Мечтатели Книга четвертая. Свет далекой звезды на пути к новому дому. История шестая.

Автор:
Альберт Грин
Мечтатели Книга четвертая. Свет далекой звезды на пути к новому дому. История шестая.
Аннотация:
Мечтатели Книга четвертая. Свет далекой звезды на пути к новому дому. История шестая. Блогер Адольф Гудо
Текст:

Блогер Адольф Гудо

Книга четвертая бесплатно на mybook

Аудио книга четвертая на Multiza

Как это бывает почти всегда, буквально за десятилетие человечество в космонавтике делает такой огромный скачок, что по сравнению с ним почти двести предыдущих лет до этого были так, топтанием на месте.

Два открытия были сделаны почти параллельно, и оба – в непересекающихся сферах человеческой жизни. Первым важным открытием стало создание телепортов, которые успешно использовала в своем бизнесе «Бот-Шоп Компани», разместив по всем планетам терминалы по продаже товаров массового потребления. Тут была лишь проблема потери массы при телепортации на большие расстояния. Как выяснилось позже, чисто случайно, молекулярная структура металла золота при переносе на любые расстояния не теряла свои молекулы. Этот нехитрый факт подтолкнул на эксперимент с животными в покрытых слоем золота капсулах. И у ученых получилось! Из ста переносов потери массы не было ни в одном случае, ни в одной капсуле.

Вторым ключевым моментом стал прорыв в световом перелете. Если коротко пояснить, то свет – пучок электронов – никогда не передвигается в естественных условиях по прямой, а рассеивается волнообразно. Используя небольшой перескок по волнам, удалось развить скорость в сто раз, превышающую скорость света. Все опыты перемещения животных с такой скоростью на короткие расстояния закончились летально. Можно было перемещать скачками роботов, капсулы из гибридных металлов, выдерживающие сверхнагрузки, но только не органику: она разрушалась на молекулярном уровне.

И вот, в принципе, человек мог отправить робота в любой уголок вселенной, тем самым начав исследование планеты с подходящей для жизни атмосферой, но пока не мог отправить туда самого человека. Таких мест во вселенной нашлось ровно тринадцать, их назвали Новыми Эдемами, это были планеты подобные земной планете. Их детальное изучение очень быстро натолкнуло на мысль о колонизации. Так что проблема переноса человека на такие огромные расстояния, как говорится, назрела. И как говорили ведущие специалисты того времени: «Если мы научились отправлять корабли с роботами в далекие миры, то отправить туда человека – дело ближайшего будущего. И в один из дней оно наступит!».

МАРС.

– Мы очень тщательно подошли к вашему делу, господин Адольф Гудо, – говорила при личной встрече начальник департамента по миграционной политике Анна Кер. – Но мы вынуждены вам отказать, так как по генному паспорту вам, на момент подачи прошения на жительство, исполнилось пятьдесят лет.

– И что, это противозаконно? – удивленно спросил Адольф.

– Есть восьмой параграф закона об эмигрантах, там указаны ограничения в праве на гражданство лиц старше пятидесяти лет по причине минимального срока проживания на Марсе в двадцать три года.

– Но я же могу пойти работать в шахты, – говорил Адольф, – там повышенный коэффициент, и я быстрее получу гражданство.

– Да, можете, – улыбаясь, сказала Анна Кер, – но мы проинформировали все существующие шахты, и ни одна не пожелала взять вас на работу – это первое. У вас нет ни одного кровного родственника на Марсе, нет знакомых и нет друзей, и это второе.

– Но я же отказался от гражданства Земли, – чуть ли не плача от нахлынувших эмоций говорил Адольф Гудо.

– Понимаем, – взяв его за руку, сказала Анна Кер. – Но решение окончательное, оно подписано Говардом Боу, начальником отдела по миграции. Максимальное, что я лично могу сделать, это оплатить вам обратный билет, куда пожелаете.

– Да идите вы к черту со своей мертвой планетой, – вырвав руку, резко произнес Адольф. – Сам как-нибудь доберусь.

На следующий день на имя Адольфа Гудо был забронирован жилой модуль в космопорте «Альфа» с предоплатой на три земных года вперед.

