Зов Стихий. Блок 1 (1-10 главы)

Автор:
radmir
Зов Стихий. Блок 1 (1-10 главы)
Аннотация:
Зов Стихий. Часть первая.
Авторы: Шоев Радмир и Мария Данилова

Когда Тьма готова поглотить Империю, когда забытый древний бог рвется в этот мир, а города накрывает волна жертвоприношений, появляются наши герои. До недавнего времени они не подозревали, что наделены особым даром. А уж заяви кто, что вор, магиня, воин и разбойница вместе отправятся спасать Империю - и вовсе рассмеялись бы шутнику в лицо. Но их судьбы уже связаны. Сумеют ли герои изменить ход событий - не знают даже они сами...
Текст:

Рич

Я любовался закатом. Мне не часто выпадала такая возможность - спокойно посидеть и посмотреть в окно на заходящее солнце. Ожидая свой ужин, я наблюдал, как небо медленно затягивает черное одеяло ночи. Постепенно, одна за другой стали зажигаться звезды, похожие на искры гаснущего костра. Эти маленькие огоньки разгорались все сильнее, вместе с луной мягко освещая затихающий город. Сперва появилась яркая звезда, венчающая правый рог Созвездия Быка. Шел месяц Витара, предпоследний месяц лета, а Бык все так же парил над головой, как и в самом начале сезона.

Город медленно засыпал, жизнь в нем смолкала. Окна в небольших каменных домах опасливые жильцы закрывали на прочные ставни. Сами дома, храмы и постоялые дворы уходили вверх, скрываясь за горизонтом. Лионтин - один из самых больших городов Империи - располагался на холмах, вдоль Великого Караванного Пути, и был крупным торговым центром. Совсем рядом на востоке плескалось Жемчужное море, на берегу которого стоит моя родная деревня, а на западе раскинулся Великий лес.

Сверчки за окном завели свою ежевечернюю трель, словно рассказывая мне о прекрасном будущем. Я мысленно усмехнулся: с каких пор я стал таким романтиком?

В таверне уже давно горел свет. Просторный зал освещали большие свечи, которые хозяин старательно налепил на три больших деревянных колеса, висящих под потолком. В центре зала весело потрескивал небольшой очаг. Перед ним стояли два длинных стола с деревянными скамейками, возле стен - маленькие квадратные столики, а у лестницы, ведущей на второй этаж - несколько больших бочек, приставленных вплотную друг к другу, за которыми стоял хозяин заведения, принимая заказы. На мой взгляд, убранство таверны было довольно скромным, но удобным.

Я наведываюсь сюда частенько, поэтому, как обычно, выбрал самое удобное для обзора место: в углу, подальше от окна, за небольшим столом на одного. Сюда попадает меньше всего света, так что в любом случае можно наблюдать за всеми посетителями, а самому остаться незамеченным. Привычно заказал реповую кашу с луком и большую кружку темного эля. Кашу я уничтожил в один присест, хоть лука там было куда больше, чем самой крупы. Не самая вкусная еда в мире, но дешевая. Эль решил пока оставить - не хотелось бы опьянеть раньше времени и упустить добычу, которая, я уверен, сегодня попадет мне в руки. Я сделал лишь пару небольших глотков и оглядел зал.

Сегодня таверна просто гудела, как улей - так много здесь людей. Нет ни одного свободного стола. И неудивительно, ведь сегодня в город приехал караван из западных земель. А таверна "Веселый путник" считается одной из лучших в городе. По крайней мере, тут всегда подают только горячую еду и тараканы не падают с потолка в тарелку. А то, что в каше мало самой каши - ну что ж, в этой жизни каждый немного вор. Я улыбнулся и отпил еще глоток эля. Купцы и путешествующие богатеи быстро устают в дороге, им хочется горячей еды и мягкой постели, хотя последние, зайдя сюда, всегда недовольно морщат нос. Но они остаются, потому что найти в Лионтине что-то приличнее за такую цену просто невозможно. А платить дороже эти скупердяи очень не любят. Что мне на руку - значит, я смогу унести кошель потяжелее.

Я бегло скользнул взглядом по людям в зале. Через два стола от меня Бородатый Финн что-то рассказывал своим приятелям. Я напряг слух:

-И, значица, грит мне нимфа: “Финн, жить не смогу, коли не поимеешь!”

Я улыбнулся уголком губ и перестал прислушиваться. Ох уж эти байки. В словах Финна никогда не было и доли правды. Его послушать, так он уже несколько десятков раз спасал нашу великую Империю от неминуемого краха: от эльфов, дракхов и еще боги знают, кого и хотят его тоже все. Но зато это самый веселый человек из тех, кого мне доводилось встречать. И он весьма смел, когда дело касается драк и женщин. Я бы хотел уметь так же легко обольщать дам, даже если бы мне для этого нужно было напиться в дрова. Вон хотя бы пригласить куда-нибудь здешнюю служанку Кимми или Изоль - ученицу городской травницы. Я сделал еще глоток и решил - если Грэг, как и обещал, договорится о моем участии в крупном деле на следующей неделе, приглашу и ту, и другую. Не могут же мне обе отказать? Я потянулся, разминая затекшую спину, и продолжил следить за людьми в зале. Сейчас главная проблема - деньги для взноса в Гильдию. Раньше, когда мы с Грэгом только стали частью Гильдии, взносов не было, но сейчас все по-другому.

Грэг - мой лучший друг. Тот, кому я действительно могу доверять, кого знаю практически с детства. Он душу продаст - но я буду с ним на следующей неделе. Что-что, а своему слову он верен. Помню, как-то раз, на спор, он похитил кинжал мастера Брэйнона. Тогда мы только вступили в Гильдию Скользящих в тени, но он сразу же стал проявлять себя. Эта выходка была сущим безумием, но Грэга такая мелочь не смутила. Он поджёг дверь в одной из комнат Гильдии и, воспользовавшись суматохой, проскочил в кабинет мастера. Остальное не составило труда. Вскоре о споре узнали, да и Грэг сам вернул кинжал владельцу. Я думал, нас выгонят взашей, но изобретательность моего друга понравилась Брэйнону, и Грэга лишь прилюдно наказали.

Отвлекаясь от своих мыслей, я обвел зал глазами. Мое внимание привлек один из богачей. Он устроился ближе к выходу, что дает мне шанс скрыться до того, как он поймет, что обеднел на несколько золотых. Я присмотрелся к этому человеку - очень толстый, лысеющий мужчина лет пятидесяти, одетый в алый кафтан с белым орнаментом на груди и рукавах, опоясанный белым кушаком и в длинных сапогах. Он шумно обсасывал косточки жареного цыпленка, и жир стекал по его седеющей бороде. Такой быстро бежать за мной не сможет. Вот его охранник - громила из сплошных мышц, под два метра ростом и значком наемника на сгибе ворота - внушает мне опасение. Если меня поймают, будет худо, могут избить и оставить подыхать в канаве или сдать страже, что тоже неприятно. В груди противно закололо, медленно начали подкрадываться страх и неуверенность. Несмотря на достаточный опыт краж, я все равно начинал нервничать перед каждым новым делом. Медленно выдохнув, я упрямо мотнул головой: мне нужны эти деньги, так что справлюсь. Все получится, иначе меня не называли бы Ричем Пронырой. Собравшись с духом, я отсалютовал своей кружкой эля сияющему на черном небе созвездию Вора и стал дожидаться, когда же толстяк станет расплачиваться.

Ждать пришлось недолго. Богач грузно поднялся и стал вытирать жирные грязные руки белым кружевным платочком с золотым гербом, заботливо вышитым явно детскими ручками. Я же приметил кошель у него на поясе - достаточно большой, чтоб меня заинтересовать. Я встал, шатаясь, будто последний пьяница, оставил пару медяков за еду и, посильнее надвинув на лицо капюшон плаща, пошел к выходу. Толстяк уже стоял у двери, когда я, будто бы случайно споткнувшись, столкнулся с ним. Незаметно срезав болтающийся на поясе кошель и спрятав его под плащом, я поднял руки и заплетающимся языком стал мямлить извинения.

Богач, похоже, растерялся. А вот его наемник отреагировал быстро.

- Проваливай, отребье! - прорычал он, толкнув меня в грудь.

Я попятился назад, спотыкаясь и чуть ли не падая на четвереньки. Некоторые постояльцы с интересом наблюдали, другие же продолжали пить, есть и веселиться, и не обращали на происходящее ни малейшего внимания. Я зацепился взглядом за Финна - тот подмигнул мне и отсалютовал кружкой. Шаг, два, выход - я рванул в ночь.

- Стоять! Ограбили! Держите вора!!! - визгливый голос толстяка врезался в уши.

Но было уже слишком поздно. Скрывшись в тени за соседним домом, я увидел, как выбежал наружу охранник богача, как толстяк стал визгливо отчитывать наемника, что тот не уберег его денег. Я усмехнулся и нырнул в улочки Квартала Ремесленников. Маленькие двухэтажные каменные дома обступили меня. Это место похоже на лабиринт с разбросанными на каждом шагу мастерскими, кузницами и складами. Квартал уходил в гору и, добежав до её вершины, я перешел на шаг, а через минуту остановился, чтоб пересчитать украденное. С удовольствием отметил, что хватает и на взнос, и на себя еще остается немало. Благодарно кивнув Вору, я неспешно направился в Гильдию Скользящих в тени.

Пройдя мимо храма Лионы, богини богатства и роскоши, я свернул налево, к старому, почти развалившемуся мосту. Тут начиналась Клоака, система очистительных каналов и подземных сооружений, куда сливались отходы всех жителей города. Я бросил камень в старый пересохший колодец и спустился под мост, к железной решетке. Стукнув по ней камнем, чтоб быть уверенным, что меня услышат, начал ждать.

- Ох ты! Кого я вижу, Рич! Чего пожаловал? - шепеляво спросил Беззубый Пэт. Он появился с той стороны решетки. Под лунным светом можно было разглядеть только его кривой нос, и залысины на голове.

- Ты знаешь, отворяй. К чему это все? - я неопределенно помахал в воздухе рукой, имея в виду глупый вопрос. - Или в этом месяце можно не сдавать взнос?

- Деньги можешь отдать мне.

- Да ты их просадишь в Вонючей Иве, или в бордель завалишься, и я потом хрен докажу, что передавал золото через тебя! Лучше давай, открывай! Поторопишься - и я как-нибудь угощу тебя кружкой-другой.

- А, проходи, - проворчал Пэт, поднимая решетку, - ты сегодня первый. Факел-то захвати!

Я направился вперед по темным туннелям, прошел мимо того самого колодца, в который бросил камень несколько минут назад. В этих туннелях темно - хоть глаз выколи, так что факел пришелся весьма кстати. Тут было сыро и влажно, кое-где стены поросли скользким мхом, с потолка капала протухшая вонючая вода, а на полу валялись кучи мусора. На каждом шагу тут можно было встретить крысу, у которой обязательно оказалась бы какая-нибудь милая кличка: Беззубый зачем-то наградил именем каждого грызуна на территории Гильдии. Грязные коридоры, по которым я продвигался, петляли то влево, то вправо, а иногда заводили в тупик или приводили к сливу нечистот. Человек, не знакомый с этим лабиринтом, легко мог бы заблудиться. Даже мне не с первого раза удалось запомнить дорогу. Вскоре я прибыл на место и толкнул большую дубовую дверь, за которой находились жилые комнаты, кабинеты и тренировочные залы Гильдии.

- Рич, неужели в этом месяце вовремя? - Фрид, управляющий казной, экипировкой и всеми расходами, тепло приветствовал меня. А может и не меня, а деньги, что я принес.

- Просто удачный день, - ответил я. - Мне говорили, намечается крупное дело?

- Да, Грэг замолвил за тебя словечко, тебя берут в команду. Хотя, наверное, ты хочешь услышать это от Мастера? Он тебя звал.

Не сказав больше ни слова, я вышел из кабинета управляющего. Да, наконец-то меня взяли на крупное дело! Я улыбнулся и откинул волосы со лба. Моя жизнь налаживается. Как же я давно об этом мечтал. Мне, наконец, выпал шанс проявить себя и я не должен его упустить!

Эйлин

Я услышала их за версту. Несомненный плюс каравана для разбойников - он не может передвигаться тихо. Как ни старайся, но вооруженная охрана, звенящая доспехами, ржущие кони и скрип колес - это практически крик: “Мы здесь! Добро пожаловать!” Неожиданно пение птиц и мерное поскрипывание колес нарушил звонкий мальчишеский голос: “У старой тётки ферма есть, ия-ия-ё! Оу!” Я усмехнулась: похоже парнишке дали под дых, чтоб не орал на весь лес. Жаль будет его убивать, слишком молод, судя по голосу. И как его вообще в охрану каравана взяли? Я покосилась на Крысоеда, моего напарника в этой вылазке. Он, морщась, дергал себя за ухо: удивительно, но у закоренелого грабителя и бандита тонкий музыкальный слух. Я усмехнулась и снова уставилась на дорогу, ожидая караван. Нашей банде очень повезло, что такое хлебное местечко не успели оприходовать другие разбойничьи шайки. По королевскому тракту ежедневно проезжают торговые караваны. Но за проезд по хорошей дороге приходится платить налог. Так что частенько находятся купцы, решившие сэкономить и поехать по старому пути, проходящему через весь Великий лес. А это наша территория и здесь плату берем мы. В прошлом месяце нам попался караван, полный клинков эльфийской работы, который охраняли какие-то болваны. Видимо на плате наемникам покойный владелец тоже хотел сэкономить. Теперь лучшие из клинков болтаются у меня на поясе в предвкушении предстоящей драки.

Уже около часа я, Орвик, Крысоед и Вепрь поджидали опаздывающий караван. Мы действовали по уже отработанной схеме. На переправе через Милагроссу установлена ловушка. Узкий деревянный мост рассчитан всего на одну повозку или одного всадника. Охране каравана нужно будет перестроиться и ехать гуськом. Остается лишь дождаться, пока все повозки и наемники окажутся на мосту.

Наконец мы увидели караван. Я быстро пересчитала наемников: на пять повозок десять громил. Охранники окружали весь караван по периметру. Я присмотрелась внимательнее: у троих к седлам приторочены луки. Я взглядом указала Крысу на них: лучников убираем в первую очередь.

