По следу Зверя. Первая глава.

Автор:
Варзаев
По следу Зверя. Первая глава.
Текст:

Предисловие. Записки путешественника.

Стояла летняя безоблачная погодка. Солнце подбираясь к зениту, неумолимо припекало зазевавшихся прохожих и ловко примечало кисейных барышень, что позабыв все на свете прятались в любую мало-мальскую тень.

На речном вокзале царило тихое бормотание - время до отправления парома тянулось почище вчерашней каши. Я сидел напротив касс, заблаговременно позаботившись о своем пребывании на единственном здесь транспортном средстве — пароме — потому бегло просматривал сегодняшнюю прессу, на редкость прескучный выпуск местной газетенки. Мой путь лежал далеко на восток, вчерашняя поломка экспресса внесла свои коварные коррективы в мой график и теперешнее положение обязывало меня смиренно, смахивая мошек платком, перекидывать взгляд с газеты и на прохожих.

Ожидание казалось бесконечной мукой, как, внезапно, мое(сказать по правде не только мое) внимание привлекла девушка в белом платье до пола, с фиолетовой брошью в светлых волосах. Она целеустремленно двигалась к кассе. Неспешно, но и не медленно, точно осознавая свой путь. В зале воцарилась относительная тишина, уж много любопытства вызывала эта особа. Чем? спросит дотошный читатель и не получит однозначного ответа. Я задумывался тогда, задумывался и сейчас. Некая энергия, аура струилась от нее, видимая ли? Нет, скорее осязаемая.

- Мне нужен билет на ближайший паром. - Девушка протянула пару серебряных.

- Как Вас записать-с? - неожиданно спросил билетер, галантно подкрутив свои острые усики. Бесстыдник и нахал, пронеслась мысль. Руки девушки лежали на прилавке и он отчетливо должен был разглядеть нужные кольца. Тем не менее, девушка не смутилась, ни капельки.

- Марианна Фолье. - спокойный тон, привлек к себе еще больше внимания ожидающих.

- Превосходно-с, так и запишем, мадемуазель М.Фолье.

- Нет, вы ошиблись, — всё также спокойно поправила его девушка. - Именно Марианна Фолье. Не люблю сокращения. И с милой улыбкой приняла билет.

Улыбнувшись настойчивости я вернулся к чтению, и, о Великие Боги! Мне попалась на редкость интересная статья…

Капитан подал прощальный гудок и паром неспешно двинулся к дальнему берегу, к спасительному для меня дирижаблю. Только бы успеть. Расследование затягивалось, и я был вынужден оставить свои дела в Европе, мчась на перекладных обратно.

С первых минут меня поджидал немалый сюрприз, знакомая фиолетовая брошь с ее хозяйкой оказались напротив.

- Персифальт, к вашим услугам, - приподняв шляпу, я представился, всё же старушка Европа имела хорошую историю и традиции, прививая свои манеры нескромным путешественникам, осаждающим ее ежегодно, словно толпа варваров — завоевателей.

- Марианна Фолье. - тем же ровным тоном произнесла девушка и протянула для рукопожатия руку. Еще один сюрприз. Твердое рукопожатие. Ровный взгляд.

- Чудная погодка сегодня, не желаете зонт? - предложил я, коснувшись трости.

- Благодарю, откажусь, сегодня отличная погода. - девушка кинула взгляд на озеро и надолго на нем задержалась, что за мысли витали в ее голове? Несомненно, романтик.

Кинув пару раз взгляд я не смог определить ее возраст. Будто колдовство из тех странных мест, откуда я возвращался преследовало меня и поныне. Девушка без возраста. Это чрезвычайно заинтересовало меня. А нет ли тут и вправду последовательного совпадения? Пусть и неумелого.

Завязался легкий непринужденный разговор об особенностях местной живности и местечковых нравах, о которых я успел наслушаться на том пресловутом речном вокзале.

Марианна оказались на редкость открытым человеком, смело утверждающим и столь же внимательно слушавшая, и, что немало важно слышавшая. Как я и предполагал она путешествовала, но вынужденно, как и я сам.

- Вы, вероятнее всего с поезда? - поинтересовался я.

