Пробуждение. Часть I. Глава 23

Автор:
Нефер Митанни
Пробуждение. Часть I. Глава 23
Аннотация:
Чедвик сидел за столом в задымлённом полумраке трактира. Перед ним стояла рюмка, маленький графинчик с коньяком и блюдечко с ломтиками лимона. Джон залпом выпивал тёмную жидкость, морщась, съедал кусочек лимона, тут же подливал ещё и опять выпивал. Время от времени он жестом заказывал себе очередную порцию. При этом его лицо было хмурым, он смотрел перед собой и, казалось, не замечал неуютной обстановки вокруг.
Текст:

Коллаж автора. Использована картина В.И. Сурикова "Вид памятника Петру I на Сенатской площади в Петербурге", 1870 г. 

- Что ты об этом думаешь? – спросил Сергей жену, сидевшую напротив него в кресле. В её прямой, как струна, осанке, во всей позе – она сидела на самом краешке кресла, словно намеревалась вскочить в любую минуту, сквозило внутреннее напряжение, полученное известие явно взволновало и привело её в замешательство. Волнение было весьма нежелательным в её нынешнем положении, поэтому Сергей задал свой вопрос нарочито равнодушным тоном и взял жену за руку, осторожно пожал тонкие пальцы.
- Не знаю… - отвечала она неуверенно и добавила с улыбкой: - Мне кажется, это правда…
- Я не о том, любовь моя! - Петрушевский, наклонившись, прижал ладонь Анны к своей щеке. – Конечно, ему можно верить, и я нисколько не сомневаюсь, что вся эта история с поисками сбежавшей дочери князя – правда. Хотя тип этот мне неприятен, мягко говоря.
- Неприятен? – удивилась Анна и с недоумением взглянула на мужа. – Чем же? По-моему, очень воспитанный молодой человек и прекрасно знает французский, мне казалось, американцы не могут похвастаться светскими манерами. 