Перед мостом караван замедлился, охрана перестроилась. Пятеро наемников друг за другом в авангарде и пятеро позади каравана. Двое лучников оказались впереди, один - замыкающий. Я толкнула Крыса локтем в бок и на пальцах показала: тех двоих я беру на себя, одиночка - на нем. Крыс кивнул и поправил тетиву лука. Река как всегда исправно выполняла свою работу, заглушая наши шаги. Мы с Крысоедом тихо спустились с дерева и, мягко ступая, следовали за караваном почти вплотную, прикрытые тенью деревьев и кустов. Когда последний лучник ступил на мост, мы замерли и подняли луки на изготовку. Орвик и Вепрь прятались на другой стороне реки. Орвик должен незаметно натянуть тетиву между перекладинами на краю моста и подать сигнал.

Внезапно привычное щебетание птиц и шум реки нарушил заунывный рев рога. В ту же секунду я выстрелила в одного из лучников. Удачно: мужчина без звука свалился с лошади. Второй стрелок тут же схватил лук и развернулся в мою сторону. Шагнув за ствол огромного дуба, я достала еще одну стрелу, наложила её на лук и, натянув тетиву, подняла оружие. На мгновение закрыв глаза, выдохнула и выскочила из-за дерева. Выстрелили мы одновременно с наемником. Его стрела оставила мне длинную царапину на плече, разрезав кожаный доспех. Моя же стрела вошла ему четко в глаз. Еще минус один. Мельком глянула на последнего оставшегося стрелка. Тот валялся на мосту, наполовину свесившись над рекой. Крыс, как обычно, не подкачал.

Схватка тем временем набирала обороты. Из пятерых наемников авангарда остался один: двоих убила я, третий, видимо, сломал ноги, когда его лошадь споткнулась о тетиву и упала, четвертого, похоже, в суматохе вообще столкнули с моста в Милагроссу. Ну что ж, с тем одним Орвик и Вепрь справятся.

Крыс не терял времени зря и меткими выстрелами прикончил еще двоих. На меня же мчалась гора мышц и металла. Быстро прикинув расстояние, я бросила лук и выхватила клинки. Наемник, подняв меч, с рычанием несся прямо на меня, видимо, надеясь затоптать. Пригнувшись, я ушла в сторону, в развороте подрезав сухожилия его лошади. Животное взревело и упало. Воин умело успел выскочить из стремян. Я с досадой ругнулась: надеялась, что его придавит лошадью. Неожиданно меня дернули в сторону:

-Хватай лук!

Это Вепрь подоспел на помощь. Отскочив и схватив лук, я тщательно прицелилась, чтоб не задеть товарища. Через мгновение я заметила, что у шеи верзилы доспех погнут и на ширину двух пальцев открыл шею. Дождавшись удобного момента, я выпустила туда стрелу. С последним наемником справился Орвик.

Я осталась обыскивать охрану, пока остальные добивали тех, кто ехал в повозках. Я в этом никогда не участвовала. Одно дело - убить и ограбить в честной битве, другое - просто перерезать, как овец, тех, кто оружие не держит. Но у парней моральных принципов было поменьше моего, так что совесть их не мучила.

- Пора отдать их Эльфийке, - сказал Вепрь, обыскав последний труп.

Все вместе мы сбросили тела в реку, и шумный поток мигом унес их к водопаду Плач Эльфийки, окрасив воду в розовый цвет.

- Да сохранит нас Лесная Дева от бед грядущих, - прошептал Орвик.

- Ты думаешь, Лесная Дева действительно существовала? – насмешливо прочавкал Крыс, вгрызаясь в яблоко, которое, видимо, захватил с собой на дело.

- Как по мне, так это очередная сопливая байка, которую рассказывают мамаши своим мелким отродьям, когда они вопят и не могут заткнуться. Толку от этой эльфийки, как от козла молока. Никого она сохранить не может, – презрительно фыркнул Вепрь, не отличающийся особым романтизмом.

- А я слышала достаточно красивую историю, когда еще была мелким вопящим отродьем, - усмехнулась я, подкалывая Вепря. – Любимый Лесной девы изменил ей, и эльфийка в пылу ссоры столкнула его в воду, где он и утонул. Но когда она поняла, что натворила, ее горю не было предела. Девушка горько сожалела об этом и скучала по своему любимому. Каждый день эльфийка приходила к обрыву и поливала его горькими слезами, со временем превратившись в каменный утес, с которого срывается водопад ниже по реке.

- А-ха-ха, хрен вас баб поймешь, то любите, то убиваете, - заржал Вепрь, отхлебывая эль из фляги.

Я ничего не ответила, а лишь задумчиво посмотрела в сторону водопада.

Грэм

Последние пару месяцев жителей деревень, прилегающих к Сумрачному лесу, терроризировал ужасающий зверь Корвинакс. Сперва стали пропадать охотники и лесничие, а затем целый лагерь дровосеков подвергся нападению таинственного существа. Местные жители пытались сами изжить эту тварь, но никто из добровольцев так и не вернулся. Когда эти сведения достигли Аскадии, генерал Древис отправил мой отряд чтобы устранить эту напасть.

Я Грэм Хардстоун, командующий особым подразделением Имперской армии - синим отрядом, специализирующемся на поимке и устранение опасных существ. Корвинаксы редко встречались в столичном округе, да и по всему Лигериосу их обычно не сыскать. Эти огромные твари, походят на огромных кротов с мощными когтистыми лапами, крепким хвостом, да приплюснутой мордой. Обычно они скрываются под землей, лишь изредка выбираясь на поверхность, чтобы поохотиться.

На разведку и поиск логова существа ушло больше двух недель, и вот наконец мы были у цели. В одной из чащоб Сумрачного леса мы вышли на логово зверя. Медленно, шаг за шагом, я со своими боевыми товарищами приближался к его пещере, стараясь ступать как можно тише. Мягкий мох хорошо приглушал звук наших шагов.. Впереди, среди камней, я увидел зияющую дыру в земле - логово Корвинакса.

В первую очередь этого зверя следовало выманить из пещеры. Я подал знак парням, и отряд сосредоточился вокруг логова, держась от него немного поодаль. Лучники приготовили стрелы, а остальные последовав моему примеру выхватили копья. Впереди нас ждало опасное сражение. Будем молиться Ингвару, чтобы тяжелый, длинный, усаженный шипами хвост Корвинакса не стал для нас последним, что мы увидим.

Наш боевой маг Мортимер настаивал на том чтобы установить несколько магических ловушек у входа в логову. Хоть все и знали, что Корвинаксы не восприимчивы к магии, но маг хотел попробовать новое заклинание. Я кивнул волшебнику в знак одобрения, и тот начал создавать магическое плетение.

Я оглядел своих соратников, которых судьба привела в мой Синий отряд. Для половины из них это первое задание. Лица новичков были напряжены, от страха предстоящей битвы. Они нерешительно переминались с ноги на ногу. дрожа всем телом. В этом их нельзя было винить, помню в первом своем сражении с лесными гремлинами, я и сам дрожал как осенний лист. Остальные члены отряда были матерыми войнами. С ними мы охотились на многих чудовищ, прикрывали друг друга, и я не раз спасал их жизни так же, как и они мою. Мои товарищей были сосредоточены, напряжены и нахмурены, в них читалась суровая решительность.

Я встретился взглядом с Эддом, моим давним боевым другом, и молча кивнул ему, одновременно подняв кулак вверх, призывая всех к вниманию.

-Поджигай. - прошептал я магу и тот поспешил выполнить приказ.

В то же мгновенье несколько огромных связок полыни вспыхнули голубым огнем, и устремились в логово твари. Они пролетели над нашими головами, словно огненные шары и провалились в темную расселену в земле. Нет ничего, чего бы Корвинакс боялся и что бы ненавидел сильнее, чем полынь. Возможно поэтому они селятся в лесах под землей, подальше от полевых трав, режущих их острый нюх.

В ту же секунду лес содрогнулся от оглушительного рева, громом доносящегося из-под земли. Сперва я подумал, что началось землетрясение, но потом понял, что это от топота Корвинакса дрожала земля. Я присел, выставил копье вперед и прикрылся щитом. Внезапно земля прекратила дрожать, и в лесу воцарилась гробовая тишина. Молодые члены синего отряда начали нервно переглядываться. Непонятно было, почему зверь до сих пор не выскочил, но я чувствовал, что он вот вот появится.

Только было я подумал, что тварь вырыла другой выход из пещеры, как из дыры в земле вырвалось небольшое существо, которое тут же вспыхнуло оранжевым сиянием. и повалилось на землю.

-Да сработало, - чуть произнес Мортимер, довольный своими чарами, - мне удалось его оглушить.

- Рано радуешься заклинатель, это всего лишь молодая особь. Где-то поблизости должны быть и его родители. - тихо процедил Эдд.

И словно бы в подтверждении его слов из логова начал вырываться выводок мелких существ. Теперь понятно почему корвинакс терроризировал местные земли, ему нужна была пища для своего потомства.

Охотники приветствовали подземных тварей стрелами и наконечниками копий. Завязался бой. На меня набросился когтистый зверь. Тяжелый шипастый хвост мог раздробить мне ребра, но я легко увернулся и саданул копьем. Острие прошл по касательной лишь поцарапав шкуру. Существо взвизжало от боли, и ударило своими мощными лапами. Мой щит принял на себя весь урон. Заскрежетало железо. Тварь подступила ко мне достаточно близко, и я пронзил ее копьем, проткнув раскрытую пасть. Темная кровь хлынула на землю, и существо издав последний хрип испустило дух.

Я осмотрелся. Нам удалось перебить весь немногочисленный выводок, но тут буквально взорвалась земля. Здоровенные булыжники, выбитые ударом мощного хвоста, полетели в разные стороны. Я не сразу понял, что происходит, но когда пыль развеялась пред нами предстала самая огромная тварь, которую я когда-либо видел. Корвинакс грозно рычал, оскалившись всеми своими острыми, как бритвы, зубами, усаженными во рту подобно торчащим из земли наконечникам копий. Размерами он напоминал небольшого дракона. Хвост зверя метался из стороны в сторону, превращая в щепки произрастающие рядом деревья.

Я внимательно оглядел тело зверя: в отличие от молодого выводка, шкура взрослой особи была покрыта каменными наростами, что могли защитить от любого копья или стрелы.

- Цельтесь в глаза!!! Остальным искать слабые места!!! – крикнул я стоящим сзади лучникам, которые тут же обрушили на монстра лавину остро заточенных стрел.

Однако ни одна из них в цель не попала, отскакивая от животного, как от скалы. Магические снаряды нашего заклинателя, также не возымели никакого эффекта. Похоже взрослый корвинакс и вправду обладал невосприимчивостью к магии. Наши удары только сильнее разозлили и без того взбешенное существо. Корвинакс с диким ревом бросился в атаку. Одного из охотников, стоявшего ближе всех, могучий хвост отбросил на камни. Бедняга так и остался лежать там с пробитой головой. Далее огромный зверь сомкнул свои челюсти на плече следующего охотника и резким движением вырвали у него руку. Кто-то из парней атаковал с левого фланга, но копье просто напросто сломалось о естественную броню твари.

-Атакуем все вместе! - прокричал я и бросился вперед.

Ловко уворачиваясь от хвоста, я подобрался корвинаксу, и воткнул копье прямо в лапу монстра, на котором каменная броня оказалась не настолько крепкой. Но это лишь разъярило зверя еще больше.

Тварь пнула меня в бок, слово я был камнем валяющемся под ногами. Тяжесть удара выбила из меня дух и я отлетел на камни. Кровь, застилала мне глаза, но я все же видел, как в ярости Корвинакс схватил своими мощными когтистыми лапами неосторожного юнца и одним сильным движением разорвал его на две части. Этот был Рон младший брат Эдда. Мой боевой товарищ с яростным криком и слезами бросился на тварь, которая поджидала его. Когтистая лапа двинулась на встречу Эдду, но он поднырнул под ней и оказался у огромной морды твари. Острое копье вонзилось в глаз Корвинакса, но в этот же момент зверь откусил голову моему товарищу. Кровь брызнула фонтаном и бездыханное тело рухнуло наземь.

Отряд в ужасе начал сдавать позиции под натиском огромного монстра. Нужно было что-то делать, все мои подчиненные могли погибнуть, а все что у меня получилось, это с огромным усилием привстать на колени. В отчаянии я стукнул кулаком по земле. В тот же момент, началось сильнейшее землетрясение. Мать природа словно взбунтовалась и огромные пласты почвы поднялись из под земли и подобно деревянному частоколу, отрезали Корвинакса от отряда.

Я с трудом поднялся на ноги. Игнорируя острую боль в голове, я поднял копье Рона и взобрался наверх земляной стены. Я оказался на одном уровне с корвинаксом и посмотрел в его кроваво-красные, злобные и кровожадные глаза. Меня охватило такое отвращение к этому бездушному монстру, что я с воинственным кличем прыгнул навстречу зверю, одновременно выставляя вперед копье. Корвинакс зарычал на меня, открыв свою пасть, одновременно поднимая лапы, пытаясь перехватить меня на лету. Однако я был быстрее. Одним точным ударом я пробил дыру в нёбе чудовища, и копье прочно застряло в его мозгу. Красные глаза помутились и затянулись белой пеленой. Тварь повалилась на землю, подняв в воздух столб пыли.

Я упал рядом с тушей корвинуса, весь испачканный в его крови, которая неимоверно щипала кожу. Глядя на поверженного монстра, весь отряд с ликованьем заорал, восхваляя Грэма Хардстоуна, а заодно и всех известных богов. Меня оттащили в сторону и кто-то из лекарей начал смывать жгучую кровь. Чуть приподнявшись, я отдал распоряжения:

- Мортимер можешь звать своих коллег алхимиков. Пусть приступают. Борг, Курт, возьмите еще людей и погрузите тела наших соратников в повозку, нужно вернуть их родителям.

Парни сразу поспешили выполнять приказ. Минут через десять показались целители, которые тут же стали перевязывать раненых, а следом за ними - маги-алхимики.Чудовище представляло собой огромную ценность для алхимиков: его зубы, кровь, слюна и остальные омерзительные части тела использовались для лечения, изготовления снадобий и настоек, и были очень редки, поэтому высоко ценились в магических кругах. По приказу Императора, в нашем обозе постоянно путешествовала пара-тройка магов-алхимиков, которые, как падальщики, обходили место сражения.

