Выбор

Автор:
Obla4ko
Выбор
Аннотация:
...Эйрскутер рванулся с места и взмыл вверх. Она с облегчением проследила за его полетом. За оставшееся время Яэль успеет уйти высоко, где ее уже не достанет ионный разряд. Внезапно воздух располосовали ядовитые оранжевые лучи. У Ману перехватило дыхание. Игниоловый бластер. Грозное боевое оружие, запрещенное не только к использованию, но и к хранению на Земле. Ману остановившимся взглядом следила за медленно опадающими огненными язычками. На месте эйрскутера в небе зияла пустота...
Текст:

Уничтожать самих себя — часть человеческой природы

Автор неизвестен

Декстриллазовый прозрачный шар качался на волнах. В такую погоду прогулки по морю были непопулярным развлечением, и россыпь сверкающих кругляшей, прицепленных к прокатной базе, казалась икрой инопланетного чудища. Ману закинула руки за голову и стала смотреть на хмурое предгрозовое небо. Морской воздух с запахом озона проникал через вакуумный фильтр шара и наполнял его свежестью. Вдалеке море бушевало, сливаясь с низкими облаками. За волнорезом же было спокойно, лишь мягкая зыбь заставляла шар медленно колыхаться, приближаясь к границе безопасности.

“Пожалуйста, не заплывайте за границу волнореза. Это небезопасно. Пожалуйсте, не заплывайте…”

Ману улыбнулась и села.

“Правила, нормы… Пусть это будет моей маленькой местью олигофренам из приемной комиссии… Недобор массы, как же! Можно подумать, пилот крейсера должен весить, как десантник в полном обмундировании!”

Махнув рукой, она направила шар прямо в пляшущие серые волны.

На Земле все были просто помешаны на безопасности. Проверить, на что ты способен, можно было лишь в космосе, на дальних рубежах галактической республики, а родная планета человечества окончательно превратились в заповедник ленивой интеллигенции, тихий, безопасный и неимоверно скучный.

Нет, на Земле по-прежнему существовала преступность и врачи нового поколения все еще сражались с остатками смертельных болезней. Однако по сравнению с опасным величием бесконечных миров Космоса эти мелкие проблемы были игрушечными, чем-то вроде страшных сказок, призванных вызвать лишь приятный холодок в волосах.

Ману мечтала улететь отсюда, улететь далеко, и желательно навсегда. Родителей у нее не было, Ману являлась плодом одной из программ искусственного повышения демографии, коих в последние десятилетия запускалось множество.

Она всегда любила риск, любила находить свои границы и преодолевать их. Ману было тесно в рамках сытой и мирной Земли. Гонки на минибордах все детство, сотни падений, тысячи ссадин и бессчетное количество синяков. Призовые места на соревнованиях по экстремальному вождению эйрскутеров. Тестирование новых моделей давало Ману возможность зарабатывать на жизнь во время учебы. Стать пилотом космического корабля было ее мечтой, ее призванием, а учеба в военной летной учебке стоила намного меньше, чем в академии гражданской космоавиации.

Годы напряженного труда остались позади, и что же? Несмотря на выдающиеся оценки, в космос ее не пустили. Когда Ману прошла первый отборочный тур, ей было четырнадцать. Согласно прогнозу казенного диагноста, к двадцати годам она должна была стать годной к космической службе. На пределе, по минимуму — но годной. В подобных оценках погрешность существовала всегда, но кто знал, что эти проценты через несколько лет пребольно ударят именно ее, Ману Имачири?

И теперь вместо нее Академия отослала на стажировку Амину Лонг из параллельного потока, которая и на симуляции-то умудрялась подорвать крейсер два раза из десяти! Зато соотношение веса и роста соответствовало прокрустову ложу космических норм. А Ману выдали бесполезный диплом и сказали приходить через год-два. То, что за это время сгорят все наработанные на симуляторе летные часы — никого не волновало.

“К черту все. Надо начать лопать плайсбургеры и пить газировку”.

Вот только и это не могло гарантировать успеха. А обращаться за медицинской помощью Ману не могла — любые вмешательства в организм строго регистрировались и всячески ограничивались, время самолечения и доступных лекарств прошло. Само слово “аптека” можно было встретить лишь на страницах древних исторических трудов. Ввод гормонов роста, и уж тем более, генные модификации совершались лишь по серьезным медицинским показаниям. Вдребезги разбитая мечта двадцатилетней Ману таковым не являлась.

