Кровь Падомая

Автор:
JohnHarpy
Кровь Падомая
Аннотация:
На просторах Скайрима, появляется человек из провинции Хай Рок. Кто он и какую цель преследует в этом холодном краю жестоких ярлов и страшных существ?
Текст:

- Что значит, не пропустите? – возмущался Кирг. - Говорю вам, я прибыл из провинции Хай Рок с торговым поручением, мое имя Кирг Амеди. Два дня пути по этой проклятой мерзлой земле. Ни дерева, ни даже кустика, чтобы разжечь костер. А теперь, когда я наконец добрался до вашей захудалой деревни, вы меня не пропустите?

Перед ним стояли двое стражников. На груди у каждого поверх кольчуги был изображен герб ярла. Один, с густой рыжей бородой и не меньше шести с половиной футов ростом, крепко держал коня Кирга за узду, в второй, развернув длинный засаленный пергамент, пытался записать его имя.

- Ты не шуми, а то мы тебя можем и в подземелье бросить, - пригрозил рыжебородый. - У нас правило, ночью пускать только тех, кто в списке, остальные днем.

- Бросайте! Покажите, где это ваше подземелье, я сам себя туда брошу. Все лучше, чем замерзнуть у ворот.

- Кирт Аргреди? – переспросил второй.

- Кирг А-МЕ-ДИ.

Стражник нахмурился и снова принялся медленно выводить слова на пергаменте.

- Почтенные, мы с вами неверно начали. Я прибыл из Дагерфолла с торговым поручением. В дне пути от порта Буревестника наше судно попало в шторм. А теперь я страшно замерз и буду очень вам благодарен, если вы все же меня впустите, - Кирг достал из-за пояса небольшой кожаный мешочек, который чуть звякнул, когда он положил его на ладонь.

- Ты что, думаешь нас подкупить? – рыжебородый тряхнул головой. – Уж как-нибудь обойдемся без подачек полуэльфов.

- Я - Бретон, - возмутился Кирг.

- Оно и видно, полуэльф и есть, - кивнул второй, скручивая лист пергамента.

- Имя мы твое записали, утром сможешь войти в город, - сказал рыжебородый, но лошадь не отпустил.

- Так вы не меня не впустите? – взмолился Кирг.

- Ничего, зачем тебе наша захудалая деревня, разведешь костер у ворот, вон под той сосной, а утром пустим.

- Если не замерзнешь, - усмехнулся второй.

- Друзья, если вы обиделись, так это видно, я язык отморозил и несу чего не попадя. Деревня у вас совсем не захудалая, а очень даже чудесная.

- Мы тебе не друзья, - стражник сплюнул на снег. – Куда вам, полуэльфам, наши деревни. У вас то поди одни дворцы каменные, да крепости.

- Давайте вы меня впустите, я сразу вон в ту чудесную корчму пойду. Я даже отсюда вижу какой белый дымок оттуда идет. А я вам помогу в вашем нелегком деле, - не сдавался Кирг.

- Торговаться будешь с кем-нибудь другим, - бросил стражник с пергаментом.

- Обожди, Хальв, - сказал рыжебородый. - Это в каком таком нелегком деле ты нам собрался помочь?

- Я поначалу ведь не понял, почему вы людей в деревню только днем пускаете. А теперь все ясно стало, из-за полуночников так, верно?

Стражники не ответили, только нахмурились.

Кирг понял, что попал в точку.

– Я же Бретон… полуэльф, то есть. А мы в магии кое-что знаем. Есть у меня амулет один, - он полез в свою дорожную сумку. – От вампиров то, что надо. Сразу поймете, что перед вами кровосос. А в бою так и как защита сгодится.

Кирг вынул из сумки вытянутый кожный мешочек и протянул стражнику. Тот отступил на шаг. Тогда Кирг, сняв перчатку, сам вынул амулет, и положил его на ладонь.

- Отличная вещь, без обмана. Оставил бы себе, да лошадь уже с ног валится, а сам я так продрог, что не чувствую ног до самого пояса. Вам он нужнее, возьмите в качестве извинения за мои необдуманные слова.

Рыжебородый осторожно взял амулет, повертел в руках и протянул второму. Видно вампиры и вправду им сильно докучали.

- Ладно, так уж и быть, Кирг Амеди из Дагерфолла, проезжай, - стражник выпустил узду и отошел.

- И помни нашу доброту, - сказал второй, пряча амулет под кольчугу.

Кирг не ответил, только пришпорил коня, пока эти двое не передумали.

***

Корчма больше напоминала хлев, чем приличное заведение. Кирг сразу снял комнату и заказал себе выпить и поесть. Нордский мед оказался лучше, чем он ожидал, а за хорошую плату хозяин даже подал ему не злокрысье, а настоящее оленье мясо. Следующие полчаса он только ел и пил, а когда с оленьей ногой было покончено, не стал засиживаться и сразу поднялся к себе в комнату.

Из-за чертовых стражников он лишился своего амулета, который долгое время зачаровывал его сам, но жалеть об этом не стал. За окном завыла метель и Кирг представил, как ночевал бы под той сосной у ворот, если бы не подкуп, и поежился. Свеча бросала на стены причудливые тени. Он лежал на спине и смотрел в потолок, на котором вырисовывалось темное закопченное пятно. По расчетам шел второй день заката солнца. Прошла неделя со дня отплытия из Дагерфолла в порт Буревестника на торговом судне. Деревня, в корчме которой он сейчас лежал, стояла в Хаафингаре, а значит, предстояло еще не меньше трех дней пути.

***

- Это отличная нордская лошадь, а за вашу я бы и ста золотых не дал, - седой лысеющий хозяин конюшни упер руки в бока.

- У меня больше нет, а мне еще припасы покупать. Возьмите ее хоть в полцены.

- Говорю вам, за такие деньги она мне без надобности.

- Хорошо, берите ее бесплатно. Только подкуйте эту, как следует.

- Сделаем, - он вытер рот рукавом и принял из рук Кирга увесистый мешочек.

Утро выдалось холодным. Кирг не мог привыкнуть к суровой погоде этих мест, хотя и бывал в Скайриме раньше. Правда, было это в месяц второго зерна, когда здешние земли мало чем отличаются от зеленых холмов Хай Рока. Пока готовили коня, он отправился на поиски провианта. Небо заволокли серые тучи, на промерзшую землю падал редкий снег. Кирг прошелся по лавкам местных торговцев и постарался как можно плотнее набить свою дорожную сумку.