- Да. Вы правы, мой график разрушится, в единое мгновение, если я не доберусь в срок, Фатальность ситуации, я люблю графики, они успокаивают меня, позволяют упорядочить данные и контролировать их.

Долгая дорога. Долгие разговоры. Прервавшись на обед мы заняли свои места и продолжили беседу. Прямолинейность Марианны поражала, а еще поражал доверчивость. Или, быть может случайный попутчик которого ты встретишь в своей жизни лишь единожды располагает на откровенные разговоры. Нет, тут иное. Предчувствие подсказывало, что это встреча не случайна.

Марианна говорила обо всем легко и просто, о своих планах, о своих намерениях и суждениях. Мужской характер, но, Всегда есть но. Внутри скрывалась ранимая личность. Конечно же, этого не скажется никак в ее действиях, но если понаблюдать внимательней. А еще мне показалась, что судьба много раз испытывала на ней свои жернова перемалывая в труху каждое ее действие, обращая ее против самой себя. Обращая других против нее. И что получилось на выходе? Отсюда и рукопожатие.

Мы должны были прибыть к полуночи. Здесь, в предгорной местности солнце столь нещадно палящее днем, вечером скрывается за склонами уступая небо мирриаде бесценных алмазов, переливающихся в едином волшебном танце.

- Люблю звезды. - Марианна встала и оперлась на борт. - Пелена и загадка, бесконечная таинственность и множество ответов и это, лишь с первого взгляда….

На берегу мы не простились, ожидал еще один путь, воздушный на этот раз.

- Признаюсь, никогда не пользовался услугами воздушных мореплавателей.

- Отнюдь. — Марианна обернула платок вокруг головы и поспешила вместе со мной к трапу дирижабля….

Много еще можно было рассказать о ней. О простых человеческих качествах, но был ли смысл в этом? Человек улыбающийся трудностям и протягивающий руку страждущему, познающий мир в каждое его мгновение не должен быть отрицательным персонажем. На том я и решил. Через пятнадцать часов знакомые очертания здания погрязших в волнах черного смога печально встретили воздушный корабль и я поспешил, меня ожидало преинтереснейшее дело, ну, а сперва девушка - белая и прозрачная, как северный девственно чистый лед, а еще пара небольших пятнышек, словно от игл у нее на шее. Похоже, мои давнишние знакомцы, готовы сделать следующий шаг…

Глава 1. Прогулка в ночи.

От вокзала тянуло смрадом и ругательствами. Именно таким я помнил город, именно таким он меня и встретил. Мое родное обиталище, великий и загадочный, нищий, в своем увядшем лоске и упертый в своем стремлении Быть. Полный противоречивых противоестественностей — Лордор — столица островной провинции.

Я заказал пару экипажей: один для меня, один для моего чемодана. Негоже в столь мрачный час, первым делом отнеживаться в ванной, смывая дорожную усталость. Мой походный костюм меня вполне устраивал, а что до окружающих, в столь поздний час основной мыслью в сознании крутилось «добраться бы до дома», что уж там потертый и местами засаленный костюм какого-то чудака.

Ночной Лордор издревле считался местом полным тайн и загадок. По большей части - сплетни, в меньшей части - проделки хулиганов и бандитов, коих изловить досконально полицейская служба не имела возможности… или достаточного рвения.

Двери родного морга распахнулись, не успел я соскочить с подножки, мне навстречу, сверкая свежими пятнами на фартуке летел Ралф — огромный хромоногий детина, санитар.

- Доктор Фрост, Доктор Фрост. - голосил низким басом Ралф, по пути наступив на кошку, заоравшей не хуже санитара.

- Ралф, я тысячу и один раз просил тебя не называть меня больше доктором. Коронер Фрост, на случай моего хорошего расположения духа — мсье Персифальт.

- Доктор, тьфу ты, Мсье Персифальт, скорее, боюсь пропадет. - глаза вот-вот выпрыгнут из орбит у пустятся в хаотичную пляску. На мои взлетевшие брови он продолжил.

- Как бы не ушла... - как-то виновато произнес Ралф, умудрившись поглядеть снизу вверх на меня, будучи на две головы выше. - Не знаю, привязал, так, на случай какой...

