Ученик Дьявола (главы)

Автор:
Евгений
Ученик Дьявола (главы)
Аннотация:
Алексей Григорьев узнаёт, что он является учеником Дьявола. И не он один. События развиваются вокруг того, что один из подручных Сатаны решил сместить хозяина и занять его место. А затем объявить войну Богу и стать властелином мира. Приходит день решающей битвы.
Текст:

Глава 32

Проснулся он от пронзительного звука. Выскочил из палатка, огляделся. Лагерь ожил, готовился к бою.

К Лёшкиной палатке спешил Георгий.

-Готов?

-Готов. Только не завтракал.

-Там у костра, я видел, шашлыки остались. В процессе позавтракаешь.

-Тогда проблем нет.

-Ну и славно. Через пять минут жду вон там, возле камня.

Георгий заспешил дальше, а Лёшка пошёл за шашлыком. Он не стал снимать мясо с шампуров, а просто положил их в пакет, который засунул в рюкзак. Впрочем, один оставил на сейчас, и впился в холодное мясо крепкими зубами.

Он шёл к указанному камню. Лагерь двигался совершенно хаотично, но в этом движении была железная логика. План сражения был сверстан, каждый чётко знал своё место и спешил его занять. Формировались группы, которые отправлялись по своим маршрутам. Лёшка успел заметить, как двинулась в путь группа, в состав которой попала Саманта. Он помахал ей рукой, но она не заметила.

Возле камня стоял Шота, подходили Карл, Олег, Рита и ещё несколько бойцов. Судя по их шрамам и суровым лицам, это были старые солдаты, прошедшие множество боёв и сумевших победить. Потерпевших поражение в живых не оставляли. Естественный отбор.

Молча обменялись рукопожатиями. Рита грустно улыбнулась Лёшке, потрепала по волосам Шоту.

-Где Саманта?

-Её к Бенедикту отправили. На северный склон.

-Переживаешь?

-Ещё бы. Там почти одни новички. Пушечное мясо.

Лёшка не понял.

-Что значит, «пушечное мясо»?

-Ты что, никогда не слышал такого выражения? Им поставлена задача - максимально продержаться. И всё. От них больше ничего не требуется.

-То есть, их фактически отправили на убой?

-Фактически да. А теоретически они могут вообще не вступить в сражение. Качинский хитёр, и о тактике знает всё. Северный склон наиболее удобен для атаки. Он понимает, что его заманивают в болото. Завязнет — будет лишён возможности маневрировать.

-А если он просто обрушит всю мощь и просто уничтожит, как ты говоришь, болото? Осушит его?

-Тогда мы никого из отряда Бенедикта больше не увидим. А Качинский будет контролировать ситуацию. Но я уверен, Мессир всё предусмотрел.

-И ты так спокойно об этом говоришь?

-А ты уверен, что я должен биться в истерике? Кто знает, что будет через час? Сегодня не до сантиментов. Основной удар Качинского может быть направлен куда угодно. И кто кого будет оплакивать вечером — неизвестно.

-Только это и успокаивает.

К камню приблизился Георгий.

-Все получили указания?

Лёшка поднял руку.

-Я не получил.

-Ты пойдёшь со мной. В состав главного резерва.

-А можно мне на северный склон?

-Будет нужда — пойдёшь на север. Будет плохо на юге — пойдёшь на юг.

-Ясно.

-Тогда пошли на позиции.

Лёшка шёл вслед за Георгием, ступал по каменистой тропе и думал, что как всё это странно. Ещё пару недель назад жизнь была совсем иной. Московский парень, баламут и балабол, душа компании и любимец девушек, жил, как хотел, занимался, чем хотел. Короче, получал от жизни удовольствие.

И вот он здесь, в Тихом океане, решает судьбу мира. А мир решает его судьбу.

Лёшка вспомнил про родителей, и пожалел, что не позвонил им. Хорошо, что они пока в отпуске. Приедут — дома никого. Волноваться будут.