За двести лет космопорт оброс девятнадцатью секторами и стал в семнадцать раз больше первого терминала для кораблей «Омеги» на орбите Земли. Это был целый искусственный спутник сферической формы. На нем одновременно располагались чуть более миллиона человек, а постоянно проживали – пятьсот тысяч. Это был поистине уникальный терминал. И если сравнивать уровень жизни между терминалами, то «Альфа» был раем по сравнению с Землей: вида на жительство тут не требовалось, лишь бы у тебя были деньги. Арендуешь жилой модуль – свои пять квадратных метров жилья, и минимальный паек в два пакета биоеды в сутки тебе обеспечен. Хочешь – работай, хочешь – просто живи. Адольф решил просто жить. Он ходил, а в зонах без гравитации летал по терминалу, при этом фотографируя людей, космос, события, которые происходили ежедневно на «Альфе», хотя понятие день было там относительным. Адольф Гудо стал, своего рода, внештатным журналистом терминала «Альфа», его личным блогером. За полгода его личная страничка-протест «Я не хочу на Марс» обрела около десяти тысяч подписчиков.

* * *

В последний учебный год всегда лень учиться. Во-первых, ты почти взрослый, а значит, сам принимаешь решения о своей жизни, а во-вторых, ощущение, что надо начать покорять мир именно сегодня, ибо завтра уже будет поздно, и все осколки славы разберут, ну никак не увязывается с нудными и скучными уроками в средней школе. Отсюда и вопрос практически у половины школьников: «Зачем тратить время на уроки?», и каждый отвечает на него по-своему.

– Мам, я на репетицию, – крикнула Кэт и вышла из модуля.

– Мой «Биф» не тронь! – тут же из-за компьютера выкрикнула ее сестра-близнец Энди.

– Буду я тебя спрашивать, – тихо прошептала Кэт и, встав на биофон сестры, спешно покатилась в школу.

Сестры Кэт и Энди Руф, хоть и являлись близнецами, но были абсолютно разными. Кэт увлекалась рок-музыкой, неформальными движениями, а Энди была интеллектуалкой, она большую часть свободного времени проводила в библиотеках или дома, изучая научную и школьную литературу.

– Мама, она взяла мой биофон! – закричала Энди на весь дом.

– Вот негодяйка, – выругалась мать. – Придет – я ей устрою.

– Ты каждый раз так говоришь, а ей все равно, – обиженно сказала Энди и, с силой хлопнув дверью в свою комнате, уткнулась в подушку с намерением поплакать.

«Дзинь», – послышался звук вибродатчика на столе, это было оповещение по действию ее друзей в социальных сетях.

«Первое в истории путешествие за семь секунд от Луны до Марса», – красовался красочный пост на трехмерном экране. Прочитав про себя комментарии, Энди тут же забыла все обиды и с азартом принялась изучать страничку блогера Адольфа Гудо.

– Привет всем! Я нахожусь на станции «Альфа», это ваш Адольф Гудо. Сейчас на ваших глазах творится история. Группа ученых смогла переместить парочку животных за семь секунд от Луны до Марса, и если они живы, то это целый прыжок в космонавтике, – вел свой видеоблог пожилой мужчина.

Дальше шло видео в режиме онлайн, в котором блогер пытался увидеть, живыми или нет, прилетели две собаки. Капсулу, в которой они были, потихоньку тянули к терминалу в зону, где была атмосфера, и как только ценный груз был закреплен, ученые тут же принялись ее распаковывать. Она была вся покрыта золотом и слепила, отражая неоновый свет освещения. Животных достали, они, как оказалось, были в искусственном сне, и тут же, поместив их в боксы жизнеобеспечения, начали сканировать их системы жизнеобеспечения. Эта система позволяла установить степень потери молекулярной массы при переносе на большие расстояния.

– Ноль процентов потери, – радостно выкрикнул Адольф под аплодисменты вездесущих журналистов. – Пока непонятно, живы ли собаки, может, они просто в медицинском сне для удобства эксперимента, я не знаю. Я, как и десятка два журналистов, просто наблюдаю за тем, как создают историю космонавтики.

Потом пошли данные о физическом состоянии животных, и после введения медпрепаратов собакам, одна из них зашевелила хвостом и что есть мочи залаяла.

– Вот он, звук истории, – шепотом говорил Адольф. – Вы слышите этот лай? Семь секунд заняло их путешествие, это быстрее скорости света, невероятный день! Смотрите, вторая собака тоже живая, она тоже залаяла. В общем, я с вами прощаюсь. Жду, как всегда, комментарии на своей страничке. И повторюсь – это удивительный мир! Сегодня мы сделали огромный шаг на пути освоения космоса!