В одной лавке он купил четверть круга козьего сыра и несколько кусков соленой оленины. Местные жители в это время года питались преимущественно этими продуктами, но Кирг не привык к такому скудному рациону. Не малых усилий ему стоило добыть горшок соленой капусты. Он ухитрился доплатить хозяину бакалейной лавки, и тот лично отвел его в свой погреб, продав четыре зеленых яблока из своих запасов. Как раз, когда Кирг управился, была готова лошадь. К полудню он уже ехал по тракту на север-запад к возвышающейся на горизонте снежной горной гряде.

Кирг ехал весь день, лишь изредка останавливаясь, чтобы проверить направление. Постепенно дорога начала сужаться, а затем разветвлялась надвое. Основная ее часть уходила на восток, к Солитьюду, а вторая тоненькой полоской продолжала бежать вверх в горы. Путь Кирга лежал не в Солитьюд, он понадежней спрятал от ледяного ветра лицо в капюшон и направил коня по узкому пути. Сначала дорога была вполне приличная. Кое-где ее пересекали ручьи, бежавшие из трещин в камнях, где-то она пересекалась со звериными тропами, но по-прежнему была хорошо различима среди редкой травы и одиноких валунов.

Кирг переночевал, укрывшись от непрерывного ветра за откосом холма, поросшего мхом и пожухлой травой. Со временем тракт становился все уже и незаметней. Этого он опасался больше всего. Найти нужное ему место в степях Скайрима, пользуясь одной только навигацией, было бы делом простым. Но эта часть провинции находилась в горной местности и привести его точно к цели могло только знание этого края. Нужно было торопиться, серое небо все еще держалось и Кирг старался успеть найти верное направление, пока снег плотной пеленой не лег на его пути.

К середине дня ему пришлось остановить коня и взобраться на холм для лучшей видимости. Будь он полным профаном в таких делах, его бы никогда не отправили в подобное путешествие. Кирг хорошо знал, иногда путь легче отыскать, посмотрев со стороны, чем пытаться найти его, глядя под копыта лошади. Увиденное ему не понравилось. Тропа, извиваясь и скользя между камней тонкой, но еще хорошо заметной линией, уходила в ущелье. Очевидно это был единственный путь и иных вариантов у него не было. Надеясь не встретить в этих местах грабителей, он все же закрепил меч на поясе и выдвинулся вперед. Снегопад застал его уже вечером прямо в ущелье. Кирг понимал, что с этого момента он вряд ли скоро увидит теплое солнце и зеленую траву. Эти места были самой суровой частью провинции. Здесь царила вечная зима.

Конь пробирался сквозь снег, тяжело втягивая холодный воздух мощными ноздрями. Его сильная шея со светлой гривой сгибалась и выпрямлялась, словно крепкий ствол дерева под порывами ветра. Конюх его не обманул, это было прекрасное животное. Настоящая нордская порода лошадей, крепкая и суровая, как и все, что здесь обитало. Ни один конь из Хаммерфелла не мог бы похвастать такой выносливостью, силой и стойкостью к непогоде, уже рухнув бы в снег вместе с всадником. Кирг решил спешиться, дав коню немного отдыха. Опасности он видел. Скалы укрывали его от ветра, а обвалов он пока мог не бояться. Но все же это оказалось ошибкой.

Как только он спешился и взял коня за поводья, по ущелью эхом пронесся вой. Впереди показался черный волк размером с молодого оленя. В Хай Роке таких не обитало. Кирг попытался вскочить на коня, но ему это не удалось. Конь понесся назад тут же, как чудовище зарычало. Его резко дернуло вперед и Кирг рухнул лицом в снег, но сразу вскочил на ноги. Конь попытался прорваться, но путь ему преградили еще две крупные фигуры с оскаленными мордами. Он заржал и встал на дыбы. Шансов против целой стаи у него не было. Кирг вынул клинок из ножен и принял стойку, как его учили.

Над его головой, со свистом рассекая воздух, пронеслась стрела и беззвучно ушла в снег. Кирг инстинктивно пригнул голову, озираясь. Следующая прошла в каких-то дюймах от морды зверя, ударилась о скалу и сломалась надвое. Кирг наконец заметил фигуру на одном из выступов. Стрелок явно целился не в него. Третья стрела попала в цель. Один из волков подскочил на месте и, клацнув челюстью, пустился наутек. Стрелок двумя ловкими прыжками спустился в ущелье и грозным рыком, размахивая тяжелым луком, разогнал остальных нападавших.

- Лови коня, дурень, уйдет ведь! – крикнул он Киргу.

Кирг, даже не спрятав меч в ножны, бросился ловить свою собственность. Через несколько минут он смог поймать перепуганное животное и привести его обратно. Его спаситель ждал с широкой улыбкой на заросшем густой бородой лице.

- Лодмунд, - рявкнул человек. На его массивных плечах лежала тяжелая меховая накидка из грубого белого меха. Такого Кирг раньше не видел. Голову покрывал капюшон из лисьего меха. В руках он держал две стрелы, одна была сломана.

- Кирг Амеди.

Брови Лодмунда взметнулись вверх.

- Не иначе Бретон. Да в наших краях.

- Верно. Я благодарен вам за мое спасение и спасение моей лошади.

- Да не за что, только вот стрел на вас не напасешься, - усмехнулся он. – Пойдем, у меня совсем рядом лагерь, там и потолкуем.

Человек повел Кирга вверх по ущелью, и они вскоре вышли на возвышенность, покрытую небольшим лесом. Кирг разглядел среди деревьев палатку, удачно скрытую под частью холма. Любой, кто здесь проходил, не заметил бы такого лагеря, если бы ему только не указали на него рукой.

- Привяжи коня вон там, - Лодмунд указал рукой на поваленную сосну, у которой стояла еще одна лошадь.

Кирг расстегнул подпругу, снял с коня седло, узду и ремни и накормил животное, не пожалев целого яблока в качестве награды. Затем они расположились у костра, и он смог разглядеть своего спутника поближе.

Это был уже не молодой мужчина с легкой сединой в бороде. В ущелье, Кирг этого не заметил из-за снега.

- Вы охотник? – спросил он, протягивая ему кусок козьего сыра и немного соленой оленины.

- Ты верно догадался. А вот ты точно не охотник и не был в этих местах раньше.

- Как вы узнали?

- По тому как ты держался против волков, - улыбнулся Лодмунд.

- Я выглядел так растерянно? – в его голосе звучала обида.

- Нет, напротив, ты держался очень храбро. Я бы даже сказал, безрассудно храбро. Я понял это потому, что у тебя даже щита нет. Незаменимая вещь в этих местах. Против тролля, конечно, не поможет, зато от волков отбиться с щитом куда больше шансов на успех.

- Я привык держать левую руку свободной.