За мыслями не заметил, как пришли на место. Место оказалось самой высокой точкой острова. На гребне плоская площадка. На ней — высеченный из цельного куска скалы трон.

Лёшка подошёл к краю площадки. Вся долина, все склоны — как на ладони. Лёшка увидел внизу бойцов, которые занимали позиции, ставили магические щиты, превращая свои участки в непреодолимые бастионы. Впрочем, непреодолимые ли? Ведь их будут штурмовать не менее, а может, и более искусные бойцы.

Лёшка подумал, как всё-таки все его прежние заботы, стремления, огорчения и радости мелки по сравнению с тем, что происходило сейчас. Он вспомнил про Фильку. Где она? Хорошо бы рядом с Мессиром. Будет возможность ещё раз увидеть её.

Подошёл Георгий, положил руку на плечо.

-Основной удар последует сюда. Качинский сделает вид, что атакует северный склон. Но он просто небольшим отрядом блокирует его, что бы удерживать на месте. Они ему не нужны, просто повяжет их, что бы не мешали. Южный склон для него более опасен. Но тоже не фатален. Но там другая ситуация. Южный склон более высок, с него можно здорово потрепать наступающих по центру. Туда он отрядит большой отряд. А основные силы бросит на нас. Его цель — Мессир.

-А он не может бросить большие отряды не север и юг? А потом на нас?

-Нет. Если он так сделает, мы ударим из центра в тыл его отрядам. А оставить ещё один отряд сдерживать нас, у него не хватит сил.

-А если хватит?

-Тогда у нас останется только одно — подороже продать свою жизнь.

-А если нам не ждать его тут, наверху, а спуститься к подножью, что бы подвижной, так сказать, группой помочь северному и южному отрядам?

-Вариант маловероятен. Как только мы спустимся, он тут же бросится на нас, а у нас не будет позиционного преимущества.

-Так что же, стоять здесь, смотреть, как гибнут наши, и ждать, когда он уничтожит на закуску и нас? Зачем нам занимать склоны и дробить свои силы, если основной удар придётся сюда?

Геогрий улыбнулся.

-Всё-таки, ты ничего не смыслишь ни в тактике, ни в стратегии. Во-первых, наши отряды на склонах не дадут возможности Качинскому обойти нас с флангов. Это элементарно. Во-вторых, он тоже будет дробить силы. В-третьих.... Ты слышал, что в рыцарских замках были узкие ходы и лестницы?

-Слышал, конечно. Это для того, что бы враг не смог воспользоваться численным преимуществом.

-Правильно. Вот тебе и в-третьих. Мы способны тут отразить удар более многочисленного врага.

Лёшка почесал затылок. И чего он взялся учить старого воина? Георгий снова улыбнулся.

-Понял, стратег? И ещё. Отсюда при необходимости можно поддержать огнём и северных, и южных.

-Скажите, Георгий. А что удерживает нас от того, что бы нанести упреждающий удар?

-Двусторонняя магия. Она разделяет нас от противника непрозрачной стеной, которая исчезнет примерно через час.

На площадке появилась Филька.

-Георгий, Мессир хочет видеть вас.

-Иду.

Георгий отправился к Сатане, а Филька подошла к Лёшке и обняла его руку.

-Тебе страшно?

-Не назвал бы это страхом. Но какое-то неприятное чувство есть.

-А я боюсь. Тут через час такое начнётся!

Они стояли и молча смотрели, как на склонах их товарищи готовились к бою, для многих — последнему.

Неожиданно они услышали какой-то звук. Резко оглянувшись, увидели, как по поляне тяжело ступает Сатана. Чуть поодаль шла свита. Лёшка увидел Георгия, директора школы, некоторых преподавателей. Сатана подошёл к трону и сел на него. Почти не раскрывая губ, произнёс:

-Пора.

