходит? Как это? – отступая из кухни, бормотала Настя, – я не понимаю, как она здесь оказалась. Это невозможно, бред!

Прозвенел звонок и Лена, реагируя скорее по привычке, молча пошла открывать. На площадке стоял радостный Вася, на нём, как на пугале, висел широкий пиджак, из-под коротких рукавов выглядывали худые длинные руки. На полу, придерживаемый ногами, чтобы не упал, стоял пакет.

– Много ждать?

– Нет, не долго, – твёрдо заявила Лена и потянулась за пакетом. Звякнули бутылки. – Мы тебе позвоним, как только будем готовы. Вась, имей терпение, мы же девочки, нам надо принарядиться, накраситься. А то мы весь день готовили, себя в порядок привести даже не успели.

– Да, я понимать. Тебе много времени есть, - Вася скептически оглядел её с ног до головы. – Чтобы красота была. Я ждать.

– Вот и славненько! – Лена холодно улыбнулась и захлопнула дверь. – Вот козёл, – мрачно пробормотала она, проходя мимо Гали, с ногами забравшейся на диван и укутанной тёплым одеялом. Задумчиво поглядывая на подругу, Лена села прямо на пол у стены напротив. Вскоре вошла Настя, осторожно держа в руках горячую кружку. Присев около Гали, она протянула ей напиток.

– На вот, горяченького попей, полегчает. Я травку добавила, зверобой и душицу, тебе сейчас не помешает.

– Лучше вискаря ей плесни, Васька приволок целый пакет всего. Быстрее отойдёт. И что будем с ней делать?

– Я не знаю, – ответила Настя. – Может, мышелова попросить? Он не откажется. Да и какая разница, кто поймает эту мышь?

– Мышь? – Галя замерла. – Какую мышь?

– Ту самую, что живёт в нашем помойном ведре, – удивлённо ответила Настя. – Ту, которая напугала меня сейчас до полусмерти.

– Это точно была мышь? – всё ещё не могла поверить Галя.

– Да, это была мышь, долбанная мышь! – вскочив, завопила вдруг Лена и, наклонившись над Галей, заглянула ей в лицо и заорала в ухо. – Аллё, гараж, вы меня слышите? Звук не фонит? А изображение как, не расплывается?

– С тобой точно всё в порядке? – забеспокоилась Настя.

– Да, нормально всё, перенервничала просто, – облегчённо прошептала Галя, откидываясь на спинку и жалко улыбаясь Лене. Окинув взглядом комнату, она перевела взгляд на диван, и на секунду ей показалось, что вместо денег рядом с ней лежат грязные, чёрные снежки, которые уже начали слегка подтаивать. Галя моргнула и видение исчезло.

Тогда она вскочила с дивана и направилась к серванту. Выдвинув ящик, трясущимися руками принялась рыться в куче коробочек с лекарствами. Заметив настороженный взгляд Насти, как можно небрежнее бросила:

– Голова разболелась.

Руки отчаянно тряслись. Чтобы подруги не заметили этого, Галя закрыла ящик, вернулась на диван и уставилась в окно.

– Нашла. Так и думала, что рано или поздно пригодятся, не выкидывала. – Вытряхнув из пузырька на ладонь две таблетки, Настя задумчиво посмотрела на отрешённую Галю и добавила ещё одну. Затем она сходила за стаканом с водой и засунула их Гале в рот, вдавливая через стиснутые губы.

В комнату вошла Лена и рухнула в кресло, закинув ногу на подлокотник.

– Ну, и что будем с ней делать?

– Так вроде решили, Ваську попросим, – подала дрожащий голос Галя.

– Кто решил и когда? Что-то я не припомню. Да, кстати, он скоро вернётся. Так что со временем у нас засада. Что делать будем? Надо всё хорошенько обмозговать.

– А может, это галлюцинации? – робко спросила Настя.

– Сразу у трёх одновременно? Бред! – фыркнула Лена.

– Ага, а лежащий труп на кухне, значит, тебе не бред?

– Какой труп? – Галя уставилась на них мутным взглядом. – Девочки, вы о чём вообще?

Настя с Леной переглянулись.

– Тот самый, что лежит на кухне, труп старой гадалки, – словно чеканя слова, ответила ей Лена.

– Но ведь ты сказала, что это была мышь? – не понимала Галя.

– Ты совсем с катушек съехала, что ли? Когда я такое говорила?

– А я так и знала, что она ведьма, она нам мстит, – заявила Настя. – Теперь она так и будет там лежать, пока мы не сознаемся во всём. И будет нас пугать.

– Это была случайность, – Галя вытерла слёзы.