- Забирайте все, что нужно, и грузитесь. Через час выезжаем в столицу.

Эйлин

Позади блестел на солнце водопад Плач Эльфийки. Вода шумным потоком срывалась с невысокой отвесной скалы, образуя внизу бассейн. Пологий берег плавно обступал воды, делая это место идеальной купелью. Исток реки был прекрасным. Я частенько сюда наведывалась.

На этот раз я была здесь с Вепрем и мы неплохо поохотились. Водопад был моим любимым местом для этого ремесла: шум падающей воды скрывал наше присутствие, а зверей здесь всегда было в изобилии. Как-то раз Орвик сказал мне, что это неэтично убивать животных, что пришли к реке на водопой, мол даже хищники, не трогают зверей у священных вод. Сие замечание звучало довольно забавно из уст закоренелого разбойника. Но я не обращала на эти слова никакого внимание, главное, что у реки всегда можно найти дичь.

Сегодня улов был что надо. С моим неотесанным напарником, мы подстрелили двух молодых оленей, у которых еще даже не отросли рога. С Вепрем, мы были отличной командой: я стреляла, а он загонял добычу. К тому же он был довольно крепок. Самолично, на своей могучей спине, Вепрь нес две тяжелые туши, которые я бы в жизни не осилила поднять. Мы шли через лес молча, каждый думая о своем.

-Знаешь, я лучше еще парочку караванов ограблю, чем буду тащить эту тяжесть

еще раз. - проворчал Вепрь, - прав был Тордек, грабить намного прибыльнее и веселее.

-Не каждый ведь день, мимо проезжают мелкие торговцы, а на крупные

караваны, с хорошо вооруженным эскортом, у нас силенок не хватит. - ответила я другу, - К тому же, в лагере мало кто одобряет, это занятие, люди у нас в основном трудяги. Я вон сколько раз нагоняй получала от старухи Бек.

-Да не слушай, ты эту старую кошелку. Готовит она конечно, бесподобно, но в

остальном нисколько не разбирается. Если бы не Тордек, наш маленький охотничий лагерь давно бы сгинул с лица земли. Вот все остальные и помалкивают, никто и слова ему поперек не вставит.

-Да, учитель у нас, что надо. - подтвердила я.

Вепрь мне ничего не ответил, и уже дальше до самого лагеря мы шли молча. В поселение охотников, мы вернулись после полудня. На первый взгляд оно состояло лишь из мастерских, полевых кухонь и нескольких небольших столовых, разбросанных посреди леса. Здесь даже не было никакой ограды. Но это была лишь всего. Основную часть лагеря скрывалась меж густых крон вековых деревьев. Дома были построены прямо на стволах дубов, к каждому из которых вела веревочная лестница, надежно скрытая от посторонних глаз. Снаружи домики были замаскированы густо растущим зеленым мхом. На массивные ветки дубов были приколочены узкие доски и натянуты канаты, образуя множество мостиков, соединяющих деревья между собой.

Жизнь здесь шла своим привычным чередом, повсюду кипела работа: кожевники выделывали кожу, охотники мастерили ловушки, а молодняк упражнялся в стрельбе и боевых искусствах. Вепрь направился к мяснику, в глубь лагеря. Несколько молодых ребят, среди которых я приметила Крысоеда, помогли донести нашу добычу в нужное место. Я же направилась к своему дому.

Чуть поодаль послышались монотонные звуки ударов топора, приглядевшись поближе, я увидела, моего наставника Тордека. Он колол дрова. Остановившись, учитель вытер пот со лба тыльной стороной руки и поднял голову, чтобы оглядеть лагерь на деревьях. В этот момент он встретился со мной взглядом.

- Как прошла охота? - спросил он меня с легким интересом, -удалось ли тебе переплюнуть Орвика?

На его немолодом лице появилась легкая ухмылка. Он всегда поддерживал в нас дух соперничества и искренне поддерживал каждого своего ученика. Но иногда мне казалось ко мне он относится, по особенному не так, как ко всем остальным. Наставник растил меня с самого детства, это он привел меня в этот лагерь и научил всему. Когда я попадала в какую либо переделку, он не находил себе покоя и переживал за меня, как за родную дочь.

-Охота прошла отлично! - улыбнулась я Тордеку, - мне удалось подстрелить двух

оленей. А что там у Орвика, я не знаю, он еще вроде не вернулся.

-Значит узнаем позже, кто на этой неделе заслужил звание лучшего охотника. -

подмигнул мне учитель, - мне кажется, сегодня ты справилась достойно.В любом случае, вечером я объявлю результаты. А пока можешь отдохнуть, а потом приходи обедать. Старуха Бек испекла отличных пирогов.

Я кивнула учителю и направилась в свой домик. Там я переодела охотничью одежду на повседневную, более легкую и практичную, оставила лук и колчан со стены и вышла на небольшую террасу. Тем временем мой живот предательски заурчал, как бы намекая, что все же неплохо было бы пообедать.

Решив срезать путь, я перелезла через перила террасы, и с прыгнула на соседнюю ветвь. Пробежавшись по этой ветке до ствола другого дерева, я подпрыгнула и ухватилась за край террасы моего соседа, подтянулась и попала на уложенный досками пол. Я поправила одежду и собралась уже было перелезать через ограду, чтобы двигаться дальше, как меня окликнул тонкий голосок:

-Эйлин?

- А, Зои, привет, прости, что напугала, я просто решила срезать дорогу,

Ветер развевал длинные золотистые волосы девочки. Взглянув на худенькую фигуру девушки и милое лицо, я бы никогда не подумала, что передо мной стоит сестра Вепря.

- Как прошла охота? – обеспокоено спросила она, - Вепря что-то не видно? с ним все в порядке?

- Твой брат в здравии, не переживай. Мы сегодня поймали, вот таких вот оленей. - сказала я разводя руками в стороны.

- Какая-то мелковатая добыча получается, - рассмеялась девочка.

- Спасибо, что оценила наши охотничьи навыки, -улыбнулась я в ответ. - Ладно, еще увидимся.

- Если встретишь брата, передай, пусть идет домой. Я ему еды приготовила.

- Обязательно. - Я помахала Зои рукой и, перепрыгнув через ограду, спрыгнула на соседнее дерево. Спустившись на землю, я пошла к трапезному домику. Я вошла в просторную общую столовую и села за стол. Из большой каменной печи доносился запах свежей выпечки. Наш повар -старуха Бек уже извлекла из пылающих недр печи горячий ароматный яблочный пирог. От разыгравшегося аппетита у меня потекли слюнки, и только тут я осознала, как давно ничего не ела.

- Явилась наконец-то, - хмуро проворчала пожилая женщина, - все уже давно отобедали, а ты что, особенная?

- Ох, Бек, обожаю твою ворчливость, ты такая миленькая, когда злишься, - умилилась я и засмеялась.

- Сейчас получишь тростью по башке и узнаешь, какая я милая, - уже не так зло сострила Бек, – Вкусно хоть?

- Бесподобно! Просто божественно! Бек, это настоящий шедевр, ты гениальна,- смеясь, затараторила я.

- Ой, все уши мне медом залила, нахалка! Давай рассказывай где была, опять грабежом занимались? - она мгновенно посерьезнела и встала напротив меня.

- Ну опять ты за своё. Мы просто охотились.

Я кратко пересказала, нашу совместную с Вепрем вылазку, и старуха смягчившись, оставила меня в покое. Я расслабившись, спокойно поела и после трапезы, чтобы разогнать сонливость, отправилась погулять. Погода была отличной и я решила немного помедитировать. Дойдя до залитой солнцем поляны, я нашла свой любимый старый пенек и уселась на него скрестив ноги под собой. Как и учил Тордек, сперва я восстановила дыхание и начала концентрироваться на настоящем моменте.

Наставник научил нас многим вещам, но для меня он сделал гораздо больше. Я помнила как он спас меня, вытащил из под обломков моего разрушенного дома, выходил, научил всему тому, что я сейчас умею. Он научил меня защищаться, научил убивать. Он помог мне отомстить, тем мерзавцам, что забрали мое детство. Я ничуть не жалею, ведь сама хотела этого.

Ублюдков, что разорили и сожгли мою родную деревню, мы отыскали два года назад в придорожной таверне. Их главаря я запомнила с детства по огромному шраму, пересекающему всё лицо, от правой брови до края губы. Он и его товарищи были пьяными в стельку и ничего не соображали. Всё что мне оставалось, это заманить этих кретинов в ловушку. Я притворилась служанкой, и рассказала им о месте полном богатств и распутных девиц. Они не отличались большим умом, и отправились за своим таинственным проводником, увлекаемые вглубь леса навстречу своей смерти. Засада получилась что надо, мы перебили всех до последнего и я лично воткнула кинжал в сердце, того ублюдка со шрамом. Ужас в его глазах был для меня самой большой наградой за все эти годы. Это был отличный подарок на двадцатилетие, подаренный мне Тордеком.

Грэм

Въехав в городские ворота нашей распрекрасной столицы - Аскадии, я сразу вздохнул с облегчением: еще одно трудное задание позади. Отряд шел в полном молчании. Наверное каждый из моих парней представлял себя на месте павших в бою. Не все из моих ребят вернулись из сумрачного леса, за что меня и раздирала вина. Я потерял четверых товарищей за которых нес ответственность и одного близкого друга. А ведь Эдда я знал с самого первого дня поступления в военную академию.

Разумеется, на небесах Ингвар заступится за павших в бою перед Жнецом душ, и они навеки займут свои места в армии бога войны. Наверное теперь их можно будет увидеть ночью на небосводе, облаченных в яркие звездные доспехи. Со дня смерти Эдда, я молю богов, чтобы так и было на самом деле, чтобы мои товарищи действительно оказались среди всевышних, а не лежали бы сотню лет во мраке, пожираемые червями.

Тем временем мы уже подошли к казармам и палате военачальников. Я дал отряду двадцать минут на отдых, чтобы воины могли привести себя в порядок. А сам сразу же, направился к генералу Дрэвису, командующего гарнизоном Аскадии. Именно он полгода назад выдвинул мою кандидатуру в Совете, и сделал меня командиром одного из Синих отрядов, чему я был несказанно рад. До прошлой недели.

Старика я нашел в кабинете, копающимся в кипе бумаг и свитков. Мой наставник был счастлив увидеть меня живым. Он самым сердечным образом выразил свои соболезнования, похвалил за успешное выполнение задания, и высказал недовольство по поводу того, что отряд слегка задержался в пути. Выслушав старика, я начал свой доклад. Дрэвис уселся за свой стол и позвал в кабинет мага-секретаря, который занял своё место за небольшим столиком в углу. В распоряжении писаря была небольшая стопка чистых листов бумаги и чернильница с пером. Я сел напротив генерала и попорядку поведал ему об охоте на Корвинакса, стараясь не пропустить ни одной детали. Тем временем маг с помощью специального заклинания фиксировал на бумаге каждое мое слово, даже не касаясь пера.

Мой отчет был полностью готов ближе к вечеру. За разговорами незаметно пролетел остаток дня и, когда я выглянул в окно, солнце уже опускалось за горизонт, а, значит, пора было идти на похороны. По старинному обычаю, в Аскадии мертвых хоронили после захода солнца. Это было символично. Умершие уходили во тьму к Жнецу душ.

Когда мы уже выходили, генерал остановил меня и спросил:

- Не хочешь поехать в моей карете?

- Почту за честь, - ответил я.

Еще бы нет, всегда мечтал прокатиться. Ведь в каретах ездили только знатные высокопоставленные члены общества, или офицеры высших чинов, куда уж мне выходцу из обычной шахтерской деревни такая роскошь. Мы сели в резную карету из красного дерева, запряженную двумя лошадьми. Кучер встряхнул поводья и мы двинулись в путь.

- Грэм, как считаешь смог бы ты управлять этим гарнизоном? Не думал ли, что мне старику уже давно пора на покой?

Такое начало диалога, если честно, выбили меня из колеи. При этих его словах у меня остановилось дыхание. Неужели он хочет назначить меня на своё место? Это было лучшее, на что я мог рассчитывать в своей жизни. Нет даже не так. Это было то, о чем я даже и не мечтал.

- Я? Управлять гарнизоном это большая ответственность, но я думаю это не так тяжело как справиться с Корвинаксом. - улыбнулся я, но старик был очень серьезным. - Вы действительно собираетесь в отставку?

- Нет дубина, но возраст уже берет своё, и может не в этом году, так в следующем, совет, или сам император, назначат на мое место, кого нибудь еще. - печально ответил старик.

- Но ведь вы еще полны сил, рано вам думать об этом, - попытался приободрить его я.

- Ты прекрасно видишь, что я прав. Скоро я уйду на покой, поселюсь в вилле на берегу Имперского залива и буду гонять крестьян. Эх, а я еще не все успел сделать.

- О чем вы говорите?

- Я говорю о тебе. В тот вечер, когда падающая статуя должна была раздавить меня, а ты, совсем юный ученик академии, спас мне жизнь, я поклялся, что не забуду этого и отплачу тебе добром.

- Мне кажется, что вы и так уже очень многое сделали для меня.

- Много, да не все, что мог. Я вижу из какого теста ты сделан. Грэм, ты способней чем все эти выскочки из знати. Да, может ты и не благородных кровей, но лично мне до этого нет дела. Работу свою ты знаешь и выполняешь ее хорошо. Я бы хотел, чтобы когда - нибудь ты смог занять мой пост. - Заметив мой шок, генерал продолжил. - Конечно, все будет зависеть только лишь от тебя. Но я хочу дать тебе шанс. Я хочу, чтобы ты оставил Синий отряд, и перешел ко мне. Конечно, будет некем командовать, ты не будешь участвовать в битвах, придется выполнять мои поручения и разгребать бумаги, но зато я тебя поднатаскаю для работы с целым гарнизоном.

- Я... - не веря своим ушам, сказал я - не знаю, как благодарить вас!

- Пока и не стоит. Я уже вижу что, ты согласен. Я отдам соответствующие распоряжения. О, надо же, уже приехали. Пошли.