Глава 33

Качинский проснулся оттого, что ему стало холодно. Он сел на постели и осмотрелся. Через ткань шатра пробивались первые лучи солнца, которые были ещё не в состоянии прогреть горную ночную прохладу.

Качинский отбросил одеяло и встал. На столике в центре шатра он увидел остатки вчерашнего ужина. Качинский набросил халат и подошёл к столику. Вначале хотел налить себе вина, но передумал. Налил водки, выпил залпом, закусил виноградиной.

Услышал какой-то звук, резко повернулся. На постели безмятежно спали две девушки, индианки, едва достигшие шестнадцати лет, но всё познавшие в искусстве любви.

Качинский вспомнил, что вчера их было трое, и огляделся. Третью девушку он нашёл чуть поодаль. Она спала на ворохе одежды, и ей было холодно. Девушка свернулась калачиком, пытаясь хоть как-то согреться.

Качинский набросил на обнажённое тело одеяло и вышел. Возле шатра его ждал Людвиг Блум, самый преданный соратник.

-Что нового?

-Все готовы.

-Ты сам их инструктировал?

-Не всех. Не было необходимости. Только тех, кого ты выбрал.

-Что у Сатаны?

-Получили последние данные. Всё по науке. Ничего нового.

Качинский потёр ладонью лицо. Ему снова стало скучно. Как же всё предсказуемо на этом свете!

Он скучал уже много лет. Отдельные развлечения, интересные, в основном, своей внезапностью, быстро надоедали. Он устал от того, что не было новых впечатлений. И с Сатаной затеял войну в надежде на эти самые новые впечатления.

-Передайте нашему агенту. Все инструкции в силе. Никакой отсебятины.

-Хорошо.

-А по тактике боя сделаем так, как договорились. Северный склон у них из новичков? Отправь туда сдерживающий отряд, что б просто не давали им высунуться. А все силы на южный склон. Уничтожим — и ударим с двух сторон в центр.

-А если ударить на север? Они там долго не продержаться.

-А им долго и не надо. Стоит нам завязнуть там хотя бы на час — Сатана переформирует силы и нанесёт удар с двух сторон. У них позиционное преимущество.

-А что делать группе Бенито? Ты вчера ничего не сказал.

-С Бенито отправишься сам. Пройдёте, просочитесь по северному гребню и выйдете в тыл. В бой не ввязываться, себя не обнаруживать. Жди сигнала. Ударишь, когда скажу.

-Думаешь, сработает?

-Сработает другое. Чем бы ни кончился сегодняшний день, Сатана уже проиграл. Правда, об этом знаю я один.

-Поясни.

-Нет. Не потому, что не доверяю. Просто я никому и никогда не рассказываю о своих замыслах. На том и держусь.

-Ладно. Я не в обиде.

-Вот и славно. Кстати, у нас ещё больше часа. Там в шатре три девчонки. Довольно забавные. Если хочешь, можешь пойти размяться, хватит им дрыхнуть.

-Перед боем? Нет, не стоит. Лучше потом.

-Ну, как знаешь. А я поднимусь вон туда. К жерлу. Оттуда всё должно быть видно. Да, не особо спешите. Сатана со своим войском ждёт атаки? Пусть подождут, понервничают. Глядишь, пыл поутихнет. Страх, он ведь такой. Это отвага безрассудна. А страх приходит вместе с мыслями. А напугать врага — почти победить его.

-А если Сатана сам решит атаковать? Подумает, что мы его боимся?

-Никогда! Он же не дурак, терять такую позицию! Иди, и делай, как я сказал.

Качинский неспеша отправился вверх по склону вулкана, а Блюм поспешил к отрядам.

Глава 34

Лёшка услышал это «пора» и обернулся в долину. Его взгляду открылась противоположная сторона долины. Там происходило какое-то движение, но никакой атаки не наблюдалось.

-Чего он ждёт?

-А ты не понял?

Лёшка, вообще-то, спрашивал сам у себя. Но ответил ему Георгий.

