Печать выбора

Автор:
Alterlimbus
Печать выбора
Аннотация:
Герой вынужден выбирать между собственной жизнью и жизнями друзей, спасение которых зависит от древнего дара его рода...
Иллюстрация Ильдара Харисова
Текст:

Пятак луны. Свечка в тёмном небе, что не греет. Глаз пустоты с плавающим зрачком, то отстранённо косящий в сторону, то пялящийся в твою душу. Заплесневелый круг сыра и маковое зёрнышко. Луна и её вечный спутник-прилунник.

Морозный ветер с севера разогнал дневные тучи, и теперь от них не осталось и следа. Лениво потрескивает костёр, когда часовой кидает очередное полено. Лошади всхрапывают во сне. Тяжёлый хвойный дух, распространяемый болотными кедрами и можжевельником, чуть слабеет. Циклон проносится над Северными Уделами. Высоко-высоко, где-то посередине между луной и землёй кружатся тёмные крылатые тени. Их стоны долетают даже с такой высоты, стоны, полные злобы и кровавого предвкушения…

Дэннард глядел в небо. Сон не шёл. Даже утомительная дорога от массива Тьен-Вай, их доминиона в огромном Закатном Королевстве, дорога, растянувшаяся на три недели, не смогла достаточно измотать, не смогла принести забвения. Пусть и наполненного кошмарами, пусть недолгого – Дэннард согласился бы с радостью. Только без этих ночных гляделок с луной, когда ты вдруг перестаёшь понимать, кто в тебя смотрит. Он плотнее зарылся в огромный плащ, сшитый из трёх медвежьих шкур. Тепло костра и тепло шерсти успокоили его.

- Чего ты хочешь от меня, чего? – пробормотал мужчина, проваливаясь в сон. Перед тем, как окончательно заснуть, он вызвал в памяти утешительное видение Магистра.

- В тёмный месяц держись подальше от северных льдов, - зазвучали, как наяву, распевные слова старика, - Голос крови тебя призовёт под одинокий кров. Держись Света и солнечной стороны, В самую длинную ночь не покидай обжитой земли.

Магистр улыбался и сквозь полог сна ободряюще пожимал плечо своего воспитанника.

Дэннард кивнул и счастливо улыбнулся, чувствуя, как страхи уходят. Он спал.

***

Его разбудили толчки Гарки.

- …ставай, вставай, вставай… - часовой по заведённому обычаю шептал еле слышно в самое ухо. Дэннард нащупал его руку и сжал, показывая, что проснулся. Теперь его очередь обходить стояночную поляну, устроенную здесь специально уже давным-давно для купеческих караванов, и провести на часах оставшуюся часть ночи до рассвета. От костра шёл ровный жар, рядом стоял котелок с варевом. Дэннард осторожно поставил котелок на колени и зачерпнул густое варево общей ложкой. Разведчики обычно бросали в воду горох и сало, добавляя любое мясо и съедобные растения, какие только могли найти в дороге. Сначала он ощутил тепло от чугунных боков котелка, а потом и варево добралось до голодного желудка. «Хорошо быть среди своих», - подумалось Дэннарду. Эти утренние мысли, почти всегда одни и те же в долгих походах, вызывали в нём чувство правильности бытия. Пальцы нащупали изящный браслет под рукавом, пробежали по ложбинкам узора. Дэннард представил, что где-то далеко круглолицая девушка с льняными волосами улыбнулась, ещё полная утренней дремоты, и провела мягкими пальцами по такому же браслету на своей руке.

Сейчас он должен был быть с ней, обнимать её. Его девятимесячная смена кончилась месяц назад, но орден понёс большие потери, и группу Рипла пришлось собирать заново, из почти незнакомых, непритёртых людей. Ему не хотелось покидать Энни, только не в эту мрачную зиму, когда его родовое проклятие поднимается из глубин души и туманит разум. В конце концов, он мог отказаться. Но всё-таки пошёл.

Внезапно тяжёлый смрад накрыл поляну. Сердце оборвалось и гулко стукнуло. Гнилостный тошнотворный запах, который не издают ни звери, ни птицы, ни даже трупы. Живая гниль. Болотники!

- К оружию! – заорал Дэннард, выхватывая меч. Гарка вскочил и бросился к мешкам. Здоровяк Боуди по привычке схватил шлем и натянул вместе с подшлемником на лысую голову. Их командир, Рипл, отработанным движением поддел рукой щит и прикрылся, одновременно перекатываясь на четвереньки и оглядываясь.

- Болотники! – крикнул Дэннард, приваливаясь боком к Риплу. С другого бока подоспел Боуди.

- Кауна, Иза, Лагус? – скороговоркой спросил он.

- Лагус, - ответил Рипл. Трое одинаковым движением передвинули картуш на руну кислоты. Магические щиты полыхнули кисло-зелёным и исчезли, маленьким прозрачным значком напоминая о своём существовании.Внезапно к свинцово-серым лесным сумеркам добавились яркие огни, озарившие пространство вокруг лагеря солнечным светом на сто шагов вокруг. Это Гарка «развесил» над лесом светильники - «люстры». Теперь и он подбежал к остальным. Четверо поднялись спина к спине, образуя «малую розу ветров» - одно из построений непобедимых, доставшееся в наследство их ордену с древних времён. Лошади, обученные вести себя в случае внезапного нападения, разбежались от костра в разные стороны и тревожно втягивали воздух. Монстры уже окружили их и оттесняли от воинов.

- Точно, болотная мразь, - буркнул Боуди, - чую их.