- Я заметил, - снова усмехнулся Лодмунд. – Только вот магия в этом вряд ли бы тебе помогла. У этих тварей слишком толстый мех и шкура, разрядом не возьмешь. Разве что ты собирался попытаться их спалить.

- Да, - подтвердил Кирг. – Я так и собирался сделать.

- Не лучшая идея, учитывая, что кругом снег.

Кирг понял, что в этом споре ему не выйти победителем и решил сменить тему.

- А вы не опасаетесь охотиться в этих местах в одиночку? Лук то у вас отличный, может и троллю шкуру пробьет. Только вот от стаи волков в одиночку все равно не сдюжить.

- А я привык охотиться один. Уже шесть лет, как один, - Лодмунд опустил голову, мышцы на его лице задвигались.

Он на минуту замолчал и снова заговорил.

- С троллем ты конечно хватил, но лук у меня и правда отличный, спорить не стану. Ты накидку мою видишь? – он повел плечом так, чтобы свет костра лучше осветил белый грубый мех.

- Никак не пойму, чей это мех.

- Так вот горный тролль и есть. Даже саблезуб близко не подойдет, не говоря уже о волках.

- Так вот почему они сразу бросились наутек, - Кирг не смог сдержать восхищения. – Как же вы ее раздобыли?

- Выменял у некромантов, - спокойно сказал Лодмунд. – Они хоть и вне закона, но клянусь Талосом, торговать с ними никто не запрещал.

- У нас в Хай-Роке некромантия - одно из ведущих направлений магии.

- Так ты значит бретон, - Лодмунд по-прежнему улыбался, хотя глаза его сверкнули.

- Я не шпион, - угадал его мысли Кирг. – Я знаю почти все предрассудки, связанные с бретонами. Полуэльфы отличные маги, а еще шпионы. Первое, правда, не так уж лишено смысла.

Лодмунд громко рассмеялся.

- Ты мне нравишься, Амеди, пусть ты даже и шпион. Хотя будь ты шпионом, мы бы скорее встретились с тобой в Солитьюде или Виндхельме, нежели в этой глуши. Что привело тебя сюда одного?

- Что ж, в этом нет никаких секретов. Я ищу дом человека по имени Квинт Декимий. Мне сказали, что он живет в этих местах.

- Я знаю человека с таким именем. Старик, который живет один в хижине у подножия горы Салот, как раз на западе от сюда. Я бывал у него иногда, продавал ему шкуры и мясо.

- Давно?

- Последний раз месяцев пять как назад. Только если ты ищешь его хижину, то ты забрал слишком вправо. На главном тракте ты должен был пройти дальше, до развилки трех камней и только там свернуть в горы.

Лодмунд заметил разочарование на лице Кирга и добавил.

- Ничего, я проведу тебя завтра и покажу другой путь. Возвращаться не придется. Тебе повезло, сильные снегопады еще не начались и дорога тут относительно безопасна.

***

Снег не переставал идти, кони проваливались в сугробы до самых колен. Теперь с ним был надежный и сильный спутник, но Кирг все равно не рисковал спешиваться. Они взбирались все выше, между массивных скал и обледеневших каменных уступов, то и дело поднимаясь, а затем спускаясь вниз. Где-то ветер лишь слегка трепал гривы коней, а где-то словно старался выбить их из седла. Кирг чувствовал, как высоко они забрались и представлял, насколько красивый вид должен был оттуда открывался, если бы не снегопад. Лодмунд вел их уверенно, не разу не останавливаясь, помня каждый поворот и каждый камень, даже не смотря на метровые сугробы и плохую видимость.

К полудню ветер стих и снегопад прекратился. Они сделали привал и немного отогрелись у костра. Ко второй половине дня путники вышли на обледеневшее плато, откуда открывался по истине чудесный вид на просторы здешних земель. Кирг очень любил свой край Хай Рок и считал его самым красивым из всех существующих провинций. Но и он не смог сдержать восхищения перед открывшейся картиной. Отсюда были видны просторы снежных степей с могучей горной грядой на востоке. Сейчас верхушки тех гор были скрыты в белой завесе облаков, которые бежали на юг с его негостеприимными и сухими ветрами, с золотым березовым лесом и серебряными озерами. С юга на север тянулась река Карт, разрезая горные хребты и берущая начало в горах Драконьего хвоста. Где-то далеко на севере она впадает в море призраков, разнося массивные айсберги, что губят моряков.

- Вон за той горой будет дорога. Она хорошо различима даже в такую погоду. На каждом повороте установлены камни, не пропустишь. Я доеду с тобой до нее, а затем нам нужно будет распрощаться.

- Спасибо, Лодмунд. Если судьба сведет нас еще раз, я постараюсь отдать этот долг.

Охотник улыбнулся и покрепче закрепил дорожную сумку.

- Что ж, вперед. Нам нужно успеть до вечера, чтобы ты вышел на поворот у горы Салот до темноты.

Еще некоторое время они ехали молча. Ветра не было и даже серое небо немного просветлело.

- Три дня назад я был в деревне, что у подножия, - начал Кирг. – Я прибыл туда ночью и меня не хотели впускать.

- Знакомое дело, - кивнул Лодмунд. – Меня-то там хорошо знают, а у других охотников бывали такие случаи.

- Что там произошло, раз ярлу пришлось предпринять такие меры?

- Ты ведь не глуп и наверняка все понял. А вот саму историю я тебе, к сожалению, поведать не могу. Слышал только немного и то, не ясно, правду ли. Но вот, что я знаю точно, так это то, что спрос на серебро в той округе сильно вырос. А это наталкивает меня совсем на иные мысли.

Кирг непонимающе посмотрел на Лодмунда и тот пояснил.

- Хочешь знать мое мнение? Не поселялись в Хаафингаре никакие вампиры. Единственное, что там поселилось, это слухи, ловко пущенные некоторыми лицами, приближенными к самому ярлу. Сейчас в Хаафингаре не простая политическая ситуация и все эти истории - лишь ее часть, не больше. Запреты такого рода это жесткие правила прежде всего для чужаков. А ведь они кто? Торговцы в первую очередь. Война может идти не только мечом да топором.

Для охотника Лодмунд был прекрасно осведомлен о политических делах. Теперь Кирг понимал, как этот человек не боится охотиться в этих местах в одиночку. В этом мире не было силы, что могла бы его пугать. Он торговал с некромантами и пугал волков только своим грозным видом. Наверняка и здешние разбойники его знали и с них он тоже имел выгоду. Кирг не знал его истории, но что-то такое произошло в жизни этого человека, отчего его не страшили ни тролли в горах, ни ярлы в золотых залах.