-У нас много новичков. Они нервничают. Со временем пыл проходит, и приходят сомнения. Качинский всё знает про эти паузы. Когда противник начинает понимать, что происходит что-то не то, почему вдруг враг не атакует, почему он отступает, почему идёт не туда, куда должен был — боевой дух падает, наступает растерянность.

-Ясно. Лично для меня это полная неожиданность.

-Не только для тебя. Но не волнуйся, долго они ждать не станут. Во, гляди, пошли!

Лёшка присмотрелся внимательно. Небольшая часть войска Качинского двигалась, захватывая краем северный склон. Началось!

-Мне кажется, я смогу достать их отсюда. Всё помощь нашим!

-Не суетись. Смотри, что будет.

В ту же секунду Сатана сделал движение рукой. С гребня северного склона поднялась часть скалы и обрушилась на наступающих. Но одновременно с неведомо откуда прозвучавшим противным смехом, такая же скала взметнулась с южного склона и с ужасной силой врезалась в первую. Раздался грохот, скалы разлетелись не то, что бы на камни, они просто превратились в песок, который и обрушился вниз, не доставив нападавшим никаких неприятностей. Более того, среди некоторых новичков из числа обороняющихся, эта демонстрация неведомой доселе магии вызвала смятение.

Смех стих, и прозвучал голос Качинского.

-Да когда ты поймёшь, старик, что я знаю про тебя всё! Ты предсказуем для меня и совершенно неопасен. Не губи невинных, просто признай меня, как хозяина, и я оставлю тебе жизнь и назначу пенсию. Смирись!

Последнее слово было произнесено так, что со склонов покатились камни.

-Позёр! Всю жизнь был позёром!

-Скажите, Георгий, а Сатана действительно смертен?

Георгий с удивлением посмотрел на Лёшку.

-Никогда об этом не думал. А Сатана сам никогда не говорил. А что?

-Да так, просто интересно.

-Честно скажу, не знаю. Но думаю, что как с Кощеем — убить нельзя, но заточить можно.

-А Качинский?

-Сейчас знаю только одно — смерть от старости ему не грозит.

-А не от старости?

-Не поручусь. Раньше был смертен. А теперь — кто ж его знает.

-Но если они оба бессмертны — как один сможет победить другого?

-Наверно, сможет. Тут, брат, такое, что нам и в кошмарных снах никогда не приснится. Смотри, смотри...

Георгий указал пальцем на то, как развиваются события на северном склоне. Отряд Качинского подошёл на расстояние выстрела, и началась перестрелка. Впрочем, без особого ущерба как для одних, так и для других.

У Лёшки чесались руки встрять в перестрелку, но Георгий, поняв всё по его лицу, тронул за плечо.

-Береги силы, пригодятся. А с такого расстояния ты для них практически безопасен.

-А почему они остановились?

-По-моему, они просто блокируют наших.

-Всего лишь?

-Качинский осторожен, боится попасть в ловушку. Ты посмотри на юг. Похоже, он собирается обрушиться на него всеми силами!

-Это плохо?

-Плохо. Значит, он решил уничтожить южных и ударить по центру с двух сторон. И он не боится, что мы его контратакуем. Значит, у него хватит сил, что бы отразить наш удар.

-Они погибнут?

-Наши? Там много опытных и умелых бойцов, с ними лучшие маги, у них прекрасно подготовленные позиции. Уничтожить их весьма проблематично даже для такой многочисленной армии, как у Качинского.

-Как же это трудно — стоять и смотреть, как гибнут другие.

-Им повезло. Они не будут видеть, как гибнем мы.

На южном склоне события развивались намного стремительнее, чем на северном. Нападающие, закрываясь силовыми и магическими щитами, рвались наверх, осыпая обороняющихся энергозарядами и получая такой же шквал в ответ.

Первый натиск был отбит. Бросая раненых и убитых, нападавшие откатились вниз, на свои позиции. Там они переформировались и нанесли новый удар, не по всему склону, а ударив кулаком в левый фланг обороняющихся.