Секира здоровяка искрилась огоньками цвета малахита. Оружие Рипла, обсидиановый меч-стекляшка «бастард», темнел и не подавал признаков магической «жизни». Щит из авалонского дуба лишь ловил медными оковцами огни парящих в предутреннем небе «люстр». Зато широкий и тонкий спаталон Гарки полыхал, как праздничные фейерверки пиромантов.

- Чувствует, - осклабился Гарка.

Дэннард мельком глянул на обнажённый меч. Уже очень давно на левом бедре у него «жил» обычный орденский клинок, прозванный рыцарями лунным. Ранее его носил воин, сражённый медведем-оборотнем в битве при Моттлд-Скарф. А до него – другой воин, отдавший ордену положенные восемьдесят лет и до сих пор мирно живущий в благословенных землях ордена.

Болотники сумели подобраться довольно близко к поляне и перекрыли дорогу в обе стороны. Скорее всего, их атаку чуть приостановили внезапно загоревшиеся в небе яркие огни. Теперь же они пришли в себя и бросились на четвёрку теплокровных.

- Бежать поздно, да и кто знает, что там в лесу поджидает, - решил Рипл. – Держим оборону!

Мощные боевые лошади, повинуясь условному свисту Рипла, выстроились клином и бросились в прорыв по дороге. Лягаясь и разбрасывая копытами монстров, они пробились на чистое место и унеслись за поворот.

Болотники - мерзкое порождение трясин и некромагии, полутрупы-полуглина, человекоподобные комки, изрыгающие кислоту – схватывали позицию рыцарей в тиски.

- Вскрываем тордвейн и идём по солнцу, - приказал Рипл. Тордвейном звался замкнутый строй врагов в форме окружности. Вскрыть тордвейн означало быстрым ударом уничтожить его часть, достаточную для прохода окружённого отряда или для вклинивания боевой группы. На острие атаки, как обычно, встал Гарка. Его полный магическими огнями меч разваливал болотников, словно гнилушки. Слева его поддерживал Боуди, а справа – Рипл. Втроём они вспороли стену болотников, одновременно чуть разворачивая основную ось построения. Команд не требовалось – все знали, что делать. Теперь «малая роза ветров» смотрела не строго на север, а на северо-восход. Гарка и Боуди двинулись полубоком, выкашивая мразь ударами меча и секиры. За ними, отбиваясь от ударов и прикрывая спины друзей от кислотных плевков, пятились Дэннард и Рипл. Вонь, выдавшая врагов, перешла все разумные пределы. Смердело так, что перехватывало дыхание. С болот слева от дороги, как раз с той стороны, куда прорубалась четвёрка, начал наползать плотный туман.

- Туман! – крикнул Гарка.

- Вижу, что туман! – крикнул в ответ Боуди. – Работа болотного кракена!

- Разворот, - скомандовал Рипл. «Малая роза ветров» повернулась на сто восемьдесят градусов. Теперь они отдалялись от стены тумана, однако недостаточно быстро. Враги, бывшие по ту сторону стоянки, успели подтянуться, и теперь рыцарям противостояла плотная толпа, ухающая и по-жабьи причмокивающая беззубыми пастями.

Из тумана выхлестнулись толстенные щупальца и оплели ноги Рипла. Командир успел отсечь их быстрым взмахом меча-стекляшки, но на смену отрубленным потянулись новые. Теперь уже ноги Дэннарда оказались пойманными. Лунный меч полоснул вязкое мясо, но недостаточно сильно – лишь три отростка из пяти удалось прорубить. Рывок сбил воина с ног. Он почувствовал, как его затягивает в сторону тумана к щёлкающему где-то в глубине клюву огромного болотного кракена. Гигантским прыжком Рипл обогнал его и отрубил щупальца. От движений туман чуть раздался, и мужчина заметил знакомые бочкообразные очертания.

- Пироспруты! – закричал Дэннард. Страх за жизнь командира буквально подбросил его в воздух. Не думая о таящемся в глубине тумана кракене, он подскочил к ближайшему пироспруту, уже раздувшемуся от внутреннего огня. Лунный меч снёс верхнюю часть пироспрута, и фонтан огня рванулся в туманное утреннее небо. Но ко второму чудищу он уже не успевал. Выстрел болотной плазмы накрыл Рипла. Авалонская древесина протестующе заскрипела, сопротивляясь плазме. Внешние оковцы раскалились и малиново рдели. Щит отразил основной удар, но часть огня попала на поножи. Рипл зашипел сквозь стиснутые зубы и откатился в сторону.Дэннард прыгнул снова и рассёк второго пироспрута пополам.

- Командир! – крикнул он.

- Порядок, - прошипел тот. – Сомкнуть строй!

Дэннард подставил плечо, и Рипл, опираясь на него, встал.

Меж тем их товарищи, лишённые прикрытия, вынуждены были стать спина к спине, отбиваясь от болотников. Стена тел не давала им сдвинуться ни на шаг от опасного тумана. Новая пара щупалец выстрелила в обожжённые ноги Рипла. Он успел перерубить щупальца, болезненно застонав.

- Всё, Дэн, с ногами кончено! К деревьям!

Дэннард подхватил руку командира. Основные силы болотников оттянулись на Боуди и Гарку. Кроме того, болотники, видимо, сами побаивались кракена и держались подальше от его щупалец. Рипл и Дэннард отчаянными ударами рассекли туши нескольких тварей и привалились спинами к большому кедру. Так они сдерживали атаки болотников некоторое время. Внезапно строй монстров развалился, и в прорывах засверкали алмазные сполохи и малахитовые огоньки. В несколько минут всё было кончено. Гарка подошёл ближе, укоризненно глядя на ноги командира:

- Это же всего лишь болотники, Рип…

Тот сплюнул, тяжело дыша сквозь зубы, и приказал:

- Уходим!