***

Кастус повел мечом в сторону, уводя лезвие его клинка, и резко сместился вправо. Кирг отшатнулся в противоположную сторону и тут же резко обернулся, стараясь снова замахнуться. Но Кастус сделал это раньше, его движения были хорошо выверены и точны. Он легко уклонился и ударил эфесом в грудь соперника. От резкой жгучей боли Кирг выронил меч и, согнувшись, упал на траву.

- Прости, немного не рассчитал, - произнес Кастус. Хотя его извинения больше прозвучали, как издевка.

Кирг лежал на траве, не в силах разогнуться, из его груди вырывался глухой кашель.

- Кирг! – послышался мелодичный женский голос. – Кирг, Магистр Гелес хочет тебя видеть.

- Магистру придется немного подождать, - спокойно сказал Кастус. Он подошел ближе и наклонился к скорчившейся фигуре Кирга.

- Тебе нужно больше тренироваться. Книги это еще не все, пойми. Магистр и все мы тебя очень ценим. Во имя Джулианоса, Кирг, ты должен работать усердней.

Кастус спрятал свой меч, больше походящий на широкую шпагу с резным эфесом, снял с левой руки перчатку и прикоснулся пальцами к груди Кирга. Боль тут же отступила, мышцы перестали лихорадочно сокращаться и Кирг смог выпрямиться. Он еще полминуты лежал на траве, затем поднялся, подбирая свой меч.

- Спасибо.

- Тренировки, Кирг, - снова повторил Кастус, кивнув.

- Тебя хочет видеть Магистр и немедленно. Вечером он отбывает в Тулун и хотел непременно поговорить с тобой до отъезда, - девушка уже стояла рядом.

Кирг опустил меч в ножны, и они вместе пошли по вымощенной дорожке вдоль восточной стены храма. Свежий морской ветер приятно холодил вспотевшие волосы.

- Ты сегодня нашла кровавый венец?

- Нет, не нашла, - в уголках ее красивых губ пряталась улыбка. На ней было светло-голубое легкое платье и локоны спадали ей на плечи, казались на солнце золотыми. – Потратила все утро в поисках этого гриба, но так и не нашла, - она посмотрела на Кирга. – Зато я набрала целую кучу крыжовника.

Они любили вечерами сидеть на открытой веранде храма, есть крыжовник, в этом году он выдался очень сладкий, и пересказывать друг другу прочитанное накануне.

- Ты сегодня сможешь отпроситься у отца?

Девушка хитро улыбнулась.

- Хениэль, когда-нибудь он поймет, что ты сбегаешь вечерами.

- Не бойся, - она вскинула изящный подбородок. – Он знает. Я говорю, что хожу в храм, чтобы читать. И это не так уж далеко от правды.

Они поднялись по залитым солнцем ступеням и зашли в прохладную тень каменного свода. В большой зале Хениэль его покинула. Кирг прошел в северную часть храма, мимо алтаря Джулианосу и поднялся по винтовой лестнице в покои Магистра.

***

Высокий сводчатый потолок покоев магистра пробуждал чувство величия древности. Несмотря на то, что во дворе палило солнце, в помещении было прохладно. Пахло луговыми травами и сладковатым запахом лечебных зелий. Магистр сидел в высоком кресле у камина, изучая толстый том в черном кожаном переплете.

- Кирг, хорошо, что ты пришел. Хениэль сказала тебе, что я хочу тебя видеть?

- Да, Магистр.

- Хорошо. Садись, - он указал на кресло напротив.

Кирг отстегнул меч, повесил его на стойку для оружия у двери и сел.

- Как ты уже заметил, я изучаю книгу Даэдра. Это уже шестой том за два дня. Пытаюсь найти ответы, но чем дольше изучаю, тем больше понимаю, что у меня слишком мало информации, - он закрыл книгу и посмотрел на Кирга уставшими глазами. – Ты знаешь, последователей у нашего ордена немного, едва есть хотя бы пара наших людей в каждой провинции Тамриэля. Но и этого нам хватает. Ведь важно не количество последователей, а их качество.

Кирг кивнул в знак согласия.

Магистр положил книгу на полированный дубовый стол и тяжело вздохнул.

- Значит, все-таки даэдра? – не выдержал Кирг.

- Теперь сомнений быть не может. Вигнар обнаружил источник. Это совершенно точно даэдра, не очень сильный, но есть опасение, что его сила намного больше, чем мы можем видеть сейчас. Как будто кто-то пытается скрыть его от посторонних.

- Как это?

- Как я уже сказал, Вигнар нашел источник. Хижина в горах Хаафингара. Там живет человек по имени Квинт Декимий. Мы не знаем кто он и состоит ли он в каком-нибудь ордене. Но мы точно знаем, что угроза исходит именно от него. Этот человек живет там уже очень давно, и никто не видел, чтобы он покидал свое жилище, а это наводит на мысли.

Кирг уже знал, что ему предстоит. Ордену был нужен человек, который отправится в Скайрим и найдет ту хижину, найдет этого человека и совершит то, что необходимо. Ради света Джулианоса. Это было единственным верным решением. А Кирг лучше, чем кто-либо еще, мог справится с этой задачей. Он единственный из ордена бывал в этих землях. Единственный был достаточно подготовлен магически, чтобы справиться с даэдра.

- А теперь я хотел бы поговорить с тобой о самом главном, - магистр встал и подошел к открытой веранде, через которую солнечный свет попадал в покои.

- Кирг, наш орден очень малочисленен. Я повторяю это так часто, чтобы и ты понимал всю важность этой действительности. Он больше имеет славу академии магии и наук, хоть и был создан в Дагерфолле больше трех веков назад. Мы единственные несем свет науки и свет веры людям. И очень ценим наших последователей, - он сделал паузу, а затем его тон стал мягче.

- Я знаю о твоих чувствах к Хениэль, знаю о ее чувствах к тебе. Знаю я и о твоих чистых и серьезных намерениях. И если ты скажешь, я тут же дам вам благословение Джулианоса. Этим шагом, вы сделаете для нашего ордена куда больше, чем могли бы сделать мечом или словом.

Они некоторое время молчали. Решение Кирг уже принял, но в ордене было принято не давать ответа сразу. Он вступил в орден понимая, что ему может никогда не придется взяться за меч или рисковать жизнью, но если такой момент настанет, он сделает это без колебаний. Ради света, ради таких, как Хениэль. Любовь к ней только придавала ему решимости, но не была причиной отказаться от своей клятвы.

- Я сделаю это, - наконец сказал он.

Магистр снова тяжело вздохнул и кивнул.