Им удалось дойти почти до первой линии обороны. Но неожиданно, как из-под земли, перед ними вырос огромный негр, в котором Лёшка без труда узнал Карла, и выпустил в них целую россыпь мелких зарядов, которые на близком расстоянии сыграли роль шрапнели, буквально выкосив целый отряд нападающих.

-Браво! - Воскликнул Георгий, и тут же замолчал, потому что возле ног Карла ударили сразу несколько зарядов, подняв целую тучу из обломков камней, скрыв его из вида. Когда туча развеялась, Карла уже не было видно.

-Он жив? - Спросила Филька дрожащим голосом.

-Кто ж знает. Карла не так просто убить. Хотя после такого трудно остаться в живых. - Голос Георгия был глух и безнадёжен.

Филька заплакала и уткнулась в грудь Лёшке. Он гладил её по голове и старался проглотить комок, застрявший у него в горле. Глаза заволокла пелена.

-Ну, сволочи! - Лёшка сделал шаг вперёд, но его остановил гортанный окрик Георгия.

-Стоять! Куда? Мальчишка! Отключи эмоции, иначе через пять минут станешь трупом.

Лёшка остановился. Стоял, не оборачиваясь, смотрел, как бойцы Качинского, уворачиваясь от энергозарядов, неся большие потери, упрямо лезут вверх по склону, выдавливая защитников на гребень.

-Как им помочь? - Лёшка стоял, сжав кулаки и не смахивая слёз, текущим по небритым щекам.

-Никак. Любое действие с нашей стороны будет блокировано Качинским.

-А если вылазку? Нанести удар с тыла?

-Он на это и рассчитывает. Их оказалось значительно больше, чем мы предполагали. Значительно. И он это прекрасно знает. И я совсем не уверен, что он ввёл все силы. По крайней мере, я не вижу многих знакомых лиц. Значит, нас ждёт ловушка.

-И что делать?

-Готовиться к тому, что скоро на нас обрушатся все силы Качинского.

-Какой смысл был делить наши силы?

-Они измотают бойцов Качинского, силы у них будут уже не те. Им нужно будет время на восстановление своих сил, а его у них не будет. Не дадим. Мой совет, не смотри туда, отойди. Пообщайся с девушкой. Помни — в бою эмоции только во вред, нужна холодная голова.

Лёшка отошёл от края площадки и сел на камень. Было так тошно, как не было никогда. Филька села рядом и уткнулась ему в плечо. Оставалось только одно — ждать.

Тем временем южный склон медленно, но верно отходил Качинскому. Всё меньше и меньше летело зарядов в сторону нападающих, Правда, какая-то часть отходила по гребню в сторону площадки, но их стремительно начали обходить снизу, вынуждая увеличивать скорость отступления.

На северном склоне больших изменений не было. Перестрелка, попытки атаковать, которые были именно попытками. Вероятно, нападающие предполагали просто психологически сломить сопротивление новичков, играя с ними, как кошка с мышкой.

Неожиданно, раздался грохот. Лёшка кинулся к краю площадки. Перед его глазами открылось огромная туча из обломков скал, которая накрыла бойцов Качинского, пытающихся достать отступающих снизу.

-Что это было?

-Ловушка. Мессир многое предусмотрел. По счастью, не обо всём он нам рассказал.

-Что вы имеете в виду, Георгий?

-Среди нас агент Качинского. А может, и не один. Слишком много он знает.

-Но как же так? Ведь все здесь, в бою. Никто же не станет разбирать, где агент, а где нет?

-А ты видишь, как вяло они атакуют северный склон?

-Но там же новички, откуда взяться шпиону?

-Отнюдь. Там несколько опытных бойцов, некоторые даже пользовались определённым доверием Мессира.

Лёшка ошалело смотрел на северный склон. Там Саманта, там ещё несколько одноклассников.

-Как же Мессир не определил шпиона?