Они подобрали вещи, внимательно поглядывая в сторону тумана. Поддерживая командира, четвёрка побрела по дороге. Боуди шёл первым, Гарка замыкал, прислушиваясь и втягивая воздух, как гончая. В морозном утреннем небе гасли одна за другой магические светильники.

***

Лошади выбежали к ним почти сразу. Рипл вскарабкался на свою, однако остальные не спешили садиться в сёдла: болотники могли подползти и пропороть ноги и брюхо животным. Безопаснее было остаться пешими. Шли молча, в боевом порядке, держа руки на рукоятях мечей и подняв магические щиты. И только когда лес поредел и сошёл на нет, когда болотные кедры, покрытые до самых верхних веток мхом, остались далеко за спиной, а на смену им пришли сухие невысокие холмы, командир скомандовал привал. Солнце пересекло полуденную черту, близился к исходу пятый час дня. Воздух потеплел, однако по-прежнему из лошадиных ноздрей вырывались струйки пара.

- Вот так срезали путь! – хохотнул Рипл, дружески толкая Дэннарда, пока тот осторожно снимал поножи. Целебная мазь облегчила боль от ожогов, но нарастить сожжённое мясо не могла.

- И снова в седло! – бодрился командир, глядя, как друг промывает и заматывает раны бинтами, пропитанными заживляющими растворами орденских знахарей.

- Придётся, - буркнул Дэннард. Потом в сердцах ударил себя по колену:

- Не должно там быть пироспрутов! Север же!

- Возможно, один из подкупленных северных некромантов, недобитых ещё с прошлой войны.

Рипл махнул рукой и дотронулся до маленькой сапфировой глобулы, вживлённой в висок.

- Индио акбос!

- Тьен-Вай, дежурный рыцарь Бертрам на связи, - откликнулся воздух.

- Командир Рипл. Срочно, магистру Второго Круга Веронике. Нападение на группу. Координаты…

Рипл сжато пересказал подробности утреннего происшествия и, устало бросив «Рипл, ДО», отключил канал связи.

Дэннард, уверенный, что их отзовут или, по крайней мере, задержат до прихода подкрепления, начал просматривать карту в поисках места для укреплённого лагеря. Однако через несколько минут пришёл неожиданный ответ. Им предписывалось продолжить движение в сторону «объекта» на максимально возможной скорости. Подкрепление обещали, но о передышке и ожидании – ни слова.

- Видать, важная птица этот барончик, - заметил Рипл, пристёгиваясь намертво к седлу. – Ну что же, не разочаруем его. Но помните: он – не настоящий барон, это просто прикрытие. Да и будь настоящим, мы действуем от имени короля, и он нам не указ.

Остальные также сели на лошадей и двинулись в путь. Морозный воздух северных предгорий трепал их плащи и ерошил лошадиные гривы. Мёрзлая земля дороги тенькала от ударов лошадиных подков. Если карта не врала, то здешние земли не были столь уж пустынны. Леса изобиловали дичью, редкие породы древесины и обычный «зимний лес» давали неплохой доход лесорубам, старатели тянулись сюда за драгоценными камнями и золотом, которые намывались в горных реках. Знахари искали корни силы. Горячие источники привлекали больных. И, тем не менее, за целый день пути всадники не смогли разглядеть ни одной деревни. Время от времени попадался одинокий хутор или сарай для сена, мельница, выгон с овцами. Но не более. Здесь жили давно, и первые поселенцы с умом выбирали места. Высокие холмы и широкие лощины, изморщившие земную кожу, скрывали поселения лучше всяких магических щитов-невидимок.

Начинало темнеть, когда с верхушки холма, на который взбирались всадники, неожиданно выскочила растрёпанная девчушка и стремительно понеслась вниз. Дэннард мгновенно выставил левую руку, прикрытую маленьким треугольным щитом. Ярко засветился аметистовый кристалл, вделанный с внутренний стороны щита.

- Магия равновесия.

- Дитя Владыки? – недоверчиво пробормотал Гарка, обнажая меч. Однако клинок остался привычного стального цвета.

- Осторожно, цвет силы! – крикнул Рипл. Он первым разглядел, что именно составляло источник такой мощной ауры. Девчушка прижимала к себе фиолетовый бутон на толстом сочном стебле, вытащенный из земли вместе с луковицей и приличным кусок глины. Это «богатство» измазало девочке всю рубашонку, руки и даже лицо. Она порскнула мимо всадников, но Дэннард свесился с седла и ловко подхватил беглянку. В её глазах застыл дикий испуг.

Рипл бросил взгляд, кричащий: «Опасно! Что ты делаешь, идиот!», но не издал ни звука. Девчушка забилась в объятиях рыцаря, пытаясь высвободиться. Однако, делала она это неловко, боясь, видимо, повредить цветок.

- Ну, тише, тише, - громко зашептал мужчина. – Мы свои. Тише. Свои.

Девочка постепенно затихла, тяжело дыша.

- Спасите, - вдруг прошептала она, отлепив одну ручонку от цветка и теребя звенья на кольчуге рыцаря. За холмом послышался гомон и выкрики толпы. Рыцари обнажили оружие. Из-за холма на них выбежала ватага разношёрстно одетых мужиков.

- Именем короля, стойте! – крикнул Рипл, выставляя сияющий амулет.

Толпа не замедлила бега, отвечая нестройными проклятиями.

- Атакуем! – приказал командир.

Лишь немногие из нападавших имели мечи и броню, но и они не смогли оказать сопротивления. Четвёрка рыцарей, обученная справляться с озверевшей толпой не хуже, чем с ложкой для супа, утопила бандитский пыл в крови. Клинки взмывали к жемчужно-серому небу и опускались вниз с точностью молотка гнома-ювелира. Лошади, также отлично знавшие приёмы боя, расталкивали и разбрасывали врагов, открывая всадникам простор для атаки.

