Лирическое море

Автор:
LionSh
Лирическое море
Аннотация:
На что способно море, если забрать его частичку себе? Друзьям детства - Брэндону и Мортимеру предстоит почувствовать всю ярость моря на себе. Причинившие боль не останутся безнаказанными. Каждого постигнет морской гнев, а чего ещё ожидать, когда вторгаешься туда, куда лезть не стоит. Море чувствует всё... море живое…

Хронометраж текста, в среднем, составляет 22 минуты
Текст:

Наша история началась, когда мы были ещё детьми. Я и Мортимер - с виду двое обычных мальчишек, которых по необычному нездорово влекло море. Мы не могли сопротивляться и постоянно сбегали из дому, оставляя своих родителей в полной растерянности, в страхе и беспокойстве за нас. Помню, как не раз, возвращаясь после очередного дня, проведённого с Мортимером на море, я встречал папу, что стоял в полном вооружении, ожидая того, как я взойду по ступенькам к двери, распахну её и пройду домой. Сам же он частенько стоял у порога с ремнём в руках, зазывая меня к себе и всё бурча под нос, что если я не подойду, то он поймает меня и со мной станется намного хуже, чем планировалось ранее.

 

- Из-за тебя мама снова плакала... маленький ты сопляк. - каждый раз произносил отец, когда я приходил домой. - Сколько уже вам было сказано, но ты всё не понимаешь, как мы волнуемся... А тебе с твоим другом всё без толку, будто наши слова насквозь проходят, так значит?! Как горох об стену, да?! Ты расстраиваешь меня и маму так же, как и Мортимер расстраивает своего отца. Мы тебя обыскались, Брэндон, боялись, что ты утонул. Каждый раз, как вы сбегаете, мы себе здесь места найти не можем.

 

Каждый раз после произнесённых им причитаний, папа начинал меня пороть, да так сильно, что покраснения после ударов не успевали проходить, как их на следующий день покрывали новые шрамы. Поначалу было больно, так больно, что я просто не мог терпеть её и остановить слёзы, что наворачивались у меня на глазах. Казалось, что после такого мы наконец станем слушаться своих родителей и перестанем постоянно сбегать в сторону моря.

 

Но нет, из-за этих побоев в нас наоборот рождалась страсть снова и снова посещать это таинственное место, не имеющее границ, как мы раньше думали. С Мортимером происходило всё то же самое. Он являлся с очередного похода домой и получал за это. Такие побои были частым явлением в наших домах и, чёрт возьми, лучше бы мы с ним остались детьми, лучше бы нас и дальше пороли, но уже слишком поздно. Моего приятеля больше нет...

 

Родители нас любили, потому и наказывали. Я помню постоянные мамины слёзы, помню, как возвращался домой, а она, сидя рядом с отцом, громко рыдала, волнуясь за нас, а он всё не мог её успокоить, говоря, что я обязательно вернусь домой.

 

Мы и сами не понимали такого страстного влечения к морю. В наших семьях и среди наших родственников не было моряков, ни единого поколения. Все говорили нам не подходить к морю, остерегаться его, так как мы были всего лишь детьми, но мы с Мортимером не могли этого сделать. Мы с ним жили мечтой, что когда-нибудь станем моряками и будем работать на большом судне, в одной из крупных торговых компаний. Но близким наши мечты не нравились, и пока мой отец работал дровосеком, поставляя древесину на заводы, для постройки кораблей, а моя мать была обычной домохозяйкой, что следила за делами дома, мы с Мортимером целыми днями бездельничали, сбегая вновь и вновь к той завораживающей красоте моря, что мы полюбили.

 

Отец Морти был плотником, а его мамы, к большому сожалению, не стало ещё во время родов. Его мама хотела, чтобы её похоронили там же, где были похоронены её родители, поэтому гроб с её телом пришлось переправить в другой город с помощью судна. Отец Морти часто рассказывал ему, какой красивой была его мать и как жалко, что она ушла в иной мир так рано. После всех этих рассказов мой друг загорелся желанием посетить маму, когда вырастет, и не раз говорил мне, что у него появится для этого собственный корабль, который уже сейчас строит ему отец.