Мы вышли из кареты и перед нами оказался храм Жнеца душ, построенный из черного камня, украшенный тонкой резьбой и ковкой, он тянулся к небу высокими остроконечными шпилями. Еще на улице я почувствовал резкий запах жженой хвои и лаванды. Как только мы оказались в храме, в нос ударил удушающий неприятный запах разлагающихся тел, который не в силах были скрыть никакие благовония. Четыре тела, покрытые фиолетовой тканью с вышитым Священным Древом, лежали на каменных столах перед статуей Жнеца душ, чье огромное изваяние стояло перед умершими, протягивая к ним руки. Скульптура взирала на умерших своими обсидиановыми глазами.

Церемония еще не успела начаться, так что мы с генералом прошли ближе к алтарю и встали в первый ряд, откуда мне все было хорошо видно. Наверное, даже слишком хорошо. Все тела были накрыты тканью так, что видно было лишь их лицо. Я взглянул на тело Эдда. Меня пробрала дрожь и я нервно поморщился. За свою жизнь я многое повидал, но к смерти невозможно привыкнуть. Наверное, нельзя так думать, но, пока я стоял и смотрел на рыдающих родственников Эдда, в моей голове мелькали мысли о бессмысленности смерти своих товарищей: “И действительно, ради чего они отдали свои жизни? Ради того, чтобы стереть монстра с лица земли? Но было ли это самым необходимым для них, заключалась ли в этом цель их жизни? Сомневаюсь…”

В зал вошли четыре жреца, мрачные и безмолвные, одетые в длинные черные балахоны с капюшоном, надвинутым на лицо так сильно, что виднелась лишь малая часть подбородка. Слуги Жнеца душ подошли к статуе, склонили перед ней колени и произнесли молитвы. Голоса служителей звучали как один, дополняя друг друга. Жрецы молились о том, чтобы души усопших нашли свое место среди богов, чтобы грехи были прощены, а заслуги – превознесены. Закончив молитву, один из жрецов поднялся с колен, подошел к чаше, которая стояла у ног Жнеца душ и взял из нее четыре куска обсидиана, красивого темно-фиолетового камня с зеркальными гранями. Затем каждый кусочек камня-проводника был возложен на тела погибших солдат. Обсидиан помогает душам скорее попасть в иной мир.

Потом епископ произнес недолгую речь, обращаясь к близким погибших, призывая их молиться богам о легком пути для душ покойных. Он кивнул в нашу сторону, давая нам знак подойти и проститься с умершими. Зал наполнился плачем матерей и сестер, рыданием невест и тихими всхлипываниями отцов. Мы с генералом подошли к телу Эдда, и я тихонечко прикрепил к его ткани металлическую брошь с эмблемой нашего отряда. Затем, когда родственники попрощались, они отступили назад и один из жрецов сказал:

- Теперь они готовы предстать перед создателями.

Каждый из служителей Жнеца душ занял место в ногах погибших солдат. Жрецы начали колдовать, их бледные костлявые пальцы будто бы вырисовывали в воздухе какие-то узоры. Тела слегка приподнялись над столами и начали вращаться, заматываясь в фиолетовую ткань. И вдруг, в мгновение ока, они вспыхнули ярким пламенем. Огонь плясал вокруг тел, обволакивая их в яркую пелену света. Когда пламя утихло, остатки огня как будто просочились сквозь волокна ткани. Материя осталась точно такой же, как и до ритуала сжигания: бархатной темно-фиолетовой. Огонь поглотил лишь сами тела, превратив их в прах. Жрецы подошли к останкам и несколькими движениями сформировали небольшие свертки, которые аккуратно уложили в одинаковые черные резные шкатулки, вставив в специальное отверстие на крышке кусочки обсидиана, «захватившие» души умерших.. В конце церемонии епископ выказал соболезнования матерям покойных.

После похорон я вышел из храма печальным и задумчивым. Отказавшись ехать в казармы и попрощавшись с генералом Дрэвисом, я направился на набережную, где просидел весь остаток ночи и встретил самый кроваво-красный рассвет, в своей жизни.

Рич

Дворец Наместника просто великолепен. Должно быть, это самое большое здание в Лионтине. Белые мраморные стены, круглые колонны, обвитые виноградными лозами, справа от дворца - большой сад с прекрасным прудом, в котором часто резвятся дети знатных вельмож. В центре расположен сам дворец, к которому двухэтажными коридорами тянутся три высокие башни. Вся территория ограждена забором из железных пик, разделенных каменными столбами.

Мы бесшумно передвигались в ночи. Огромная луна освещала наш путь, но Созвездие Вора затмило тучами.

- Плохой знак, - тихо сказал я. - Может, перенесем на другой день?

- Рич, не дури! Ты хочешь упустить такой шанс из-за какого-то дурацкого знамения? – раздраженно ответил Грэг.

- Нет, но…

- Тогда прекращай смотреть на звезды. Не они определяют удачу вора. Мастерство и опыт – вот, что главное. Ты не достигнешь ни того, ни другого, если будешь оглядываться на небо!

Мне оставалось лишь молчать и идти дальше. Наши темные фигуры скрылись за деревьями со стороны сада. Четверо Скользящих в тени: Грэг, Отис, Сом и я затаились в ночи. Выждав, когда патрульные пройдут мимо нас, мы приступили к действию. Магической защиты на заборе нет, что значительно облегчает задачу. Патруль проходил каждые три-четыре минуты. За такое время вполне реально было зацепиться крюком-кошкой за вершину колонны, взобраться наверх при помощи веревки, перемахнуть на ту сторону, и залечь в зарослях сада.

Так мы и сделали. Грэг пошел первым. Он, как и все мы, был одет в легкую кожаную куртку с длинным воротником и узкими рукавами, простые серые штаны, вместо сапог ноги обтянуты тканью с кожаными вставками на подошве, а голову и лицо скрывали капюшон и маска. На плече красовалась трехконечная звезда – знак гильдии и богини Лиары, которая приносила удачу.

Скользящий в тени перемахнул быстро и бесшумно, приземлился мягко, словно пантера. Не вставая, сделал кувырок в сторону кустов. Следующим пошел Отис, потом я. Как только я перемахнул через забор и прилег в кустах, появились стражники. С факелами в руках они прошли мимо, непринужденно болтая о чем-то. Я выдохнул – не заметили, вроде пронесло. Сому пришлось немного подождать и, как только охрана скрылась из виду, он проделал то же, что и мы минуту назад.

Устроившись в тени густых садовых деревьев, Грэг раздавал указания.

- Рич и я зачистим сокровищницу в подземелье, - шепотом молвил он, указывая в сторону главного зала. - Отис, Сом, на вас библиотека. Сперва берете книгу и медальон, потом все остальное. Не забывайте про защитные заклинания, это вам не фермерская хибара. Все понятно?

- Грэг, ты же знаешь, я не пойду через пруд, – возразил я. - Меня не привлекает идея находиться рядом с водой. Давай я пойду с Отисом?

- Я не против, - обрадовался Отис. С ним мы уже бывали в нескольких вылазках, он знаю, чего от меня ожидать. Сома же Отис похоже не считал надежным напарником.

- Парень, побори уже свой страх, – процедил Грэг. - А-а, черт с тобой. Сом, ты со мной. Еще раз спрашиваю – всем все понятно?

Мы утвердительно кивнули. Около двух недель мы прорабатывали план, изучали ходы дворца по картам, знакомились со всевозможными магическими замками и чарами. Нам даже выдали специальное снаряжение. Гильдия неплохо вложилась в реализацию этого заказа.

- Тогда приступим. Встречаемся здесь через час, - скомандовал Грэг.

Мы разделились. Отис направился к библиотеке, которая находилась в одной из башен в задней части дворца. Я двигался за ним. От дерева к дереву, прячась в тени, мы медленно продвигались к цели. Отис остановился, я сделал то же самое. Мы спрятались в кустах у арки, обозначающей границу сада. За ним - открытая местность, а потом уже башня библиотеки. Возле арки переговаривались два стражника. Просто так мимо не прошмыгнешь. Недолго думая, Отис достал морник – маленький шарик, заряженный снотворным газом, и подбросил под арку. Звук приземлившегося шарика привлек стражу. От удара морник раскрылся, выпуская снотворный газ. Одно мгновенье и охрана нейтрализована. Отис молча оттащил первого стражника в кусты, я справился с другим.

Когда мы добрались до башни, я оценил масштабность этой постройки: башня высотой в несколько десятков метров возвышалась над остальными зданиями. Мы стояли у самого подножия. Здесь ни входа, ни окна. Единственная возможность попасть внутрь - на третьем этаже: небольшое окно, закрытое ставнями. Четвертый и пятый этаж, если верить планам, должна занимать библиотека. Отис подошел к стене вплотную, слегка согнул колени, выставил руки перед собой, сложив их в замок, и кивком указал наверх. Я понял, использовать "кошку" тут не получится. Я разбежался, на ходу уперся ногой в руки Отиса и прыгнул. Силы в моем напарнике было много, он подкинул меня почти на метр.

Я ухватился за большой выступающий камень, подтянулся и второй рукой зацепился за другой выступ. Аккуратно переставил ногу и подтянулся еще. «Карабкаться по стене довольно опасно, - мелькнула мысль, - главное не смотреть вниз».Медленно, но верно я продвигался наверх. Тут нельзя спешить, наоборот нужно аккуратно и размеренно проверять каждую выемку, каждый уступ и только потом делать шаг. Руки уже были напряжены до предела, когда я достиг своей цели. Вцепившись в маленький подоконник, я подтянулся и забрался на него.

Деревянные ставни были закрыты. Но меня они точно не сдержат. В конце концов, кто у нас мастер взлома? Аккуратно присев, так, чтоб упереться спиной и ногами в стенки оконного проема, я достал небольшой тонкий железный прут и всунул в щель между ставнями. Обычно их запирают небольшой деревянной балкой, чтобы не открывались при ветре. Тут было то же самое. Мне оставалось просто приподнять эту балку вверх и отодвинуть в сторону. Ставни с тихим скрипом открылись, и я спрыгнул вниз в помещение.

Темнота меня ничуть не смутила. Здесь никого не было, только ниже слышался треск факела и мирное похрапывание стражника. Я прислушался - скорее всего, на первом этаже. «Ай, как нехорошо спать на посту, - подумал я. - Ну что ж, так даже лучше!» Я сбросил веревку в окно, и начал ждать, пока взберется напарник. Хоть Отис и здоровый, как бык, но сноровки ему не занимать. Десяток секунд - и вот он уже рядом, осматривается и думает, что бы такого умыкнуть.

Мы осмотрели комнату: просторное круглое помещение с винтовой лестницей и парочкой гобеленов на стенах. У лестницы на стене пустовали стойки для факелов. Вокруг совершенно нет мебели, даже нечем поживиться. Поняв, что тут мы ничего не найдем, Отис первый двинулся к лестнице. Я остался осматриваться, недоумевая, зачем делать пустые комнаты? Гобелены, пустые стойки, и одно окно, даже нет мусора или старых ящиков. Камень на первой ступеньке не такой как на остальных: чистый, ровный, стертый. И тут до меня дошло.

- Отис замри! На лестнице ловушка,- негромко предупредил я напарника, когда тот чуть было не начал подниматься на этаж выше. Здоровяк так и остановился на полпути, а потом медленно поставил ногу на место. Он тут же достал прозрачный кристальный глаз и провел перед собой. Прибор ни коем образом не отреагировал, ни засветился, ни даже поменял оттенка. Значит - присутствия магии нет.

-Механическая?

Я взглядом указал, на пустующую стойку у стены и мой компаньон все понял. Он аккуратно взялся за нее и потянул на себя.. Этот был своего рода рычаг, который отъехал вниз и с тихим щелчком вернулся в исходное положение. Моя догадка оказалась верна. Думаю, теперь путь свободен.

Лестница на четвертый этаж сюрпризов больше не подкидывала, но мы на всякий случай двигались вдвойне осторожней. Тяжелая дубовая дверь с медной обшивкой преграждала путь в библиотеку.

- Действуй, я на стреме, – прошептал Отис, спускаясь чуть ниже.

«Будь его воля, он бы разнес ее в щепки», - усмехнулся я про себя и принялся за работу. Нас учили не спешить, и я всегда был лучшим в этом деле. Отмычка, стальной замок и немного терпения. Оп! – и, словно по волшебству, дверь отворяется. Кристальный глаз в во внутреннем кармане жилетки засветился, покалывая кожу легким электрическим разрядом. Для Скользящих в тени это не означало ничего хорошего.

Прежде чем войти, я осмотрелся. Комната заполнена стеллажами, заполненными сверху донизу книгами и свитками. Присмотревшись, я увидел у самого входа еле приметные зеленые полосы, образующие какой-то символ или руну в середине библиотеки. Скорей всего это магическое плетение поднимет тревогу, как только мы войдем. А может и просто испепелит нас, превратит в прах и развеет по ветру. Хорошо хоть, что снаряжение нам выдали – что надо. Небольшой ромбовидный кристалл фиолетового цвета предназначен как раз для устранения таких магических ловушек. Я опустил камешек на зеленую линию и он, как губка, впитал всю энергию, разрушив чары.

- Можно входить, – шепнул я напарнику и вошел в комнату. Мы разошлись, я обыскивал этот этаж, Отис – следующий. Книги, книги и еще раз книги. Зачем вообще столько книг? «Закат Темной Империи», «Легенды и предания эльфийского народа», «Жрицы Меслеаны», «Болотный камень и его свойства», «Великие войны древности», «Океан и его тайны»... Я приметил маленькую книжку с синей каплей на обороте: «Восточные моря Империи». Может, она мне даст какие-нибудь ответы? Расскажет больше о море? О доме? Ведь когда-то я был сыном рыбака, плавал, ловил рыбу в Жемчужном море. Пусть я и был совсем мальчишкой, но память о тех днях осталась.

- Сосредоточься на деле! – прошептал я сам себе.

Брошюру я запихнул во внутренний потайной карман куртки. На столе у окна нашел серебряный канделябр и чернильницу. Закинул все в небольшую сумку, прикрепленную на поясе. Осмотрелся еще. Что-то улов не ахти.

- Проныра, дуй сюда. - шепотом воскликнул радостный Отис.

Я взобрался по лестнице, и попал в точно такой же лабиринт стеллажей и полок. Помещение казалось создано только для книг и свитков, здесь было достаточно сухо и невероятно жарко, наверное чтобы избавить древние переплеты от воздействия сырости. Здоровяк ждал меня около пролета. Он отвел меня в глубь библиотеки, и указал на постамент.