***

Пенные потоки стекали по гладким бокам, стабилизатор едва справлялся с резкими перепадами высоты. Сквозь воздушный фильтр внутрь проникали капли воды и стекали на дно, образуя небольшие лужицы. Ману жадно смотрела на грозную стихию, когда-то топившую огромные суда, а теперь не способную справиться с мелким пузырьком, пляшущим в эпицентре шторма.

Когда прогулочное суденышко, облепленное клоками водорослей, вернулось на базу проката, работники высыпали на террасу, взволнованно переговариваясь и разглядывая Ману, невозмутимо оплачивающую в старомодной кассе штраф за выход из безопасной зоны. На волне все разрастающейся танатофобии* подобный поступок был нонсенсом.

***

Ману лениво перебирала контакты однокурсников. Как назло, все были либо заняты подготовкой к стажировке, либо разлетелись на каникулы. Остался лишь вечно хихикающий Стэн и молчаливый придурок Мартино, за весь курс не сказавший никому и двух слов.

“Придется брать Яэль”.

С Яэль Ману познакомилась как-то раз, протаранив ее джет своим скутером. Яэль случайно отключила автопилот и, не справившись с капризным управлением, вылетела на перекресток. Ману вовремя заметила угрозу и сбила ее с курса, прижав джет к стене здания. Яэль благодарила свою спасительницу со слезами на глазах.

С тех пор она поклонялась Ману, как божеству, неизменно приглашая на праздники и посылая милые аугментированные открыточки по ретро почте. После десятой Ману просто перестала открывать ботам дверь.

Яэль была классической куколкой с длинными ресницами, с которой можно было обсудить лишь моду на косой подол, цвет новой синтелиновой помады с эффектом бархата или прошедшую выставку щенков альхиозавра. Рядом с ней Ману всегда казалась себе немного мужиковатой, хотя объективно это было не так. Хрупкая низенькая Яэль терялась на фоне Ману, обладавшей гораздо более внушительными формами, на которые подчас сворачивали шеи не только ее однокурсники, но и суровые опытные летчики — преподаватели практических дисциплин.

Сейчас Ману нужен был спутник, улетая далеко, она любила поболтать за рулем, комментируя то, что видит вокруг. Конечно, Яэль не сможет поддержать интересную беседу, но хотя бы сделает вид, что слушает...

“Яэль, ты где? Хочу проветриться, одной скучно”.

“Я дома! Прилетай, Ману! Мне тоже скучно, родители уехали, а до ночного техноданса еще целая вечность. Скидываю координаты”.

Дом Яэль находился в квартале, расположенном на крыше огромного торгового центра. В переполненном мегаполисе рационально использовался каждый уголок, и все поверхности, находящиеся ниже двух тысяч метров над уровнем моря были застроены частными домами и засажены парками и садами.

— Да у вас здесь настоящий лес, — заметила Ману, проводя пальцами по голубой коре высокой сосны.

Посадочная площадка была завалена опавшей хвоей, как и крыша домика. По углу бетонопластовой стены с текстурой кирпича поднимался вьюнок.

— Эти деревья сажал мой отец, — отозвалась Яэль.

— Он ведь генный программист?

Девушка кивнула.

— Работает в Министерстве Экологии. Какой-то исследовательский центр…

Она пожала плечами.

— Папа принес мне первый виокактус еще до того, как они появились в магазинах. Я страшно боялась, что он выберется из горшка и сожрет меня, — рассмеялась Яэль, — поэтому держала его в силовом шаре.

Ману похлопала по заднему сидению скутера, приглашая садиться. Яэль со страхом посмотрела на золотистое суденышко.

— Может, все же возьмем мой джет? Так безопаснее… Конечно, если ты поведешь, — поспешно добавила она.

— Ну уж нет! — тряхнула темными волосами Ману, — когда ты в последний раз ездила верхом? Давай, садись, трусишка, с тобой дипломированный пилот военного крейсера!

Ману надела шлем. Яэль со вздохом взяла второй и запрыгнула на узкое сиденье, обхватив подругу за талию. Ману тотчас сорвалась с места, и заложив крутой вираж, вывела скутер на верхний уровень северозападного воздушного шоссе.