 

И вот этот день настал - мы повзрослели и наши мечты стали явью, как бы все не боялись и не верили в то, что у нас это получится. Двое мальчишек, мечтавших о море - у Мортимера действительно появился свой собственный корабль, а что касается меня - я, по неизвестным мне самому причинам, так и не вступил на борт корабля. Я остался на суше и стал служителем маяка, что может наблюдать свысока за необъятными морскими просторами, следить за целым миром, пока неизведанным и непокорённым человеком. Мой приятель бороздил море, пытаясь обуздать его силу, я же указывал ему путь домой и наблюдал за красотой вздымающихся к самому небу волн.

 

Но разве мы хотели того, что случилось после?..

 

***

 

Здравствуй, дорогой дневник. Сегодня мой друг собирается в дальнее плавание. Он хочет поохотиться на самое большое и величественное дитя моря - кита...

Ветра нет. Штиль. Море зеркально гладкое, практически неподвижное, отчего волны почти не набегают на берег. Как же это всё-таки странно. Перед морем ли я стою? Больше похоже на тихую заводь озера, чем на морское побережье. Сплошная тишина, над поверхностью воды проходит дымка. Край моря сливается с голубым небом и их границы полностью исчезают. Вот так иллюзия природы...

 

***

 

Раннее утро. Солнце только-только выглянуло из-за горизонта, начиная освещать берег и пробуждать умиротворённое море. Я стоял на берегу, ожидая прихода своего друга, вместе с его верной командой, с такими же простыми людьми, как и я с Морти, что решили попытать своё счастье и отправиться с ним в дальнее плавание, дабы поохотиться на чудо морской природы.

 

И наконец он появился, вместе с целой сворой моряков. Пройдя мимо громадного маяка, который закрывал своей тенью пол берега, их тёмные силуэты подходили всё ближе и ближе ко мне.

 

Рыжебородый, с голубыми глазами и носом, что казался чуть меньше средней картошки, но по форме всё равно напоминавшей её, мужчина в синем плаще и белой фуражке, а именно - мой друг детства Мортимер подошёл ко мне. Его команда, поприветствовав меня, направилась к пристани, чтобы взойти на корабль и подготовить его к отчаливанию. Мы пожали друг другу руки, затем посмотрели в море. Наконец Мортимер сказал:

 

- Брэндон, приятель, не хочешь отправиться на охоту с нами?

 

Я тут же загорелся желанием отправиться вместе. Да что там, я уже давно желаю этого, сколько себя помню, но взглянув на маяк, вспомнил, что моё место возле него.

 

- Если я пойду с тобой, то кто же укажет тебе путь домой, друг?

 

- Да-а, вот здесь я не подумал. Ты прав, приятель, мне не справиться без тебя на суше. - Мортимер опустил глаза и похлопал меня по плечу.

 

- А мне не увидеть тебя свысока, если я взойду на корабль. - я улыбнулся.

 

- Ребят! Посмотрите на него, возомнил себя птицей. Никак на время перенесёшь свою душу в чайку, чтобы наблюдать за мной?

 

Мы рассмеялись и обняли друг друга. Я похлопал его по плечу, тот по спине. Наши руки слились в крепком дружеском рукопожатии и Мортимер продолжил:

 

- Ладно, приятель, мне пора в путь, не расстраивайся. Когда-нибудь мы отправимся в плавание вместе, обязательно.

 

- А может быть ты останешься здесь? Я покажу тебе море с высоты птичьего полёта. Ты же никогда ещё не поднимался на маяк. - мой голос почему-то дрогнул, и Мортимер сразу заметил это.

