Я не верю в чудеса и предсказания. Глава 87 из романа "Улыбка Амура"

Автор:
kasatka
Я не верю в чудеса и предсказания. Глава 87 из романа "Улыбка Амура"
Аннотация:
Про предсказание цыганки и идеи Вадима.
Текст:

В один прекрасный день к Насте, поджидавшей в институтском дворе Вадима, неожиданно подошла незнакомая черноволосая девушка. 

− Ты Туманова ждешь? − спросила она.
Настя неопределенно пожала плечами: какое кому дело, кого она ждет.
− Хочу тебя предупредить, − продолжила незнакомка, − тебя ненавидит один человек, женщина. Она выпрашивала у лицеистов твою фотографию. Знаю, что она ходила к цыганке, которая делает привороты, несколько раз ходила. Она хочет тебя извести, и вроде бы, ей велели принести твою карточку. Поэтому будь осторожней. И никому не говори, что я тебе сказала.
− Я догадываюсь, о ком идет речь, − усмехнулась Настя. − Но ничего не боюсь, потому что не верю в наговоры и привороты, поэтому пусть себе ходит к цыганкам, может, ей так легче.
− Можешь не верить, но они что-то умеют, это факт, − не согласилась девушка. − Моя мама тоже не верила. Но еще до замужества одна цыганка ей нагадала, что у нее будет двое детей: мальчик и девочка и что когда мальчику исполнится десять лет, он пойдет с друзьями на Дон и утонет. И все сбылось. Мне мама только недавно это рассказала − я теперь цыганок боюсь. Откуда она могла знать, что мой брат утонет?
− Да просто совпадение! − у Насти не было ни малейшего желания продолжать разговор, и она встала. − Спасибо за предупреждение, но повторяю: я не верю в чудеса и предсказания. Будь здорова.
Из института вышел Вадим, и она направилась к нему.
Вечером Настя не утерпела и рассказала о странном разговоре Галчонку. − Да все это чушь собачья! − воскликнула та, тряхнув локонами. − Мне тоже перед свадьбой цыганка нагадала, что муж меня бросит и спутается с девицей вдвое его моложе. Только мы уже жизнь прожили, а пока ничего подобного не предвидится. Выбрось из головы − это она из зависти тебе такое наговорила.
И Настя быстро забыла об этом происшествии. Тем более, что приближались ее любимые майские праздники. Мир сиял всеми красками апреля: цвели жерделы, распространяя горьковато-медовый аромат, на клумбах полыхали тюльпаны и соседский кот Вася уже неделю не являлся домой. Правда, кастрированный Федор воспринимал всю эту красоту равнодушно, предпочитая дремать на Настином диване, свернувшись калачиком, – Настя так и не смогла простить родителям столь жестокого поступка с ее любимцем. С Вадимом она виделась ежедневно и подолгу, все дурные мысли покинули ее, она просыпалась с улыбкой и засыпала с улыбкой.
Наталья тоже перестала хандрить, тем более, что здоровье отца настолько улучшилось, что он вышел на работу. В своем медколледже подруга выбилась в отличницы, но медаль ей не светила из-за трояков, нахватанных в прежнем лицее. Правда, предстоял еще единый государственный экзамен по математике, но Наталья почти перестала его бояться. – Как напишу, так напишу, – заявила она Насте, – в мединститут математику не сдавать, а пару в аттестат в любом случае не поставят.
Однажды в планетарии Настя носом к носу столкнулась с Павликом, уже учившимся на первом курсе местного университета.
– Привет! – обрадовался ей бывший одноклассник. – Слушай, ты случайно не знаешь Туманова? Он в Политехе учится, кажется, на втором курсе.
– Знаю, – улыбнулась Настя. – Еще как знаю! Это мой жених. Он сейчас должен подойти.
– Здорово! – оживился Павлик, не обратив ни малейшего внимания на статус Туманова. – Он выдвинул гениальную теорию насчет информационного пространства, я читал в нашей студенческой газете «Академия». У меня тоже есть кое-какие мысли по этому поводу, хочу с ним их обсудить. Познакомишь?
– Конечно! Да, вон он идет. – И Настя, увидев, как Вадим переходит дорогу, потянула Павлика к двери.
– Я много думал о твоих инфо, – сказал Павлик, пожав Вадиму руку, – полагаю, они напрямую связаны с творчеством. Чем больше человеческий мозг учится, думает, развивается, тем больше вероятность, что нейроны, ответственные за талант, настроятся в резонанс с соответствующими инфо. И тогда эти инфо проникнут в мозг в виде теоремы или романа, или какого-либо открытия. Мозг просто впитает их из внешнего информационного поля.
– Интересно. Значит, ты полагаешь, что все литературные, музыкальные или иные произведения уже существуют в готовом виде – где-то в информационном пространстве? А человеческому мозгу нужно только настроиться на них? По-твоему мы сами ничего не сочиняем: все, что придумано или написано, пришло в головы авторов извне? – удивился Вадим.
– Именно! – воскликнул Павлик. – Ведь в сущности, что такое мозг? Клеточная структура, состоящая из тех же молекул и атомов. В нем происходят химические и биологические процессы – но как они могут привести к мыслительной деятельности? Ну не верю я, что молекулы или даже клетки сами что-то придумывают, не верю – и все!
– Но ведь мыслишь ты, – возразила Настя. – Неужели твой мозг пассивно воспринимает идеи извне? Нет, я с тобой не согласна. По-твоему выходит, что «Война и мир» уже имелась в пространстве, а мозг Толстого ее оттуда только впитал.