Вскоре всё было кончено.

- Это даже не бандиты, это какие-то ненормальные, - заметил Гарка, методично протирая меч ветошью.

- Скоро узнаем, - сказал Рипл, выразительно глядя на Дэннарда и его маленькую спутницу.

- Здесь холм с удобной пещерой, совсем недалеко, - подал голос тот.

- Хорошо, - кивнул командир, - укрепимся на ночь там.

Они, действительно, обнаружили удобную пещеру с маленьким ручейком, изникающим из скал, наполняющим лужицу в рукотворном каменном углублении и пропадающим в расщелине. Вход в пещеру, изначально непроходимый, также был расширен так, что внутрь могла пройти лошадь с поклажей.

Боуди мешал ложкой в котле, Гарка чистил лошадей, а Дэннард осматривал маленькую беглянку, смазывая и перевязывая ссадины и синяки. Синяков оказалось предостаточно, однако рыцарь понимал: главное в его нынешнем врачевании – не это. После перевязки он снял плащ, сложил его так, что получилась уютная мешанина из медвежьей шерсти, и уложил в это «гнёздышко» девочку. Потом из отдельного котелка налил в кружку густой отвар из сушеных целебных ягод и осторожно вложил в детскую руку. Второй рукой малышка так и продолжала сжимать цветок. Дэннард терпеливо ждал, пока их гостья напьётся. Он с опаской предложил ей ложку варева. Ещё одну. И ещё. Кусок лепёшки тоже был принят благосклонно. А потом, прожевав последние крошки, девочка взглянула на мужчину и, вдруг, зарыдала, уткнувшись ему в грудь. Дэннарду показалось, что она плакала несколько часов. Он не мог объяснить причину, но пребывал в таком смятении, что время для него стало течь совершенно по-иному.

- Уснула, - вдруг сказал Рипл. Улыбка тронула его губы. – Значит, расспросы - до завтра.

Дэннард свернулся рядом с малышкой, закутанной в его плащ, в изножье, и, хотя в его жизни ничего не изменилось, в эту ночь он заснул быстро и спал куда спокойнее многих предыдущих ночей.

***

-… а вот этот лысый дядька – Боуди, - закончил Дэннард. Их маленькая попутчица, Линди, покачивалась из стороны в сторону в такт лошадиной поступи, сидя впереди Дэннарда, закутанная в полу плаща. Из этой норки она доверчиво оглядывала рыцарей. Утром, когда девочка проснулась, они услышали её рассказ. Линди с родителями жила далеко к восходу отсюда. Несколько месяцев назад их деревню поразила гнилая хворь – редкая болезнь магического происхождения, от которой люди загнивали заживо, медленно и неотвратимо. Обычно такое случалось, если натыкались на древний магический могильник. Лекарство существовало, но оплата услуг мага-лекаря стоила больше, чем бедняки-крестьяне видели за всю жизнь. По неведомой причине Линди единственная осталась здоровой из всех. На последние сбережения родители купили ей место в купеческом обозе и отправили к бабке на север. А сами остались умирать.

В нарушение Устава Рипл связался с дежурным и оставил срочный запрос о судьбе деревни. Теперь они медленно ехали в сторону Ридрика, большого укреплённого поселения, почти города.

- Бабушка сразу про цветок силы рассказала, - голосок Линди тихонько звенел, напоминая теньканье серебряных бубенчиков, - как узнала, что только меня гниль не тронула. Она… она ведь знахарка. Сказала, вместе пойдём, сказала, что найдём и вылечим папу и маму. Сказал, на это желание цветка хватит.

Дэннарда убаюкивал этот голосок у себя на груди, и он иногда вздрагивал, словно просыпаясь.

- Ходили до ночи, лампадками светили. Я очень спать хотела, но всё равно ходила, потому что бабушка сказала, что ночью легче найти. Я нашла, нашла, - девочка улыбнулась, но затем её улыбка померкла:

- Как к деревне подошли, там чужих людей полно. Бабушка сказала, что нельзя в деревню. Мы в лес побежали прятаться…

Линди замолчала.

- Колдунов здесь полно, - заметил Рипл, - кто-то мог распознать ауру цвета силы. Деревенские могли сболтнуть про малышку. Или донести. Колдун подкупил разбойников или местных пьяниц…

- Они кричали, - вдруг зазвенел голосок Линди. – Они кричали. Чтобы мы им отдали цветок. Что хотят жить вечно.

- Ну, это слишком, - усмехнулся Гарка, но тут же смолк под взглядом Рипла.

- Их обманули, цветок не может такого, - мягко сказал Дэннард.

- Я знаю, - вдруг ответила девочка. – Знаю. Один из них выбежал прямо на нас. Мы побежали, но он догонял. Мы бежали по краю оврага, в темноте, а он светил факелом. Он догнал и схватил бабушку, а потом они упали. Факел погас, а я полезла вниз. Я искала бабушку. Я боялась звать, чтобы не услышали другие.

Линди выглянула из-под плаща, ища взглядом глаза Дэннарда, словно проверяя, слушает он или нет. Мужчина погладил русую голову девочки.

- Я… нашла. Они лежали на дне, в ручье. Я… Бабушка объясняла, что нужно прижать цветок к сердцу и сильно-сильно пожелать того, что хочешь. Я пожелала, - в глазах девочки стояли слёзы, - я желала даже сильнее, чем про папу и маму. Чтобы бабушка была жива…

Линди отвернулась, зарылась в плащ и зарыдала.

- Ну, ну, - Дэннард чувствовал, как беспомощность – и злость от этой беспомощности – охватывают его. – Погоди плакать. Родителям ты можешь помочь. Цветок поможет.