– Да кого это волнует? – огрызнулась Лена. – Бабка мертва? Мертва. Вот и весь разговор.

– Но ведь мы не хотели.

– Ага, хотели только ограбить, денюжку забрать. «Не наказывайте нас, добрые дяденьки и тётеньки, мы больше так не будем». Всё равно посадят, – подытожила Лена.

Галя чувствовала, как задёргался левый глаз, она даже видела, как подрагивает щека. Закрыв лицо ладонями, она тихо завыла.

– Трындец! Только этого ещё не хватало. Галка, прекращай, и без тебя тошно. Лучше давайте решать, что делать, куда её прятать будем.

– Мы её спрячем? Но куда? – удивилась Настя. – Квартирка у тебя маленькая, да и вонять она скоро начнёт. Разве только на балкон. – Она внезапно оживилась. – Завернуть её в мешок и на мороз, до весны пролежит, а за это время придумаем что-нибудь.

– Я не буду жить в одной квартире с трупом, – от одной этой мысли Галю аж передёрнуло.

– Ну, мать, у тебя и нервы, – протянула Лена. – Уважаю. Я тоже не смогла бы жить в одной квартире с трупаком.

– Так она не в самой квартире будет.

– Без разницы. Я ночью не усну, если она там лежать будет, – зубы Гали выбивали мелкую дрожь, губы плохо слушались, словно она только что вышла от стоматолога после заморозки.

– Нет, девки, надо её сегодня же вывезти, пока все гуляют и пьяные, – уверенно заявила Лена. – На машине. Нам главное, из квартиры до лифта дойти, чтобы никто не увидел. А там до машины только останется. Если и встретим кого, скажем, что бабка в гости приехала, выпила в честь праздника, да не рассчитала. В больницу везём.

– Я до неё дотрагиваться не буду, – Галя поёжилась.

– Машину тогда подгонишь прямо к подъезду, а мы вынесем. Бабка худая, так что вдвоём справимся.

– Я не смогу, – заныла Настя.

– Ты думаешь, я всю жизнь о таком мечтала? – накинулась на неё Лена. – А это ты видела? – она схватила несколько рулончиков и подбросила их вверх. – Это тебе нужно? Ты только представь, сколько здесь бабла! С бабкой разберёмся и сразу рванём куда-нибудь отдыхать.

– Мне ничего не надо, – твёрдо заявила Галя. – Если хочешь, забирай мою долю себе и будем считать, что я тебе ничего не должна. И ты, Настя, лучше свою часть отдай. Устала я в должниках у тебя ходить.

– Поглядите на неё, устала она. А когда матери деньги на операцию понадобились, чего же к нам с Вовчиком прибежала? Леночка, выручай, спасай! А теперь так, да? Устала, значит. Ну, тогда уж сразу в полицию беги, не фиг тянуть. Сдавай нас с Настюхой давай.

Лена замолчала. Она не отрываясь смотрела на Галю, и та под тяжестью её взгляда поёжилась и сжалась в комочек, мигом растеряв всю свою недавнюю смелость.

– Ленок, ну ты что? Я же не со зла всё это сказала. Я ж люблю вас, девочки. Как же я вас могу предать? Как ты могла такое подумать?

*

Машина въехала на площадку и остановилась. Свет фар осветил занесённые снегом оградки и кресты. Галя заглушила мотор. Через белое поле были видны освещённые окна домов. В памяти вдруг отчётливо всплыло, как называется село – Косычи.

– Васька говорил, что у него в Косычах тётка живёт, – пробормотала она и незаметно от подруг сунула в рот пару таблеток.

– Когда это ты успела с ним пообщаться, ты же его терпеть не можешь? – ехидно заметила сидящая рядом Настя.

– Не помню. Знаю, что говорил как-то, а вот когда – не помню. – Галя вдруг вспомнила, что Вася ещё говорил, что он и не узбек и не таджик вовсе. Но вот кто, она тоже никак не могла вспомнить.

– Ладно, девки, давайте по-быстрому покончим с этим и поедем домой. Холодно сегодня, да и метель обещали.

Все вышли из машины, Лена достала из багажника пару лопат.

Галя с ужасом вглядывалась в тёмные кресты.

– Я туда не пойду! – наконец твёрдо заявила она.

– Фиг с тобой, – Лена со злостью сплюнула. – Жди здесь, только ключи отдай. – И она, выхватив у Гали из рук ключи, полезла по сугробам в лес. Настя направилась по оставшейся за ней дорожке.

– А бабка? Девоньки, вы куда? Не оставляйте меня с ней! – завыла им в спины Галя.