Сверкающие башни города остались позади. Проплывающий внизу ландшафт был покрыт гигантскими чешуйчатыми теплицами, чьи поляризующие экраны поворачивались вслед за солнцем, а чуть южнее — нарезан на аккуратные ломти пышных вспаханных полей. Берег океана сверкал вдалеке слепящей глаза линией. Над лесополосой, рябой от теней проплывающих облаков, парили разноцветные прогулочные тарелки — гравидроны. Каждая несла на себе несколько десятков отдыхающих. Некоторые круги имели в середине бассейны с ажурными краями контрастного цвета, превращающие гравидрон в подобие яркого цветка.

Ману повела эйрскутер на снижение. Теперь они летели ниже цветных тарелок, и верхушки лиственниц можно было достать рукой. Вокруг царила тишина, только ветер трепал рукава курток. Море деревьев казалось бесконечным.

— Мы почти на месте, приготовься!

Лес кончился, и земля расцветилась спектральной радугой немыслимых оттенков.

— Что это?! — выдохнула Яэль, — мох?

— Угадала, — засмеялась Ману, — венерианский цветной мох.

— Но что он делает здесь? Да еще так много?

— Он очищает воздух и ускоряет процесс распада радиоактивных элементов. Это бывший могильник, один из самых больших. Вообще-то здесь нельзя летать, — заметила Ману — Если снизимся, нас засекут сторожевые дроны.

Яэль испуганно ахнула.

Ману ухмыльнулась и направила суденышко вниз.

— Что ты делаешь?! — заверещала Яэль, — нас оштрафуют!

Ману рассмеялась и покачала головой.

— Дроны не штрафуют, они сразу открывают огонь!

Яэль взвизгнула.

— Успокойся, я шучу, — добавила Ману, испугавшись, что ее спутница от страха разожмет руки и свалится вниз.

Вблизи мягкие холмы выглядели еще более захватывающе: тонкие стебли мха согласно колыхались, несмотря на то, что воздух в низине был неподвижен. Завораживающее зрелище подействовало даже на испуганную Яэль.

— Может там, откуда они родом, сейчас дует ветер? — тихонько спросила она.

Ману поразилась неожиданной поэтичности мыслей подруги.

Над пушистыми холмами медленно плыли тусклые огоньки спор.

“Зарегистрировано нарушение границ опасной зоны”.

“Эйрскутер номер три пять семьдесят семь дробь ай, немедленно покиньте пределы опасной зоны”.

“Немедленно покиньте пределы опасной зоны…”

Монотонный голос зазвучал в ушах, перед глазами обеих возникли предупреждающие знаки. Ману дернула руль, скутер вильнул в сторону и вниз, преследовавший их дрон нырнул за ним. Она взмыла вверх, уходя от сторожа. От резкого перепада высоты заложило уши. Яэль заверещала и вцепилась в руки подруги, сворачивая руль. Скутер опасно накренился. Ману попыталась выровнять судно, но днище зацепилось за один из спорофитов, возвышающийся над ковром стеблей. В тот же миг сработала аварийная блокировка двигателя, и скутер рухнул вниз.

Толстая моховая подушка спружинила, их разбросало в разные стороны. Ману сразу вскочила на ноги и бросилась к Яэль, по колено увязая в ядовито-лиловых стеблях. Та уже стояла на ногах, оглядываясь в поисках подруги. Заметив Ману она сняла шлем, помахала рукой и улыбнулась. То ли по причине остатков излучения, то ли по какой другой, сигнал связи не работал, пришлось объясняться знаками.

Ману махнула рукой: “Ты цела?”

Яэль махнула в ответ.

В тот момент, когда они с разных сторон подошли к лежащему на боку судну, в небе вновь показался черный сторожевой дрон и завис над головами. Голубоватая сетка сканера легла на холм, и в этот момент дрон внезапно взорвался. Яэль зажмурилась от яркой вспышки, Ману схватила ее в охапку и скатилась с холма, прочь от падающих обломков.

— Ману! Что происходит?!

— Не знаю, но чувствую, что надо убираться!

Меж двух голубых холмов показалась группа людей. Ману бросила на них быстрый взгляд. У человека, шедшего первым, в руках была тяжелая электромагнитная пушка, какой дистанционно отрубают спятившую технику.

“Так вот что случилось с дроном…”

— Ману! Смотри! Что здесь делают люди?!

— Не имею понятия, но мне это нравится все меньше и меньше.

Она помогла Яэль встать и со всех ног помчалась назад к скутеру. По счастливой случайности крупные осколки рассыпались вокруг и не повредили его.

Странный отряд приближался. Ману выдернула застрявшие в сопловых пластинах остатки стебля и тронула сенсор. Эйрскутер загудел и повис над колышущейся гладью.