- Ну-с, поглядим, голубушка. - Я накинул фартук, одел перчатки и вошел в прозекторскую. Спящая красавица, как описал мне ее Ралф. Да, чистейшая правда. Прекрасная, даже в посмертии, срезанный цветок, не успевший раскрыться и порадовать мир своей безупречной чистотой и слегка наивной красотой.

Я внимательно оглядел шею и наткнулся на причину моего спешного возвращения из краев, где две невзрачные отметины на сонной артерии — повседневная обыденность. Или существовала ничтожная доля вероятности, что в Лордоре завелась летучая мышь-десмод, с острова Тринидад, к тому же, килограммов на сорок-пятьдесят или же, аккуратист с новомодной, еще совсем не изученной болезнью под названием «порфирия» или же… тот кто никогда им не являлся.

Я был осторожен, никаких признаков каталепсии — эдакого подобия летаргического сна — не наблюдалось и, значит, определенно, девушка отошла в лучший из миров. Бедняжка, не быть ей повторно восставшей, не бередить старые воспоминания, возвращаясь на прежние места. Да-а-а.

Иных следов не имелось, совершенно никаких. По всей вероятности, выходило, что девушка откинула свои длинные иссиня угольные волосы и безропотно ожидала смерти.

- Констанция Руд. Милейшая особа. Балерина. Найдена после концерта, в своей гримерной. - Мощный, дуболомный Ралф печально вздохнул, смахнув слезу.

- Эстеты. Хм… - я закончил визуальный осмотр и был обескуражен и взволнован. Отродье рода человеческого и паразиты. Да, я думал про вампиров. - К тому же аккуратные и педантичные. Конечно же никто ничего никогда не вспомнит?

- Не совсем, мсье. Дирижер оркестра… он кх-м… потерял рассудок, именно на его крики сбежался народ. В комнате кроме него и тела Констатации не было ни души.

- У них и нет души. - Надо было успокоиться, успешное ведение дела зависит от трезвого расчета, пусть и остро приправленного щепоткой мистики. - Ралф, будь добр, оповести констебля. Держимся легенды. Оформи, как несчастный случай, с сердцем. Место укуса задрапируй, завтра пришлю тебе индийского воска, перепала баночка.

- Да. Мсье, значит и здесь, началось? - мне нечего было ответить в печальные и одновременно напуганные глаза Ральфа, я коротко кивнул и скинул фартук.

- Какие у нас ближайшие концерты? - на завтра мне предстоял пренеприятный разговор с констеблем, получасовое доказывание естественности трагического случая, если повезет и доблестный служитель окажется чуть глупее моих ожиданий, то можно управиться быстрее. Сейчас же… сейчас можно позволить себе парочку часов сна. Отчего-то припомнил Марианну. Ох и не нравится мне это предчувствие…

Не распакованные чемоданы ожидали меня у дверей жилища. Я обычным движением нащупал секретную нить. Целая. С улицы и окна казались нетронутыми. Что же, тогда войдем.

Меня встретила пыль. Всеобъемлющая, в несколько слоев, скрупулезно обвившая мои диваны, каминную, полку и каждый подсвечник непроницаемым покрывалом. Полгода странствий вылились в часовую ночную уборку.

Ближе к рассвету, обессиленный я свалился на кровать, мгновенно провалившись в волшебное царство Орфея.

Снова этот сон. Вновь я в том самом селе. Первом на долгом, пропитанном кровью пути.

Я — квинтэссенция просвещения, доктор, передовик науки, выжигатель крамольной ереси, во имя науки. Она — маленькая девочка, в холщовой рубахе до пят. Чумазая и заплаканная.

- Дяденька, помогите мне, он гонится за мной. - полными страха и ужаса глазами молила бедняжка

- От кого? дитя мое. - с излишней спесивостью и высокомерным снисхождением молвил я, надевая перчатку. Промозглая сырость меня не пугала, я вырос купаясь и более плотном тумане, нет, мною двигали иные мотивы.

- От монстра. - Срывающимся шепотом, произнесла девочка и начала испуганно вертеть головой во все стороны.

