В Тридевятом царстве

Автор:
oleg.savoschik
В Тридевятом царстве
Аннотация:
"— У нас есть король, принцесса, дракон и благородный странник. Что ещё нужно для хорошей сказки?" (с)
Текст:

— Послушай, король! Не будем тянуть осла за уши, я и так знаю, чего тебе от меня надобно: убить коварного дракона, спасти прекрасную принцессу. В награду ты пообещаешь половину царства и руку дочери.

— Да погоди ты… — попытался вставить слово монарх.

— На рассвете я отправлюсь в путь и исполню волю твою, будь уверен.

— Дай же ты мне…

— А сейчас, с твоего позволения, пойду. В трактире меня ещё ждут очаровательные девицы и недопитый бочонок не менее очаровательного вина, — рыцарь отвесил неуклюжий поклон, развернулся на пятках и направился к выходу.

Король потёр широкий лоб, в тщетных попытках отогнать усталость.

— И это лучший, кого вы смогли отыскать? — повернулся он к своему министру.

— Да-да, — быстро зашептал тот, наклонившись к самому уху правителя. — Слава бежит впереди сэра Ричарда. В своём деле ему нет равных!

— Постой же, дубина! — окликнул уходящего король.

Рыцарь остановился на самом пороге и обернулся. Известный далеко за пределами тридевятого царства драконоборец и спаситель юных дев, он своим заросшим и явно нетрезвым лицом напоминал скорее отчаянного забулдыгу, чем прославленного героя.

— И поверь, вставишь поперёк ещё хоть слово — головы тебе не сносить!

Король поерзал, устраиваясь массивной тушей на высоком троне поудобней, и продолжил:

— На этот раз поручение для тебя будет иное: ты должен спасти дракона. И убить принцессу.

— Помилуй великодушно, видимо, я перебрал вина, — икнул рыцарь, — мне сейчас почудилось, будто Твоё Величество попросило…

— Короли не просят! Короли приказывают! — лицо монарха побагровело от гнева. — Тебе не послышалось, олух. Найди дерзкую девчонку и избавься от неё. И приведи. Мне. Моего. Дракона!

Ричард выслушал крики, как подобает, с поникшей головой, и лишь в голосе его прорезалась сталь:

— Я не убийца.

— На кол посажу! — как и любой, кто наделён подобной властью, Владыка Тридевятого царства умел подбирать нужные слова.

— Позволь узнать, чем не угодила тебе родная дочь? И на что мне её рука, если я её убью?

— Ой, иди ты к чёрту! — отмахнулся король.

***

Черт оказался самым настоящим: с копытцами, поросшими густой шерсткой коротенькими ножками и парой рожек.

— Так что ты, говоришь, делаешь на службе у короля? — Спросил рыцарь, направляя свою гнедую к городским воротам.

Они отправились в путь, лишь первые лучи солнца коснулись земли. Царская воля не терпела промедлений.

— За дракошей присматриваю, что же ещё! Других слуг к этому зверю плетьми не загонишь, — ответил рогатый.

Его пузатая тушка постоянно норовила слететь со спины рыжего пони: единственной лошади, на которую удалось взобраться наезднику ростом в два аршина. Тем не менее, чёрт умудрялся не только оставаться в седле, но и хрустеть спелым яблоком.

— Расскажи мне об этом драконе побольше, Бааз, — попросил рыцарь, когда они миновали городскую стену. Вокруг теперь простирались лишь поля, да редкие крыши хуторов.

— Тут и рассказывать нечего. Дракон как дракон, ты, видимо, таких уже навидался, — пятачок черта смешно дергался, когда тот жевал и говорил одновременно, — здоровый такой змий. Но это сейчас. Я-то его ещё маленьким помню, не больше собаки был. За месяц он с телёнка вымахал, а нынче крыльями полнеба закрывает. Коровами я его откормил, вот и подрос. Что ещё?.. На солнышке любит полежать с набитым брюхом. А зубы чистить не любит. Да я, по правде говоря, тоже не рад ему клыки драить.

Рыцарь посмотрел на своего спутника, приподняв бровь: уж не шутит ли?

— Я тебя вот чего спросить хотел, Ричмонд…

— Ричард.

— Ну да. Ты же странствующий рыцарь, так? И дев тебе спасать доводилось?

— Доводилось.

— И обещали тебе руку принцессы и полцарства в придачу ?

— Конечно! Это древний обычай, — сказал рыцарь не без гордости.

— И сколько раз?