- Я принимаю твое решение. Сегодня после полуночи приходи снова. Я дам тебе указания и всю информацию, которой мы владеем. А ее отчаянно мало.

***

Ночь опустилась на горы с такой быстротой, словно землю накрыла чья-то исполинская тень. Кирг продолжал путь несмотря на ледяной ветер и плохую видимость. Привал было делать негде, а все попытки развести костер в такой метели закончились бы ничем. Ему оставалось только рассчитывать, что Лодмунд указал ему верный путь и он дойдет до хижины раньше, чем его конь свалится без сил. Он продолжал путь крепко прижавшись к его массивной шее и закрыв лицо от жгучего ветра. Вдруг ему показалось, что идти стало легче. Он осмелился поднять голову и заметил, как метель начала стихать прямо на глазах. Он поднял голову еще выше и заметил блестящие звезды. Конь прошел еще несколько метров и ветер стих вовсе. Перед ним открылась снежная поляна. С одной стороны, возвышались горы, а с двух других поляну окружал лес. Он заметил хижину у самого подножия. Совершенно обычная нордская хижина с покатой крышей и пристроенной конюшней. В ее окне мерцало пламя свечи.

Когда он подошел ближе, чем на тридцать футов, дверь хижины приоткрылась и на пороге появился старик. На вид ему было не меньше ста. Он был одет в серую мантию и опирался на палку. Старик только жестом указал в сторону конюшни и закрыл дверь.

Кирг отвел лошадь в конюшню и накормил, отдав все яблоки. Ему хотелось, как следует, отблагодарить своего друга. Если бы не этот конь, он бы давно уже безмятежно спал где-то в горах, навсегда укутанный снегом. Когда он управился и вернулся, дверь хижины снова приоткрылась, на этот раз в проем высунулась голова черной собаки. Пес был огромен, почти размером с тех волков, что Кирг видел недавно. Он смотрел на него так пристально, что Кирг остановился, не осмеливаясь войти.

- Заходи, чего ты там застыл, - послышался хриплый голос старика. – Хьер - самый добрый пес во всем Тамриэле, если его не злить.

Кирг вошел и пес, отбежав от двери, улегся у камина рядом с хозяином.

- Сегодня у меня больше гостей, чем бывает за год, - произнес старик, улыбаясь. Казалось, он был не против гостей. – Проходи, отогревайся и скажи, как тебя зовут.

- Я - Кирг Амеди, бретон из Дагерфолла, - Кирг прошел к камину, подставив ладони под жар огня.

- Мое имя - Квинт Декимий. И как же ты оказался в этих местах, Кирг Амеди?

- Я прибыл с торговым поручением и заблудился в горах.

- Видно, чья-то злая магия сегодня гонит ко мне людей, не иначе. Раз и ты тоже сегодня заблудился в метели, - его взгляд метнулся в сторону.

Кирг только сейчас понял, что они были не одни. Он проследил взгляд старика и заметил темную фигуру в углу. Человек устроился на полу на медвежьей шкуре, следил за их разговором и что-то перебирал в руках.

- Ра'Джах пришел ко мне сегодня днем, наткнувшись на мой дом так же, как и ты. И мы как раз вели с ним интересную беседу, когда я услышал твое приближение.

Глаза каджита по-кошачьи блеснули. Он поднялся и подошел ближе. Кирг пожал протянутую ему сильную руку.

- Ра’Джах- тоже торговец, - сказал старик, после чего зашелся в приступе кашля.

- Значит мы ссоратники по делу, - мягко, но с сильным акцентом сказал каджит, внимательно разглядывая Кирга желтыми звериными глазами. – Мое имя произноссится как Ра’ДжоК. Но вссе называют меня Ра’Джах. Людям ссложно выговаривать нашши имена.

- Что ж, я немногим богат, но кое какая еда у меня имеется, и я буду рад разделить с вами свой ужин, - сказал Кирг.

- Не стоит беспокоиться, господин Амеди. Ра’Джах приготовил отличную похлебку, а у меня в погребе полно сыра и копченых уток. Располагайтесь и мы продолжим нашу беседу уже втроем.

Ужин получился отличным. Старик не страдал от недостатка продуктов. В погребе нашлись не только утки и сыр. Кирг обнаружил целый бочонок вина, а Ра’Джах нашел маринованный перец и пару сладких рулетов. Старик ел очень мало, тогда как каджит доедал уже вторую утку. Кирг тоже не отказал себе в удовольствии, как следует, поужинать и искренне поблагодарил хозяина за такой радушный прием. Для него, выросшего в богатом крае, питаться несколько дней одним только сыром и солониной было весьма сложно.

- Ко мне редко кто заходит, а ем я, как вы заметили, совсем мало, - пес сидел рядом со стариком, а тот поглаживал его по исполинской голове. – Можно сказать, Хьер ест за нас двоих, - он засмеялся и сразу закашлялся.

Киргу этот смех показался недобрым.

- Теперь, я думаю, пора продолжить нашу беседу. Господин Ра’Джах, убежден, что норды в своем большинстве, питают сильную антипатию ко всем расам без исключения и что такие расы, как каджиты, никогда не будут приняты ими, как часть их общества.

Кирг всегда осуждал подобные взгляды, но также считал, что неприязнь конкретно к каджитам не всегда лишена оснований. Так же он считал невероятным преувеличением обращение «господин» именно к присутствующему представителю этой расы. Даже приставка «Ра» в имени каджита не заставила его усомниться в верности своих мыслей. Многие добавляли эту приставку, означающую статус, к своему имени, чтобы придать ему значимости.

- Я бы не сказал, что все норды придерживаются таких принципов, но частично я согласен со словами Ра’Джаха, - Кирг кивнул в сторону каджита. Тот даже не удостоил его взглядом, разрывая зубами копченое мясо. Казалось, эта беседа была ему чужда, а высокие слова, которые использовали Кирг и старик, и вовсе не доходили до его слуха.

- Несколько дней назад я и сам столкнулся с проявлением подобного нордского радушия.

- В самом деле? – удивился старик. Когда он улыбнулся, морщины на его смуглой коже стали еще заметней.

- Четыре дня назад мне довелось встретиться со стражей местной деревни, и они заподозрили меня в шпионаже.

- Право, я на вашем месте разглядел бы в этом лесть. Согласитесь, предрассудки на счет бретонов куда лучше, чем такие же предрассудки к каджитам или аргонианам.

- Лучшше пуссть тебя сcчитают вором и пресступником, нежели шшпионом, - прошипел каджит, оторвавшись от обгладывания кости.