Буквально час назад у них побывал гость – американский детектив, работающий на князя Черкасского.
Признаться, визит этот Сергея удивил: меньше всего они с женой могли ожидать, что родственники со стороны покойной матери Анны могут разыскивать своих наследников. Накануне пришло письмо от тётки, в котором она предупреждала о визите детектива. И всё-таки Сергей с сомнением просматривал представленные ему документы. По всему выходило, что его супруга – единственная наследница князя Черкасского. Хорошо ли это или плохо? Этот вопрос задавал себе Петрушевский и не находил ответа. С одной стороны, приданное было бы совсем не лишним, но с другой – он не хотел иметь ничего общего с людьми, которые когда-то отвергли родителей Анны, а значит, отвергли и её, задолго до рождения.
Чедвик действительно имел безупречные манеры и производил впечатление умного человека. От Петрушевского не укрылось его волнение. Когда Анна вошла в кабинет, детектив буквально остолбенел. Сергею была понятна такая его реакция – одно дело знать, что дочь княжны очень похожа на свою покойную мать, и совсем другое - увидеть это воочию.
Изумление пополам с восхищением лишило беднягу дара речи. Наблюдая за гостем, Перушевский ощутил болезненный укол ревности. Неприятное чувство вновь оживало в его сердце. Да как смеет этот щеголеватый американец вот так, с нескрываемым восхищением, смотреть на его жену?!
- Дорогая, - Сергей, чтобы поставить визитёра на место, шагнул к супруге, взял за руку и, с нежностью глядя в её взволнованное лицо, заговорил первым, - представляю тебе Джона Чедвика, по поручению твоего деда он разыскивал твою маму.
И он сам коротко изложил жене суть дела.
- То есть мой дедушка умер? – Анна переводила взгляд с мужа на гостя, и в её взгляде Чедвик увидел надежду.
Глаза красавицы словно просили: «Скажите, что он жив!».
- Да, сударыня, ваш дед покинул этот мир тот час же, как изложил мне свою просьбу. Он надеялся найти дочь, но … нашлись вы, - отвечал Чедвик, не отводя взгляда от глаз Анны.
- И что же? – она взволнованно смотрела на него.
- Поскольку вы единственный ребёнок покойной княжны, то вы являетесь единственной наследницей князя Черкасского, вашего деда, - объяснил Чедвик. – Вам надлежит связаться с семейным адвокатом и вступить в наследство.
- Всё… так неожиданно, - Анна растерянно взглянула на мужа, ища его поддержки.
Сергей, пытаясь унять её волнение, ободряющее сжал её руку и усадил в кресло.
- Скажите, сударь, - обращаясь к гостю, заговорил он, - а вы уверены, что нет других наследников покойного князя?
- В настоящий момент я знаю лишь то, что уже изложил вам, - отвечал Джон. – Сам князь говорил только о своей дочери. Полагаю, вы должны всё лично выяснить у адвоката князя. Адвокатская контора расположена в Варшаве, вот по этому адресу, - Чедвик вынул из нагрудного кармана визитку и протянул её Сергею, - но я знаю, что господин Левандовский сейчас по делам находится в Петербурге, вы можете лично встретиться с ним.
- Хорошо, благодарю вас, господин Чедвик, - Сергей протянул руку, давая понять, что визит гостя считает оконченным, ему не терпелось отделаться от этого наглого иностранца, который даже не пытался скрыть своего интереса к Анне.
Пожав, протянутую ему руку, Чедвик обратился к Анне:
- Сударыня, смею надеяться, что доставил вам приятное известие, простите, ежели это не так, - он учтиво кивнул.
- Благодарю вас, сударь, - Анна смущённо улыбнулась, - ваше известие неожиданно для меня, но я признательна вам за него.
Дальнейший поступок детектива показался Сергею вызывающим. Поднеся руку Анны к губам, Чедвик, глядя ей в глаза, тихо произнёс:
- Ежели вам будет нужна помощь, я к вашим услугам, вот мой адрес в Петербурге. Надеюсь, я смогу быть вам полезным.
С этими словами он вручил Анне свою визитку. Сергей едва сдержался, чтобы не выставить наглеца за двери.