Ману схватила подбежавшую Яэль и забросила на сиденье, увязнув при этом по пояс.

— Помоги мне!

Яэль протянула тонкую руку, но ее сил не хватало, чтобы вытянуть Ману из плена сиреневых отростков.

Люди приближались. Всего один голубовато-сиреневый холм отделял их от цели. Для перезарядки электронной пушке требовалось не более пяти минут. Ману выругалась и стукнула кулаком по корпусу скутера.

— Давай, лети! Лети одна и приведи помощь!

— Не могу! Я не умею, Ману! — расплакалась Яэль.

— Нет времени на рёв! Давай! Пошла! — рявкнула Ману, ударила ладонью по светящемуся экрану, эйрскутер рванулся с места и взмыл вверх.

Она с облегчением проследила за его полетом. За оставшееся время Яэль успеет уйти высоко, где ее уже не достанет электроразряд. Внезапно воздух располосовали ядовитые оранжевые лучи. У Ману перехватило дыхание.

Игниоловый бластер. Грозное боевое оружие, запрещенное не только к использованию, но и к хранению на Земле. Ману остановившимся взглядом следила за медленно опадающими огненными язычками. На месте эйрскутера в небе зияла пустота.

Ману не могла оторвать взгляда от этого ослепительно прозрачного места даже тогда, когда ее схватили грубые руки, легко выдернули из плена волокон мха и потащили прочь.

***

— Кто вас послал?

Ману подняла голову. Запястья были скованы за спиной магнитными наручниками, девушка шевельнула руками, пытаясь устроиться так, чтобы острые грани не впивались в кожу. Перед ней верхом на металлическом стуле сидел крупный лысый мужчина. Кожу головы и шеи покрывала анимированная татуировка, но что именно там было наколото, мешал разглядеть яркий свет за его спиной. К ноге лысого был пристегнут бластер. Ману вспомнила несколько раскаленных капель — все, что осталось от Яэль, и стиснула зубы, чтобы они не стучали.

Мужчина вздохнул и щелкнул пальцами. Из темнеющей глубины помещения вышли двое — здоровенные мрачные мужики, похожие на классических головорезов из диакомиксов.

— Дэнни. Только не очень сильно… для начала.

Один из мордоворотов шагнул к Ману, вздернул ее на ноги и размашистой оплеухой отправил в дальний угол комнаты.

В глазах помутилось, уши наполнил оглушительный звон, горячая влага потекла из носа. Ману неловко трепыхнулась на полу, подняться мешали скованные руки. Дэнни подхватил ее за локоть и подтащил обратно к лысому. Взглянув на девушку, тот досадливо поморщился.

— Я же просил, Дэн...

— Извиняюсь, шеф.

Лысый встал со стула и присел рядом с Ману.

— Детка, упрямство тебе не к лицу. Спрошу еще раз: кто вы? Зачем приземлились на моей территории?

Ману набрала в легкие воздуха.

— Я Ману Имачири. А ее зовут.. Звали… Яэль Нувиа. Мы… я хотела лишь посмотреть на моховые поля вблизи… и вовсе не собиралась… падать сюда!

Лысый цокнул языком и встал.

— Сомнительно. Вы весьма точно навели сторожевика на мое гнездышко, а когда попытка не удалась, попытались сбежать. Хорошо, что мы успели заметить и сбить ублюдка-дрона до того, как он передал данные сканирования в центр. Использовать маленький скутер с вашей стороны было умно, но рискованно… как видишь.

Он обернулся и сложил руки на груди.

— Итак, спрашиваю в последний раз: на кого вы работаете?

Ману опустила голову, на колени закапали частые розовые слезы. Яэль умерла, теперь пришла ее очередь. Жаль, что это случится вот так, совершенно по-дурацки, к тому же не просто на Земле, но под землей, далеко-далеко от звезд, которые Ману видела лишь в программе симулятора…

Дэнни снова шагнул вперед, но лысый остановил его.

— Заприте ее. Лиа подключится к сети и скажет, есть ли правда в этой невинной сказочке.

— Какая разница, Кик? — вклинился второй бугай, и сплюнул на пол, — девка теперь знает о нас, видела бункер. Зачем возиться? — и он выразительно хлопнул по кобуре пистолета.

Шеф поднял на него глаза.

— Не твоего ума дело. А пока выполняй приказ, или я серьезно задумаюсь, стоит ли мне возиться с тобой, Лэмберт.