- Монстров не существует. — резко, то было слишком резко. Но чего думать опосля, во сне… Я — только блиставший на званном ужине, с лучшими представителями семейств далекой страны, рассказывая о глупых мужиках придумавших байки, о их подсознательных проблемах, вылившихся в яркие галлюцинации… и она - … кричит.

Обернувшись, тело мое перестало слушаться, в единый миг окоченело, веки не закрывались, заставляя глядеть, как и с темного неба хищно пикирует...нечто. Морщинистые кожаные крылья, с лапами на конце, столь же мощные когти на коротких ногах и отвратительная вытянутая пасть, усеянная превеликим множеством острейших клыков. Еще один миг и, с бессмысленной уже мольбой в глазах, девочка исчезает в темноте, уносимая сильными взмахами крыльев чудища - Горгульи, что несет ужин своим хозяевам.

Снова она, преследует меня с застывшим укором в огромный черных глазницах. Теперь уже в Лордоре, подле моей кровати, наблюдает вместе с призрачным мною за мирно спящим телом.

- Они пришли. Он здесь. Владыка. - голос девочки изменился на последнем слове, пробасив на четыре октавы ниже. - Владыка здесь.

Липкий пот захватил мое тело, сердце подражало африканских кубковым барабанам в их скором ритмичном бое. Предыдущие полгода пролетели в единое мгновение. И та деревенька и та девочка… Ее душа, или сущность или, бездна знает что, преследует меня во снах, в галлюцинациях.

Глухой стон вырвался из глубин и нарушил покой предрассветной мглы. В прошлом, В тот день прозвучала Клятва. Но как же далек я от ее исполнения. Полгода бесконечных поисков, полгода скитаний по заброшенным замкам, кои, на самом деле, никто не покидал, только перерождались. Всё не то, всё не те. Мне нужен Владыка — чудище в человеческом облике. Ни лица, ни примет, ничего…

Сегодня меня ожидал напряженный день, надо было навестить Площадь, у ее колонны ошивались глашатаи, бездомные, нищие, проходимцы, — в общем и целом, основная часть населения города. Именно там, я страстно желал узнать местные сплетни, слухи и намечаемые события.

На сборы я не оставил себе много времени. Да и нечего было собирать. Накинув теплый плащ и не забыв с собой добрые намерения, мне предстояло совершить раннюю прогулку до улицы с соснами. Да, едва ли не единственное место в городе, где по обе стороны от выложенной ровными плитами дороги, высились к небесам высоченные сосны.

Солнце делало безуспешные попытки выглянуть из-за слоя облаков перемешанных с густой пленкой сизого дыма. Тем временем, скорый шаг помог добраться до нужного мне дома, у исполинской пихты, замаскировавшей свои мягкие иголочки среди соседских жестких и острых. Ничем не примечательный жилой дом успешного человека, разве что не хватает высоких заборов. Правда, ограждений не наблюдалось по всей улице. Редкость, и,возможно, большая глупость.

- Мое имя Персифальт, я — коронер. Прошу Вас препроводить к своему мужу. - Сняв шляпу я представился невысокой женщине с явными кругами под глазами, свидетельствующих о беспокойной и слезливой ночи. То была дражайшая супруга дирижера, что сошел с ума после интересуемых меня событий.

Не скажу, что меня встречали приветливо, не скажу что понимали мою необходимость, ничего этого вы не услышите. Сейчас же, лютая ненависть в глазах должна была прорваться в любое мгновение, но не прорвалась, рассудок взял вверх над распирающим изнутри жаром эмоций. Потерпите, голубушка, я найду кто сотворил такое, расспрошу вашего мужа и оставлю вас в покое. На некоторое время. А еще приставлю Ралфа наблюдать за вашим домом, на случай незваного вторжения…

Дверь скрипнула отворившись. Светлые тона разрисованных асимметричными узорами стен сочетались с тяжелой, массивной мебелью, цвета лесного ореха. Посреди комнаты на стуле, больше походившим на трон из-за своеобразно высокой спинки расположился хозяин дома. Мужчина сидел лицом к двери, его руки взлетали вверх и падали ниц, кажется, это был обращенный ауфтакт… может и нет. Дирижер, как и было положено, не обратил и малейшего внимания на посетившего его незнакомца, продолжая едва заметными, быстрыми движениями руководить его собственным оркестром, жаль, что прекрасная музыка звучит теперь только в его голове.