- Да он же не скрывал своего интереса к тебе! – отвечая на вопрос жены, воскликнул Петрушевский и заметался по комнате. – Неужели ты не заметила этого? – он с укоризной взглянул на Анну.
- Нет, - Анна улыбнулась, - мне показалось, он вёл себя безупречно.
Уже зная, как можно обуздать своего ревнивца, она откинулась на подушку и чуть поморщилась.
- Ты плохо себя чувствуешь? – он сразу бросился к ней. - Вот, выпей, - налив воды из стоящего на столе графина, он поднёс к её рту бокал и заставил сделать глоток.
- Нет, всё хорошо, просто я немного устала, - выпив воды, улыбнулась она и позволила мужу опуститься на пол у её ног, положив голову к ней на колени, он знал, что она обожает играть с его непослушными вьющимися волосами, а ему в свою очередь нравилось смотреть на её лицо снизу, ему всегда это казалось забавным.
Перебирая его кудри, она остудила его пыл:
- Так о чём ты меня спрашивал?
- Так, пустяки, - он с улыбкой посмотрел на неё, - Мне лишь хочется узнать твоё мнение об этой новости. По-твоему, как нам следует поступить?
- Я была бы рада, дать тебе хоть какое-то приданное, - смущённо отвечала Анна, - тем более, что дела в имении оставляют желать лучшего… Это наследство было бы весьма кстати… Ты не находишь?
- Милая, - Сергей поцеловал её ладонь и отвечал твёрдо, глядя в глаза, - всё, что мне нужно, от тебя – ты сама. И давай оставим этот разговор. Я не намерен связываться с адвокатом и в случае, если он сам напишет мне, просто откажусь от наследственных прав.
- Но ведь… - попыталась возразить Анна.
- Никаких «но»! – он перебил её. – Я не намерен подвергать твою честь испытанию. Князь вышвырнул твоих родителей, лишив их поддержки, тем самым он даже не подумал о тебе! Мы прекрасно жили без его наследства и проживём дальше.
- Серёжа, - рука Анны замерла в его волосах, - ты поступаешь не по-христиански, ты лишаешь человека возможности, осознать свою ошибку и заслужить прощение.
- Сердечко моё, - он вскочил и сел на подлокотник кресла рядом с ней, привлёк жену к себе, взял в ладони её лицо и, глядя в печальные глаза, заговорил с горячностью: - я охотно простил бы человеку оплошность, какое-то недоразумение, что-то, что произошло не по злому умыслу, но стоит ли прощать поступок, который привёл двух молодых влюблённых к смерти?! Твоя мать не смогла пережить проклятие родного отца, твой отец не вынес смерти любимой женщины, ты росла сиротой. И теперь твой дед решил купить наше прощение!
- Милый, а если он… раскаялся?! – в голосе Анны послышались слёзы. – Ведь каждый из нас грешен! Но разве мы не можем осознать свой грех и раскаяться искренне?
- Ежели тебе нужен мой честный ответ, то я скажу – не верю в его раскаяние! – тихо отвечал Петрушевский, обнимая жену. – Всё было проще, находясь на смертном одре, он испугался.
- Чего, Серёжа?! – удивилась Анна, поднимая голову и глядя в его строгое лицо, пытаясь что-то прочесть в потемневших синих глазах мужа.
- Ангел мой, ты … всё ещё такой ребёнок! – он печально улыбнулся и коснулся губами её волос. – Поверь, когда человек смотрит в глаза смерти, он часто сожалеет, что не оставил после себя в этом мире ничего.
Она как никто понимала его состояние. Обычно синие, как вечернее небо по весне, его глаза становились почти чёрными в минуты страсти или в моменты, когда он был очень взволнован. Но сейчас было что-то ещё, точно он говорил о себе. Смерть… А ведь действительно – он сам встречал смерть и смотрел в её мрачное лицо! Выходит, он сам пережил то, о чём сейчас говорит! Сердце Анны сжалось при этой мысли, слёзы сорвались из глаз и, точно жемчужины, покатились по разгорячённым щекам.
- Не нужно плакать, - прошептал он и принялся большими пальцами стирать слезинки, - поэтому я не хочу унижать нашу любовь этим наследством. Мы нужны друг другу, потому что сам Господь соединил нас, ведь так?
- Да, любимый, - она теснее прижалась к нему и тут же осторожно добавила: – Но мне бы так хотелось что-то узнать о маме… Ведь кроме рассказа твоей тёти, я не знаю о ней ничего…
- Хорошо… - согласился он, поглаживая её плечи, - мы напишем адвокату… Возможно, он расскажет что-то о твоей матери, но мы сделаем это после рождения малыша. Я не хочу подвергать ваше здоровье – твоё и малыша – риску. И не возражай! Сейчас ты должна беречь себя, а встреча с адвокатом – это опять бурные эмоции. Мне кажется, ты хочешь спать, - он улыбнулся и провёл пальцем по её щеке.
- Это так заметно? – она смутилась.
- Мне – да, идём, - он поднял её на руки, отнёс в спальню и опустил на кровать.
- Я стала такая ленивая, - Анна нахмурилась, сердясь сама на себя, - всё время днём хочу спать, как кошка…
- Это нормально в твоём положении! Доктор говорит, малыш растёт, когда ты спишь, - улыбаясь, отвечал Сергей.
- Милый, ты побудешь со мной? – протянув к нему руки, она с лукавой улыбкой смотрела на мужа.
- Да, пожалуй, мне тоже следует отдохнуть под боком у моей ленивой кошечки, - усмехнувшись, он скинул китель, лёг рядом и придвинул жену к себе, заключая в объятия.