Невысокий столбик возвышался посреди комнаты. На этой мраморной подставке, под стеклянным колпаком, величественно лежала древняя книга. Огромный фолиант украшался золотым переплетом с вкраплениями бриллиантов и самоцветов. Не удивительно, почему нас послали стащить эту вещицу.

Стеллажи обступали постамент, словно боясь приблизиться, тем самым создавая довольно просторную площадку вокруг. Это выглядело очень странно особенно если учесть, как тесно были расположены друг к другу остальные секции.

- Ловушка. - подтвердил мои мысли Отис, - я уже обезвредил магические чары, вокруг стеклянного купола. Здесь было порядка пяти различных плетений. Но думаю на этом дело не закончилось. Кристальный глаз больше не выявляет признаков магии, но возможно здесь опять какой-то механизм?

- Секунду, дай подумать.

Я внимательно осмотрел постамент и замок, который запирал стеклянный купол. На вид тут не было ничего необычного. Я прокрутил в голове всё, что изучал в последнии недели. Такая конструкция применялась во многих знатных домах, когда хозяин хотел выставить предмет своей гордости на обозрение, и в тоже самое время оставить его в сохранности. Механизм замка должен был бы надежным, но в тоже время не слишком мудренным. Ведь владелец книги наверняка требовал легкого и быстрого доступа к жемчужине своей коллекции, посредством одно ключа. Похоже так оно и было, а что если…

- Здесь установлен механизм реагирующий на вес? - продолжил я свою мысль вслух, - Книга довольно тяжелая, и реализовать такую ловушку не составит труда.

- Если ты прав, как мы узнаем сколько весит эта треклятая книга?

- Думаю нам не надо знать точно, подойдет любой предмет похожего объема.

- Хорошо, -сказал мой напарник, - я поищу похожую книженцию, а ты пока вскрой крышку.

- А может, разобьем и просто утащим книгу? - я ехидно подмигнул другу.

- Да сколько можно уже, всего-то один раз было, теперь всю жизнь припоминать будете?

Ворча про себя Отис ушел к стеллажам в поисках нужной вещицы. Я тем временем принялся за работу. Замок и вправду был надежнее чем на дверях. Я даже умудрился сломать одну отмычку. Она просто с треском переломилась. Одна часть осталась у меня в руке, а вторая - в замочной скважине. Благо осколок удалось без проблем достать. С второй отмычкой я справился намного лучше. Изрядно повозившись я все же вскрыл замок.

Другой Скользящий в тени уже ждал с похожей по размеру книгой. Я аккуратно откинул стеклянный купол назад, и перед нами во всей красе предстал древний фолиант. Мы приготовились действовать слаженно. Я встал с правой стороны от постамента, Отис был рядом.

- Только давай аккуратнее, -сказал я здоровяку, - не хотелось бы поднять на уши всю охрану дворца.

- Давай на счет три.

- А что если я был не прав? И вы попадем в ловушку? - спросил я товарища.

- Не переживай, если поднимут тревогу, выберемся, тем же путем что пришли. - ободряюще ответил напарник, - не сомневайся мы выберемся. И так, приступим. Раз…..

Ох как я терпеть не мог эти моменты. Сердце как будто сжалось в преддверии неизведанной опасности. А если я был не прав? А если нас поймают? Мысли сами приходили в голову, не давая мне сконцентрироваться, но было уже слишком поздно, ведь Отис уже начал считать.

- Два.

На счет три, мы поменяли книги. Я быстро выхватил увесистую книгу, от чего послышался слабый щелчок. В постаменте что-то двинулось. Под витринным экспонатом располагалась небольшая нажимная плитка, а значит я был прав. К счастью Отис молниеносно поставил другую книгу, на место украденной.

-Похоже сработало, - с облегчением выдохнул Отис.

- На держи. - передал я книгу другу. Пусть сам таскает такую тяжесть. Но не успел он запихнуть ее в свою сумку, перекинутую через плечо, как раздался колокольный звон по всему дворцу – стража подняла тревогу.

- Надо сматываться, – сказал Отис, застегивая ремешок.

Я согласно кивнул. Мы тихо спустились обратно на третий этаж. Судя по тому, что нас не ожидала там толпа до зубов вооруженной стражи, попались Грэм и Сом. На улице были слышны голоса и топот пробегающих по двору патрульных. Выбравшись тем же путем, что и пришли, мы направились в сад. Сом, прятавшийся до этого в кустах, вышел навстречу.

- Я не знал…. не знал что делать, - начал мямлить он, дрожа от волнения - я хотел убежать, медальон у меня, но…

- Успокойся! Посмотри на меня! Юнец, где Грэг? – перебил его Отис, встряхнув парня за плечо.

- Он… он остался там, сказал что догонит, хотел….

- Надо за ним вернуться! – сказал я.

- Нет, Рич, уходим.Ты же знаешь, мы за своими не возвращаемся, кто попался тот сам за себя.

- Я не могу поступить так с ним. Я не оставлю его! Уходите быстрее, доставьте заказ. Я справлюсь.

Здоровяк хотел что-то сказать, но, посмотрев мне в глаза, понял, что ему меня не переубедить. Он лишь махнул рукой и двинулся к забору. Я же направился в сторону главного зала. Я не мог оставить Грэга, никак не мог. Он мой лучший друг и верный товарищ, я ему стольким обязан. Нет, я должен ему помочь. Ведь если бы я попал в беду, он тот, на кого бы я рассчитывал.

Пригнувшись и стараясь не выходить из тени, я продвигался вперед. Дорога шла по берегу пруда. Вода отражала свет луны, покрываясь яркими бликами. Я старался держаться от нее подальше и вообще не смотреть в ту сторону. И это было роковой ошибкой. Стражники с той стороны искусственного водоема обнаружили меня и выпустили в мою сторону пару стрел. Вовремя среагировав, я метнулся вправо, а потом резко рванул вперед. Справа появилось еще двое стражников с копьями, позади послышались шаги, слева путь преграждал пруд. Меня окружили. Дурак. Слишком поздно. Злость наполняла меня. Я разозлился на все: на этот чертов пруд, на этих остолопов, нацеливших в меня луки, на себя и Грэга. Но самое главное - я был зол из-за своей беспомощности. Я не то, что не помог другу, я сам угодил в передрягу. Сжав кулаки и стиснув зубы, я хотел резко рвануть вперед, как вдруг почувствовал, словно от моих рук в сторону водоема исходит какая-то сила. И тут столб воды взмыл в пруду, словно в его глубину бросили огромный валун. Всех окатило водой, я замер. Что только что произошло? Но раздумывать над этим мне долго не дали. Кто-то из стражников рубанул меня по голове чем-то тяжелым и я повалился в беспамятстве.

Мартин

- Ушшилах тебя побери! - прошипел я в очередной раз, стукнувшись головой о потолок кареты.

- Извольте не ругаться, сударь! Здесь же дамы! - поджав губы, сделала мне замечание грузная тетка с дворянскими замашками.

Я лишь скептически приподнял бровь. До "дамы" ей, как мне до архимага Университета в Аскадии: толстая женщина с поросячьими глазками и свисающими паклями жирных волос меньше всего напоминала ту, кого можно назвать "дамой". Завернувшись в плащ поплотнее, я приготовился к еще одной тяжелой ночи на пути к Лионтину. Две недели я и мои попутчики тряслись в этой жуткой колымаге, которую возница гордо называл дилижансом. От кареты для дальних путешествий в ней было разве что четыре колеса. Сам же "экипаж" напоминал, скорее, большой деревянный ящик с дверьми и окнами. Хвала богам, что хоть окна были, и они открывались! Иначе я умер бы от вони раньше, чем приехал хоть куда-нибудь. Кроме "дамы" со мной ехали двое братьев-близнецов, которые всю дорогу пили и рассказывали похабные истории, старик, которому, по виду, давно пора отдыхать у Повелителя Тьмы, и мой коллега - Раминус. Ему повезло - он едет лишь до Лионтина - крупного торгового города на востоке империи. Раминусу поручили решить кое-какие дела с местными Гильдиями. Мне же предстояло долгое путешествие на юг, в Аскадию. Проделать весь путь на этой распрекрасной колымаге, уж извольте. Еще несколько дней в этом дилижансе я просто не выдержу.

Твердо решив в Лионтине купить лошадь или отправиться в столицу с торговым караваном, я закрыл глаза, стараясь не обращать внимания на тетку, которая продолжала распинаться на тему моего "недостойного поведения".

Проснувшись от очередного сильного удара головой о стенку колымаги, я открыл глаза. За окном занимался рассвет. А, значит, до Лионтина осталось не так уж долго - не более полутора часов, полагаю. Я оглядел своих спутников. "Дама" спала, уронив голову на обширную грудь и периодически всхрапывая, близнецы тоже отдыхали, откинувшись на стенку нашей повозки. Рядом тихо посапывал Раминус, периодически отчитывая, кого-то во сне за "абсолютно неподобающее поведение" и "ненадлежащее отношение к древним ритуалам", потому что "это вам не шуточки!" Я усмехнулся: даже во сне Раминус не мог не учить. Старик напротив меня, видимо уже давно не спал. Он просто молча сидел, перебирая в руках старые, потертые бусы, скреплёные нитью.

- Доброе утро, - вполголоса, чтоб не разбудить остальных, поздоровался я.

Старик поднял на меня мутные глаза, но ничего не ответил, лишь пожевал губами и снова уставился на свои четки. Разговор не клеился. Делать было совершенно нечего. Наверное в других условиях я бы помедитировал, но в этом треклятом фургоне, трясло как на волнах. Здесь не возможно было на чем-то сконцентрироваться дольше минуты, поэтому я пустил мысли в свободное плавание.

Почему-то мне сразу вспомнился последний разговор с архимагом Вассилая:

- Вы же понимаете, Мартин, это очень древний и невероятно сложный ритуал. Потребуются четыре ключа. И не мне вам рассказывать о том, что вся наша многолетняя подготовка полетит псу под хвост, если вы провалите задание. - архимаг оценивающе посмотрел на меня, словно, стараясь пронзить своими угольно черными, как ночь, глазами. Хоть мой наставник и был в возрасте, о котором неприлично упоминать, он выглядел крепким и здоровым мужчиной, с густой чернильно-черной шевелюрой и длинной бородой. Немного помедлив, он продолжил:

- Повелитель щедр к своим последователям и преданым соратникам, но если ты его подведешь, то страдание тебе обеспечены до конца твоей короткой жизни. Не правда ли, отличная мотивация?

Я кивнул, стараясь не показывать своих эмоций. Да, я слишком хорошо знаю, что происходит в этих случаях.

- Архимаг Ксаро, но как мне узнать их?

- Мартин, ну, вы же умный мальчик, как освоишься на новом месте, начнешь расследование.

Пришлось покорно кивнуть - ну, действительно, как же это двадцативосьмилетний "мальчик" не догадается о том, как опознать четверых неизвестных. Это ведь невероятно легко, найти то о чём совершенно ничего не ведаешь. С самого начала этого разговора, меня волновало одно, как найти этих людей? Как выполнить задание? Этот вопрос, видимо, рассмешил провидца, стоявшего рядом с архимагом, потому что он неожиданно громко расхохотался. Но ответ я все же получил:

- Езжай в Аскадию, мальчик. Там ты все узнаешь.

- Серьезно? Их четверо и они могут быть в любом уголке Империи.

- В столице они тебя ждать будут. Сами к тебе придут. А ты их - цап-цап - и к нам! - провидец захихикал и заскакал по залу, потрясая своим посохом.

Архимаг поморщился - видимо, его тоже раздражал пророк - и сказал, передавая мне свиток:

- Это - твоя магическая грамота, с ней ты сможешь преподавать. В начале лета мы с архимагом Аскадии обменялись письмами. Я организовал тебе прикрытие - будешь преподавать по обмену. Может и научишь тамошних студентов чему-то новому. - усмехнулся наставник.

Я кивнул, соглашаясь. Ксаро поглаживая длинную черную бороду, продолжил говорить:

- Да, в начале зимы их архимаг умрет. Его место займет наш ставленник. Он будет присматривать за тобой.

По спине легкими лапками прошелся холодок: не хотелось, чтобы за моими действиями следили.

- Вы не доверяете мне? - спокойно спросил я.

Архимаг усмехнулся:

- Предпочитаю перестраховываться. Но ты же не собираешься нас предавать, верно? - глаза архимага хищно блеснули.

- Ни в коем случае! - заверил я начальника.

Архимаг внимательно посмотрел мне в глаза и после секундного молчания кивнул.

- Что ж, тогда отправишься завтра. Думаю, вечера тебе хватит, чтобы успеть собрать вещи.

Я поклонился архимагу и направился к выходу из его кабинета.

- Мартин! - окликнул меня Ксаро уже у самой двери.

Я обернулся.

- Да хранит нас Темный Владыка.

- И пусть власть его будет вечной, - привычно отозвался я и покинул кабинет.

Я искренне не представлял, каким образом меня "сами найдут". Но, тем лучше для меня - жить на юге, в столице, работать в Университете Магии и ждать, пока нужные люди сами придут ко мне - не худшее задание. А уж как их удержать и как сдать начальству - подумаю позже. Нужно решать проблемы по мере их поступления.

- Эй, просыпаемся! - донесся голос возницы. - Мы подъезжаем к городу!

Мои спящие спутники проснулись и начали разминать затекшие конечности. "Дама" вытащила из-под лифа кошель с монетами и принялась их пересчитывать. Я удивился: неужели она всерьез думает, что кто-то мог ее обокрасть и остаться незамеченным? Близнецы начали искать в своих сумках очередную бутылку, чтобы похмелиться. Раминус, размяв тело, неподвижно замер, прикрыв глаза. Я восхитился: железной выдержки человек. У меня не за что не получается медитировать в таких условиях.

Спустя полчаса мы въехали в Лионтин. Несмотря на то, что только рассвело, город уже жил своей обычной шумной жизнью. Проехав еще минут десять, мы остановились у городской конюшни. Буквально выпав из "экипажа", я начал приседать, чтобы разогнать кровь и оживить затекшие ноги. Полагаю, со стороны это смотрелось странно, потому что я словил парочку удивленных взглядов от горожан. Но мне было искренне плевать на это, главное, что я снова почувствовал свои ноги. Через минуту я уже был готов более-менее нормально ходить.