- Правда?

- Да, слово тарклайнена.

- Кого? – девочка удивлённо высунулась наружу, чуть успокоившись.

- Мы, - Дэннард кивнул на друзей, - рыцари ордена Лунных Львов. Тарклайнены. Ты слышала про врата Аэгиса?

- Ага, это вроде полянки, с которой тропинки в разные стороны идут, и можно попасть очень далеко, но очень быстро. С помощью магии.

- Ну, вроде того. Орден Лунных Львов находится очень далеко от нашей полянки. Очень. И попасть туда можно только через врата Аэгиса. Много лет назад, когда ещё даже твоей деревни не было, через эти врата пришли рыцари из другого мира и основали здесь свой… свою деревню. Вроде того.

- Так вы все издалека? Вы прошли через врата?

- Нет. Мы… хм… местные. Но мы вступили в орден, и теперь мы – тарклайнены.

- Вы хорошие. Я хочу быть как вы, рыцарем, - вдруг проговорила Линди.

Дэннард поймал одобрительный взгляд Рипла. Ну, разумеется, подумал мужчина, её не взяла гнилая хворь, ей дался в руки цвет силы. Неспроста же.

- А у вас есть желания? – спросила Линди.

- Ты имеешь ввиду дар Владыки?

- Ага.

- Были.

Желания… От этого вопроса тёмная муть поднялась внутри Дэннарда, и, хотя утреннее небо оставалось чистым, ему привиделось, что жёлтый глаз ночи вперился в него с высоты, а зрачок луны, словно живой, расширяется и сужается, рассматривая его. Желания… Каждый в их королевстве получал от Владыки дар. Желание. И, достигнув совершеннолетия, мог что-то пожелать. Желание взвешивалось. На другую чашу весов складывались дела. Какие и по какой «стоимости» - знал только Владыка. Считалось, что убить злого малефика – ценно, а вот пятьдесят лет поле пахать – не очень. Поэтому крестьянские желания не шли ни в какое сравнение с рыцарскими. Словно подслушав его мысли, Линди грустно пробормотала:

- Мы желали, чтобы хворь ушла. Мама. И папа. И все взрослые в деревне. Но даже на одного всех желаний не хватило.

Желания не складываются, грустно подумал Дэннард, но вслух говорить не стал. Он вспоминал своё желание. Почти все воины использовали желания в бою против врагов. Сколь бы велик по заслугам ты ни был, желание не могло вернуть к жизни умершего. Существовали другие способы, но не желание. Видимо, ни один поступок не тянул на такое. А вот кого-то уничтожить – пожалуйста.

Дэннард уничтожил своим желанием «стрелу смерти» - диверсионный отряд из нескольких бойцов-ассасинов и тёмных магов. Это случилось на одном из праздников урожая в большом портовом городе. Прорвись «стрела смерти» в толпу – и многочисленных жертв было бы не избежать. Он потратил желание не ради братьев, ближе которых у него не было. Он спас незнакомых людей, возможно, плохих. Убийц, воров, бандитов. Эти воспоминания тяготили его, но не они сейчас туманили окружающий мир. Его мысли, взметённые вопросом маленькой девочки, блуждали в сотнях лет отсюда. Пытаясь прогнать тьму, он погладил браслет на руке. Линди заметила его движение:

- Дэн, что это у тебя?

Рыцарь улыбнулся. Она звала его, словно старшего брата.

- Это печать выбора, Линди.

Он закатал рукав и показал широкий феррайновый браслет с замысловатым оттиском посередине.

- На дальнем юге, где я родился, есть обычай. Девушка и парень, уговорившись пожениться, обмениваются такими браслетами. Они добровольно отдают волшебнику по капельке крови, и волшебник связывает эти браслеты так, что если один прикоснулся к браслету, то чувствует и другой.

- У тебя есть невеста?

- Да, её зовут Энни. И перед тем, как я уехал, мы обменялись браслетами.

- Она красивая?

- Очень, - рассмеялся Дэннард.

- Она рыцарь?

- Нет, она простая крестьянка.

- А я буду рыцарем, - с вызовом заявила Линди из глубин плаща.

- Обязательно, - кивнул Дэннард. – И твои родители ещё порадуются за тебя. Я уверен, скоро мы получим вести о них.

- Дэн?

- Что?

- Почему у тебя по шесть пальцев на руках?

Тьма стукнула в сердце, словно молот. Во рту мгновенно пересохло, и холодный пот выступил на лбу. Мужчина выдохнул, судорожно сжимая поводья.

- Это от рождения. Просто от рождения. Не обращай внимания, малышка. Скоро мы доберемся до…

- Засада!!! – заорал Гарка.

В магические щиты, заблаговременно поднятые рыцарями перед отъездом, ударили тяжёлые арбалетные болты, соткавшиеся словно из морозной синевы небес. Придорожные кусты и канавы вспухли зеркальными пузырями, из которых вырвались закованные в воронёную сталь фигуры.

- Орки! – крикнул Боуди, вращая секирой.

- На прорыв! – скомандовал Рипл. Лошади послушно рванулись вперёд, но внезапно отлетели, ударившись о невидимую стену.

- Западня!

Их уже окружило более двадцати огромных орков, так непохожих на обычных, зеленокожих. Бронированные, отлично вооружённые, они несли реальную угрозу. Щиты-полусферы, отбросившие стрелы, не представляли для пеших воинов препятствия.

- Назад! – заорал Рипл, но было уже поздно. Враги сполна воспользовались внезапностью и магическим преимуществом. Наверняка, среди них находился опытный маг, заглушивший магические сканеры рыцарей. Уже более сорока новых солдат выстроились «подковой», выставив перед собой длинные копья.