***
Чедвик сидел за столом в задымлённом полумраке трактира. Перед ним стояла рюмка, маленький графинчик с коньяком и блюдечко с ломтиками лимона. Джон залпом выпивал тёмную жидкость, морщась, съедал кусочек лимона, тут же подливал ещё и опять выпивал. Время от времени он жестом заказывал себе очередную порцию. При этом его лицо было хмурым, он смотрел перед собой и, казалось, не замечал неуютной обстановки вокруг.

В задумчивости он покинул дом Петрушевских и заехал в первое попавшееся заведение – прокуренное и шумное, с разношерстной публикой. Обычно, он избегал таких мест, стараясь столоваться только в приличных заведениях, где публика была состоятельной и почтенной. Это было не только гораздо приятнее, но и - что немаловажно – поднимало его собственный статус. Агент сыскного бюро должен был держать марку. Но сегодня всё иначе, сегодня Джону было наплевать на имидж.
Перед его мысленным взором стояло лицо, которое – он это хорошо понимал – вряд ли он когда-нибудь сможет забыть. Словно прекрасное видение, предстала перед ним эта восхитительная красавица.

Впрочем, нет, по мнению Джона, такое определение ни коим образом не отражало истины, ибо являлось слишком поверхностным и светским, женщина, недавно протянувшая ему для поцелуя изящную руку, была напрочь лишена светской холодности, и даже доли высокомерия, которое обычно свойственно красивым женщинам. Изящная фигура казалась невесомой, и дело было не в воздушном простом платье из лилового муслина, которое облаком обволакивало безупречные формы, а в том, что молодая женщина ступала необычайно легко и грациозно, точно парила над землёй. Юное открытое лицо с искренней застенчивой улыбкой было, скорее, лицом ангела, но более всего Чедвика поразили глаза. Как и на портрете, который вручил ему князь Черкасский, они завораживали всякого, кто смотрел в них. Но если на миниатюре это воспринималось, как мастерство живописца, создавшего шедевр, то вот так в реальности взгляд этих глаз казался каким-то не земным. Невозможно было поверить, что такая красота реальна. И только мимолётное прикосновение хрупких тонких пальцев к его руке свидетельствовало о вполне земной сущности красавицы. Огромные тёмные очи не отпускали и заставляли всматриваться в них, удивление, печаль и даже боль искренне читались в них по мере того, как супруг рассказывал ей причину визита Чедвика.

И Джон в благоговении стоял перед ней, боясь показаться нелепым. Ах, прикажи она остаться и быть её слугой, он согласился бы, не раздумывая! Но она лишь спросила его о смерти своего деда, не скрывая надежды на радостную весть. И как бы Джону ни хотелось порадовать стоящего перед ним ангела, он был вынужден сказать правду. Ангел едва сдерживал слёзы, заставляя Чедвика терзаться виною, что он явился невольной причиной её горя. При прощании, совсем потеряв голову, Чедвик уже не осознавал своих действий. Поднеся руку красавицы к губам, глядя в сводящие его с ума глаза, сам не ожидая в себе этой смелости, он выразил желание быть ей полезным.
Да, он безнадёжно влюбился в Анну Петрушевскую, внучку князя Черкасского. И сейчас, чтобы хоть как-то отойти от овладевшего им смятения чувств, Чедвик намеревался напиться. Такое с ним случилось впервые: бывшие в его жизни женщины никогда не доводили его до такого состояния. Проснувшись на утро, он даже не пытался вспомнить имя красотки, с которой провёл ночь. Да и зачем? Женщин Чедвик рассматривал примерно так же, как хорошую еду и выпивку. Они требовали денег и отдавали ему желаемое только при наличии достаточно толстого кошелька. Теперь же за все сокровища мира он не смог бы сделать женщину своей. Она недосягаема, как звезда на русском небе.
Джон горестно усмехнулся и вновь осушил рюмку с коньяком.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

+1
653
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Юта Грим №1