- Мсье Бонсон, Та Самая увертюра? - тихо поинтересовался я, встав позади мужчины и прислонившись к «трону». Дирижер кивнул, не останавливая самый важный концерт в жизни.

- Мсье, не смею вас тревожить, но, я не вижу прекрасного ангела, мадемуазель Руд? - вкрадчиво, медленно.

Руки дрогнули, замерли на мгновение и продолжили, брови нахмурились, мужчина никак не ответил мне.

- Но все же, мсье, Констанция — великолепная звезда, мир блекнет, когда рядом нет ее. Представление под угрозой, мсье Бонсон. Кажется я видел ее в гримерной. Может быть стоит сходить за ней.

Хмурость взгляда и резкие движения рук явственней всего показывали внутренние переживания дирижера.

- О, Нет, Мсье, разве это не она? Констанция, на полу! - чуть громче и жестче начал я. — Но кто, кто мог совершить это! Мсье Бонсон, кто же? Кого вы видите!?

- Нет! Прочь от нее!!! — истошно закричал дирижер, соскакивая со стула и отмахиваясь от воображаемого врага, - прочь от меня! Демон бездны! Скорее схватите ее! О, Констанция!

Дирижер схватил меня за грудки, а затем расплакавшись опустился на пол. В следующую минуту вулкан взорвался, вулкан мадам Бонсон. Прикрываясь рукой от беспорядочных ударов метлой я поскорее покинул обитель скорби. Что же, разбросанные лоскутья информации медленно и нехотя сшивались в единую картину, еще гротескную и безликую.

Серое утро. Кричат торговцы, еще громче надрываются зазывалы. Жизнь на Площади кипит. Средоточие главных улиц города: в Лордоре два пути, от площади и обратно к ней. Прогуливаясь между импровизированных дневных рядов я навострил уши. Площадь — отличный источник свежих новостей и сплетен. Местный люд страсть как любил перемывать косточки, нет-нет да встретишь не успевшего подготовить материал газетчика, жадно вслушиваясь в речи важной мадам, в слегка потертом платье, продающей рыбу, наисвежайшую рыбу.

- Последнее В Лордоре выступление! - заслышав призыв, тело без моего особого вмешательства сменило направление.

- Последнее выступление в Лордоре, спешите! Знаменитая Ивонна! Волшебство и магия в чарующих звуках голоса! - вполне будничным поставленным голосом, без особых интонаций повторял парнишка в огромной темной кепке-фуражке, попутно раздавая афиши всем желающим и не желающим. Не вполне ясно, понимал ли он смысл своего послания, но свои монеты зазывала отрабатывал…

Ралф удрученно сидел на ступеньках, перед входом. На мой немой вопрос, он покрасневши ответил: - не ожила. Лежит. Пора того, погребать. Констебль не против, повздыхал немного и подписал бумаги.

- Родственники, друзья, кто-нибудь обращался? - Ралф хмуро покачал головой. Что же. И так бывает. Скрывшись на мгновение в тень - ты будто канул в забвение. Может дирижер… нет, мадам Бонсон ясно дала понять: не приближаться к их дому.

- Собирайся. - вздохнул я отправившись в конюшню запрягать Огонька, автомобиль нам не полагался…

Ровно за тридцать минут до первого, самого спешного гостя-торопыги, я стоял поодаль от дверей малого театра. Серость сменилась едва видимым золотистым свечением, выманив на вечерние улицы мирно прогуливающиеся парочки, шумные компании и просто прохожих, не понятно зачем вышедших на улицу.

Я вспоминал, когда первый раз увидел, нет, когда первый раз различил вампира. Забытая богами деревушка и паренек в лесу. Не осознавший своей участи, с глазами полным детского удивления и красными от крови руками. Соседи не досчитались скота в ту ночь. Бледная ли кожа выдала в нем новоявленного демона крови. Или его аура? Пустота, ничто. Были и вторичные признаки, цвет волос, едва заметная трансформация пальцев, неконтролируемая в самом начале пути агрессия и непроизвольный рост клыков, на пару сантиметров. Моя душа молчала в ту ночь, молчала и совесть.

