Соприкосновение

Автор:
Сиор
Соприкосновение
Аннотация:
Рассказ посвящаю памяти Великого Сказочника. Того, на кого я оглядываюсь, когда взрослая повседневность уж слишком припекает. Того, кто не даёт забыть, что действительно имеет значение в жизни; и это не новый айфон или сериал. Того, чья мелодия жизни вдохновляет, заставляет писать и вновнь, и вновь, и вновь помогает подняться, чтобы идти дальше.
"Соприкосновение" не прошёл в финал Осенней Грелки 2018, но... но и пусть. Зато подарил кому-то светлые минуты. И это хорошо.
Не всё же сатиры писать!
Текст:

Соприкосновение

памяти Великого Сказочника

Наконец-то настал вечер. Время в конце дня, когда можно расслабиться; взять книгу и погрузиться в неё до рези в глазах, а потом улечься спать. Именно так хотел сделать Андрей.

Первый выходной подходил к концу, а вместе с ним улеглась неизбежная суета. Дом был выметен ровно настолько, насколько это может сделать холостяк; продукты на всю следующую неделю куплены, последняя порция приготовленной ещё в рабочий четверг еды съедена; все прочие дела, какие могли быть в отсутствии ремонта, переделаны. Даже капающий две недели кран в ванной комнате — поменян на новый.

Осенняя суббота.

Завтра - ещё один выходной, с другими планами. Они крутились в Андрее, пока он читал книгу под ночником. Наступило природное перемирие - бабье лето, а значит было самое время выехать в городской дендрарий. Без какой-то цели, просто побродить там, подышать упоительным воздухом юной осени, ещё не обозлившейся, а потому впустившей в себя, на миг, шепоток лета. Андрей так делал уже много лет. Ни о чём особом не думая, просто шёл по парку, сосредотачивался на мелочах — своих шагах, пробегающей собаке с палкой в зубах, вдруг запевшей птице, движениях воздуха. Как-будто в этот день, раз в году, он встречался с жизнью.

Иногда рядом с ним были девушки. Но даже, когда он держал маленькую ручку своей спутницы, он был, чувствовал и находился наедине с собой. Жёлтым ботинком на толстой подошве ступал по опавшим жёлтым листьям, пытался разобраться из каких букетов, соцветий, тонов состоит парфюм осени.

Так будет и завтра. В воскресенье.

Книга прочитывалась легко, это был один из сборников рассказов Рэя Брэдбери. Брэдбери был невероятным рассказчиком, потому, Андрей поддавшись сказочному настроению, парил где-то над крышами домов. Хотя, ему уже исполнилось тридцать и прошедшие года тянули вниз. Точно к ним, на серебряных ниточках, были привязаны маленькие, блестящие якоря.

За окном, подгоняемые ветром, шумели невидимые деревья. «Настала, настала, настала, осень, осень, осень», - шептали они. А в тёплом свечении ночника, им вторили переворачиваемые страницы: «знаем, знаем, знаем, пришла, пришла, пришла». Они тоже когда-то встречали осень на улице.

Стрелка часов сделала очередной оборот. Оставался всего навсего лишь один час до окончания субботы.

Ещё одна страница была перевёрнута, ещё один рассказ был прочитан, ещё один был тут же начат. Добрый, таинственный и — не странно ли? - открытый, как и восемь предыдущих рассказов. Открытый, как взгляд ребёнка, скрывающий океан фантазии внутри.

Перескочив на очередную строчку, боковым зрением, Андрей уловил движение. Тут же оторвавшись от книги, но ещё глядя через окно сказки, он посмотрел на то место в комнате, где ему почудилось чьё-то присутствие.

Никого не было. То была граница между освещённым ночником кусочком квартиры и той её частью, которая наполняется ночью и её тайнами.

Андрей лишь улыбнулся, поправил очки и опять вернулся к книге. Скорее, скорее, скорее! Ему хотелось вновь вернуться в брэдбирианское тёплое лето. Оно согревало ничуть не хуже горячей чашки какао.