***

Кикирр открыл глаза и потянулся. Рядом лежала Лиа, на лице — сама безмятежность, густые ресницы бросали тень на гладкие щеки, полные губы чуть приоткрыты.

Сутки выдались непростыми, в пятом тоннеле ребята нашли почти созревшую кротовью кладку, а значит, нужно было опасаться бродившей где-то рядом заботливой мамаши — зубастой твари размером с хорошего теленка, чьи когти могли запросто разрубить человека надвое. Полдня ушло на поиски зверюги, в ходе сражения с которой никто не пострадал, но одна из подпор оказалась перебита неудачным выстрелом. Рельсы третьей шахты завалило камнями и землей. В итоге они добыли лишь часть из намеченного количества радиоизотопов, и за оставшееся время должны были наверстать упущенное.

Он сел на кровати и тряхнул головой, окончательно просыпаясь. На плечи Кикирра сразу же легли прохладные руки, осторожно разминая затекшие со сна мышцы. Глаза цвета морской волны заглянули в лицо. Он коротко улыбнулся и тут же почувствовал спиной прижавшееся к нему жаркое юное тело. Восхитительно упругое и свежее, как лепесток цветка. Легкая ладонь покинула плечо и переместилась ниже… Она прекрасно знала, что ему нравится.

— Не сейчас, Лиа, — нахмурился Кикирр, и встал.

Времени было мало, работы невпроворот, да еще эта девчонка, свалившаяся с неба… Честно говоря, это было еще одной причиной для отказа Лиа.

Он быстро оделся, пристегнул оружие и сдвинул дверь. Из соседних отсеков, позевывая, выходили его подчиненные — команда нелегальных шахтеров в защитных костюмах, пятнистых от химических реакций. Этот потрепанный вид являл собой разительный контраст с размерами их зарплаты.

Одной из основ процветающего подпольного бизнеса Кикирра были изотопы. По иронии судьбы, дешево добыть их можно было лишь под землей. Атомная энергия давно ушла в прошлое, но ее ядовитые плоды продолжали гнить в древних ядерных могильниках планеты. Сложные вещества после длинного цикла переработки становились лекарствами в альтернативной медицинской системе — для тех, кого государственная не устраивала. Или для тех, кому был не по карману полисалютин* — вечная молодость в платиновом флаконе.

Врачи, независимые программисты, фармацевты, химики — все они работали на Кикирра, не зная кто их патрон, щедро оплачивающий молчаливую работу. Больше всех получали шахтеры, они же были единственными, кто знал шефа в лицо.

Переживать за разглашение информации было излишним - все знали, что любой, кто по глупости или неосторожности открывал рот, моментально исчезал, в буквальном смысле проваливаясь сквозь землю. О дальнейшей судьбе бренного тела могли рассказать разве что кроты.

Перед спуском вниз Кикирр защелкнул на затылке застежку вакуумного респиратора, индикаторы осветили лицо, придав ему сходство с представителем зеленокожей расы сиуэйтов. Под взглядом шефа один из шахтеров поспешно затянулся в последний раз, и, потушив недокуренную сигарету, сунул голову в защитную маску костюма. Глупо терять людей Кик очень не любил.

Лифт медленно скользил, спускаясь все ниже, по грубо обработанным стенам шахты змеились цветные дорожки светящейся ядовитой плесени. Кикирр бросил взгляд на Лиа. Она улыбнулась. На лицо падали блики, ярко вспыхивая на влажных губах. Протянув руку сквозь крупную сетку, Лиа провела пальцем по стене. На кончиках белых пальцев остались ярко-розовая светящаяся пыль. По какой-то совершенно непостижимой для Кика причине Лиа привлекал свет — любой свет, даже радиоактивная плесень вызывала в ней восхищение и желание прикоснуться.

Сетчатая коробка остановилась. Вдаль уходил освещенный коридор, по потолку змеились кабели.

— Осторожно, босс, — предупредил вышедший навстречу рабочий, — в главном проходе вагонетка перевернулась. Разбирали завал в третьем, камень угодил под колесо.

Кикирр досадливо зашипел. Эта вылазка превращалась в какую-то бесконечную череду неудач.

— Роботы где? — отрывисто спросил он.

— В пятом, на уровень ниже. Вы же сами вчера…

Шеф, не дослушав, махнул рукой и зашагал вглубь тоннеля.