Лордор — иное место, в отличие от окраин и сельских регионов, где розовощекие и здоровые люди составляли большинство обитателей, мода на бледность затрудняла визуальный поиск. Придется подойти поближе.

Десяток ароматов ударили в нос, я сотни раз приподнимал шляпу в приветствии на столь устаревшие реверансы и новомодные рукопожатия и… пустота, холод, смерть. Пару взмахов ресниц и наваждение прошло. Не подав виду, аккуратно обернувшись я увидел ее. Темное платье, на лице полупрозрачная вуаль, светлые, совсем белые волосы, а щеки слишком румяны. Издалека ее можно принять за деревенскую девчонку, первый раз выбравшуюся в свет, надевшую новое, еще неношеное платье, еще не осознавшая своего положения. В меру мягкая, с редкими нервными движениями, бросающая быстрые взгляды из под полупрозрачного покрова.

В тот момент, я предпринял самое безрассудное действо, в любых толкованиях выглядевшее безумно, я сделал пару быстрых шагов и легонько взял девушку под руку.

- Мадемуазель, приятный вечер, не находите? - и не дав опомниться, а тем более вырваться добавил. - предполагаю вы такой же ценитель, как и ваш нижайший слуга, однако у меня отличное предложение для вас. Попасть за кулисы, например. - Девушка не сопротивлялась. Мертвенно холодная, я не мог ошибиться.

- Весьма эксцентрично, мне по душе подобные выходки, мсье…? - девушка хищно улыбнулась, все еще позволяя вести себя

- Фрост, Персифальт Фрост. Не думаю, что вы слышали обо мне.

- Однако, мсье Фрост, оттуда откуда я родом, вы весьма популярная личность. И все же, я представляла вас… моложе. - теперь уже она сжала руку, нечеловеческой силой. - за кулисы говорите… я как раз раздумывала по этому поводу, никак не решалась, и вот вы,. Ну что же, сомнения прочь! - к моменту нашей беседы мы прошли вход и пару коридоров, освещенных лампадками. Поравнявшись с дверью с надписью «Гримерная, не входить!» девушка втолкнула меня туда, так, что я не сумел воспротивиться. Никогда не любил тесный контакт с вампиром, проще и всяко лучше для собственного здоровья, заканчивать дела на безопасном расстоянии.

-Что, кто Вы! Прочь отс… Анна?! - раздался мелодичный голос из комнаты, куда стремительно и беспорядочно влетело мое тело. Кувыркнувшись я вскочил на ноги и прислонился к стенке напротив выхода.

Гримерная знаменитой Ивонны. Стены украшали красочные афиши, на полу дорогой индийский ковер, а с потолка свешивалась модная сейчас тусклая электрическая лампа, основной же свет излучали расставленные повсюду подсвечники. Передо мной стояла великолепная по своей красоте женщина, с длинными вьющимися локонами загадочного пепельного цвета, а за ней, за плотной ширмой различался человек на стуле, неестественно застывший, точно восковая кукла.

- Ивонна, сестра, прости меня за вторжение, за все прости, но оставь приветствия и рассуждения на потом. Нужна твоя помощь. Это Персифальт Фрост. - моя новая знакомая вошла в комнату и обратившись к Ивонне, взяла ее за руки. Ох, Персифальт, неужели ошибки тебя ничему не учат…

- Так-с. Ивонна и Анна, чудесно, чудесно. - Картинно приподняв шляпу, я положил руки в карманы плаща, судорожно пытаясь нащупать мой шанс на удачу.

- Какая встреча. Анна, интересных знакомых ты завела вдали от дома. Прикрой за собой дверь, моя дорогая.

- Будь осторожна. - Анна отрезая мне путь к отступлению.

- Всё в порядке. Коль уж ты просишь о помощи, значит никак не перейдешь на человеческую кровь? А жаль, наша матушка будет огорчена. - Ивонна не двигалась с места, лишь подперла руками бока и продолжив кивнула в сторону ширмы: - А я голодна, как раз собирались отужинать, перед выступлением. Владыка прислал замечательный подарок мне.

- Владыка? — Анна встрепенулась и схватилась за ручку двери. В глазах ее читался неподдельный ужас. - Владыка здесь?