Энди тут же написала в комментариях: «Прям как Белка и Стрелка в двадцатом веке на Земле!».

Комментарии сыпались с небывалой скоростью, этот ролик посмотрел чуть ли не каждый второй житель Марса и уж точно все жители «Альфы». Событие поистине было уникальным! Группа ученых разместила на пути от Луны до Марса маяки, позволяющие направлять поток телепортируемых молекул для перескоков по световой волне. В конечной точке с радиусом в милю находился огромный телепорт для приема капсулы.

Такую цепь маяков в скором будущем назовут «транспортными нитями», и уже через полгода их проведут практически ко всем планетам Солнечной системы. Это сразу же откроет тайны Венеры, ее форм жизни, которые правительство Земли успешно скрывало несколько столетий. Это так же подарит человечеству доступ к ресурсам на всех спутниках у больших планет Солнечной системы. Но самое главное, это станет отправной точкой в Эре колонизации уже других солнечных систем во вселенной.

* * *

– Мария, ты слышала, Виктора Алова убили, – обняв супругу, готовившую ужин, сказал Энтол.

– Как убили? – повернувшись к нему лицом, спросила Мария.

– Говорят, снайпер выстрелил из старинной винтовки, прям, как и в случае с Гарри Байсоном, – говорил Энтол Руф.

– И что теперь?

– Ну, выберем нового, – поцеловав супругу, сказал Энтол. – Не велика беда, жизнь-то продолжается.

Виктор Алов не особо нравился гражданам Марса, а тут такая показательная смерть. Многие после этого инцидента эмигрировали на космопот «Альфа», просто не веря, что после него придет лучший правитель. Да и поток беженцев с Земли существенно поутих: люди потеряли веру в лидеров Атланто, и в этот период к власти пришла оппозиция, ее финансировали земные спецслужбы. Впрочем, несмотря на все эти перипетии, жизнь на Марсе продолжалась.

– Может, действительно переберемся на «Альфу», как туристы, – очень серьезно предложила Мария в один из вечеров.

– Дорогая, ты серьезно? – спросил Энтол. – А работа, а учеба? Кэт и Энди?

– Ты же видишь, они начали давать гражданство всякому сброду, скоро просто будут заманивать сюда гражданством, – говорила Мария.

– Это временно, – пытался успокоить ее муж. – Год-два и появится новый лидер, он поведет нацию, как Адам Рови или Александра Ким.

– А если не появится?

– Тогда и поговорим о терминале «Альфа», – ответил Энтол.

Мария ничего не ответила мужу, но ее внутренняя интуиция подсказывала ей, что лучше уже не будет, и золотой век жизни на Марсе закончился после первого выстрела в и.о. главы Атланто.

В тот вечер Кэт была наказана за вчерашний приход домой в не очень трезвом состоянии. Она и до этого умудрялась с друзьями выпить, но родители не замечали, а тут ее биофон буквально протаранил входную дверь. Шумиха привела к допросу, и как только подросток заговорил, Энтол понял, что его дочь пьяна. Он не стал ее воспитывать, просто забрал все ключи от дома и биофонов и вменил домашний арест на неделю, аккурат к грядущим каникулам.

– Эй, зубрилка, – обратилась к сестре Кэт. – Одолжи ключи от дома, я хочу сбежать.

– Нет, – буркнула, уставившись в монитор биофона, Энди.

– Вот ты зануда, Энди, – съязвила сестра. – Может, тебе с парнем познакомиться, перестанешь быть такой стервой.

– А может тебе помолчать?

– Много чести – с тобой говорить, – огрызнулась Кэт.

И они замолчали на мгновение. Энди смотрела онлайн-трансляцию, и от наступившей тишины в космопорте стало слышно, как эмоциональный ведущий о чем-то оживленно говорит:

«…Проект назвали дорога в Эдем. И как я понял, это долгосрочное путешествие, экспедиция к другим солнечным системам, – обращался к ученому пожилой блогер Адольф Гудо.

– Да, – ответил один из учредителей проекта, – мы начали запускать технические корабли с маяками на борту еще несколько лет назад. Эти транспортные нити будут установлены на всем пути следования до новых звезд. Мы одновременно работаем в тринадцати направлениях и уже через год планируем запуск первых тринадцати тысяч добровольцев.