— Ну смотри. В Три-шестом царстве, в Два-восьмом государстве… — Ричард начал загибать пальцы, — … в Четыре-первом, Пять-седьмом, Два-втором ещё…

— Падажжи-падажжи! — округлил глаза черт, чуть не подавившись яблочным огрызком. — Так это сколько у тебя полцарств получается? Ты же самый крупный землевладелец, выходит! И многоженец, к тому же.

Ричард рассмеялся:

— Если бы! Всё это формальность, хвостатый. Награду я, конечно, получаю. Но правители предпочитают откупаться золотом.

— Но ты же сам сказал — обычай…

— И не более. Нет, можно, конечно, настоять на своем: жениться на принцессе, потребовать долю государства… Но если не пришибёт бумажной волокитой, пока будут готовиться все необходимые договора, то отравят на ближайшем пиру, — сказал Ричард и, подумав, добавил. — Там где начинается политика, заканчивается сказка.

Бааз поерзал в седле, обдумывая услышанное.

— Ну а драконов ты много повидал? — вновь спросил он.

— Много. Самых разных.

— Я слышал, что самые старые и мудрые из них могут принимать различный облик. Например, человека.

Рыцарь махнул рукой:

— Байки это. Уж поверь, если бы драконы могли превращаться в людей, они бы не сидели по своим пещерам.

— Но их было бы проще убить, — заметил чёрт. — Вот скольких ты убил?

— Ни одного, Бааз. Я не убиваю драконов, — пожал плечами Ричард.

Его собеседник в очередной раз чуть не свалился в дорожную грязь.

— То есть как это? Как тогда…

— Да по-разному. Они, знаешь ли, загадки любят загадывать. Шарады всякие. Игры. Шахматы там или…

— Шарады? Шахматы? — черт прыснул, — Шутишь!?

— А ты думаешь, зачем драконы похищают принцесс? Им просто скучно, а тут хрупкое создание, о котором можно заботиться, пусть и против его воли. И, главное, общаться. Всё-таки с девушкой, получившей образование во дворце, интересней, чем с неграмотной деревенщиной. Но драконы существа азартные, если мне удается их переиграть — я забираю пленницу.

— А если нет?

— Такого ещё не было. Я, знаешь ли, в эрудиции подкован! — заявил рыцарь без тени стеснения.

Его утренний перегар, потертая сбруя и забывшая лицо цирюльника голова выступали не лучшими свидетелями этих слов. Но Бааз тактично решил промолчать.

— Постой-ка, — сказал он, — зачем тебе тогда меч, если ты им не пользуешься?

— А какой же я рыцарь без меча? — удивился рыцарь.

— И то верно… — согласился черт и достал из-за пазухи новое яблоко.

***

— Ну, давай же, ещё шажок! — кричал Бааз, подзывая к себе лапками, — и ещё один. Смелее!

Ричард сделал неуверенный шаг. Оставалось пройти какой-то сажень. Проклятый мост! От одного взгляда вниз темнеет в глазах, а колени начинают предательски дрожать. Рыцарь зажмурился, чтобы обильно стекающий со лба пот не щипал глаза. Два быстрых шага, и, наконец, твёрдая земля.

— Вот те на! Рыцарь, который боится высоты! Ты как с драконом-то биться будешь? — сказал черт с нескрываемым ехидством.

— Говорю же, я не сражаюсь с драконами, — рыцарь тяжело отдышался и подошёл к своей лошади, которую чёрт заранее перевел на другую сторону моста. Пони щипал травку рядом.

— А тут, видимо, придётся, — заметил чёрт и вздрогнул. — Видишь ли, дракон будет подчиняться её воле. И если принцесса решит его на нас натравить...

— Как это — подчиняется? — рыцарь, уже начавший снимать с крупа гнедой дорожную сумку, обернулся. — Не встречал драконов на поводке.

— Тут сила иная замешана, понадежней поводка всякого будет, — недовольно пробурчал Бааз. — Короля и его дракона связывает сильное колдовство, на крови завязанное. Ящер любую команду его исполнит. Видимо, у дочери родной та же родовая власть. Иначе она бы его и не украла.

Спутники вошли в тень высокой ивы, растущей при обочине. Самое время сделать привал.

Рыцарь задумчиво молчал, раскладывая скромные пожитки. Слова черта глубоко засели ему в голову, лицо нахмурилось.

— Расскажи мне всё! — наконец, потребовал он строго. — Откуда у короля личный дракон? И зачем?

— Известно зачем. — Бааз крутил в лапах очередное яблоко. — Чтобы боялись все. Да не просто, а до обгаженных порток.

— И только? — Рыцарь говорил с набитым солониной ртом.