- Прижаться к стене!

Все кроме Рипла, спешились. Линди спряталась, как смогла, за Дэннарда, сжимая драгоценный цветок. Гарка вытряхнул из странного тубуса белёсый порошок, который тут же разлетелся над дорогой. Стена за их спинами зашипела, но выдержала, а вот зеркальные пузыри полопались, и теперь рыцари увидели несколько высоких сосен, сплошь унизанных вражескими лучниками. Новый залп арбалетов заставил их магические поля также зашипеть.

- Пробьют, сволочи, Рипл, пробьют! – с отчаяньем заорал Гарка. – Девчонка, помогай. Ты же можешь!

- Это для мамы с папой! – зарыдала Линди, прижимаясь к бедру Дэннарда.

- Вы, трое, занять оборону, - скомандовал Рипл. – Я заберу с собой сколько смогу. Будет возможность – прорывайтесь к лесу.

С этими словами он свистнул и поскакал прямо на врагов. Лошади, послушные его зову, скакали рядом. Вот Дэннард увидел, как они смяли своими телами первый ряд, но тут же остановились, пронзённые десятками копий. Рипл неистово рубился, но даже меч-стекляшка с неохотой прорубал воронёные доспехи странных орков. Да и сами они действовали на удивление слаженно. Часть сразу отсекла командира тарклайненов со спины, но остальные вновь надавили на оставшихся рыцарей. Удары посыпались градом.

- Проклятые уроды! – заорал Боуди.

Дэннард понял, что друга ранили. Будь это обычные орки, против сотни у них оставался шанс. Но эти монстры были намного крепче, да и поумнее. Ещё один арбалетный залп накрыл щиты. Болты летели настолько густо, что один то ли пробил щит, то ли прошёл ниже, оставив кровавую полосу на щеке Гарки. Долго так продолжаться не могло. Ещё звучали проклятья Рипла, ещё отгоняла врагов секира Боуди, но по сути всё было кончено. Тёмная сила захлестнула Дэннарда, и он уже набрал воздух для того, чтобы произнести какое-то слово, как услышал за спиной:

- Умрите! Пожалуйста, умрите!

Воронёная сталь свистнула над головой. Дэннард не успел защититься в очередной раз от пяти мечей, и ногу выше колена пробил точный удар.

- Нет! - крикнул он. – Так силы цветка не хватит! Скажи, чтоб они просто замерли!

- Стойте! Замрите! – выкрикнула Линди, опустилась на колени и зарыдала.

Лишь только она успела договорить, как всё замерло. Орков заклинило, словно превратив в камень. Трое рыцарей бросились к врагам и начали лихорадочно срубать головы. Делали они это настолько поспешно, что стук отрубаемых голов о мёрзлую землю начал напоминать дикую барабанную мелодию северных племён. Они еле успели. Последние из арбалетчиков, к которым они подбежали, уже начинали шевелиться.

- Неужели спаслись… - пробормотал Гарка. Его руки дрожали, из раны на подбородке капала кровь. Боуди зажимал левое плечо, части которого просто не было. Привязанный к седлу убитой лошади стонал Рипл. А на дороге над увядшим цветком плакала Линди.

***

- Ну, до встречи, будущий рыцарь? – Дэннард ласково погладил Линди по щеке.

- Ага, - девочка кивнула и неловко накрыла его большую ладонь своей ладошкой. А потом обняла рыцаря за шею и что-то шепнула ему на ухо.

- Обязательно.

- Обещаешь? – требовательно зазвенел голосок девочки.

- Слово тарклайнена.

Дэннард поудобнее устроил Линди среди тюков с почтой и подошёл к командиру отряда, с которым уже беседовал Рипл.

- Всё будет в порядке, - заверил командир «почтовиков», - поедем быстро, охрана надёжная. Через неделю обнимет папку с мамкой.

- И, повторяю, не стесняйтесь просить помощи у ордена, - добавил Рипл. – О девочке знают. Её приём в Академию – дело нескольких месяцев. А мы добрых услуг не забываем.

Вчетвером они стояли и смотрели, как почтовый отряд быстро скрывается из виду. День назад они подняли на ноги весь Ридрик известием о засаде чёрных орков. А потом ввели в ступор всех местных купцов требованием заоблачного кредита. Купцы глазели на гору невиданных магических доспехов, сложенную на центральной площади городка и разрывались между страхом и жадностью. Жадность, как обычно, победила.

И родители Линди, и почти все в её родной деревне ещё были живы. Используя орденский канал, Рипл связался с ближайшим крупным городом и поставил на уши все магические гильдии, указав размер вознаграждения за снятие гнилой хвори с небольшой деревеньки. К исходу ночи дело было сделано. Происхождение гнилой хвори также не осталось без внимания, весть об этом, как и о чёрных орках уже легла на стол королевского совета. Благодаря важным известиям и Линди капитул ордена сквозь пальцы посмотрел на самоуправство Рипла, однако ему напомнили, что задание никто не отменял.

- В путь! – Рипл отвёл взгляд от дороги и вскочил в седло. Его ноги, как и плечо Боуди смогли основательно подлечить в Ридрике. Дэннард с грустью похлопал по шее свою лошадь, вспоминаю боевую подругу, погибшую под ударами копий чёрных орков.

Теперь они двигались осторожно, прощупывая путь на несколько миль вокруг магическими детекторами. Засада, в которую они попали, предвещала недоброе. Это поняли и жители окрестных деревень. Навстречу им тянулись длинные обозы тех, кто спешил укрыться под защитой короля подальше на юге. Дэннард знал, что многие так и не бросят насиженные места, попрячутся в лесах, надеясь переждать даже вторжение, если таковое случится.