– Заткнись, уродка! Сядь в машину и жди. Мы яму выкопаем и вернёмся.

– Я не могу, – бормотала Галя, кругами обходя машину, – не могу с ней вместе.

В машине находился только один покойник, а на кладбище их было гораздо больше, поэтому она не чувствовала себя в безопасности. Вскоре ветер усилился, и Галя начала замерзать. Тогда девушка забралась в ещё тёплый салон и торопливо захлопнула дверь, чтобы не пускать холод. На заднем сиденье виднелся силуэт бабки. Галя села боком, чтобы видеть её. Смотреть на бабку не хотелось, но и знать, что она молча сидит за спиной, не было сил. Уж лучше видеть, хотя бы краем глаза поглядывать на неё. Старушка выглядела просто спящей и Галя потихоньку успокоилась.

Проснулась она от холода. Вокруг была темень, ближайшие деревья выглядели корявыми и зловещими. Галя изо всех сил всматривалась в лес, но подруг не было видно. Внезапно словно что-то кольнуло её в спину. Галя обернулась. На заднем сиденье никого не было.

Галя замерла, затем медленно подняла руку вверх и включила в салоне свет. Заглянула назад. Бабка не свалилась с сиденья, её вообще не было в машине. Девушка в ужасе осматривала пустой салон, как вдруг снаружи послышался вой. С ледяного лба тут же слетели капельки пота. Моментально выключив свет, Галя крутилась в машине, заглядывая во все окна и пытаясь хоть что-то рассмотреть. Но вокруг царил мрак.

Распахнув дверцу, Галя выскочила наружу и, прижимаясь спиной к машине, огляделась. Никого. Даже тишина какая-то безжизненная, густая и обжигающая. Потоптавшись минут пять на месте, Галя решилась и полезла в сугроб. Далеко она не смогла пройти – все следы, которые оставили подруги, давно замело. Тогда она вернулась в машину. Молча села в остывший салон и тихонечко завыла.

– Девочки, девочки, не бросайте меня тут.

Сколько прошло времени, она не знала. Руки и ноги окоченели. Пару раз она выходила из машины, притоптывая, звала подруг. Никто не отозвался. Даже ветер, и тот стих.

Внезапно на холодное лобовое стекло крупными хлопьями повалил снег. Скоро стало трудно различать, что происходит снаружи. Галя открыла дверь и вышла из машины, стуча зубами от холода. Засунув отказывающиеся слушаться руки в карманы куртки, она полезла через сугроб, но упала. С трудом выбравшись из него, наглотавшись снега, пошла медленнее, не оглядываясь, не смотря по сторонам, не сводя взгляда с нависшей над деревьями луны, петляя мимо оградок и крестов.

Неожиданно она вышла на небольшую полянку, которую окружали обгоревшие кресты. Посреди неё виднелись три больших сугроба. Рядом торчали воткнутые в снег лопаты, на белом снегу едва виднелось что-то тёмное.

Галя подошла чуть ближе, подняла и отряхнула свои перчатки. Они были совсем холодные, но она всё же натянула их на непослушные пальцы, не понимая, как перчатки здесь оказались. Немного в стороне чёрнело ещё одно пятно, при ближайшем рассмотрении оказавшееся вязаной шапкой. В свете выступившей луны мелькнул пионерский значок. Прижимая шапку к груди, Галя обошла холмики, но больше ничего не нашла.

Метель разыгралась уже не на шутку, ветер изо всех сил шатал верхушки деревьев. Галя брела по лесу, не понимая, куда и зачем идёт. Время от времени она словно приходила в себя и слабеньким голосом, едва слышно пыталась кричать: «Девочки, вы где? Не бросайте меня здесь одну. Ну пожалуйста». Ответом ей был лишь вой пурги да скрип деревьев.

Неожиданно нога провалилась в снег, и Галя поехала со склона вниз.

Пришла она в себя уже в тёплой комнате, на мягкой перине. Где-то недалеко потрескивал огонь в камине и тикали часики. Галя счастливо вздохнула и прикрыла глаза. Сквозь сон она слышала, как по комнате тихо ходит бабушка и, прибирая разбросанные повсюду игрушки, ворчит. Потом бабушка принесла стакан горячего молока, поставила его на стол, присела рядом с ней на постель и начала рассказывать свою очередную длинную сказку.

А ветер за окном, негодуя, рвал и метал с удвоенной силой, и успокоился лишь на рассвете, когда от четырёх холмиков не осталось и следа.

Другие работы автора:
+2
31
19:20
Немного изменила конкурсный рассказ, постаралась сделать понятнее.
Загрузка...
Илья Лопатин №1