- Что ж, Киган, удачи тебе в столице, зачем бы ты туда ни ехал! - подошел попрощаться Раминус.

- Спасибо, дружище, - улыбнулся я ему. - И тебе удачи в твоих делах!

- Да хранит нас Темный Владыка! - ритуально сложив руки на груди, поклонился Раминус в мою сторону.

- И пусть власть Его будет вечной! - повторив жест, ответил я.

Кивнув в последний раз, Раминус ушел. Я же понял, что не хочу прямо сейчас снова садиться в повозку или брать лошадь: двухнедельное сидячее путешествие давало о себе знать. Решив прогуляться по городу, я неспешно отправился вверх по улице.

Впереди меня встретила рыночная площадь. Шум здесь стоял невероятный: продавцы перекрикивали друг друга, расхваливая свой товар, покупатели торговались, стараясь сбить цену, нищие попрошайничали, мальчишки приставали к каждому прохожему, предлагая за медяк донести покупки до дома, женщины сплетничали. Я стал бесцельно ходить по рядам, прислушиваясь к разговорам вокруг. Дойдя до овощного ряда, я остановился у одной из лавок, чтоб купить пару яблок для легкого перекуса. Возле этой лотка с фруктами стояли две женщины - одна с полной кошелкой продуктов, вторую дергал за юбку ребенок. Горожанки достаточно громко обсуждали какое-то недавнее происшествие. Я прислушался.

- Забрались во Дворец Наместника, представляешь! - рассказывала та, что с ребенком.

- И что, поймали их?

- Двоих поймали, а подельники, видать, сбежали с награбленным. Сайра, которая служанка во Дворце, говорила, что Наместник Алан злился сильно. Наверное, нужное чего унесли.

- Что ж, это у Наместника за стража такая, что не смогла хозяйское добро уберечь?

- Так с ворами-то, говорят, маг был. Они когда сбегали, колдун на них воду из пруда тамошнего обрушил. Небось хотел всех утопить. Стража говорит, и не заметила ничего - вроде руками не махал, как маги обычно, когда свои колдовские сети плетут.

Я заинтересованно подошел чуть поближе, делая вид, что выбираю фрукты.

- Да стражники чего только не придумают, им лишь бы от своих трусливых шкур подозрение отвести! Так и на город нападут, а они его сдадут - и будут говорить, что так и было! Так а с ворами-то что сделали?

- Сначала повесить хотели вроде. Но к Наместнику человек приехал с болот. Говорят, каторжники там мрут, как мухи, людей не хватает - вот и приехал их начальник просить отправить туда заключенных.

- Уж лучше бы повесили, - сочувственно проговорила женщина, качая головой.

Поняв, что больше ничего интересного не услышу, я купил, наконец, у торговки пару сочных красных яблок и отправился искать таверну, попутно раздумывая о том, попался ли этот таинственный маг-не маг или ему удалось сбежать? Может, стоит сходить к начальнику тюрьмы? Хотя, зачем тратить время на расспросы, если можно отдохнуть? "Давай без самодеятельности, Мартин! Сказано - ждать в столице, значит, будешь ждать в столице!" - убедительно возмутился внутренний голос. Взвесив все "за" и "против", я подумал, что инициатива всегда была наказуема. Поэтому - сейчас ем, сплю по-человечески, а потом - присоединюсь к каравану и поеду дальше. Догрызая второе яблоко, я отправился искать таверну.

Карис

Солнечный луч светил мне прямо в лицо сквозь занавески, настойчиво заставляя проснуться. Вставать не хотелось категорически. Я потянулась и только было собралась перевернуться на другой бок, дав сну еще один шанс, как вспомнила, что сегодня в столицу приезжает мой друг и однокурсник дракх Рой. Я отбросила тонкое летнее покрывало и, потянувшись еще раз, встала. Подойдя к окну, я распахнула ставни. В комнату ворвался летний ветер, запах персиков из дядиного сада и шум столицы.

Я улыбнулась и пошла в ванную комнату, чтобы привести себя в порядок. Ванна уже была полна воды, которую натаскала Арива, дядина служанка. Прикоснувшись к воде, я сформировала простое бытовое плетение, подогревающее воду и снова улыбнулась: хорошо быть магом, это здорово облегчает жизнь и мне, и окружающим. Немного понежившиь в воде, я быстро помылась, вымыла волосы, высушила их и пошла в комнату, чтобы одеться. Открыв шкаф, я вытащила легкую белую рубашку с коротким рукавом и летние льняные штаны бежевого цвета с декоративной шнуровкой по бокам. Зашнуровав сандалии, я выпрямилась и подошла к зеркалу.

На меня смотрела худенькая двадцатилетняя девушка с копной рыжих волос до талии. Самыми отличительными чертами моей внешности были чуть удлиненные и заостренные ушки, доставшиеся от папы-эльфа и глаза янтарно-медового оттенка. От кого я могла получить такой оттенок радужки - до сих пор не знаю: у погибших родителей были серые и зеленые глаза, а дядя утверждает, что и у других родственников и предков цвет глаз был самым обычным.

Снова улыбнувшись самой себе, я взяла две боковые пряди у лица и заколола их сзади: это была моя любимая повседневная прическа. Закончив все приготовления, я спустилась вниз в столовую, где разбирал письма мой дядя Тонар.

- Доброе утро, - поздоровалась я.

- А-а-а-а-а-а, проснулась, наконец, соня! - добродушно откликнулся дядя.

- Тонар, у девочки каникулы, пусть спит, сколько хочет! - привычно одернула его тетя Раис. - Карис, садись, я сейчас тебе положу блинчиков.

- Спасибо, тетя, - поблагодарила я заботливую родственницу. Минуту посидев в молчании и наслаждаясь запахом блинчиков, я обратилась к дяде:

- Что интересного происходит в столице и Империи?

- А, - отмахнулся тот, - ничего особенного. Карраш пишет, что снова обострилась ситуация на границе с дракхами. Мятежники все никак не успокоятся, ходят слухи, что у них есть сеть осведомителей в столице. Чувствую, скоро все будут друг на друга доносить. Равис жалуется, что эльфы требуют повышения цены за свои клинки. Как будто мы и так мало за них платим! - дядя недовольно поморщился, как делал всегда, если речь заходила об эльфах в общем или моем отце в частности.

- Тонар! - предупреждающе воскликнула тетя.

- Что - Тонар? Все знают, что они жадны до невозможности. Не думаю, что их оружие намного превосходит имперское. Да и ювелирка у них - ничего особенного.

- Неправда! - обиделась я. - Эльфы - прекрасные ювелиры и ты это знаешь, дядя!

Я невольно потянулась рукой к кулону, который никогда не снимала. Этот кулон - изумруд в ажурной золотой оправе с вкраплениями янтаря на тонкой витой золотой цепочке - когда-то сделал для меня отец. Он подарил мне его на мое пятилетие. Помню, что папа сказал тогда: "Если тебе вдруг станет грустно или одиноко, а нас рядом не будет - просто прикоснись к кулону и подумай о нас с мамой. Мы всегда мысленно будем с тобой." С тех пор, как родители с братьями погибли в пожаре, я частенько держала кулон в кулаке. И, зная, каким превосходным ювелиром был отец, мне было неприятно слушать дядины выпады против эльфов.

- Мало ли, что я знаю, - проворчал дядя, - а цену драть нельзя!

- И это говорит один из самых успешных купцов Аскадии! - фыркнула тетя, накладывая мне в тарелку кружевные ароматные блинчики.

- Я - это я! Я человек и я на территории своей Империи! А они - эльфы!

Я многозначительно откашлялась.

- Девочка моя, ты больше человек, чем эльф, - покровительственно усмехнулся дядя. - В тебе только уши выдают, что отец эльфом был!

- Ладно, хватит! - решила прекратить этот бессмысленный разговор тетя. - Тонар, что еще новенького?

Дядя перебрал несколько писем, взял одно, распечатал и, быстро пробежав текст глазами, посмотрел на меня поверх листка:

- Да вот в Университет Магии направляют преподавателя из Вассилая. С ума они там, что ли, сошли, в этом Университете? Чем темный может научить студентов? Как трупы поднимать?

- Говорят, в Вассилае расшифровали какую-то древнюю рукопись и нашли способ сделать общеизвестные плетения сильнее! Так что это может оказать очень полезным! - подала я голос, доедая блины.

Дядя фыркнул:

- Учти, если в результате твоих экспериментов у нас по дому начнет разгуливать дохлая кошка - про учебу можешь забыть!

- Ты каждый год грозишься! - весело отмахнулась я.

- Вот увидишь! - добродушно-ворчливо пообещал дядя.

Я встала из-за стола, поблагодарила тетю, поцеловала дядю в щетинистую щеку и направилась к двери.

- Какие планы? - окликнул меня дядя.

- Сейчас встречу друга в порту и, если ты не против, приглашу его к нам на чай.

Дядя кивнул и снова уткнулся в свои письма. Я вышла на улицу и направилась в сторону порта. Легким шагом я шла по улицам любимого города, в который раз любуясь его красотой и величием. Я прошла мимо храма Варкхарда, миновала здание Городского Совета и вышла на городскую площадь, заполненную людьми: кто-то торопился на рынок, только поступившие студенты военной и морской академий толпились у Музея Истории, все жаждущие получить благословение богини удачи плотным потоком шли в Храм Лионы. Пройдя площадь, я обогнула Музей, оставив по правую руку шумный рынок и, пройдя между двумя Академиями - Военной и Морской, я оказалась в порту.

Здесь тоже было шумно и людно: торговые суда выгружали привезенную партию товаров и загружали новую, некоторые корабли уплывали, освобождая место для вновь прибывших, между судами сновали лодки перекупщиков, каретчики и носильщики у причалов настойчиво предлагали приплывшим свои услуги, позвякивая броней порт патрулировали стражники. Я пробилась к седьмому причалу, куда уже подошла каравелла "Благословение Лионы", на которой из Драконьих Копей приплыл Рой. Сам дракх уже стоял на причале, радостно улыбаясь. Он обнял меня до хруста костей и сказал:

- Я отправил свои вещи в вилхар, так что сейчас мы можем прогуляться.

- А ты не слишком устал? - уточнила я.

Рой засмеялся:

- Кари, не забывай, я практически всю жизнь провел верхом на драконе, неужели ты думаешь, что я могу устать от небольшого морского путешествия?

- Резонно, - согласилась я. - Как Крагата?

- Моя дракоша уже в своей пещере за городом. Она летела над нашей каравеллой, чтоб, в случае чего, быстро меня подхватить и только у дельты Лаккары свернула с нашего курса и полетела к себе в пещеру.

- Понятно. А познакомишь с ней? - спросила я, рассчитывая, впрочем, на традиционно отрицательный ответ. Но, вопреки ожиданиям, Рой усмехнулся и ответил:

- Ладно уж, познакомлю!

Я, не веря своим ушам, посмотрела на друга.

- Почему я не слышу радостных воплей? - спросил дракх, продолжая усмехаться.

- Я просто в шоке, - честно ответила я. - Три года мы дружим, три года я прошу тебя познакомить меня со своим драконом и все это время ты отнекивался, а тут вдруг согласился. С чего бы это?

- Пришло твое время, смертная! - устрашающе взвыл Рой. Я расхохоталась и, еще раз обняв друга сказала:

- Как же я по тебе соскучилась за этот месяц!

- Я по тебе тоже, напарница! - подмигнул мне мой верный товарищ.

Остаток пути до дядиного дома мы провели, болтая и делясь новостями и слухами.

Зайдя в дом, я крикнула:

- Дядя, тётя, мы пришли!

- Давайте, проходите! - донесся из столовой дядин голос.

Рой неуверенно переступил с ноги на ногу. Я легонько толкнула его плечом и тихо сказала:

- Ты чего? Ты же не свататься пришел, успокойся!

Взяв друга за руку я потянула его в столовую. На пороге я сразу же громко заявила:

- Дядя, тётя, знакомьтесь, это мой друг Рой!

В столовой повисла неловкая тишина. Тётя Раис подошла к мужу и предупреждающе положила ему руку на плечо. Но дядя сбросил её и, встав, чуть ли не прошипел:

- Он что - дракх?

Я начала злиться. Во-первых, я рассчитывала не на такой прием, а, во-вторых, если расистские взгляды дяди против эльфов я еще хоть как-то могла понять, то дракхи ничего плохого дяде и его семье не сделали. Сдерживая раздражение я максимально спокойно ответила:

- Да, а что?

- Ноги дракха не будет в моем доме! - категорически заявил дядя.

Я ошарашенно смотрела на него, не понимая, что происходит.

- Я же говорил утром, что ситуация на границе с дракхами обострилась! А вдруг твой друг - какой-нибудь шпион? Я не хочу попасть на допрос в Дом Правосудия!

Я заметила, как Рой на секунду изменился в лице, но тут же взял себя в руки и спокойно сказал:

- Кари, я, пожалуй, подожду тебя на улице. Если твой дядя против - я не буду нарушать его правила.

Несколько секунд прошли в напряженной тишине, пока за Роем не закрылась входная дверь. И тут я не выдержала:

- Что это такое было? Как ты можешь говорить такое моему другу?!

- Не каждый, кто находится рядом с тобой - твой друг! А ты готова в друзья записать всех, с кем знакома дольше недели!

- Он три года проучился со мной за одной партой в Университете! - возразила я.

- Это ничего не меняет, - упрямо нахмурился дядя.

- И вообще - я тебе давно о нем рассказывала, еще с первого курса! Неужели ты мог забыть, кто мой друг? - не обращая внимания на его предыдущую реплику продолжила я.

- Я запомнил только его имя и не обратил внимания на его расу! Мне и в голову не могло прийти, что ты подружишься с дракхом! Если бы я знал, с кем ты дружишь - уже давно бы жестко ограничил это общение!

Я вспыхнула:

- Я уже не маленькая девочка, дядя! Я сама решаю, с кем мне общаться, а с кем - нет!

- Если такая большая - пожалуйста, иди и живи сама! А пока живешь в моем доме - действуешь по моим правилам! - рявкнул дядя в ответ.

- Прекрасно! - я заговорила угрожающе спокойно, как всегда, когда меня доводили до ярости. - Я сейчас же соберу вещи и завтра перееду в вилхар!