Темная угловатая вагонетка перегораживала проход, тускло светились рассыпанные куски руды. Шахтеры расступились, вперед вышла Лиа, проходя мимо Кика, она нежно прикоснулась к его груди своей. Подойдя к железной громаде, взялась за край. Кикирр услышал, как загудели биозитовые мышцы. Он отвел взгляд.

Кик прекрасно знал, что может и чего не может Лиа, ведь он собирал ее своими руками, но смириться с тем, что в некоторых вещах тонкая девушка-андроид была сильнее его самого, так и не смог.

Вагонетка заскрипела и встала на место. Лиа обернулась и подмигнула, мужики в прозрачных защитных масках разулыбались в ответ.

Дело было именно в этом — своего шефа они справедливо боялись и уважали, но Лиа… Ее они любили. При виде Лиа парни шутили и заговаривали с ней, поднимая вопросы, которые никогда бы не решились задать напрямую Кикирру. Кик давно отчаялся понять, почему. Ведь они прекрасно знали, что технически Лиа мало чем отличается от роботов-копателей в нижних тоннелях, и почти ничем — от электронных прелестниц всех цветов радуги из городских борделей.

Кикирр много возился с ней все эти годы, постоянно обновляя программное обеспечение, встраивая нервные волокна и новые возможности передачи эмоций, это превратилось в своего рода хобби. Вследствие множества подобных экспериментов и переплетения прошивок программа имитация личности стала слишком сильно походить на личность подлинную. В последнее время Кикирр все чаще задумывался о том, что из красивой, невероятно умелой игрушки на ночь, Лиа превращается в достойную соперницу ему самому, Кикирру Хольмгрену, главе разветвленной сети нелегальных медицинских услуг. Если так пойдет и дальше, вскоре она сможет сместить его. Конечно, андроид никогда не пойдет на это против воли хозяина, но Кик знал, во многом Лиа превосходит его уже теперь: иррациональное обожание работников, отсутствие потребности в отдыхе и всегда холодная голова делали ее гораздо более продуктивным лидером, чем он сам.

Он ревновал, и не смел признаться себе в этом. Как можно ревновать к бруску металла?

Кикирр, конечно, мог просто приказать Лиа отключиться или ждать его в спальне целыми днями, но андроид был слишком ценным источником информации о подчиненных, а также единственным существом, к которому Кикирр мог без опаски повернуться спиной.

***

Напряженный день подходил к середине, Кикирр был на ногах с полуночи, и теперь мог позволить себе ненадолго расслабиться. Он сбросил сапоги и рухнул в кресло, настроив мягкость и угол наклона. На столе дожидался обед. Есть не хотелось совершенно, хотя это и необходимо было сделать. В пояснице пульсировала тупая боль.

Темноволосая девушка не шла у него из головы. Почему он до сих пор не убил ее? На этот вопрос не находилось вразумительного ответа. Он слишком размяк в последнее время… Возможно, просто нужно просто сменить декорации, и заодно преподать урок Лиа. Машина должна знать свое место.

Кик бросил быстрый взгляд на андроида. Та мгновенно считала его мысль, подошла, томно покачивая бедрами, опустилась на колени и расстегнула пряжку штанов хозяина. Кикирр закрыл глаза и застонал сквозь зубы: удовольствие было почти мучительным… да уж, в этом Лиа поистине не имела себе равных...

Закончив обед, Кик протянул Лиа чашку с остывшим кофе. Ее ладонь нагрела напиток до приемлемой температуры.

— Ты проверила девчонку?

Андроид повернулась к шефу и протянула ему чашку.

— Мне удалось установить контакт с сетью на западном холме, плавающая точка си эй пять.

— Надо сказать Лэмберту, чтобы кинул туда маячок.

— Уже сделано, — улыбнулась Лиа.

Кикирр поджал губы и бросил: — Отчет.

— Ману Имачири, возраст двадцать лет, четыре месяца и три дня,выпускница летного училища имени адмирала Лэйтона, биологических родителей нет, генетический след отсутствует в базе известных агентов, в госсистеме не зарегистрирована, номер прав на эйрскутер образца “Фарфлай” номер два три ноль восемь оу пи триста два, домашний адрес…

Кикирр раздраженно махнул рукой, прерывая поток данных, и задумался. Все, о чем говорила эта Ману, походило на правду. Двум глупеньким птичкам просто не повезло оказаться не в то время и не в том месте… Теперь из двух осталась одна. Прелестная штучка, надо сказать. Кикирр сцепил зубы. Он должен это сделать. Десять лет отношений с андроидом, пусть и менявшим свою внешность бессчетное количество раз, слишком уж походили на верность.