– Да, да, да! – стоял на своем Павлик. – Именно так! А ты как считаешь? – обратился он Вадиму, заинтересованно слушавшему их спор.
– Трудно однозначно утверждать, кто из вас прав, – осторожно начал Вадим. – Человека нельзя представлять, как совокупность клеток. У человека есть душа, т.е. сгусток информационных частиц, – но они находятся внутри него, и неразрывно связаны с его биологическим организмом. Может быть, творческие озарения и иные процессы все-таки возникают в самом человеке в результате совместной деятельности мозга и души.
– Тогда душа тоже составляющая информационного пространства. – Павлик ненадолго задумался. Потом встал. – Твое предположение в сущности ничего не меняет: все, производимое мозгом, все равно приходит в него из этого пространства, а не сам мозг его производит. Извини, у меня сейчас семинар. Если хотите, пойдемте со мной, я вас представлю. Тем более, что как раз буду говорить о твоей теории.
– Спасибо, Павлик, но я не могу, – отказалась Настя. – Вадим, ты, как хочешь, а у меня на завтра уйма заданий.
– Нет, я с тобой. – Вадим дал Павлику свой телефон. – Позвонишь мне, расскажешь, к чему вы пришли, ладно? И вообще, не теряйся, звони, если еще будут интересные мысли.
Они пожали друг другу руки и расстались. – Толковый пацан, – уважительно сказал Вадим, когда они вышли из планетария. – Мыслит глобально и нестандартно. Неужели он с вами учится? Вроде маловат для выпускника. Интересно, сколько ему лет.
– Он уже студент. – Настю развеселило озадаченное лицо Вадима. – А лет ему тринадцать. В прошлом году он учился с нами, а летом поступил в университет. Сдал экстерном за одиннадцатый и поступил. Он вундеркинд, через классы прыгал. Знаешь, он где-то вычитал, что уже доказано математическим путем существование сверхразума − того, что люди называют Богом. Может, он и есть источник твоих инфо?
– Не знаю. Ничего не могу сказать по этому поводу. Может, Бог действительно источник информационной энергии, особенно той ее части, которая отвечает за мораль, за любовь и другие добрые движения души. Хотя, если он столь всесилен, как он мог допустить атомные бомбардировки и другие ужасные преступления?
– Но ведь у него есть противник. Дьявол или сатана. Может быть, именно он отвечает за все зло на Земле? А не Бог.
– Тогда Бог не всесилен. Что-то мы с тобой ушли в сторону. В этих вопросах я не очень. Хотя кое-какие мысли есть. Дело в том, что информация по отношению к человеку может быть положительной или отрицательной, то есть инфо могут быть как бы со знаками «плюс» и «минус», подобно электронам и протонам. Положительные инфо могут быть ответственны за добро, а отрицательные – за зло. Эх, мне бы знаний побольше! Тут еще и в философию надо погрузиться, без нее никакая математика не поможет. Только где взять время? Сплошные зачеты. Ну скажи, зачем мне экономика, когда я не собираюсь становиться бизнесменом? А сколько времени на нее приходится тратить. Я недавно сбежал с семинара, хотел в читалке посидеть, так наша кураторша меня отловила и давай отчитывать. Я не выдержал и говорю:
«Виктория Алексеевна, ну не могу я тратить время на предмет, который мне не нужен». Так она декану нажаловалась. Пришлось в деканате оправдываться и извиняться.
– А вдруг тебе потом экономика понадобится? Ты же еще не знаешь, кем будешь работать. А вдруг попадешь в какой-нибудь банк? Нет, я думаю, экономические знания сейчас инженеру необходимы.
– Вот когда понадобятся, тогда и займусь ими. А вообще, я в банк не хочу. Хочу заняться серьезной наукой, а для этого столько нужно поднять! Хорошо студентам на Западе: там посещаешь только то, что тебе действительно интересно, а остальное по желанию. И никто не проверяет посещаемость, не лишает стипендии.
– Может, там студент более сознательный? Папа говорит, если наших не проверять, будут поголовно прогуливать и завалят сессию. Вадим, а ты расскажи о своих идеях Туржанской. Она ведь профессор, ее печатают даже заграничные журналы. Может, она подскажет, как применить к твоей теории математику? У нее по средам консультации для всех желающих.
– Да я знаю. По правде говоря, я уже однажды пытался поговорить с ней на эту тему. Но она сказала, что пока экспериментально мои идеи не подтверждены, они даже не гипотеза, а чистый вымысел, из области фантастики. Хотя, конечно, попытаться обосновать их математически можно. Можно построить модель информационного пространства с помощью теории поля – но для этого мне нужно переходить в университет на мехмат. Может, там удастся вывести соответствующие уравнения, а на них потом обратят внимание и физики. Например, так было с формулами Лоренца: сначала на них смотрели как на какие-то абстрактные уравнения, не имеющие физического смысла. А когда Эйнштейн создал свою теорию относительности, оказалось, что в этих формулах заложен великий смысл. Но в нашем Политехе методы математической физики не преподают, у нас ведь готовят инженеров, а не ученых.
– А ты переходи в университет.
– Я уже там был. Надо много досдавать. Но все равно, буду летом думать, может, решусь.

+1
19
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1