Ещё через три дня они добрались до места. Обветшалый замок выглянул из-за очередного холма, как добрый старец, присевший у дороги. Ров оплыл, уже давно ничьи руки не поддерживали его в должном состоянии. Многие окна оказались заколочены или даже заделаны камнями. Парк зарос, пашни полнились сорняками, а на крыше гнездились вороны. Они подняли грай, когда Рипл постучал в небольшие воротца. На стук выглянул привратник.

- Мы посланцы ордена тарклайненов, - Рипл выставил руку с лучащимся амулетом.

- Заходите, - кивнул привратник. – Господин барон давно дожидается.

Они поднялись по тёмной лестнице на третий этаж. Лишь там обнаружились пригодные для жизни комнаты. В одной из них рыцари увидели сухопарого невысокого человека средних лет. Человек стоял у камина и грел руки, вытянув к огню.

- Господин барон? – вопросительно начал Рипл.

- Я – барон Крэтс, - недовольно перебил человек. – Да, вы приехали за мной. Я готов, и мы можем выезжать немедленно. Судя по тому, что я слышал, мы должны были выехать пару недель назад. А ведь я предупреждал ваших магистров.

- Тогда едем, - прервал его Рипл.

***

Они продвигались быстрой рысью к юго-юго-закату. Шли вторые сутки пути, похожего больше на бегство. По требованию Крэтса они не стали делать ночной стоянки, ограничиваясь короткими привалами для отдыха лошадей. Даже так животные выматывались быстрее обычного, однако Крэтс заверил, что через три дня они прибудут в Росток, где, по его прикидкам, будет относительно безопасно. Оттуда они смогут двигаться с обычной скоростью. Двое суток были на исходе, и до Ростока оставалось менее дня конного пути.

Смеркалось. Невдалеке, в двух-трёх пролётах стрелы, блеснула речка.

- Привал, - скомандовал Рипл.

- Давайте уж на том берегу, - возразил Крэтс.

- Хорошо, но лошадей пустим шагом, чтобы поотдышались, - сказал командир.

Они медленно двинулись к реке, оглядывая окрестности. На противоположном берегу, почти к самой воде подступал густой лес. Зато узкая тропка, которой они следовали среди оплывших, продуваемых северными ветрами холмов, уже некоторое время назад начала расширяться, а за рекой переходила в прямую благоустроенную дорогу, почти тракт. Дэннард помнил, что до самого Ростока будет множество деревень, где они смогут отдохнуть и подкрепиться. А, если потребуется, то и попросить вооружённой помощи.

- А что вы за птица такая, сударь барон? – вдруг спросил Гарка, намеренно коверкая обращение. Его губы кривились в нервной усмешке.

Рипл вплотную подъехал к Гарке и сурово посмотрел на него:

- Все мы на взводе после засады, но грубость не красит тарклайнена. Если есть что сказать, скажи мне.

- Да не стоит волноваться за мою гордость, – усмехнулся Крэтс. – Что за птица? А вы не знаете? Слабовато вас готовят в Академии. О сгоревшей библиотеке Блавикена тоже ничего не слышали?

- Слышали, - усмехнулся в ответ Гарка, косясь на Рипла и пренебрежительно сплёвывая на дорогу. – Слышали, была такая и сгорела до угольков. Пятьсот лет назад.

- Точно, точно, - в тон ему подхватил Крэтс. – Ну, хоть что-то вдолбили в ваши светлые головы.

- А вы, значит, та самая библиотека? – издевательски подыграл ему Гарка.

- Вроде того. Я архивариус из Блавикена. Из того Блавикена, до пожара.

Четверо рыцарей, как по команде уставились на барона.

- Вот что я за птица, сударь невежа. У меня в голове то, что никто в этом мире не найдёт и не восстановит. Если я не помогу.

- Больно вы хорошо сохранились, - заметил Дэннард.

- Для эльфа – плоховато, для полукровки – хорошо.

- Ах, вот в чём дело…

Наступило молчание. Лошади позвякивали сбруей, выдыхая облачка пара, да речка впереди бурлила на перекатах.

- А может, вы врёте всё? – брякнул Гарка. – Как вас проверишь, господин-фига-в-рукаве?

- Ну, спроси меня что-нибудь, - пожал плечами Крэтс. Не дожидаясь вопроса, он продолжил:

- Например, я знаю, что ваш друг, - он кивнул в сторону Дэннарда, - благородного происхождения. Лорд-граф Мораннот.

- Это мой отец, - ответил Дэннард, чувствуя, как внутри всё заливает холодом и тьмой.

- Разумеется. А вы какой-нибудь пятнадцатый сын, которому и податься некуда. Неважно, друг мой. Зато у вас два желания, а у них-то по одному! У Вас ещё оба в запасе?

Рипл натянул поводья. Отряд замер.

- Какие ещё два желания?

Дэннард ощутил, что земля начинает ходить под ним ходуном, словно гигантская раскалённая рука придавила его и скребёт о камни.

- Два желания, - ещё шире усмехнулся Крэтс. – А он не говорил, что ли? Бывает же, рождаются шестипалые, но шесть пальцев на обеих руках – это только в проклятом роду Мораннот. Так им Владыка доплачивает за прошлые обиды. У таких шестипалых, как ваш дружок, два желания, а не одно.

Три пары глаз уставились на Дэннарда.

- Это правда? – недоумённо спросил Боуди.

Дэннард до хруста сжал зубы. Затем выдавил:

- Да, но…

- А как же наши? - тихо проговорил Рипл. – Наши - Иксин, малыш Тика, капитан Догвайн - они же тебя, как брата любили!

- Вы не понимаете! – прошёптал Дэннард. Он впился в луку седла, чувствуя, как липкий пот стекает по спине.