- Не переживай, моя любимая сестричка, нет, пока его нет, только лишь послание: «Бойтесь меня. Любите меня. Наш час настал. Я иду.» наши сородичи по всему свету получили его. И вкусного посланника. - Ивонна улыбнулась обнажив свои тонкие, как иглы клыки! Мд-а, Персифальт, стареешь, но мудрым, отнюдь, не становишься. С другой стороны, болтайте, голубушки, играйте со мной, словно кошка с мышкой. Тут следует сделать лирическое отступление.

Мой путь, в поисках истока вампирьего ужаса пролегал через всю Европу, Азию, Индию. В каждой части нашего континента находились существа, по различному названные, но, в сути своей, являющимися вампирами. Им поклонялись и их боялись, одних возводили в ранг богов, других считали низшими существами — перерождениями грешников и в каждом народе находились полусумасшедшие, решившие посвятить себя борьбе с перерождениями бездны. Блуждая по улочкам города Стамбула, что стоит на руинах Константинополя - града с великой и печальной историей, наткнулся я на мастера — турка Мехмеда, что перенял секреты и учения древних охотников за вампирами. Сам он охотой не промышлял, - ногу ему отгрызла горгулья, а вместо нее был приделан металлический костыль. И сейчас усердно копошась в карманах,я отыскал его одни примечательный подарок, как отмечал Мехмед «оружие последнего шанса».

- … начнем. - Ивонна запела мелодичным голосом, и, к своему ужасу я осознал, как деревенеют мои конечности. Сирена! Вот как Констанция попалась в сети!

- Тысяча извинений, я обронил, не подадите мне, просто двигаться самостоятельно у меня не получается. — Галантно выдавил из себя я, в самом деле обронив круглый шар, подкатившийся к ногам Ивонны. Три...

- Нет, Сестра! - Ивонна прекратила петь, бросившись к Анне, схватив ее в охапку и выкинув прямо в дверь. Дверь, конечно же, слетела с петель. Два…

- Ты умрешь! - преображение началось, человеческие черты лица стирались, уступая место серой морщинистой коже и горящим черным огнем глазницам. Один… Я успел присесть и укрыться плащом, когда жар накрыл меня. Нет, то не был жар от взрыва гранаты. Внутри нее содержался нитрат серебра, вперемешку с гранулами. Тот жар исходил от Ивонны, запылавшей факелом, с визгом и криком, способным низвергнуть вашу душу наизнанку. Опасен нитрат серебра и для людей, вызывая нестерпимые ожоги. Потому я, закрыв рот и глаза, бросился за ширму, схватил, как оказалось, женщину и прямиком кинулся к выходу.

Ошметки догорали в воздухе, оставляя за собой горстку пепла, а у меня на руках оказалась... Марианна, медленно приходившая в себя.

- Что происходит. Где я.. кто вы, мсье? - девушка открыла глаза после долго забытья. Я вздохнул, нет, она не вспомнит меня. Мне доводилось слышать о могущественных сиренах могущих заворожить человека своим голосом и направить его, к примеру в бездну, сейчас же передо мной было живое доказательство гипнотического воздействия.

- Все в порядке, мадемуазель, вы в безопасности, произошел небольшой инцидент, отправляетесь госпиталь, вас должны осмотреть. - Помогая подняться, я мельком глянул на ее шею — чистая. - Мне пора, до новых встреч.

Мне действительно было пора. Анна сбежала. На шум сбегались сотрудники театра, приглашенные, артисты, я поспешил ретироваться, оставив Марианну подоспевшему мужчине

- Кажется в комнате Ивонны взорвалась лампадка с маслом. - брякнул я на его вопрос и ретировался. Слева по коридору я заметил приоткрытую дверь наружу. Если Анну задело, то далеко убежать она не сумеет.

Солнце скрывшись за тучами незаметно село за горизонт. Я бежал по темному переулку, доверяя своей интуиции. Поворот, еще один. Узкие улочки играли на руку серым личностям нашего города.

На пределе слуха я расслышал тяжелый натуженный кашель неподалеку. Что же, подготовимся заранее. Сунув руку во внутренний карман плаща я извлек изящный женский шейный браслет, еще один подарок, теперь уже от индийских друзей.