В отсек заглянул Дэн.

— На третьем уровне зовут вас…

Кикирр со вздохом поднялся и почесал лысый затылок.

— Знаю. Уже иду.

— Шеф, на рассвете мы уходим, что делать с девчонкой? — Дэн недоверчиво поднял бровь, — вы же не думаете оставить ее в живых?

Кикирр раздраженно дернул ртом.

Кое-кому явно не хватает уважения. Если начала страдать субординация, пора принять меры. Немногочисленные конкуренты когда-то прозвали Кика Саркозух. Адское чудище эпохи мезозоя… Он должен доказать всем, что безжалостная мощь его челюстей не ослабла.

— Не будь идиотом, Дэнни. Притащи ее сюда вечером, только не распускай рук, — погрозил Кикирр, — а вот после того, как я с ней закончу — сколько угодно.

— Слушаюсь, шеф, — осклабился тот.

***

Солнце садилось за горизонт, колышущиеся холмы покрывал сумрак. Сияющие точки спор медленно плыли в темнеющем воздухе, словно заблудившиеся звезды. Лиа стояла на розовом холме, тронутом последними лучами заката. Огонек подплыл совсем близко, словно маня за собой. Лиа подставила ладонь. Невесомая звездочка проплыла над ней, на миг коснувшись пушистыми летучими волокнами. Никто из людей не мог видеть Лиа сейчас, но она улыбалась.

Погас последний луч. Время пришло. Лиа спустилась с холма, раздвинула моховые отростки и скрылась в круглой норе тоннеля.

***

Ману попыталась проглотить слюну, которой не было. Пересохшее горло драло так, что казалось, там полыхает огонь. Грубый мужик, чуть не сломавший ей нос накануне, вернулся, поднял ее с пола тесной комнатки, где она забылась тяжелым сном, и, забросив на плечо, перенес в другое помещение.

Отсек явно был жилым, в кресле лежал ворох одежды, на столе стояла початая бутылка воды. При виде капель, стекающих по прозрачному боку, Ману вновь сглотнула.

— Тебя ждет самая долгая ночь в жизни, — ухмыльнулся мордоворот, отстегнул один из наручников и защелкнул его на спинке широкой кровати, — до встречи, детка!

Не прекращая скалиться, он вышел из комнаты.

Ману пошевелила руками, плечи, долго пробывшие в непривычном положении, отозвались острой болью. На левом запястье помигивал тяжелый магнитный браслет.

Ману рванулась к столу и жадно припала к прохладному горлышку. Напившись, она утерла губы ладонью и оглядевшись получше, заметила приоткрытую дверь ванной комнаты.

“Как мало человеку надо… Всего лишь глоток воды да чистый унитаз… И, желательно, оказаться на другом конце Галактики…”

Выйдя из ванной, Ману осторожно направилась к двери, находившейся в дальнем углу узкого помещения. Когда до белой створки осталось два шага, браслет завибрировал. Ману продолжила идти, и вдруг оказалась на полу. Мощный разряд тока прошил ее руку, на короткий миг лишив сознания. Она кое-как поднялась на четвереньки и отползла назад к кровати.

Белая дверь отъехала в сторону, в комнату скользнула женщина. Ману подняла глаза. Мгновение вошедшая рассматривала ее, затем подошла и присела на пятки. Глаза невероятного бирюзово-зеленого цвета подсказали Ману, что перед ней андроид.

— Я Лиа. Я дам тебе уйти. Но попрошу кое-что взамен.

Ману широко раскрыла глаза.

“Что это, шутка?”

— Чего вы хотите от меня? — голос слушался с трудом.

Лиа склонила голову на бок.

— Не они. Я. Я хочу, чтобы ты ушла. И никому никогда не рассказала о том, что видела здесь.

Ману рассмеялась. Смех вышел сиплым, подобно карканью вороны.

— Обещаниями обмениваются люди, а не машины… Если даже я дам тебе слово… и выберусь отсюда живой… что помешает мне нарушить его? Порядочность? — Ману покачала головой, — после всего, что вы сотворили? После Яэль?

Она утерла глаза рукой.

— Ваш босс… просто чудовище.

— Я люблю его.

Выражение глаз андроида не изменилось, голос оставался ровным. Ману вытаращила глаза.