 

Он дал знак оставшимся на причале матросам, немедленно взойти на корабль, дабы вдруг чего не услышать и спросил:

 

- Что-то случилось, Брэндон?

 

Мои глаза выдали волнение, зрачки забегали из стороны в сторону. Я не понимал, что со мной происходит. Сколько раз я прощался с моим верным другом, и сколько раз он возвращался обратно. Всё было отлично, но сейчас во мне появился неведомый страх. Неужели это предчувствие чего-то плохого?

 

- Брэндон, чего ты боишься? Рассказывай. - сбив меня с мыслей произнёс Мортимер.

 

Не с чего взялось такое волнение, я честно говоря не понимал, как и то, что мне следует рассказать, ведь рассказывать было нечего. Страх пришёл внезапно, по неизвестным даже ему причинам и не зная что говорить, я ответил:

 

- Море слишком спокойное для охоты, плыть будете долго. Уж больно оно тихое.

 

После сказанного, я сам понял, что ляпнул то, что даже не походило на отговорку, даже самую корявую.

 

- Брось, друг, всё будет отлично. Поскребём ржавым ножичком вместе с командой мачту, поднимется ветер, да штиль переменится на волны и мы поплывём так быстро к нашей цели, как я ещё никогда раньше не плыл.

 

- Впрочем, как обычно. - с некой грустью в голосе усмехнулся я.

 

- Вот и правильно, отбрось свои сомнения!..

 

- Отбрось свои печали. - тихо произнёс я.

 

- Соберись, друг, даже не понимаю, что на тебя нашло.

 

- Да я и сам не понимаю, Морти.

 

Мортимер ещё раз похлопал меня по плечу и направился к кораблю, сказав:

 

- Привезу тебе вот такой большой улов, приятель. - он раскинул руки в стороны и усмехнулся. - А ещё, добуду тебе пару литров китого жира и привезу его в одной из наикрепчайших, проверенных временем и морскими плаваниями, деревянных бочек. Отдам тебе в руки лично. Нет, ещё лучше, поднимусь с тобой на маяк и мы вместе зажжём огонь, что будет гореть от китого жира. Говорят, что топливо это расходуется очень медленно, а какой от него яркий свет получается. Увидишь весь ночной мир, ту сторону моря. Если мне не соврали, в недалёком будущем, когда я вернусь, ты сможешь хоть ночевать в своём маяке сутки напролёт. Ну а теперь всё, пора отчаливать Брэндон. На этом я решусь свистать всех наверх. Живо морские псы, поднять якорь, мы отправляемся в далёкое путешествие! Охота на кита начинается!

 

Корабль отчалил от пристани и ушёл на довольно большое расстояние от берега, а затем и вовсе скрылся из виду. Никак поверие Морти работает...

 

***

 

Днём того же дня настроение моря, видимо переменилось с совершенно спокойного на тихое, а уже ближе к вечеру умеренный штиль и вовсе сменился на лёгкий, или, как мы иначе говорим - на море появилось слабое волнение. Из-за ветра на поверхности образовалась мелкая, слегка видимая глазу, но вполне заметная при разглядывании своего отражения, рябь на воде. К слову, ветер можно почувствовать лицом. Пены на гребнях волн нет. Высота небольших волн в среднем достигает от 0,1 до 0,3 метра.

 

Пожалуй, Мортимер уже причалил к одному из портов, что мог попасться на его пути. Я уверен, что с ним всё в порядке, но что тогда во мне такая тревога?..

 

Завтра он отправится дальше и вскоре, совсем без каких-либо остановок, доберётся до своей добычи, а уж что будет там, мне неизвестно. Надеюсь, охота пройдёт отлично, и, как бы я не хотел того, чтобы они убивали такое прелестное и большое создание, порождённое морем, в данном случае выбор всё-таки остаётся за Мортимером. Я лишь могу пожелать им удачи и скрестить руки, надеясь на то, что всё пройдёт прекрасно и они в скором времени прибудут обратно.

