Под звездными небесами

Автор:
Таня Мочульская
Под звездными небесами
Аннотация:
История, о том, как одна случайная встреча, может изменить всю жизнь.
Текст:

  Есть бесконечность, в которую человек смотрится как в зеркало, горящий огонь, несущееся потоком вода, и тот мальчишка, что вместе с тобой, весь день, на заводях с азартом ловил раков, а вот теперь варит их на газовой горелке, в большом эмалированном ведре. Хотя нет, есть еще звездное небо. И в отличие от огня и воды что изменчивы каждую секунду, за тысячелетия там ни чего не изменилось, оно все также притягивает взгляд, что можно забыть обо всем и лежа в высокой траве обнимая руками купол небосвода, часами любоваться этой самой вселенной. И чтобы понять это ни нужно, ни чего, лишь хорошая погода.

  Летом в деревне дышится легко. Длинные дни, короткие ночи. Запах только что скошенного сена и вкус земляники с молоком. Петушиные гимны восходящему солнцу, и звон далекого колокола по утрам. Как можно такое променять на жаркий и пыльный город, даже не смотря на то, что в нем начался чемпионат мира по футболу.

  Я шагала по дороге с наших верхних дач, вниз к первому мосту, тому, что в деревню. Мысли крутились вокруг папы, что ради меня за бешеные деньги, купил билеты на оба полуфинала, и звавшего вернуться в Москву и хлебнуть полной ложкой мундиального фестиваля, ну вот зачем он ведь не любит ни футбол, ни все то, что его окружает.

  Смеркалось. Солнце, отработав очередной день, стремилось на боковую. Сумрак накрыл все, блестя алмазами влаги на кончиках травы в лучах догорающего заката. И тут от куда-то из кустов:

  – Эй, звезды любишь? – слова послышались со стороны тропки вниз ко второму мосту, тот, что в поселок.

  Обернулась, но не резко, не из пугливых, на дорогу из оврага поднимался мальчишка таща что-то тяжелое за собой.

  – Звезд? – переспросила я делая вид, что не расслышала вопрос, притом стала тянуть паузу, как учили классики, – конечно, Месси например, да и Рональду тоже не плох.

  – Чего-то не знаю я такой звезды Месси, – мальчишка реально задумался, – а на каком это языке, в каком созвездии?

  – Да когда как, все зависит от времени суток, – мне захотелось включиться в игру, – вот сейчас он в сборной Аргентины.

  – Так это футболист что ль?

  – Нет, они все теннисисты! – откровенно издеваясь, воскликнула я.

  – А вот это вообще мимо меня. Теннис это как с другой планеты. Все в белом и постоянно почему-то сидят на стульчиках, да попивают водичку.

  Ну, вот что с таким поделаешь, весь мой наигранный сарказм разбился о идеально круглые стекла очков. Я окинула мальчишку испытующим взглядом. Ни чего особенного обычный задохлик, такие есть почти в любой школе почти в любом классе. И как раз очки дополняли всем известный образ эдакого записного «Знайки», хотя линзы в них и были с маленькой диоптрией.

  – Я просто хотел попросить о помощи, – его все-таки удалось смутить.

  – Давай проси, – мне все-таки захотелось ему помочь.

  – Смотри сколько всего, – мальчик, чувствуя неловкость, рукой описал полукруг, перед собой, показывая на большой кофр и две вместительные сумки.

  – А что это?

  – Телескоп! – он так искренне удивился моей непонятливости, что не пытался даже это скрыть.

  – Хорошо давай мне вот этот большой ящик, и сумку вот эту, так быстрее получится.

  – Ты осилишь это же тяжело?

  – Я в футбол в девчачий команде играю. Только, только, с силовых сборов, так что не переживай. Куда идти то?

  – Вверх по этой тропке.

  – Это на солдатскую горку что ль.

  – Вроде да, там где высокий берег над деревней.

  Ну, что ж, цель поставлена, задача определена за дело, тем более легкая пробежка с утяжелением только в плюс.

  – Давай не отставай!

  И я рванула в подъем, как на тренировке, что мы проводили вместе с лыжниками. Мальчишка пыхтел где-то за спиной.

  – Стой дальше не надо! Это здесь!

  Я разложила поклажу на землю, помогла зазнайке влезть по крутой тропе. Он присел на корточки, пытаясь отдышаться.

  – Дома не хватятся? – сквозь тяжелые вздохи спросил он, прикидывая, возможность помощи на обратную дорогу.