Однако, не прошло и полуминуты, как опять послышалось что-то.

И вновь, с быстротою молнии, Андрей глянул туда. На границу света и тьмы.

Он увидел складку на пледе, каким укрылся, чтобы ночное дыхание осени не холодило пятки. А на её гребне, видимо сам закинул, увлёкшись чтением, лежала потрёпанная закладка. Картонная, с пришитой к ней резинкой. Уже два года Андрей только ей и пользовался. Он считал, что цвета она была фруктовой жвачки из детства. Хотя они могли быть самых разных цветов, но ему представлялся именно такой. Как отпечатки от гербария, на ней ещё были контуры полевых цветов и трав.

Закладка лежала неподвижно. Да и как она могла шевелиться? Разве только воображение, да игра света придавали ей движение. Как это часто бывает. Или может быть кто-то прятался за ней?

Андрей улыбнулся; но не губами, а лучиками вокруг глаз.

Вновь он вернулся к рассказу, ещё не дочитанному даже до конца первого абзаца.

И в третий раз, совершенно очевидно, тут Андрей не мог больше себя обманывать, какое-то стремительное, как падающая звезда, движение мелькнуло на периферии его зрения.

«Посмотри на меня! Вот я! Вот!»

Андрей буквально метнул туда взгляд, но было уже поздно. Кто-то, кто со смехом кричал о себе, уже растворился в темноте, замер и боясь дышать, дрожа от радости и нетерпения, смотрел оттуда. Смотрел с любопытством, как ребёнок. Андрей чувствовал его.

Но ведь не может быть! Откуда? Да и сам он давно вырос из того возраста, когда мерещились всякие чудища в тёмных закоулках комнаты перед сном.

И всё же.

«Посмотри, ну!»

Андрей отложил томик в сторону, и сантиметр за сантиметром принялся осматривать комнату.

В общем-то она была хорошо знакома ему. Всё-таки целых пять лет уже живёт здесь, пять лет как купил квартиру, пять лет, как не делал никаких перестановок. Компьютерный стол слева, там же окно, справа — ещё одно кресло и чёрный проём в коридор, а у противоположной стены — большой книжный стеллаж. Даже телевизора не было.

Никого. Ничего. Всё по старому.

И всё же.

И всё же.

«Неужели не узнаёшь меня?..»

«Не узнаю?»

«Не узнаёшь...»

Андрей растерялся. Кто, кто мог так с ним говорить, в точности так, как и в детстве?

«Я...»

«Ты?..»

И вот она догадка. Молниеносная, как взрыв ребячьего смеха, яркая, как воспоминание о первом поцелуе, неожиданная, как ливень в жаркий летний полдень.

- А! - воскликнул Андрей и рассмеялся, но тут же сам и оборвал свой смех. Посмотрел на свою гостью, всё ещё прятавшуюся за границей света.

«Я тут, не испугалась», - ответила она.

- Вот ты у меня кто, а я и забыл тебя совсем, - уже тихо сказал он. Теперь только тихо улыбался неожиданно обретённому счастью.

За годы и годы, совершенно утерянное из виду чувство, вдруг громко заговорило в нём. Будто его искал он каждую осень.

- Как же я мог забыть тебя, - уже с грустью и досадой сказал Андрей.

Как мог? Как мог? Как мог?

Столько лет прошло, она сама пришла к нему, а он, даже не сразу признал её. Посчитал её игрой света, ошибкой зрения. Ведь откуда она в реальности?

«Я реальна»

И вот, осторожно, мягко ступая по пледу, она появилась из темноты. С нежностью Андрей смотрел на свою старую приятельницу. Нет, она была не забитая и не заплаканная, как можно подумать. Столько лет прошло в одиночестве! Столько лет! Нет. Даже ни тени обиды не было в ней на Андрея, за то что забыл её. И не помнил даже тот день, когда забыл.