 

***

 

На следующее утро погода была не очень. У моря явно нет настроения. Я находился на маяке в тот момент, когда разглядел голубя, летящего вдалеке. То был голубь Мортимера, в клюве которого находилось письмо. Достав баночку с зерном и воду, я начал читать письмо, пока голубь придавался трапезе после столь долгого и тяжёлого перелёта.

 

"Здравствуй, Брэндон, как ты поживаешь? Как море на той стороне? Как маяк? Погода для плавания сегодня не очень, море бушует, как никогда прежде. Не помню, чтобы раньше я видел до такой степени большие волны. Пришлось опустить два якоря, а то у меня появился некий страх за корабль, который я пока преодолеть не в силах. Уж больно он мне дорог, до такой степени, что у меня порой начинается паранойя: а вдруг что... Хотя оно и понятно, ведь свой старый я продал, и вложил уйму денег на покупку нового корабля - китобойного. Волны вздымаются наверх очень высоко, а ветер на причале такой сильный, что команду сразу же сносит с ног. Я и сам кубарем чуть не вылетел в море однажды. Кто бы мог подумать, что такого как я, может снести стихия. Даже представить себе не могу, каким ветер может быть в нашем с тобой любимом, но всё ещё таинственном и необычном открытом море. Нам предоставили место для ночёвки. Задумался о том, что я буду делать, если завтра погода будет точно такой же, и скорее всего мой ответ будет таков - я отправлюсь в плавание дальше, а всё потому что время не ждёт и чёрт с ним, будет что будет. Нужно рисковать, чтобы достичь желаемого, друг, хотя ты и сам знаешь, приятель, ведь кто не рискует, тот потом не сможет открыть бутылочку рома. А раз никто, кроме самой судьбы не знает что со мной произойдёт, то лучше делать хоть что-то, чем ничего вообще. Сложить свои руки и надеятся на лучшее может любой, а вот кто будет действовать дальше - это самое главное... Представь, насколько наша жизнь стала другой, если бы мы не сбегали изо дня в день к берегу. Даже представить невозможно на какие рискы мы с тобой шли, лишь бы добраться до моря любыми возможными способами. Только подумать... И я буду думать над этим, Брэндон. До скорого, друг, и не забудь покормить моего голубя. Буду ждать от тебя ответа. Твой приятель детства - Мортимер."

 

И Мортимер был прав, но из прочитанного, новость о погоде на море не являлась для меня чем-то новым, скорее наоборот, ведь я и сам это знал. Мой друг лишь подтвердил мои опасения о его внезапном волнении. Я написал ему письмо с советом, чтобы он бросил эту затею и вернулся с командой назад, в целости и сохранности, но моё письмо неожиданно сдуло ветром, и оно улетело далеко от маяка и прибрежных к нему скал. Я подумал, что письмо опуститься к берегу, найду его лежащим на пристани, но он пустился дальше -в море. Бумага набухла и погрузилась глубоко в воду.

 

Почти всё море покрыто белыми барашками до такой степени, что даже если бы моё письмо находилось на поверхности, будь то с высоты птичьего полёта или находясь на земле, его не возможно было различить. А из маяка они и вовсе выглядят, как сильные волны, сплошь покрытые пеной. Появляются белые гребни. Переписав письмо и вытащив своего голубя из клетки, я уже хотел было отправить его в полёт, как неожиданно для самого себя передумал это делать. Я не стал отпускать птицу в такую погоду. Перепроверив письмо и дополнив его, я оставил записку на столе, до следующего дня.

 

***

 

На следующий день погода в море было отличной для плавания, и я был уверен в том, что Мортимер уже отправился на охоту. Так оно и было. Я отправил голубя с письмом, в котором написал, что чувствую что-то неладное и советую ему вернуться. Но его я отправил слишком поздно. Через некоторое время ко мне прилетел другой голубь, в письме которого было сказано, что охота прошла успешно. Мортимеру удалось схватить кита - величественное дитя моря.