- Вперед! Но смотри: когда прибежишь через неделю домой, тебе придется очень долго просить прощения!

- О, не беспокойся, не прибегу! - ответила я и, резко развернувшись, почти бегом направилась к входной двери.

- Упрямая, как папаша! - услышала я дядин возглас себе в спину.

Вылетев на улицу, я схватила Роя за руку и потащила его за собой.

- Стой, Кари, ты куда? - не понимая, что происходит, спросил друг.

Я остановилась, вытерла выступившие злые слезы тыльной стороной ладони и, справившись с предательской дрожью в голосе ответила:

- Идем, поможешь мне оформиться в вилхаре.

- Ты что, ушла из дома? - выдохнул Рой.

Я молча кивнула, щурясь от солнца и стараясь казаться спокойной.

- А это не слишком радикальное решение? - осторожно спросил дракх.

- Нет, Рой. Мне двадцать лет. Дяде пора перестать воспринимать меня, как десятилетнюю девочку, которую он когда-то взял на воспитание. Да и мне нужно осваивать самостоятельную жизнь. Я, в конце концов, боевой маг, а не придворная неженка!

- Ну ладно, гроза Университета, идем! Смотрители вилхара еще не знают, с кем им придется иметь дело в этом году, - хищно улыбнувшись, ответил мне друг.

Я фыркнула и мы отправились к вилхарам.

Грэм

Дорога вела меня на восток, извиваясь и пропадая за горизонтом. Вокруг простирались зеленые луга, усеянные цветами и травами. Изредка вдали виднелись маленькие деревушки. Осеннее солнце нещадно палило, словно отдавая дань уважения только что ушедшему лету.

За последние несколько недель моя жизнь резко переменилась. Старик Дрэвис, как и обещал, взял меня под своё крыло. Если бы я знал, что придется быть мальчиком на побегушках, то сто раз бы подумал, прежде чем соглашаться. Хотя, честно говоря, выбора у меня особо не было - приказы начальства не обсуждаются.

После тройки небольших заданий в Аскадии, мне наконец то поручили ответственную миссию. Теперь мне предстояло доставить увесистый конверт, полковнику Морниру - командиру одного из подразделений Карательной армии, что расположилось близ Тарлоса. Приказы, подписанные лично Императором Тибальдом, и разведданные, были запечатаны магическим плетением и вверены мне генералом. Перед моим отбытием из столицы старик Дрэвис сказал, что возлагает на меня большие надежды, и если всё пройдет успешно, меня ждет повышение.

Из столицы нас выехало двое. Маркус Эйдерхалл, выскочка, закончивший Академию на два года раньше меня, навязался в попутчики, как только мы выехали из Аскадии. До Кристоса нас связывала одна дорога, а дальше наши пути должны были разойтись и я с нетерпением ждал когда это произойдет.

Пару дней назад мы миновали город Тель и несмотря на длинную дорогу , Эйдерхалл выглядел свежим и бодрым, как будто был рожден для седла. Это меня удивляло, ведь раньше я всегда думал, что его высшая цель - просиживать штаны в Совете, так сказать идти по стопам отца. Иногда я завидовал его положению, хоть в этом крылась страшная несправедливость. Из-за высокого положения и статуса его семьи, Маркус всегда имел преимущества перед, остальными курсантами и офицерами, будь они хоть трижды умнее и ответственнее самого лейтенанта Эйдерхалла.

Маркуса, похоже, забавляло наше совместное путешествие. Каждый раз он пытался со мной заговорить, не снимая дурацкой ухмылки с лица. Меня же раздражал его вечно позитивный настрой. Могу спорить на что угодно, он в жизни не преодолел самостоятельно ни одной серьезной проблемы. Скорей всего все вопросы решал его богатенький папаша. Что ж, пусть радуется, пока может. Посмотрим, что будет, когда старик Дрэвис назначит меня своим преемником.

- О чем задумался, Грэм?- спросил Маркус, вновь выдернув меня из размышлений.

- Не твое дело, - хмуро ответил я и пустил коня рысью.

- Да ладно тебе! Так и будем ехать молча? Такими темпами я умру от скуки раньше, чем зайдет солнце,- догнав меня, сказал он, снова ухмыляясь.

- Хорошая перспектива, на одного назойливого попутчика меньше, - огрызнулся я.

- От меня ты так просто не отделаешься.

- Все вы, лорденыши, одинаковы. Мы здесь в походе, а не на весеннем балу у Императора. Болтовня здесь ни к месту.

- Эх ладно, - ответил лейтенант, - какой же угрюмый мне попался попутчик.

Я ничего не ответил, а лишь пустил коня вперед.

Помню те дни, когда Маркус заходил к нам в казармы. Его товарищи вечно меня подкалывали, явно для того, чтобы выставиться перед молодым Эйдерхаллом. Тогда в юношестве эти издевки меня задевали. Хоть сейчас это казалось мелочью, но неприятный осадок остался.

Ночью мы разбили небольшой лагерь и развели костер. Нам предстояла еще одна ночь на холодной земле. В это время суток осень как никогда давала о себе знать. Костер приятно грел ноги, но при сильных порывах ветра, жуткий холод пробирал до костей. Я попытался поплотнее укутаться в дорожное одеяло. Похоже заметив мою возню, Маркус встал, и ничего не сказав, отправился в поле. Минут через десять послышались его шаги.

- На вот, подложи, - и он бросил передо мной целую охапку свежесобранного сена. Я с удивлением посмотрел на него.

– Что, удивлен, что лорденыши тоже бывают нормальными людьми? - со смехом бросил парень.

Я немного помялся, а потом сказал:

- Спасибо.

- Обращайся, - с ухмылкой ответил дворянин.

На следующий день мы наткнулись на поселение в окрестностях Кристоса. На полях перед деревней мы не встретили ни одного крестьянина. Это показалось мне странным. Обычно в это время года жители деревень заняты сбором урожая. Везде где мы проезжали до этого, простой люд трудился не покладая рук.

Как бы между прочим, Маркус предложил заехать в это поселение. Похоже ему тоже было интересно куда подевались рабочие. Мы направили коней по главной улице. Улочки тоже пустовали. Лишь доехав до центральной площади, я наконец понял что происходит. Здесь проводили казнь.

Похоже на площади собрались все жители деревни. Они широкой толпой, обступили деревянную сцену, на которой располагались три виселицы. По периметру места казни, было расставлено шестеро воинов, в черных доспехах. Я признал в них солдат карательной армии. На сцене рядом с преступниками, стоял пузатый сержант. Похоже он руководил всем действом.

Приговоренных же было двое. По центру стоял матерый эльф с выбритыми висками и темной кожей. Он выкрикивал ругательства, зло всматриваясь в толпу. В ответ люд ликовал и улюлюкал. Похоже крестьянам нравилось всё происходящее. Рядом с эльфом, к петле приставили женщину средних лет с заметной проседью в волосах. Она стояла смирно, боясь пошевелиться.

Сержант громко зачитал приговор:

- Элрика Бурса и Глесси Пирс, обвиняются в преступной деятельности, против его Императорского Величества и нашей великой империи Лигериос. Они признаны виновными, и приговорены к смертной казни через повешенье.

- И всё? - удивился я, - а в чем же их конкретно обвиняют?

Этим вопросом я привлек внимание не только сержанта, но и всей толпы зевак.

-Эльф состоял в преступном сговоре с мятежниками, своими речами он

оскорблял Императора и призывал честный люд к восстанию. А женщина, обвиняется в пособничестве этому негодяю. Она укрывала и предоставляла кров мятежнику. Их действия были направлены против империи. Их судили днем под взором двуликого Хатара и признали виновными.

После этих слов толпа одобрительно закивала. Кто-то даже начал выкрикивать проклятья в адрес преступников, кто-то восхвалял мудрость великого Хотара - бога лжи и правды.

Маркус кивнул мне в сторону дороги, как бы говоря, мол нечего нам терять здесь время. И он был прав. Сержант приступил к казни. Я отвернулся, и направил коня прочь, подальше от места где проходило смертоубийство.

Когда мы выехали из деревни Маркус сказал:

-Вот такие нынче времена, каждого второго казнят, как мятежника.

-Если бы это хоть немного помогало. - выдохнул я.

-Да жаль этих двоих, - произнес Эйдерхал, - но кто мы такие чтобы сомневаться в решениях командования. Мы всего лишь выполняем приказы.

У нас завязался разговор. Я был приятно удивлен. Оказалось Маркус не такой плохой парень, как я думал. Ближе к вечеру мы подъехали к развилке, здесь наши пути расходились. Мой спутник пожелал мне удачи, и предложил встретиться в Кристосе на обратном пути. Я немного подумав, кивнул Эйдерхаллу, и тот ответил мне тем же. Маркус пришпорил коня, и облако пыли скрыло его от моих глаз.

Эйлин

Погода для похода выдалась просто чудесной. Солнце искрилось на кронах высоких деревьев, отбрасывая, на светло зеленую траву, мелкие тени. Лес шумел жизнью: отовсюду доносилось щебетание птиц, стрекотание насекомых и шорохи ветра. Мы с Вепрем, продвигались по уже давно знакомым полянам и тропам, груженные несколькими сумками. В основном, конечно, всю поклажу нес мой напарник, как никак это он у нас гора мышц, а я всего лишь хрупкая девушка.

Сегодня утром Тордек послал нас в соседнюю деревню, расположенную на восточной границе леса, чтобы обменять шкуры, рога и животный жир на золото. Подобные вылазки устраивались примерно раз в месяц, но обычно все зависело от успехов на охоте. Иногда добычи было навалом и на рынок посылали целую делегацию, но в такие дни как сегодня, нас было двое.

Мы с Вепрем с самого детства были неразлучными друзьями. В лагерь охотников мы попали почти одновременно, посему с ранних лет тренировки у нас проходили совместно. Тордек часто ставил нас в спарринге друг против друга, несмотря на то что мы были разной комплекции. Вепрь сильно уступал мне в ловкости, а я ему в силе. Обычно исход наших поединков всегда был разным. Зачастую он зависел от того, получится ли мне застать своего противника врасплох.

- Не хочешь вспомнить былые деньки? - с лукавой улыбкой предложила я, и опустив сумку на землю, отскочила в сторону, скрывшись за пригорком. Пока Вепрь соображал, с какой стороны ожидать нападения, я обошла кучу валунов и забралась на ближайший клен. Пробежавшись по ветке, я перескочила на соседнее дерево и спряталась в листве. Вепрь осторожно продвигался вглубь леса, оборачиваясь на каждый шорох. Я притаилась, выжидая момента. Этот растяпа подошел достаточно близко. Я подождала пока он посмотрит в другую сторону и оттолкнувшись ногами от ветки, ринулась на своего напарника. Вытянув руки, я приготовилась схватить его сзади. В последний момент Вепрь неожиданно сделал шаг вправо, развернулся боком, вытянул вперед руку, поймал меня за локоть и швырнул на землю, навалившись сверху.

- Стандартный прием, ты серьезно? – засмеялся он.

- Я думала, ты уже забыл.

- Я ничего не забываю, - усмехнулся Вепрь, не делая попыток встать с меня, - помнишь тот день, когда мы охотились на медведя?- спросил он, лукаво улыбнувшись.

- А-ха-ха, нехорошо делать такие намеки.

- А что, разве тебя можно смутить?

- После того, как Тордек, осматривая твои царапины, сказал: «Ох и свирепая же медведица тебе попалась» - меня уже сложно смутить.

- Однако этот старикашка сказал сущую правду, - Вепрь ласково убрал волосы с моего лица и поцеловал меня в губы. Поцелуй мне понравился, но мы не могли позволить себе тратить на это время. Я уперлась руками в грудь парня и оттолкнула его от себя. Он с неохотой оторвался и посмотрел мне в глаза.

– Стой, стой, мы не успеем. Надо успеть до закрытия рынка, а иначе получим нагоняй от Тордека и Старухи Бек. Она нас из-под земли достанет, если мы оставим её без сыра. Потом продолжим. - серьезно сказала я, а затем невольно чмокнула его в щечку.

Вепрь, ухмыльнулся, поднялся с земли и протянул мне руку, помогая встать. Мы подобрали свои вещи и продолжили путь.

К тому моменту, как мы вышли к торговой площади, рынок начинал пустеть. Резкий запах рыбы ударил мне в нос, от вони сточных канав было невозможно спрятаться. Мы нашли Одноногого Билла, который обычно скупал наши товар. У него дела шли в гору из-за приближения осени, и нам удалось продать шкуры чуть дороже, чем обычно. А за рога мы смогли выручить двойную цену, которую заплатил какой-то бродячий ремесленник. Он делал из них настенные подсвечники, ставшие последним писком моды в городах.

- Не хочешь сходить выпить? Тордек сказал, что мы можем оставить часть выручки себе, - предложил Вепрь, на что я сразу согласилась.

Мы завалились в единственный трактир в деревне и сели в самом центре, поближе к веселью и шумным компаниям. Беззубая девица, уже давно за границей возраста, называемого расцветом лет, принесла нам по кружке эля и рагу из кабана с печеным картофелем. Народу сегодня было больше, чем когда-либо. Сразу несколько крупных караванов остановились сегодня в этой деревне, а за ними приехал передвижной балаган – с шутами, фокусниками и акробатами. У трактирных девок сегодня поистине урожайный день, они уже сидели на коленях у наемников, охраняющих путешественников, и смеялись над их походными шутками. За соседним столиком собралась целая толпа зевак, наблюдающих за игрой в кости. Один особенно пьяный торговец проиграл хозяину таверны целых три бочонка пряного вина, привезенного из столицы, и теперь тщетно старался отыграть свой товар обратно.

- Иди, если хочешь, у нас еще осталось золото, - подмигнула я Вепрю, видя с каким интересом он наблюдал за игрой, - я никому не расскажу. А если выиграешь, возьмем яблочный пирог и еще эля.