За поворотом, прислонившись к стене, надрывно кашляла Анна. Ее облик покрылся мыльной пеленой, сил на трансформацию не хватало.

- Вечер добрый, Анна, мы не закончили наше дело, не находите… - собрав все силы я ринулся к ней, нас отделяло не больше трех шагов. Ослабленная девушка вяло попыталась увернуться, но не сумела. Браслет защелкнулся на ее шее.

- Убедительно не рекомендую пытаться обратиться или воспользоваться своими силами. Блокирующий ошейник содержит в себе ядреную смесь дикого чеснока и пряностей, названий коих я даже не знаю. Чем больше вы будете сопротивляться, тем больше чесночного яда попадет вам в кровь и, тем быстрее вы отправитесь за своей сестрой. - Я был неумолим. - Оставайтесь в человеческом облике, и все будет в порядке.

Я не был уверен до конца, сработает ли безделушка, как заверили меня друзья, на слабых первородных или обращенных подействует, вот на ее сестре точно бы не сработало. Необходимо сделать еще одно лирическое отступление. Много веков люди чувствовали себя в безопасности находясь под защитой солнечного света, под защитой крестов, святой воды… но хитроумные вампиры лишь позволяли чувствовать себя в безопасности, тем временем наращивая свои ряды, заводя новые связи. Первородные, истинные — у них много имен. Ведущие свои роды от первых вампиров, они способны находиться под солнцем, что бы им не приписывали сплетни. Есть небольшое ограничение — находиться на солнце на.. «полный желудок», когда кровяные тельца насыщают организм носителя и защищают от противных им солнечных лучей. Касательно святой воды, тут еще проще. Первородные — не люди, скорее форма не жизни, нежити, ели вам угодно, оттого и средства отгоняющих нечистую силу не очень то и помогают. Но, огромное, пресловутое но. Существуют так называемые обращенные - те кому проклятие досталось от первородного, превратившихся в вампиров при жизни, вот на этих полудохликов действует все вышеперечисленное. Именно они, прячась в пещерах и склепах нагоняют ужас на деревни, лишают жителей скота и прочей живности, уносят детей в темную ночь.

- Думаю, нам необходимо поговорить. - Я, предусмотрительно, отошел на пару шагов и достал серебряный кинжал.

- Убийца! - выдавила из себя Анна и зашлась в яростном приступе кашля, отхаркивая красные сгустки.

- Ирония. - Не стоило расслабляться, все мои органы чувств напряжены до предела. - Убийца убийцы. И, всё же, нам необходимо поговорить. В более спокойной обстановке. Например о вашем Владыке.

Еще в прошлый раз я приметил реакцию Анны, сейчас же ее просто парализовал ужас.

- Ты смертник, Персифальт, Владыка всесилен, и помогать я тебе не собираюсь, мы все наслышаны о твоей священной мести. Лучше убей меня сразу.

- Хорошо, что если за твою помощь я предложу тебе свободу и защиту? - Анна рассмеялась, снова обильно сплюнув кровью: - Защиту от Владыки? Ты безумней, чем кажешься. -

- Не совсем так, допустим у меня есть одно средство… да пара тузов в рукаве, которых, я , несомненно, расскажу вам, уважаемая мадемуазель Анна, в более тихой и спокойной обстановке.

- Сними ошейник. - девушка глубоко вздохнула и выпрямилась.

- Нет. Моя дорогая, давайте прогуляемся до одного моего убежища,а там поглядим.

- Выхода у меня нет? Или умереть сейчас или умереть в твоем застенке. - эмоции Анны испарялись, их место занимал трезвый расчет. - Какой смысл мне идти на пытки?

- Если ты наслышана обо мне, то прекрасно понимаешь — мне проще избавить тебя от проклятия здесь и сейчас. - Тут я не лукавил. Редко какой вампир, оказывающийся мне по силам уходил живьем. Быстрая смерть.

- Вашу руку, мсье, - девушка сделала шаткий реверанс и жеманно протянула ладонь. Минуту спустя, мы мирно беседовали о слухах и сплетнях, далеко отсюда. Правда вторая моя рука, сжимала кинжал в кармане плаща.

+1
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илья Лопатин №1