-Качинский неимоверно силён. Он может поставить такую защиту, что даже Мессиру трудно будет её взломать. По крайней мере, нужно точно знать, у кого ломать.

Тем временем, остатки южной группы свалились на площадку. Лёшка с облегчением увидел, как Рита тащит на себе Олега. Тот был жив, но ноги не работали.

-Что с ним? - Лёшка кинулся к Олегу. Но его опередила Филька. Она выхватила флакон с Олеговой мазью, и принялась натирать Олегу ноги. Рита начала ей помогать.

-Перелом? - Спросил Георгий, кинув профессиональный взгляд на корчащегося от боли Олега.

-Обломком скалы придавило. Хорошо, что они не успели его добить.

Олег перестал корчиться и знаком отогнал девушек.

-Всё, уже действует. Сколько у меня времени?

-Через полчаса они будут здесь всеми силами.

-Оттащите меня вон туда, на край.

-Зачем?

-Что значит, «зачем»? Руки у меня есть, подстрелю нескольких, вам полегче будет. А там и ноги заживут.

Лёшка, вместе с подошедшим ангелом Толиком, осторожно отнесли Олега и пристроили за скальным выступом.

-Позиция неплохая. Можно лупить по диагонали, в кого-нибудь, да попаду.

Толик, в котором из-за грязи было очень трудно признать ангела, одёрнул рваную рубашку, прожженную в нескольких местах, спросил:

-Тут у вас воды нет?

Филька, которая успела куда-то сбегать, подала бутылку минеральной воды.

-Только без газа.

-А мне не пить, мне умыться. И рубашку бы новую, нету?

-Зачем?

-Ну, у нас на Руси обычай такой, на смерть идёшь, одевай новую чистую рубаху.

Филька поморщилась.

-Да знаю я про обычай, не из Африки, чай. Я спрашиваю, зачем новую? Заклинание забыл?

Толик почесал голову.

-Забыл. Молодец, девочка. Голова холодная. Паники нет.

Пока он умывался, Лёшка тихо спросил:

-Карла не нашли?

Толик покачал головой.

-Нет. Как сквозь землю провалился.

-А если и правда?

-Хорошо бы. Только он бы давно вылез обратно. Он бы нас не бросил.

Послышался голос Георгия.

-Всем на позиции. Идут.

Глава 35

Лёшка выглянул за край площадки. Бойцы Качинского бегом бежали по склону, не считаясь с мощной бомбардировкой, которой сторонники Сатаны встретили эту атаку. Под защитой силовых и магических щитов они практически избегали прямых попаданий, и обстрел почти не принёс им вреда.

Лёшка поднял руку и резанул своим лучом по осыпи за пару шагов до нападающих. Осыпь отреагировала весьма предсказуемо — она под такой нагрузкой двинулась вниз, образовав своеобразную лавину.

Бойцы начали терять равновесие, стройность щитовой защиты нарушилась, и в толпу влетели первые энергетические заряды. Там, внутри, они начали рваться и наносить большой урон бойцам.

Но они достаточно быстро пришли в себя, снова укрывшись щитами. Был в этом небольшой плюс — из-за щитов бойцы Качинского сами были лишены возможности наносить прицельные удары. Они пытались забросать обороняющихся навесными ударами, которые не имели никакого смысла. От такого удара не увернётся только полностью неподвижный.

Наконец, расстояние сократилось, щиты были отброшены, и атака перешла в яростный натиск. Прямо на Лёшку мчался огромный негр, чей излишний вес, отложившийся на талии, животе и груди, колыхался с такой силой, что, казалось, вот-вот прорвёт кожу и выльется под ноги своего хозяина.

Лёшка немного замедлил время и попытался срезать толстяка лучом, но тот неимоверным образом уворачивался от него.

Толстый почти вырвался на площадку, когда Лёшка, забыв на секунду о своих магических способностях, встретил этого борца сумо простым ударом ноги по чёрной, лоснящейся от пота, физиономии.