— Что?! Тебя просто запрограммировали, глупый кусок жести! Роботы не знают человеческой любви!

Лиа встала на ноги, продолжая смотреть на Ману, та поднялась вслед за ней.

— Это так, — спокойно ответила Лиа, — наша любовь отличается от вашей. Люди способны любить множество раз за свою жизнь. Мы — лишь однажды.

Ману не нашлась, что ответить.

— В случае смерти Кикирра я уничтожу свою систему. Он так решил, и это верное решение. Но в случае его заключения я буду обречена переживать множество пустых жизней — снова и снова.

Глаза андроида на миг потемнели. Ману остолбенела.

“Это… страх?! Она боится? Как такое возможно?”

— Зачем тебе отпускать меня? Какой смысл так рисковать? Позволь своему хозяину доделать начатое… — голос предательски дрогнул.

Лиа помолчала.

— Это неверное решение. Оно приведет к распаду его личности. Я не могу этого допустить.

Андроид подошла к спинке кровати и прикоснулась к черному кольцу наручника. Тяжелый парный браслет щелкнул и соскользнув с запястья Ману, грохнулся на пол.

— Я могу многое. Чего ты по-настоящему хочешь, Ману Имачири?

Ману стиснула кулаки так, что ногти впились в ладони.

***

Кикирр вошел в спальню. У кровати стояла Лиа. Он огляделся и нахмурил брови.

— Где девчонка?

— Далеко. Ты не найдешь ее.

Лицо андроида светилось безмятежностью. Кикирр рванулся к ней и схватил за горло.

— Ты… Ты кусок железа, вещь…— прошипел он, — Раздолбанный в хлам релакс-андроид*, которого я подобрал на свалке! Как ты смеешь нарушать мои приказы?!

— Пожалуйста, успокойся, любимый.

Лиа легко повела шеей, разжимая его пальцы. Кик зарычал, и, выхватив оружие, вновь дернул Лиа к себе.

— Я могу трахнуть тебя этим бластером, и он кончит так, что снесет к чертям твою глупую квазитронную башку!

Губы андроида тронула грустная улыбка.

— Ты не сделаешь этого, Кикирр. Ведь я — это лучшая часть тебя самого...

Он покачнулся и отступил, тяжело дыша.

— Каждое мое слово полно тобой, — продолжала Лиа.

Сделав шаг, она приложила к его заросшей щеке прохладную ладонь.

— Я знаю, зачем ты встроил в мою систему имитацию сна, любимый. Когда тебе тошно по утрам смотреть на себя в зеркало, ты смотришь на меня…

Тяжелый бластер рухнул на пол. За ним последовало все остальное.

***

На рассвете раздался стук в дверь. Створку открыла Лиа. Дэнни отвел глаза от ее сияющей наготы.

— Шеф?

Лиа шагнула, перекрывая ему обзор.

— Он еще спит. Говори.

— Пора уходить. А девчонка…

Лиа подняла бровь.

— Я позаботилась о ней. Сама.

Пальцы андроида смяли дверной косяк, как глину. Дэн поспешно закивал головой и попятился.

Лиа захлопнула дверь и вернулась в постель. Руки Кикирра притянули ее ближе. Он зарылся в ее волосы и жадно втянул запах ее духов и своего собственного пота. Дотянувшись до полки, Лиа подала ему сигарету и пустила короткий разряд между пальцами, поджигая ее.

— Почему ты так уверена, что она не выдаст нас?

Андроид дернула плечиком.

— Потому, что она — женщина.

— Что ты понимаешь в этом? — усмехнулся Кик и выдохнул дым.

— Ты не понимаешь. Понимаю я. Я ведь тоже женщина, — улыбнулась Лиа.

***

Ману Имачири стояла у огромного иллюминатора. Прямо перед ней плыл цветастый бок громады Юпитера, но девушка неотрывно смотрела лишь на далекую светлую точку удаляющейся Земли. На глаза упала челка, Ману раздраженно отвела ее рукой. Густые сильно отросшие волосы были побочным эффектом гормонов роста, перед полетом она не успела постричься.

“Полет. Я лечу. Лечу...”

Две зеленоватые луны, показавшиеся из-за вертикального горизонта напомнили Ману чьи-то яркие глаза.

— Стажер Имачири. На мостик.

Ману повернулась, оправила форменную куртку и направилась к лифту.

Другие работы автора:
0
288
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1

Другие публикации