Уговаривать друга долго не пришлось, и я осталась сидеть одна. За окном тоже продолжалось веселье, на площади горели факелы, танцевали бродячие артисты, а ансамбль нелепо выглядящих бардов пел всеми любимые песни. Внезапно я почувствовала тревогу, мне стало неуютно. Появилось смутное ощущение, что за мной наблюдают. Сосредоточившись на отражении в оконном стекле, я увидела позади себя, в дальнем конце таверны, фигуру в черном, с горящими желтыми глазами. Я обернулась – меня буквально буравила маленькими глазками сморщенная старуха. Она смотрела мне в глаза очень долго, не отрываясь. Внезапно она схватила свою трость, резко, насколько это было возможно, встала из-за стола и заковыляла к выходу. В дверях она остановилась, обернулась и еще раз внимательно посмотрела на меня. Я встала и направилась вслед за ней, поискав глазами друга. Вепрь был слишком увлечен игрой и не заметил, как я ушла. Когда я вышла из трактира, старуха стояла, прислонившись к дереву, растущему рядом, и курила трубку.

- Чего вы хотите от меня? – сразу напустилась я на неё.

Старуха дыхнула в меня дымом и сказала:

- Следуй за мной, я знаю ответы на твои вопросы.

- Интересное заявление, если учесть, что вопросов у меня нет. - ухмыльнулась я.

- Они есть у всех, девочка.

Без лишних объяснений эта престарелая женщина развернулась и заковыляла в сторону балагана. Во мне заиграло любопытство. Я оглянулась на трактир. Вепрь не скоро меня хватится, и я не собиралась задерживаться надолго. Решив узнать что мне может рассказать эта гадалка, я проследовала за старухой.

Шатер, в который привела меня таинственная женщина, оказался заполнен какими-то маленькими баночками и связками различных засушенных трав. Старуха тут же принялась наполнять каменную чашу разными ингредиентами, перетирая их в ступке. Показав мне на мягкое кресло, она поставила чашу передо мной и сказала:

- Там, в трактире, я увидела над тобой паука, плетущего свои коварные сети. С каждым днем паутина лжи крепнет, и тебе все сложнее и сложнее выпутаться. Ты увидишь тот день, когда все началось. Конечно, если захочешь.

Я нерешительно посмотрела на нее и коротко кивнула. Ведьма – а то, что это была она, я уже не сомневалась – подожгла содержимое чаши, и оно сразу задымилось.

- Вдохни это, и ты увидишь все, что тебе нужно.

Клубы дыма пахли мятой, полынью и маком. Запах этот был слишком тяжелым для меня – сразу стали слезиться глаза и начало резать нос. Я почувствовала, что веки тяжелеют. Постепенно шатер начал растворяться в дымке, уступив место огню.

Я стояла посреди пожарища. вокруг бегали люди, пытаясь укрыться от группы неизвестных солдат. Примерно дюжина женщин с маленькими детьми забежали в храм и заблокировали дверь изнутри.

- Поджечь его!- крикнул высокий мужчина в капюшоне, чье лицо я не могла разглядеть.

Другой мужчина с факелом направился к храму, но тут его товарищ резко набросился на него и отобрал факел. Он обернулся, и огонь осветил его лицо - это был тот самый наёмник со шрамом на все лицо, которого я прикончила несколько лет назад.

- Командор, это уже слишком. Я не подписывался на это. Я четко помню приказ главнокомандующего. В него не входило убийство маленьких детей и сожжение женщин в храме. Они там под защитой Милагросы, мы не варвары, чтобы совершать подобное.

- Как смеешь ты, щенок, оспаривать мои решения?! Кто ты такой?! – в ярости, человек, отдающий приказы, откинул капюшон, и я чуть не потеряла рассудок от увиденного – это был Тордек. Молодой, сильный, не такой, как сейчас… Но, несомненно, это был он. Его лицо перекосилось от злобы, глаза сверкали отблесками пламени. Это был взгляд не человека, а свирепого жестокого зверя.

- Ты будешь делать то, что я тебе прикажу! И все вы тоже! – крикнул он. – Если кто не согласен – вперед, присоединяйтесь к этому сборищу тупых куриц в церкви. Если я отдал вам приказ– вы не должны задавать тупых вопросов или спорить со мной, вам понятно, сборище кретинов?!!

Внезапно ярость в его глазах сменилась ужасом. Из груди у него торчал клинок.

- Мы все поняли, господин командор. Теперь вы будете вечно гореть в адском огне. Валим отсюда! Оставим этого червя подыхать здесь! - сказал человек, пронзивший Тордека кинжалом.

- Я отомщу вам, скоты, вы еще пожалеете! Вы пожалеете, когда я доберусь до вас! – кричал Тордек, а изо рта у него лилась кровь.

Дым от пожарища щипал глаза, но не из-за него они были полны слез. Видение стала размытым, а вскоре и пропало вовсе. Я очнулась в старом шатре, ведьма внимательно смотрела на меня. Сжав подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев, я пыталась убедить себя, что виденное мной - дурной сон... Но слишком уж этот сон походил на те обрывистые воспоминания, которые еще сохранились в моей памяти.

Как можно осознать то, что единственное, в чем ты была абсолютно уверена, оказалось ложью и предательством? Как принять факт того, кто же именно растил и тренировал тебя? Как представить, что вся твоя жизнь могла бы пройти иначе? Говорят, время лечит. Теперь я знаю, что время еще умеет вскрывать новые раны. Слезы бессильной ярости катились по моим щекам. Та девочка, которая должна была вырасти в настоящую женщину, заботящуюся о своем доме и своих любимых, умерла в тот же день, что и ее семья. Смерть близких, пожар и резня кругом породили во мне демона ненависти. Теперь он окончательно захватил мою душу. Всю жизнь я жила мечтой о возмездии за мою семью, но, как оказалось, отомстила я вовсе не тем людям. Теперь память подбрасывала яркие картинки того дня. Раньше я помнила лишь то, как очнулась утром, теперь же я вспомнила абсолютно все. И мой демон в душе встал в полный рост и расправил плечи.

Ведьма все еще терпеливо ждала моей реакции. Она курила трубку и пристально рассматривала меня тусклыми глазами. В другой руке женщина держала бокал с какой-то мутной жижей цвета болотной грязи. Она медленно поднесла его к губам сморщенными трясущимися руками и сделала маленький глоток. Сначала я ничего не заметила, но потом ее глаза вдруг стали более выразительными, а движения – плавными. Волосы колдуньи постепенно потеряли седину, а морщины начали разглаживаться. Через некоторое время передо мной сидела уже не уродливая старуха, стоящая на краю могилы, а молодая женщина – старше меня всего на десяток лет. Похоже, мое лицо выражало высшую степень недоумения, потому что женщина сказала:

- Не пугайся, это всего лишь зелье старения.

- Что со мной было? Это была иллюзия, фокус? Я потеряла разум? – я решила не откладывать вопросы надолго.

- Нет, вдохнув этот дым, ты просто смогла проникнуть вглубь своей памяти. Туда, куда твое сознание, тебя не пускало. Я всего лишь показала твои детские воспоминания. Теперь ты знаешь все.

- Кто вы? Зачем вам это всё? Сомневаюсь, что вы просто решили безвозмездно поучаствовать в моей судьбе.

- Ты меня еще не знаешь, но поближе мы познакомимся позже. Я ведьма из северного леса. Это не последняя наша встреча. Мы еще увидимся, и ты будешь мне нужна.

- Я уже была нужна однажды. Я не совершу одну ошибку дважды.

- Мы можем помочь друг другу. Но для того, чтоб пройти свой путь от начала и до конца, ты должна знать, куда тебе идти.

- Думаю, я смогу разобраться в этом и без вашей помощи.

Я встала, поставила чашу на столик и быстро вышла из шатра. На улице бушевал штормовой ветер, все разбежались по домам, трактир был забит до отказа, шумная музыка слышалась из-за двери, а на стеклах окон играли отблески огня. Вокруг не было ни души, поэтому украсть лошадь из конюшни не составило труда.

Я направила коня в сторону леса, подгоняемая бушующей стихией. Ветки беспощадно били меня по лицу, но это меня не заботило. Я ощущала лишь душевную боль, которая разрывала мое сердце на часть.

Луна прорывалась сквозь кроны деревьев яркими лучами: этой ночью был пик лунного цикла. Деревья, освещаемые мистическим голубым светом, отбрасывали свои корявые тени. К середине ночи впереди показалась поляна нашего лагеря. Здесь, не смотря на бушующий ветер, горел костер. У огня грелся когда то мной любимый и уважаемый наставник.

-Эйлин, не гоже пугать так своего наставника. Где ты была? Почему не

вернулась вместе в Вепрем? - сказал Тордек вставая.

Меня переполняло чувство мести и желание получить ответы. Думать было некогда. Я выхватила эльфийский кинжал, и бросилась на своего учителя. У него округлились глаза, от удивления, но он не растерялся. Перехватив мою руку в прыжке, Тордек вывернул запястья, от чего я выронила оружие. Тогда я ударила ему в горло свободной рукой, отчего учитель схватился за шею.

-Эйлин, что на тебя нашло?! - хрипло прокричал он стараясь

отдышаться.

Не теряя времени, я отскочила назад и выхватила из-за пояса, короткий метательный нож. В этот раз я решила не рисковать и не сокращать дистанцию, а просто метнула оружие в своего врага. Тордек увернулся от ножа, также быстро, как перехватил мою первую атаку. Он не понимал что происходит, но решил не давать мне шанса для нового удара.

Мелкие угольки, и искры огня разлетелись в разные стороны, когда наставник пнул своим тяжелым ботинком по костру. Я инстинктивно зажмурилась. Мое лицо обдало жаром, а кожу на щеке обожгло попавшим углем. Тордек метнулся ко мне, схватил за горло и с силой швырнул на землю. Придавив коленом к траве, на этот раз, мой учитель выхватил свой кинжал и приставил к моему горлу.

-Сука, я не знаю что на тебя нашло, но если не успокоишься, я прирежу

тебя как бешеную шавку. - прорычал он мне в лицо. Его озадаченность и растерянность, сменилась гневом.

-Ты убил мою семью! - в ярости выкрикнула я ему в ответ и тут

произошло что-то невообразимое. Мощный поток ветра ударил моего бывшего наставника в грудь, отчего тот подлетел в воздух. Его отшвырнуло, на несколько метров назад. Я поднялась на ноги, не веря своим глазам. Тордек был изумлен не меньше моего. Внутри меня всё ещё кипела злость и я дала волю своим чувствам:

-Это всё из-за тебя! - порывы ветра усилились в мгновение ока, - Это ты во

всем виноват, лживая тварь!

Вместе с моим криком, на Тордека обрушился о очередной порыв ветра. На этот раз его отшвырнуло сильнее, прямо к стволу векового дуба. Учитель приложился головой о дерево, и рухнул наземь, потеряв сознание.

Срезав крепкий канат, и с ближайшей веревочной лестницы, я связала наставника и поволокла его в чащу. Ярость и ненависть придавали мне сил. Этот человек растил меня, как родную дочь, оберегал, заботился, но все это время, все эти долгие 12 лет он мне лгал. Тордек убил моих настоящих родителей, сжег целую деревню и лишил меня счастливого детства.

Учитель очнулся со связанными руками и подвешенный на дерево. Он начал нелепо раскачиваться, пытаясь освободиться от веревки. Мне больших сил стоило мое спокойствие. Я стояла напротив, наигранно равнодушно вертя в руках кинжал.

- Эйлин, что ты делаешь? – тихо спросил он.

- Что делаю? – я подняла взгляд на своего наставника. – То, что должна была сделать давным-давно, лживая ты тварь.

Тордек неотрывно следил за каждым моим движением, а я вальяжно облокотилась на ствол дерева. Я продолжила внешне спокойным и равнодушным голосом:

- Мне просто интересно, когда ты решил использовать меня для своей мести? До или после того, как нашел меня среди обломков? Ты специально взял меня с собой тогда? Или все же эта гениальная идея пришла тебе в процессе моих тренировок?

- Ты не понимаешь, о чем говоришь, Эйлин. Все было не так. Я должен был, - в голосе Тордека слышалась горечь.

- Что именно ты был должен? – мне становилось все труднее сдерживать свою ярость, я почти кричала. Мой голос начал предательски дрожать. – Ты должен был сломать мою жизнь? Отравить мою душу? Заставить меня убивать твоих бывших подельников ради удовлетворения твоей гордыни и свершения мести? Ты серьезно? О, пожалуйста, не молчи, мне интересно, что ты придумаешь дальше!

- У меня не было выбора, я был на службе, исполнял приказ, - попытался прервать меня Тордек.

- Теперь я знаю, откуда тот шрам. Я всегда подозревала, что ты получил его не в схватке с кабаном, как рассказывал. Как ты выжил?

- Тот кретин Берси ранил меня не смертельно, он не задел важных органов. Я выкарабкался, прижег рану, а обработала мне ее старуха Бек позже.

- Мне кажется, что ему стоило завершить начатое. Я согласна с тобой - он действительно кретин, раз позволил тебе выжить. – Я вышла из тени деревьев в лунные лучи и медленно направилась к Тордеку. Он начал извиваться, стараясь обхватить ногами ствол дерева, но не мог до него дотянуться.

- Чего ты хочешь от меня? Извинений? Я готов молить о пощаде, я столько лет сожалел о том, что натворил! Прошу тебя…

- Боюсь, это не вернет моих родных. Я хочу лишь одного, – я провела кинжалом по его рубашке, разрезая ее, а затем слегка прошлась поперек живота, оставив на нем тонкую красную линию.

- Я хочу знать – зачем? – И я сильнее надавила на его живот. Тонкая кожа легко поддалась остро наточенному лезвию, и бордовая в свете луны кровь стала медленно вытекать из-под острия, вонзившегося в плоть.

- Я не хотел этого. Ты не понимаешь. У меня был приказ. - С каждой его фразой я сдвигала нож на пару сантиметров правее, увеличивая разрез. Тордек перешел на крик, извиваясь, пытаясь уйти от лезвия, однако он лишь болтался из стороны в сторону, делая себе только хуже. Но мне было все равно. Сейчас мной руководили только ярость и ненависть. О том, что этот человек был моим Наставником, я старалась не думать.

- Кто отдал этот приказ? – я еще увеличила разрез.

- Эйлин, остановись! – прохрипел Тордек.

- КТО ОТДАЛ ТЕБЕ ПРИКАЗ? – прокричала я, ослепленная гневом.

- Это… был… Импе… Император… – слабо прохрипел он.

В чаще послышался вой голодных волков, учуявших запах свежей крови. Я подняла кинжал, повернулась и зашагала прочь от своего прошлого, стараясь не думать о том, что произойдет дальше.

0
25
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Виктория Миш №1