- Я бы с вами не согласился, господин Ра’Джах, - возразил старик. – Шпионаж ремесло тяжелое и очень опасное. Необходимо обладать высокими качествами, чтобы преуспеть в этом деле. К тому же, бретонов также считают искусными магами.

Каджит издал неоднозначный звук, то ли мурлыкание, то ли рык и снова принялся за кость.

- А вы, если я не ошибаюсь, не принадлежите к гордому народу нордов, - заметил Кирг.

- Верно, по происхождению я - имперец. Но нахожусь в Скайриме уже больше половины своей жизни, - старик снова сильно закашлялся.

- Почему же вы выбрали этот суровый край?

- Так сложилось.

Старик на время замолчал, всматриваясь в лицо Кирга.

- Но вы не бойтессь, я не вор, я торговец, - вдруг произнес каджит.

Он так резко вклинился в их разговор, что оба его собеседника посмотрели на него слегка недоуменно.

- А вот вы, оччень даже похожжи на шшпиона, - обратился он к Киргу и приложился к кубку с вином. Казалось, его акцент стал сильней.

- Ну если бы я даже и был шпионом, то вряд ли бы вам об этом поведал, - спокойно ответил Кирг. – К тому же, мой недавний знакомый заметил, что будь я шпионом, мы бы имели больший шанс столкнуться с вами в городе, чем здесь.

Каджит ничего не ответил. Только откинулся на спинку стула и вытер рукой усы и мех, ставший красным от вина. Две его серебряных серьги в левом ухе поблескивали в свете пламени камина, а звериные глаза с любопытством разглядывали Кирга.

- Вы верно заметили, господин Амеди. Будь вы шпионом, не сидели бы сейчас здесь, в кампании старика-отшельника.

Киргу показалось, старик произнес эти слова с настороженностью, словно о чем-то догадывался.

- Что ж, я вижу, вы устали и хотели бы отдохнуть. Я тоже не против отдыха.

Когда путники еще раз поблагодарили хозяина за ужин, он тяжело поднялся и медленно побрел к лестнице. Огромный пес тут же последовал за ним.

Они устроились на шкурах, но, вопреки пожеланиям старика, ночью Кирг не спал. Он старался тщательно обдумать свой план. Старик хоть и выглядел немощным, но обладал великой магической силой. Будучи магом, Кирг это отчетливо ощущал. К тому же, будь появление каджита Ра’Джаха случайным, он мог доставить ему сильные неудобства. Он не спал, перебирая в руке амулет глиф, и думал о лунном фестивале, который будет праздноваться в Даггерфолле завтра, 8 заката солнца.

Кирг внимательно наблюдал за комнатой и несколько раз ему казалось, будто он видит в темноте свечение двух звериных глаз.

***

Комнату заливал яркий солнечный свет. У Кирга не было сомнений, что такой погоде в этом месте было магическое объяснение. Старик явно постарался над поляной, на которой стояла хижина. Поэтому и вчера, когда он подобрался ближе, метель закончилась так резко.

Каджит с самого утра ушел в лес, любезно предложив помощь в добыче дров. Старик, закрыв глаза, сидел за крупным деревянным столом, за которым они ужинали вечером и сильно походил на мумию драугра в нордской гробнице. Казалось, он спит или медитирует. При свете дня Киргу стало заметно, насколько древним выглядел хозяин хижины. Худые костлявые руки покрывали вздувшиеся вены, а седая редкая борода спутанным узлом спадала ему на грудь.

Кирг перебирал свои склянки с зельями. Он с досадой обнаружил, что несколько сосудов с морозным зельем оказались разбиты. Латунные флаконы были надежней для путешествий, но и стоили дороже. Черный пес Хьер, лежавший до этого у камина, встал и подойдя к Киргу, уткнулся влажным носом ему в колени.

- Скажи, там ведь все так же встает солнце из-за гор драконьего хвоста, принося с восточным ветром тепло с земель Хаммерфелла? Все так же по вечерам пахнет свежестью залив Иллиак? – вдруг произнес старик. На его устах застыла улыбка.

Кирг посмотрел на него, не понимая, обращается ли он к нему или говорит еще с кем-то. Тот сидел так же неподвижно, не открывая глаз. На секунду ему показалось, что старик не говорил вовсе, а голос просто звучал в пространстве. Но вот его пересохшие губы зашевелились, и он заговорил снова.

- А вино? Вино с виноградников западных холмов? У него такой же терпкий, вяжущий вкус молодого винограда?

- Даггерфолл все так же прекрасен, каким вы его помните, - ответил Кирг. - Только тех виноградников уже нет.

Лицо старика омрачилось. Улыбка постепенно угасла.

- Все когда-то исчезает, - он зашелся в приступе кашля.

- Кто вы? Откуда и почему все это время остаетесь здесь?

- Это уже не важно. Изменил бы я свое решение, будь у меня еще один шанс?

Старик не успел ответить на свой вопрос. Дверь хижины с треском открылась и на порог ввалился каджит с охапкой веток.

- Мне бы не помешшала твоя помощщь, - он злобно обратился к Киргу. – Я осставил сснаружи полозья. Погрузи на них осстатки бревен и привези ссюда.

Кирг не стал спорить. Каджит казался ему слишком нервным и глупым, чтобы заводить с ним перепалку. Он надеялся, что Ра’Джах скоро их покинет, а Кирг найдет предлог остаться на дольше, чтобы выполнить задание. Он встал и вышел на улицу. Пес сначала пошел за ним, но потом вдруг остановился на пороге, потянул носом воздух и снова скрылся в хижине.

Когда все крупные ветки были завязаны на широких деревянных полозьях и Кирг направился назад, он заметил приближающуюся к нему фигуру каджита. Ра’Джах двигался быстро, явно стараясь дойти к нему быстрее, чем он доберется до хижины. Каджит не был вором или преступником, Кирг решил для себя это уже в первый день, но и бдительность рядом с ним терять не стоило. Он остановился и решил, на всякий случай, незаметно высвободить левую руку.

- Говори тишше, - прошептал каджит.

- У тебя ко мне разговор, Ра’Джах?

- Тишше, я же сказал, - снова прошипел он. – Я знаю, ты тожже заметил сстранности в доме этого сстарика.

- О каких странностях ты говоришь?

Кирг решил выяснить, что имеет ввиду каджит прежде, чем давать ему хоть какую-то информацию.

- Я видел сстранный меч в резных ножжнах.

- Где ты его видел?

- В комнате наверху.

Заметив неодобрительный взгляд Кирга, он поспешил оправдаться.

- Я жже ссказал, я не вор. Проссто привык быть бдительным, осстрый сслух и зоркий глаз. Вот наше оружжие. И не тебе насс ссудить, полуэльф.