— Говорят, король стал злым и отстраненным, с тех пор как потерял супругу. Несчастная занемогла животом и скончалась, а он убеждён, что её отравили. И в каждой тени теперь врагов видит. Ждал, пока дракон вырастет и сил наберётся, чтобы поквитаться. Не успел...

— Да, но где он его взял?

Черт отвел глаза, сделав вид, что его очень заинтересовала букашка, ползущая по травинке.

— Выменял… — бросил он с максимальной отстраненностью, на которую был способен, — у дельца одного.

— Темнишь, чёрт, — рыцарь, как бы невзначай, положил руку на лежавшие рядом ножны. — Нутро подсказывает, что ты с этим дельцом как-то связан, но не хочешь говорить. Смотри мне, пойму, что за нос водишь, уши-то пообрубаю.

Бааз уши свои любил, и, услышав угрозу, невольно за них схватился.

— Я тебе так скажу, рыцарь, — ответил он, с волнением облизнув пятачок, — если девочка действительно сошла с ума, как говорит король… Если она использует дракошу, чтобы жечь села, нападать на несчастных крестьян и честных путешественников, то мы обязаны ее остановить. Потому мне верить хочется, что своим мечом ты умеешь не только уши резать.

Рыцарь сделал большой глоток из бурдюка и примирительно протянул его своему испуганному спутнику.

— Глотни вина. Но скажи, как думаешь, зачем ей это?

— Кто бы знал! Со смертью королевы у них с отцом не заладилось. От горя рассудок того помутнел и он в упор не замечал дочери. Только дракон его заботил, одержим был прямо.

— И она решила отомстить забывшему про неё отцу, забрав его любимую игрушку… — задумчиво произнёс рыцарь и вытер рукавом повисшие в густой бороде бурые капли.

Какое-то время они сидели молча, прислонившись к стволу ивы. С удовольствием прислушивались, как утекает принесенная дорогой усталость. Передавали бурдюк из руки в руку, пока вина там осталось не больше половины. Черт закусывал яблоком.

— Знаешь, скорее всего, так и было, — сказал он с такой грустью, что рыцарю стало не по себе.

Черт съежился и будто стал еще меньше, тихо добавил:

— Жажда любви. Она, знаешь ли, убивает.

***

— Ну и куда все подевались? — опасливо озираясь, прошептал Бааз.

Путники наткнулись на военный лагерь случайно, вечером третьего дня. Они шли по протоптанной сотнями ног земле, мимо покинутых палаток и непотушенных костров. Ветер трепал поднятые знамена Тридевятого царства.

— Ни души, — сказал рыцарь, осматривая забытые телеги с провиантом. — Солдаты бежали в спешке, даже не прихватив оружие и припасов. Что вообще здесь делает королевская армия?

— Тоже дракона ищут? — Предположил чёрт. — По слухам, чаще всего его видели в этих краях.

— Сомневаюсь, — покачал головой рыцарь. — Иначе зачем королю отправлять нас? Но вот дракон явно их нашёл. И застал врасплох.

Бааз поджал хвост и взвизгнул испуганным поросёнком.

— Тел нет, — заметил рыцарь, — ни трупов, ни даже капли крови.

— Да и сожженных деревень по дороге мы не встретили... — отозвался черт, выражая крутящуюся на языке догадку.

Путники переглянулись.

— Подожди! — Бааз схватил рыцаря за рукав и заглянул тому в глаза. — Ты и вправду решил сделать это? Ну… убьёшь девчонку?

— По правде, — ответил рыцарь серьёзно, — я ещё не знаю, что делать с принцессой. Для начала хочу во всём разобраться.

— Это правильно! — вздохнул рогатый с облегчением. — Давай её хотя бы послушаем, мало ли…

Договорить он не успел: крылатая тень пронеслась над ними, описала широкую дугу и рухнула рядом, подняв столб пыли. Дракон действительно был большим и грациозным. Его серебристая чешуя блестела в лучах заходящего солнца.

— Уже придумал, как будешь укрощать своего подопечного? — не поворачиваясь к спрятавшемуся за его спиной чёрту, спросил рыцарь.

— Про заклинание на царской крови помнишь? Он меня не послушает! — пропищал Бааз.

Со спины ящера слезла невысокая девушка. Она сняла капюшон своей простецкой курточки, разливая на плечи копну каштановых волос.

— А я-то думала, что все эти трусы сбежали, едва нас завидев. Ну, кто тут у нас? Странствующий рыцарь? Как видишь, я не та принцесса, которую нужно спасать, — девушка улыбнулась.