Как можно? Как можно? Как можно обижаться, когда вот они вместе, когда он сам позвал её.

Она, как и двадцать лет назад, была прекрасна и ни на минутку не постарела. Лишь только от восторга за то, что наконец-то вновь оказалась в этом мире, она решила немного попроказничать и таким образом подшутить над Андреем. Своим другом.

- Я уже и забыл, какая ты у меня! - глядя прямо на неё, повторял и повторял Андрей, - совершенно забыл!

Сколько, сколько дней они провели вместе и казалось, что нет друзей крепче, нет друзей верней, чем они. И что же произошло?

- Повзрослел и забыл.

Андрей теперь сокрушённо качал головой и стыдился.

И всё же вот она, пришла к нему, точно такая же как прежде, не смотря на то, что он изрядно постарел; он изрядно изменился и изменил свои взгляды, теперь считая жизнью совсем не то, что было, когда он только появился в ней. Оставив лишь осеннее эхо внутри себя о прошлом.

- Прости меня, прости. Оставил тебя одну.

«Прощаю! Прощаю!» - звонко смеялась она.

Аккуратно, чтобы не потерять свою подругу вновь, чтобы не забыть о ней, чтобы провести этот вечер вместе, Андрей поправил плед; и она улеглась у него в ногах. Как кошка, свернулась клубочком и затаилась.

Андрей глянул на неё. Осторожно, как будто впервые держал в руках, взял томик Рэя Брэдбери. От туда на него посмотрел Великий Сказочник. Великий Человек, ни разу, во всю свою жизнь, не забывший, свою первую подругу и прошедшей с ней рука об руку до самой смерти. Он видел сквозь толщу саму жизнь. Писал о ней. И в соавторах у него была та самая Фантазия, которая, уютно устроившись на коленях Андрея, ждала, когда же он, когда уже начнёт читать!

И Андрей, выглянув из-за книги, убедившись, что она всё ещё тут, что ему не привиделось, что всё это реально, как лунная дорожка, глубоко вдохнул, поправил очки и принялся читать.

И вновь Великий Сказочник заговорил.

На раскрытых страницах книги царило детство взрослого человека. Оно забирало читателя в мир своего полёта.

«Лето, лето, лето», - слышался шёпот.

«Ушло, ушло, ушло», - отвечала книга.

Тише, тише, тише…

Другие работы автора:
+3
53
16:42
+1
А, помню ) Читал на нынешней грелке ))
02:53
+1
А вы тоже участвовали?
05:22
+1
Надо же когда-то начинать smile
06:41
+1
И я впервые smile , а какой у вас рассказ если не секрет? Если из третьей группы, то я однозначно читал
06:53 (отредактировано)
+1
07:15 (отредактировано)
+1
О, точно, был такой thumbsup . Могу поздравить нас двоих с почином laugh
Ссылка почему-то нерабочая, но рассказ я помню
07:33 (отредактировано)
+1
Взаимно )

ЗЫ ссылка нерабочая, потому что руки кривые у меня )
Поправил ))
22:35
«Дом был выметен ровно настолько, насколько это может сделать холостяк; продукты на всю следующую неделю куплены, последняя порция, (лишняя запятая) приготовленной ещё в рабочий четверг, (лишняя запятая) еды съедена; все прочие дела, какие могли быть в отсутствии ремонта, переделаны».
«Завтра был ( или завтра будет, или на следующий день был) ещё один выходной, с другими планами. Они крутились в Андрее (в голове?) одновременно с чтением книги под ночником.». — получается, что чтение тоже крутилось.
Лишние запятые и неправильно построенные предложения.
А сам рассказ — прелесть! thumbsup
02:58
+1
Спасибо, очень приятно и рад, что понравился smile а вот запятые — моя вечная проблема, гордится нечем, это уж точно.
Загрузка...
Виктория Миш №1