- Я вовсе тебя не сужу. Могу я узнать, что было изображено на тех ножнах?

- Мне показзалось это было око.

- Не солнце?

- Нет, я по-твоему сслепой? Это было око. Сстарик почивает насс разговорами, поит дешшевым вином, с таким видом, ссловно это лавовый висски, а ссам что-то сскрывает.

- То, что ты так отзываешься о человеке, который приютил тебя от метели, не делает тебе чести.

- Мне плевать на твою вонючую чессть, полуэльф. Не тебе меня учить. А вот кто усстроил ту метель, еще вопросс. Или ты не видишшь как здесь сспокойно?

В словах каджита была и правда. Старик явно умел управлять погодой.

– Ещще в его доме сстоит защщита от заклинаний разрушшения.

- Ты это почувствовал?

- Мое кольцо. Оно должжно производить, - он замялся. - Некоторую магию. Но как только я вхожжу внутрь, оно делаетсся простой, бессполезной побрякушшкой

- Он впустил нас переночевать, укрыл от бури. Не страшно, если он защищает свой дом таким образом.

- Можжет и не сстрашшно. Но я бы держжал ухо в осстро. Сстарик не тот, кем кажжется.

Каджит помог ему донести остальные ветки, и они вместе вернулись в хижину.

Блокировка заклинаний разрушения. Магия такого уровня подвластна очень немногим. Слова каджита дали Киргу понять, что магистр не ошибся. Квинт уже начинал казаться ему простым стариком, но он был не так прост, как казалось. Очень удачно, что у каджита оказалось такое кольцо.

***

Камин полыхал жаром. От сосновых дров приятно пахло хвоей и Киргу вспомнилось, как он охотился с отцом в окрестностях Гленпоинта и на Иллесанских холмах. Ему вспомнился вкус крыжовника и голубые глаза Хениэль. Вспомнились поля черники и ежевики. Соленый морской воздух на причалах Гленумбра и легкий бриз залива. Треск поленьев напомнил ему шум летнего дождя, идущего над лесами на зеленых холмах Даггерфолла.

Квинт Деимий сидел в кресле у очага, закрыв глаза. У его ног по обыкновению лежал черный пес, Кирг сидел напротив, а Каджит Ра’Джах, как всегда, разместился в углу на шкуре и, казалось, дремал.

- Ты когда-нибудь был в своем родном краю, Ра’Джах? – спросил старик.

Каджит резко открыл глаза.

- Я родилсся в Валенвуде. Многие ссчитают, что каджитам там жить легче. Но каджитам нелегко везде.

- Ты слишком много думаешь о тех лишениях, что претерпел в Тамриэле, ты и твой народ. Но посмотри вокруг, кто живущий в Нирне не страдал?

Каджит сверкнул глазами на Кирга.

- Напрасно ты смотришь на него. Бретоны или полуэльфы, как ты их называешь, тоже много страдали. Вы произносите слово полуэльф, не зная, что за ним стоит. Сейчас у них прекрасный, цветущий край, могучие замки и большие города. Они много преуспели в магии и торговле. Но знаешь ли ты, что стоит за всем этим? Знаешь, почему их называют полуэльфами?

Каджит не подал виду, но Кирг заметил, как ощетинилась его шерсть. Старик как-то проследил его взгляд даже не размыкая век. Кирг встал и снял со стены лютню. Он взял несколько аккордов и струны запели чисто и мелодично.

- Давно я не слышал настоящих бретонских баллад, - тяжело проговорил старик.

- Я знаю только одну.

- Тогда исполни ее для нас.

Он еще раз нежно тронул пальцами струны, всего несколько нот и в воздухе разлилась музыка. Печальная, но прекрасная.

Стоит в безмолвии Хай Рок,

Истек у древних песен срок,

Здесь вымер альдмерский язык.

А почему, расскажет стих.

Когда-то на заре времен

Был альдмерский доминион,

Своих могучих сыновей

И покорителей морей

Он посылал, чтоб заселять,

Осваивать и управлять.

Но мудрости не дав обет,

Творили эльфы много бед.

Когда один народ сильней,

Он всех считает за зверей.

А слабых ждет рука судьбы,

Они всегда везде - рабы.

Так альдмеры один народ,

Что древность "недами" зовет

Держали для своих утех,

Плодили выродков и грех.

Из-за смешенья двух кровей

Исходит новый род людей.

Бретоны множество веков,

Склонясь под тяжестью оков,

Все больше оставляли след.

Вдали был шанс и был просвет.

Когда высоких эльфов гнёт

Меч нордов кровью обмакнет.

То был кровавый, страшный час.

Побоище двух древних рас.

У нордов жалость не в чести.

Совнгард их ждет в конце пути.

Один старик среди рабов

По-нордски крикнул пару слов:

"Пощады. Не враги мы вам".

Благодаря его словам

Немало душ остались жить,

И с рабством оборвали нить.

Об эльфах память - нынче быль.

Ведь время все стирает в пыль.

Когда Кирг кончил петь, старик тяжело вздохнул. Даже взгляд каджита теперь не казался столь злобным, хоть он и отвел его в сторону.

- Не самая красивая баллада. Но самая важная. Во все времена у нас был общий враг. Но увы, народы Тамриэля слишком заняты тем, что проливают друг другу кровь и из раза в раз упускают из вида настоящее зло… Мне нужно отдохнуть.

Старик встал, сделал несколько шагов, но колени его подогнулись, и он чуть не упал, схватившись за каминную полку. Кирг тут же вскочил и помог ему снова сесть. Каджит даже ухом не повел.

- Ничего, такое иногда случается, - хрипло простонал он. Его грудь снова сотрясал кашель. – Зелья уже не помогают.

***

Кирг в ужасе открыл глаза. Что-то смотрело на него, он чувствовал этот злобный взгляд. Холодный и могущественный. Не поднимая головы и не двигаясь, он постарался осмотреть комнату. В проеме, в нескольких метрах от него горели два желтых глаза. «Каджит», была его первая мысль. Глаза медленно приближались, кто-то бесшумно подкрадывался ближе, готовый разорвать его горло. Когда горящие глаза подобрались почти на метр, Кирг резко вскочил, сделал оборот, вынимая из-под подушки стальной кинжал и принял стойку. Пес сверкнул глазами и отбежал в сторону. Кирг облегченно вздохнул. В это же мгновение наверху послышался хриплый кашель. Декимий застонал и последовал грохот. Кирг бросился наверх.