— Мне тебя не спасать велели, — честно признался Ричард. По побледневшему лицу девушки он понял, что попал в точку.

— Неужели он ненавидит меня настолько, что приказал… — последнее слова она выговорить не решилась.

Спустя секунду улыбка вновь расцвела на ее лице злобным оскалом. Заплясавшие в глазах огоньки грозили вырваться наружу пламенем дракона.

— Пробовать будешь? — процедила она.

Рыцарь поднял руки в примирительном жесте:

— Сначала хочу поговорить. Расскажи, чем ты здесь занимаешься.

Принцесса скрестила руки.

— А папочка мой, видимо наплел тебе, что я тут деревни сжигаю и на несчастных деревенщин дракошу натравливаю. Вижу, что наплел. А он рассказал, зачем дракон нужен ему? Старик обезумел настолько, что объявил войну всем соседним королевствам. И ящер должен был стать идеальным оружием. Любил, заботился... — на этих словах ее голос предательски дрогнул, — только о нём. А я не хочу войны, понимаешь? Ненужных смертей в этом мире и так слишком много. Потому и срываю военные планы, пугаю солдатню, разгоняю лагеря, — она пнула забытый в дорожной пыли шлем. — Но никого не убиваю. Слышишь? Никого!

— Я тебе верю, — кивнул рыцарь.

— О! А вот история, как к нему дракон попал ещё интересней. Расспроси об этом своего друга.

Ричард строго взглянул на Бааза. Тот втянул голову в плечи.

— Уходи, странник, — велела девушка. — Я не держу на тебя зла.

— Не могу, — покачал головой рыцарь. — Видишь ли, я здесь не из-за тебя. А ради него, — он кивнул в сторону успевшего прилечь дракона.

— Послушай, Ричард! — Бааз вцепился в руку мужчины и быстро зашептал. — Давай уедем. Ты же видишь, девочка оказалось не такой, как мы думали. Просто уедем подальше, я знаю местечко, где мстительный король нас не найдёт. Ну не ввязывайся ты в это, а?

— Послушай рогатого, — посоветовала принцесса.

Рыцарь одернул руку и сделал шаг.

— Ну не надо! — пропищал за спиной чёрт.

— Он ещё молодой, — сказал рыцарь, неторопливо приближаясь к дракону; меч оставался в ножнах. — Несмотря на размеры, вчерашний детёныш. Даже разговаривать не научился. А вы с детства посадили его на поводок. Сделали игрушкой в своих семейных играх.

Принцесса невольно отступила на шаг, пораженная холодным бесстрашием рыцаря.

— Остановись, прошу! — выкрикнула она.

Ящер поднялся и зарычал, встав между девушкой и мужчиной.

— Не лезь, окаянный, оно тебя сожрет! — кричал черт.

В следующее мгновение волна раскаленного воздуха ударила Бааза, опрокинула на спину. Он вскочил, но снова рухнул, оглушенный звериным ревом. Пополз, чувствуя как слезятся глаза от удушливого запаха паленой шерсти: то тлела его собственная шкура. Лишь добравшись до ближайшей палатки, он осмелился обернуться.

Принцесса лежала, свернувшись калачиком, не в силах поднять головы. Рядом испуганным котёнком прижимался к земле её дракон. А на месте, где несколько мгновений назад стоял рыцарь, расправив угольно-чёрные крылья, затмил небосвод ещё один ящер.

— Рассказывай, Бааз! — прогремело в голове у чёрта. — Рассказывай!

***

— Байки, говоришь. Не может дракон превратиться в человека. Ну-ну.

Бааз с тоской осматривал почерневшие от жара остатки растительности на своём раскрасневшемся пузике.

— Остальные не могут, — поправил рыцарь, потирая щетину. — Только я такой остался.

Ричард потрепал чёрта по голове:

— Да не дуйся ты, хвостатый. Сам же со мной не откровенничал.

Черт вздохнул. Да потому и не откровенничал, что совестливо было сознаться. Одно дело признать, что ухаживаешь за ручным драконом короля, совсем другое — что следишь за ходом исполнения сделки. Той самой, которую заключил король с начальником Бааза: Владыкой Преисподней.

В обмен на собственное чешуйчатое оружие, способное поквитаться со всеми врагами королевства, царь потерял способность любить. Опьяненный жаждой мести, он заключил роковой договор и даже не подумал о собственной дочери. В тот вечер принцесса потеряла еще и отца.

И вот, странствующий рыцарь, который и не рыцарь вовсе, твёрдо вознамерился разорвать эти страшные узы. Баазу пришлось в срочном порядке призывать своего Владыку.