– Почему тринадцати? – спросил Адольф. – Вы не суеверны?

– В одной капсуле ровно тысяча криомодулей для введения тела и разума человека в искусственный сон, это позволит замедлить все биологические процессы в организме, и так как направлений тринадцать, то умножьте на тысячу, – говорил ученый.

– Получается тринадцать тысяч, – ответил Адольф. – Простая арифметика.

– Абсолютно верно, – улыбнулся мужчина средних лет.

– Насколько это безопасно? Все это путешествие к новому дому для человечества? – спросил блогер.

– Это безопасно, – немного нервничая, ответил мужчина. – Маяки, по которым будет перенос молекулярного комка, полностью исправны. Внутри капсул, в свою очередь, есть всевозможные роботы для формирования колонии в любых условиях, даже космосе. Научная база всех известных технологий продублирована и сохранена на каждом корабле. Единственный минус – это время: самый долгий маршрут в сектор 978 займет двадцать четыре земных года, а самый быстрый – двенадцать земных лет. Но мы будем с интервалом в один год отправлять новые и новые капсулы, пока не получим ответа от колоний.

– Это же десятки лет? – тут же парировал Адольф.

– Да, долго. Но кто сказал, что освоение космоса – дело быстрое, – улыбаясь, заметил ученый. – Хотя, может быть, через пять-семь лет нас ждут новые открытия, и мы сможем увеличить скорость телепортации предметов в космическом пространстве.

– Кстати, вполне возможно, – улыбнулся Адольф. – Ведь такими семимильными шагами человечество еще никогда не шагало в освоении космоса.

– Я бы поправил вас – световыми шагами, – с долей иронии заметил ученый, глава проекта Эдем.

– Спасибо за интервью, – улыбнувшись замечанию, сказал Альф и, переведя камеру на себя, продолжил: – Это был Адольф Гудо с очередной порцией новостей с терминала «Альфа», и, как говорится, мир все больше и больше удивляет меня!».

– Что это за чушь ты смотришь? – спросила Кэт, дослушав репортаж.

– Тебе не понять, – ответила Энди. – Это путешествие к новым планетам, где есть атмосфера и ресурсы, а так же свобода от власти богатых. Это начало эры колонизации вселенной, целого космоса!

– Ты что, реально хочешь стать одной из тысяч смертниц? – спросила Кэт.

– Да лучше уж так, чем тут, ожидая мнимых благ гражданства, – ответила Энди.

Впервые в жизни Кэт посмотрела на свою сестру с какой-то гордостью и долей зависти. Она завидовала тому, что не ей первой пришла в голову идея – убежать отсюда. Но в то же время она была горда тем, что в ее сестре все-таки есть дух бунтарки.

– Энди, там реально будет свобода? – спросила Кэт, сев поближе к сестре.

– Не знаю, – немного улыбаясь, ответила девочка-подросток. – Для начала надо хотя бы попасть на космопорт, а там уже будет видно – пройдем мы отборочный тур в астронавты или нет.

– Ну, это я беру на себя, – очень воодушевленно заявила Кэт. – Я любой ценой нас доставлю на «Альфу».

– Правда? – посмотрев ей в глаза, спросила Энди.

– Правда, – ответила она.

Наверно, впервые за пять лет они так долго разговаривали друг с другом, смеялись, шутили, обнимались и веселились. Уже под утро, изрядно вымотавшись ночной беседой, они просто уснули. После этой ночи они никогда больше не ссорились. Кэт перестала считать сестру скучной, занудной и домашней девочкой, мечтавшей о карьере ученого, а Энди увидела за всей той смелостью и бунтарством сестры маленькую хрупкую девочку, которой очень страшно быть сильной, и казаться непоколебимым лидером.

ПОЧТИ ГОД СПУСТЯ. КОСМОПОРТ «ОМЕГА».

Как только сестры Руф стали совершеннолетними, несмотря на давление родителей, они при первой же возможности устроились работать на космопорт «Альфа». И, конечно же, тут же подали анкеты на все тринадцать направлений. Тайком, без ведома родителей, которые точно не одобрили бы такое мероприятие.

Через три года их прошение одобрили. И они, как и сотни тысяч отправленных за десятилетие людей, стали первыми покорителями вселенной, ведомые поиском нового дома, новой Земли в холодном мраке космоса.

+1
13
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Мая Фэм №1