 

Они вышли поздно ночью, успели добраться до порта днём и ближе к вечеру следующего дня уже должны оказаться здесь. Они возвращаются. Всё закончилось, но, как ни странно, я всё ещё чувствую что-то неладное, что-то плохое, приближающееся к нам.

 

Я спустился поговорить с морем и узнать, что же оно хочет мне сказать. Что за предчуствие я испытываю на протяжении, вот уже трёх дней.

 

- Здравствуй море. Как ты? Поведай мне о случившемся с тобой, ведь я чувствую что-то? Что происходит? Чего боюсь я и от чего так волнуешься ты? Расскажи мне о своих печалях, излей свою никем не покорённую душу.

 

Но море мне так и не ответило. Я почувствовал от него лишь холод и решил покинуть его, побыть наедине с самим собой. Пожалуй, сейчас морю это тоже нужно, ему нужно побыть в тишине.

 

***

 

Дорогой дневник. Мимо меня проходит поздняя ночь, как и мимо тебя... Извини, что разбудил, когда судорожно вытаскивал из шкафчика, а затем резко зажёг фитиль на масляной лампе. Свет от каганца яркий и тёплый. Как бы жир не попал на тебя, друг мой неодушевлённый.

 

Я всё никак не могу уснуть, и не от сияния плошки, а потому что боюсь завтрашнего вечера, потому что знаю, что может произойти, а произойти может лишь самое плохое. Я знаю, что не так с морем, и я знал это ещё с самого начала. Я пытался сказать об этом Мортимеру, но он меня не слушал, либо я говорил тихо, какими-то непонятными мне самому тогда намёками, а то и вовсе жестами, неизвестно.

 

Так что же с морем не так, хочешь спросить у меня? Я был уверен в этом с самого начала, но я пытался не показывать свою правоту, старался пудрить самому себе мозг и вешать лапшу на уши, в конце концов, просто не думать об этом, но увы, как бы я не хотел этого делать, у меня ничего не получается.

 

Море молило не делать этого, оно просило не убивать кита, но умолять уже бессмысленно и теперь оно скорбит, ведь Мортимер убил его дитя. Кит, что обычно приносит удачу, принесёт проклятие китобойному кораблю моего лучшего друга, если он завтра вступит на него и поплывёт домой. Я не нахожу себе места, словно мои родители тогда. Я говорил ему не уходить, я просил его, умолял остаться и взглянуть на море хоть раз с маяка. Уже тысяча писем написано, и я сбился со счёта, сколько было отправленных, но предчувствие у меня... ни один голубь не доберётся до моего приятеля, ни один не сможет спасти его душу. Мне остаётся только молиться всем богам, что есть на свете, молиться за то, чтобы он завтра не отплыл от берега. Прошу, друг мой, не делай этого, иначе ты себя погубишь, а впрочем, после убийства кита, ты уже себя погубил, ведь гнев моря может достать тебя даже на суше...

 

***

 

Я очнулся поздно вечером, от сильного грохота. Дневник остался открытым и на листе, котором я писал, чернила были размазаны. Что со мной стряслось? Я писал, а что было дальше?.. Полное беспамятство. Из окна снова раздался грохот, уже более отчётливый. То волны били о корабль. Я выглянул наружу и увидел издалека корабль своего приятеля, который с трудом приближался к берегу.

 

Всё море в белой пене, а ветер словно лопата, что подбирает её большими хлопьями и бросает на борт корабля.

 

- Нет! Мортимер! - крикнул я.

 

Свет на маяке потух, и мне пришлось заново его разжечь и указать путь, в надежде на то, что они до него доберутся, а после я выбежал на улицу, спускаясь по ступенькам так быстро, что есть мочи.

 

- Нет, приятель! Тебе не добраться до берега, Морти! Друг мой!