В Преисподней тоже не дураки служат, и, здраво расценив авторитет одного из могущественнейших чёрных драконов, тёмный Господин согласился на новые условия сделки.

— Поверить не могу, что ты пошёл на это. Отдать свою силу и навсегда остаться в облике человека, чтобы спасти… всех. Слыхал я о благородных рыцарях, но вот о благородных драконах… — сказал чёрт.

— По правде, за последние пару сотен лет я редко принимал свою истинную форму. Только если иначе не получалось договориться вернуть принцессу, — рыцарь подмигнул. — С людьми мне как-то веселее. Да и сам подумай: дракон, который боится высоты!

Ричард улыбнулся.

— И всё-таки, почему именно странствующий рыцарь?

— Да потому что именно рыцари не дают чудной тяге к принцессам погубить наш вид. Они приходят и решают дело миром. Да, иногда их съедают, были случаи… но в целом, не будь героев, спасающих принцесс — не было бы и драконов. Человек найдёт способ уничтожить всё, чего не понимает, чего боится. Вместо рыцарей короли начнут отправлять армии. Драконов начнут травить набитыми отравой овцами, затапливать в собственных пещерах, бить из требушетов. И человек обязательно победит в этой войне, ведь природа его — уничтожать и побеждать. А мы держим хрупкий баланс.

Бааз понял. В этом мире он и сам оказался чужим. Двери его дома мазали фекалиями, вслед плевали. Не служи он королю, люди бы мигом насадили рогатого на вилы.

— Ричард, или как тебя там по-настоящему?

— Не выговоришь. — Улыбнулся рыцарь.

— Ну и ладно. Спасибо тебе, славный герой. Ты освободил дракошу, а значит, освободил и меня. Теперь я могу вернуться домой, в свой тихий уютный омут.

Бааз протянул лапу. Ричард крепко её пожал.

— Счастливо, чёрт.

— Что будешь делать теперь?

— Что-нибудь да придумаем. Все мы искали немножечко любви, — мужчина посмотрел на принцессу, которая гладила дракона по рогатой морде, прощаясь.

Бааз заметил в этом взгляде теплоту, свойственную скорее человеку, чем страшному дракону. И его осенило: рыцарь слукавил, сказав, что дело не в девушке. Он без сомнения сделал бы выбор навсегда остаться человеком еще хоть тысячу раз, едва с ней повстречавшись. Девушка тоже тайком поглядывала на Ричарда, и пунцовый цвет заливал ее нежную кожу. Радуясь своей догадке, черт широко улыбнулся.

— У нас есть король, принцесса, дракон и благородный странник. Что ещё нужно для хорошей сказки? — продолжал, тем временем, рыцарь.

Бааз отвернулся от сладкой парочки и посмотрел на запад, где солнце целовало горизонт. Он знал, что за сотню верст отсюда, в королевском дворце сейчас вздрогнул и схватился за грудь старый правитель Тридевятого царства. Король замер и с шумом выдохнул, будто вспомнив что-то очень важное. Не понимая, не веря в то, как мог забыть. Он почувствовал, что ненависть, однажды заменившая в сердце все иные чувства, исчезла. Массивные плечи мужчины содрогнулись.

Впервые за многие годы король плакал.

— А всё-таки хорошо, что мне больше не придётся за ним навоз вывозить, — черт показал пальцем на дракона. — Знал бы ты, сколько…

— Бааз!

— Ах да, ты же знаешь. Ты, наверное, ещё больше можешь навалить…

— Бааз! — Это уже принцесса подошла, ткнула кулачком в плечо. — Не при даме!

Все трое рассмеялись. Черт достал из-за пазухи новое яблоко.

— Слушай, давно хотел спросить. Ты же вообще никакой одежды не носишь, откуда тогда эти яблоки достаёшь? Что за колдовство такое? — удивился рыцарь.

— Если я все секреты раскрою, будет совсем уже неинтересно, — заметил чёрт и с удовольствием откусил большой кусок от спелого плода.

Автор выражает благодарность литературному сообществу
БОЛЬШОЙ ПРОИГРЫВАТЕЛЬ за помощь в работе над этим текстом.

Другие работы автора:
+2
214
19:09
+1
Чудесная сказка! Все картинки, как в мультике, нарисовались. Прочитала с огромным удовольствием. Автору аплодисменты! bravo
21:53
+1
отличная сказка, оригинальная трактовка, мастерское изложение! Браво!
п.с. только слова «сладкую парочку» лучше удалить — уже стали шаблоном.
Загрузка...
Станислава Грай №1