Комнату старика освещала только одна догоравшая свеча. Все столики и тумбы были уставлены огарками и покрыты заплывшим воском. На полу были разбросана посуда и керамические черепки. Старик лежал в кровати и, казалось, задыхался. Кирг быстро перевернул его на бок и замер. На стене, прямо над кроватью висело знамя. Ромбическое око. Знак ордена Стендарра. Кирг был готов увидеть все, что угодно, даже знак мифического рассвета, но только не это. Старик был одним из дозорных Стендарра. Святым воином, сражающимся со злом. Грозой даэдра и темных культов. Именно дозорные Стендарра приняли удар, обрушившийся на Тамриэль из врат Обливиона. Теперь стало ясно и, что за символ на мече видел каджит.

Старик снова закашлялся и открыл глаза.

- Кирг, - простонал он. – Я думал, у меня хватит сил. Думал справлюсь. Я положил на алтарь всю свою жизнь и не справился. Уходите. Теперь уже поздно. Я попытаюсь сделать последнее усилие.

- Что вы сделали? – вскричал Кирг. – Говорите! Вы служите даэдра?

- Я всегда служил только Стендарру, - он снова закашлялся и хижину сотряс сильный удар.

- Что вы сделали?

- Я сдерживал его пятьдесят лет, чтобы в конце концов уничтожить. Но у меня не хватило сил. Я наложил заклинания. Он не может переступить ее порог, пока я жив.

Снова удар. Кирга отбросило к противоположной стене. На лестнице послышались торопливые шаги и в проеме появился Ра’Джах.

- Что происходит? – Кирг заметил, что акцент каджита исчез.

Старик схватил Кирга за руку.

- Я бы не изменил свое решение, даже будь у меня еще один шанс. Убейте его или бегите.

- Кого?

- Хьера.

Кирг заметил, как Ра’Джах вскрикнул и упал. Пес стоял могучими лапами на его груди, прижимая к полу. Он скалил белые клыки, глаза горели желтым пламенем.

Кирг выпрямил левую руку и попытался атаковать заклинанием, защита хижины сработала моментально. Руку только обожгло, но ничего не произошло. Зверь уже подбирался к горлу каджита, когда Кирг метнул кинжал. Тот угодил псу в холку. Он выгнул спину и бросился вниз по лестнице.

Кирг помог каджиту встать, но тот отпихнул его в сторону и бросился к кровати старика. Глаза Декимия остекленели. Он был мертв.

- Он умер, - вскричал каджит. – Не дай ему выйти из хижины! Держи пса!

Они оба бросились вниз по лестнице. Пес истекал кровью и какой-то зеленой слизью. Его пасть деформировалась, позвоночник искривился. Чудовище словно билось в судорогах, издавая сдавленный рык и изрыгая из разверзнутой пасти кровь и слизь.

Послышался звон стали, каджит вынул меч из ножен. Надпись на клинке синим светом осветила темное помещение.

Пес бросился на него мгновенно, но Ра’Джах ловко уклонился от атаки и чудовище с оглушительным треском обрушилось на обеденный стол, разбив его в щепки.

- Помоги мне! – закричал каджит.

Кирг вышел из оцепенения и бросился за мечом, но даэдра успел развернуться и ударил его деформированной лапой, от которого он рухнул на пол хижины. На разодранной груди остались глубокие раны, из них сочилась кровь. Кирг попробовал вздохнуть и закашлялся, отплевывая на деревянный пол густые комки крови.

Пес или то, во что он превратился, взвыл и бросился к выходу. Ра-Джах сделал выпад и ударил его мечом, но чудовище уже стало слишком огромным. Оно выбило дверь хижины и вывалилось наружу, пачкая белый снег черной кровью.

Каджит бросился за ним. В его правой руке блестел меч, а в левой, как только он вышел за порог, вспыхнуло пламя.

Чудовище приняло вид адского пса исполинских размеров. Оно больше не плевалось черной кровью, а только скалило уродливую пасть. Ее тут же обожгло пламя. Каджит уклонялся и бил. Вызывал в руке пламя снова и снова, но даэдра был слишком силен.

Кирг, задыхаясь, дополз до свой сумки и достал пару розовых флаконов. Горло и грудь обожгла боль, но дышать стало легче. Он собрал последние силы и, шатаясь, вышел из разрушенной хижины, даже не взяв в руки меч.

Зверь сделал еще один выпад и Ра’Джах не успел уклониться. Его меч вошел даэдра в горло и застрял по самую рукоять. Каджит смог вывернуться и ударил в него пламенем из обоих рук. Зверь выл и метал снег cкомьями мерзлой земли во все стороны, стараясь поразить ловкого каджита.

Кирг подошел незаметно, пока бой был в самом разгаре. Он упал на колени и воздел руки к небу.

- Полупринц! – он говорил там властно и так громко, что казалось горы затряслись от эха его голоса. - Хозяин низшего слоя зовет тебя.

Зверь резко развернулся.

- Забирай свое чумное отродье с земель Нирна обратно в Обливион. Я изгоняю тебя именем Стендарра. И отдаю свою душу тебе, Периайт Самозванец, дитя крови Падомая.

Ладони Кирга светились синим огнем. Он стоял на коленях и снег вокруг него таял, будто от жаровни.

Чудовище задрожало и его снова начало рвать. Оно корчилось в муках и рухнуло на снег, сжимаясь и становясь все меньше, изрыгая черную кровь даэдра. Вскоре на его месте осталась только выжженная земля и ничего больше. Кирг упал без сил, но каджит успел его подхватить. Теперь его глаза смотрели вовсе не по-звериному. Ра’Джах вложил в его руки меч.

- Талмор, - сказал он, указывая на амулет у себя на шее. – Скажи мне, кто?

Кирг попытался ответить, но из горла вырвалось только бульканье. Тогда он указал на грудь. На золотой цепочке там висел круглый амулет с треугольником по центру.

- Джулианос, - кивнул каджит. Он опустил голову и начал произносить слова молитвы. И пока звучал его голос, Кирг смотрел на падающий снег, на темную полосу леса в дали и ему почудился теплый ветер с залива Иллиак, а вкус соленой крови на губах показался ему вкусом сладких ягод крыжовника.

Ра-Джах положил тело Кирга в хижину. Служители свету. Два воина, древний и молодой. Оба положили свои жизни, ради неблагодарных сынов Скайрима, которые даже не узнают о их подвиге.

Каджит в последний раз вызвал пламя и стены хижины начали обугливаться. Вскоре языки пламени добрались до соломы на крыше и всю ее охватил огонь. Он еще несколько минут смотрел на зарево. Затем повернулся и направился навстречу рассвету, открывавшему новый день на просторах Тамриэля.

0
681
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Остин Марс №1

Другие публикации