Сумоист, или, как называл их Лёшка, сумец, от удара опрокинулся на спину, и покатился вниз, по дороге сбивая с ног своих товарищёй. Тут то его и настиг чей-то энергозаряд.

Яростная схватка продолжалась долго. Но, постепенно, начало сказываться численное превосходство бойцов Качинского. Силы приверженцев Сатаны таяли, энергии уже не хватало на полноценные удары, да и бойцов становилось всё меньше и меньше, а Качинский продолжал бросать в бой всё новые силы.

Защитники северного склона прекрасно понимали, что их оставили на закуску. И решили кое-кому набить морду. Они внезапно бросились вниз по склону с такой яростью, что смели противника, так и не успевшего сообразить, что же произошло, в один момент.

Начало формы

После чего развернулись в боевой порядок и нанесли удар по врагу с тыла. Этот удар заставил Качинского ослабить удар по центру и приступить к обороне.

Казалось, для остатков армии Сатаны наступила необходимая пауза. Но это было не так. Раздался странный звук, похожий на рёв тигра, и со стороны северного склона на площадку ворвалась группа бойцов во главе с Людвигом Блумом. Они осыпали противника целой россыпью энергозарядов, выбив сразу половину обороняющихся.

Лёшка увидел, как в ангела Толика ударил заряд, ломая кости и выжигая внутренности. Толик устоял на ногах и, прежде чем умереть, успел влепить заряд точно в лоб своему убийце.

Рядом упал Георгий, которого поразили сразу несколько зарядов. Лёшка увидел, как Рита отбивается от четверых нападающих, прикрывая Олега, который помогал ей из последних сил.

Филька, отчаянно визжа, засыпала зарядами самого Блума, который даже не успевал нанести ответный удар.

Лёшка чувствовал, что его собственный луч слабеет прямо на глазах, и будто вязнет в теле очередного противника.

Он понял, что это конец. Сейчас их убьют.

Но неожиданно торжествующий смех Качинского был прерван Трубным Гласом. Долину залил ослепительно белый свет. И по лучам, падающим с неба, спускались отряды ангелов. Все в одинаковых белых одеждах, стройными рядами они спускались на землю и с хода вступали в бой. За их спинами Лёшка увидел величественную белую фигуру, которая, собственно, и излучала этот свет.

Удар был настолько силён и неожиданен, что воины Качинского были просто деморализованы. Бой на площадке затих сам собой. Все стояли и смотрели, как белое воинство поглощает чёрное. Несколько минут, и у Качинского не осталось ни одного бойца. Оставшиеся в живых бежали, впрочем, их никто не преследовал. Лёшка устало опустился на камни. Рядом плюхнулась Филька. Сатана посмотрел на Бога и показал ему большой палец.

-Спасибо! Я знал, ты всегда делаешь правильный выбор.

Бог пожал плечами, словно хотел сказать — да всегда пожалуйста.

Послышалось чьё-то покашливание. Все посмотрели в сторону вулкана. На краю кратера стоял Качинский. Сложив руки на груди, он мрачно смотрел на своё поражение. Заметив, что всё внимание обращено на него, он взмахнул руками и отвесил поклон. Потом произнёс:

-Мои поздравления с победой. Только это ещё не всё!

С этими словами он сделал шаг назад и исчез в кратере.

Тут же, в то самое место, где он стоял, ударил мощный энергозаряд.

-Что это было?

-Это... это... смотрите, это же Карл!

Рита, сама не веря своим глазам, указывала пальцем на большую чёрную фигуру, которая медленно, придерживаясь руками за камни, поднималась вверх по склону вулкана.

Бог внимательно посмотрел на Карла и одобрительно хмыкнул. Потом жестом дал команду ангелам подниматься назад. Те мгновенно исполнили приказ. Слепящий свет пропал, и по синему небу снова заскользили обычные облака.

Другие работы автора:
+1
14
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Виктория Миш №1