 

Корабль тем временем продолжало штормить, кидая его и всю команду из стороны в сторону. Уже слишком поздно что-либо делать, судно находится под властью мстящего моря. Я слышал крики людей издалека, я слышал крик самого Морти, как он зовёт меня и молит о спасении. Но что я могу сделать на суше?! Я с трудом стою на берегу, горько наблюдая за тем, как мой приятель погибает.

 

Высокие волны, по шестнадцать метров, казались щупальцами большого осьминога, что опускал их на корабль и разрывал тот на части, вместе с его экипажем. Я видел силуэты, которые выкидывало за борт и то, как они пропадали в густой пене.

 

И снова раздались грохоты - волны крушили и без того побитый корабль, разрывая тот в щепки. Вскоре удары прекратились, и корабль пропал из виду. Туман накрыл то место и в какой-то момент мне показалось, что всё прекратилось, но спустя несколько минут всё прояснилось, и я увидел, как корабль вместе с Мортимером идёт ко дну.

 

Я увидел своего друга, который был пронзён тем же копьём, каким он и убил кита. После того как корабль ушёл ко дну, бушующее море развернулось на меня и обрушилось на маяк. Я оказался в воде, начал уже было тонуть, как услышал сильный грохот у маяка, а потом он упал... А дальше ничего...

 

В тот день меня спасли жители моего городка, что увидели это чудовищное зрелище. Морю не получилось забрать меня в тот день...

 

***

 

- Но сегодня... Сегодня я нахожусь в лодке, посреди бескрайнего моря, держа в руках дневник, в котором я излил всю свою душу этой несчастной грустной историей, которую не мог рассказать никому. Я жил с этим грузом всю жизнь и, честно говоря, я устал прятаться и молчать. После того дня я не посещал тебя, потому что боялся твоего гнева. Я понимал, что ты меня не простишь, но сейчас, море, я сам явился к тебе. Прости нас за дитя твоё, прости меня за то, что я не смог остановить Морти. Я готов искупить свою вину пред тобой. Волны, будьте добры, заберите меня к моему старому другу, приятелю детства. Заберите меня туда, где лежит его мёртвое тело.

 

***

 

Поднявшиеся к верху волны забрали Брэндона и утащили вглубь моря, чтобы он смог встретиться со своим другом в последний раз. Будучи мальчиками, они чувствовали, как море манило их к себе. Завораживающая стихия - море. Оно может быть спокойным и тихим, а может быть громким и устрашающим, но, каким бы оно ни было, Брэндона и Мортимера всегда манила его красота, величие, ну и конечно же множество необъятных для человека тайн.

 

Море волнуется, спокойно дремлет, думает и мечтает, грозит, наказывает и милует, дарит и забирает, море чувствует всё, море живое...

+1
256
10:52
Длинноватый текст для одного прочтения((( лучше бы его на два раза поделить. История интересная, неплохо написанная, видно что вы хорошо поработали над текстом, хотя стилистически еще править и править, но это работа редактора. мои вопросы — с первых строк, — почему люди, живущие у моря не отпускают своих детей к нему? нелогично((( и если это дневник, нужно проставлять даты, но на дневник это сосем не похоже — есть прямая речь. всё повествование идет от первого лица, пусть так и остается, фраза про дневник совсем лишняя. А в целом — понравилось. Работа стоит того, чтобы над ней еще потрудится)))
19:02
Просто пока не разобрался в сайте, поэтому не разделил текст) Согласен, текст объёмный, чтобы за раз прочитать. Как разберусь, обязательно его разделю) С правками тоже согласен, над ним ещё поработаю обязательно и если его ждёт какое-то будущее, то делать правки буду не только я) Мой ответ, быть может и окажется простеньким, а может быть даже абсурдным или глупым, но по моей логике дети были ещё маленькими, посему родители просто боялись за них. О проставлении дат я и не задумывался, возможно и вовсе уберу его, сделав дневник не дневником, а простыми размышлениями главного героя, спасибо)
Загрузка...
Светлана Ледовская №2