- Ведь ты мог тогда их спасти! – Рипл тряхнул рыцаря за плечо. Дэннард дёрнулся, скидывая его руку. Их лошади встревожено заржали.

- Вы ничего не понимаете!

- Догвайн меня подобрал щенком на улице, - мрачно вымолвил Гарка. – Если бы не он, я бы сейчас в помойной яме валялся или глотки хорошим людям резал. Он мою душу спас. Дэн, почему? Ну, скажи, что оно просто не сработало! -в глазах Гарки блеснули слёзы.

- Вы… с вашим проклятым бароном… вы… - Дэннард не мог продолжать. Грудь перехватило так сильно, что слова отказывались выходить.

- Это его дело, - вдруг сказал Рипл. Он побледнел и стал напоминаться покойника, настолько кровь отхлынула от лица, и заострились черты. И на своего друга он тоже глядел, как на живой труп. – Всё, едем.

И тут их накрыло звуковой волной. Звуки огромных рогов заставили каждую кость в теле завибрировать. Лошади поднялись на дыбы и скинули своих седоков, а затем унеслись в сторону моста.

- За ними! – закричал Рипл, пытаясь подняться. Словно пьяные, они встали сначала на четвереньки, потом кое-как выпрямились.

- К реке! К мосту! – Рипл схватил за руку барона и потащил за собой. Остальные ковыляли следом.

- Скоро пройдёт! – кричал Рипл, настраивая картуш магической защиты. Оставшись без настоящего щита, он пытался слепить боковое поле из вихревых магических потоков. Постепенно в голове прекратило звенеть. Дэннард бежал позади всех, оглушённый не столько боевым рогом, сколько предыдущим разговором. Рипл глянул назад:

- Орки! И вервольфы! Северная мразь! Арьергард! А те чёрные ублюдки, наверняка, были разведгруппой. Будут занимать переправу! Дотянем до моста, а там взорвём его к лешему! И пусть пердят в свои поганые трубы, сколько влезет!

До речки оставалось ещё сотни две шагов, когда Дэннард оглянулся и понял, что им не успеть. Несколько самых быстрых волков-оборотней уже почти достигли моста, перекрывая беглецам путь. С рёвом Боуди снёс одному из вервольфов голову. Но уже спешили новые. Рипл оставил барона и врубился в поджарые волчьи тела, пытаясь пробиться.

Дэннард потерял счёт времени и ударам меча. Перед глазами плавала кровавая пелена. Внезапно он увидел, что стоит по ту сторону моста, сжимая поводья лошади. Каким-то чудом он прорвался. Один. Его друзья, окружённые полчищами чудищ, отбивались на том берегу. Без надежды. «Так или иначе, - обречённо подумал Дэннард, - либо друг, либо муж – всё сразу пожелать не получится».

- Сдохните, - прошептал рыцарь.

Орки внезапно раздулись и взорвались кровавыми ошмётками. Рипл и остальные застыли, тяжело дыша.

И тут тело Дэннарда начало меняться. Косматая голова вознеслась на четыре метра к небу, доспехи лопнули, раздираемые мускулистой плотью, кожа почернела и затвердела, огромные полуметровые когти на длинных лапах упёрлись в землю. Из волчьей пасти с драконьим оскалом исторглось жаркое дыхание. Там, где только что стоял рыцарь-тарклайнен, проплавляя землю и разметая пыль, высился чёрный монстр. Проклятие Мораннот в злое зимнее время, вдали от родного дома, у северных льдов – сбылось. Второе желание не даётся шестипалым даром.

- Подойдите!

Четверо людей потрясённо двинулись к нему.

- Обещайте, - рыкнул Дэннард, указывая когтем на обломки браслета, - что расскажете Энни обо мне. Расскажете правду. Теперь бегите. Вторжение северных орков началось.

- Дэн… - начал Рипл.

- Вы ещё услышите обо мне, - глухо промолвил Дэннард, развернулся и медленно поковылял к лесу.

Он не вполне приспособился к новому телу, движения давались ему с трудом. Однако отчего-то ему сделалось легче на душе. Пытаясь понять природу этой лёгкости, он поднял глаза к темнеющему вечернему небу. Луна взошла над горизонтом и теперь пристально всматривалась в мир. Но этот взгляд перестал волновать Дэннарда. Словно тьма, выпущенная им наружу, очистилась свежим северным воздухом, превратившись в защитную звериную оболочку. Внутри же не осталось ничего, что могло томиться и воспламеняться лунным взглядом. Сбывшееся проклятие не изменило его внутренней сущности, как он боялся. Любовь к Энни, дружеские чувства к братьям по ордену, нежные воспоминания о малышке Линди – они никуда не делись и по-прежнему волновали его сердце. По-прежнему он желал нести свет в мир. Но теперь ему предстояла иная дорога. Издалека он уже слышал голоса, неизвестные, но близкие и родные. Дэннард догадывался, что это предок, некогда бросивший вызов неведомым божествам, и до сих пор ещё сражающийся где-то среди миров, призывает его, шестипалого, к себе. Будоражащий, как поединок перед вражеской армией, пьянящий, как эль, возносящий и окрыляющий, Зов Эпигона сейчас звучал в мире Дэннарда, слышимый лишь только рыцарем Лунных Львов. Он согласно кивнул огромной лохматой головой и двинулся прочь, оставляя дымящиеся следы на камнях...

+3
969
Отличный рассказ! Погрузился в этот странный футуристический мир, созданный автором. Яркие живые описания, зубодробительный экшен и тонкий психологизм повествования — превращают это произведение в настоящую жемчужину в жанре героического фэнтези.
Загрузка...
Жанна Бочманова №1

Другие публикации