  – Не а! – хвастливо заявила я. – То, что называется классика жанра, маме сказала, что пойду к бабушке, бабушке, что к маме, а сома на заводь раков ловить, ты раков любишь?

  – Только живых, они так забавно усами шевелят.

  – Я все больше вареных, и чтобы много было, целое ведро.

  – Ведро то где?

  – Что я дура, по поселку с ним шататься, сразу смекнут, куда собралась. На месте спрятано.

  Мальчишка отдышался, и быстро, но без суеты приступил к сборке, по ходу потроша принесенные баулы. И действительно, стоило поторопиться, солнце уже спряталась за горизонт и тьма неспешно, но очень уверено стала заливать собою все пространство как чернильное пятно на промокашке. Я подошла к самому обрыву. Через речку деревня готовилась к ночлегу, все стихло, стали зажигаться огоньки в окошках, а женщины принялись собирать мужей, по окрестностям, громко выкрикивая их по именам. Звездочки осторожно, по одной, стали пробиваться сквозь березовую пелену. Наступала ночь.

  – Во! Готово, можно смотреть! – мальчишка сиял как начищенный пятак.

  – Это что полосатое такое? И мухи вокруг.

  – Юпитер, сегодня лучший день для наблюдения, а мухи, это спутники, те, что Галилео Галилей открыл.

  – А чего огромный такой, он же далеко? – я припомнила картинки в большой и толстой энциклопедии.

  – Так и телескоп не прост сто двадцать семь миллиметров, – с гордостью ответил он, ему было приятно слышать столь лестные слова в адрес своего друга. Но тут же встрепенувшись, будто о чем-то вспомнил, заметался по сумкам, вытаскивая какие-то гаджеты и шняжки, и по очереди прилаживая их к телескопу, нажимая на какие-то одному ему известные кнопки. Началась, как я поняла обычная работа, ради которой собственно мы сюда и притащили, всю эту груду наверняка не дешевого железа. В моей помощи уже не нуждались.

  Я раскинула руки и бухнулась в траву, стебли упруго приняли, плавно опустив на землю. И тут звездное небо бросилось в атаку всеми своими тысячами звезд. В городе такого не увидишь. Дух захватило от яркости мерцающих миров. Мутно белесая полоса делила небо на пополам распадаясь, если присмотреться, на десятки, а может быть и сотни светличков-букашек которые, если на них долго и пристально смотреть начинали разбегаться, кружа голову невозможностью происходящего. Вот так я и лежала, в высокой траве обнимая бездонное звездное небо.

  – Ну, вот закатился, – нарочито громко и с какой-то обидой в голосе сказал мальчишка.

  – А ты, это, звездами интересуешься? – я рывком поднялась на ноги, отряхивая травинки прицепившийся к платью.

  – Ага, ещё хожу в кружок «звездочет», но звёздами в нем интересуются только еще двое, остальные так за компанию…

  – А я могу найти только большую медведицу.

  – А мне нравятся вот те шесть звёзд они образуют ворона.

  – Какой же это ворон?

  – Ну, не только художникам позволено иметь свой взгляд на вполне обычные вещи, вот, к примеру, заяц, – мальчик ткнул пальцем, и зайцем оказались два не равных прямоугольника.

  – Ну, художники явно от слова худа! – меня накрыло беспечным весельем.

  – Вот та звезда называется Орихиме, а рядом с ней Хикобоши правда это на японском языке так называются, у нас они, Вега и Альтаир. Но с этими звездами в Японии связан праздник, танабата называется, дословно переводится как ткачиха, а называют его «фестиваль звёзд». Красиво как мне кажется.

  – А где созвездие весы?

  – А что так? – мальчишка с кокой-то хитрецой глянул искоса.

  – Я по гороскопу весы.

  – Мы же на него в телескоп смотрели, июньский Юпитер в весах. А вон там между Кассиопеей и Малой медведицей находится созвездия Цефея.

  – Которое похоже на покосившийся дом?

  – Да, как на неумелом детском рисунке, созвездие так назвали в честь царя Цефея мужа Кассиопеи, и отца Андромеды.

  Мальчишка взялся разбирать свое оптическое чудо.

  – А вот почему ты увлекся звездами? – эмоция, от увиденного рвалась наружу. – Звездочетство, это, по-моему, сейчас не так модно.

  – Ну а вот ты в футбол играешь, а девочка, – ответил он вопросом на вопрос, – это же тебе нравится?

  – Не очень, я бы лучше в теннис играла.

  – А в чем дело? – опешил мальчишка от моей откровенности.

  – В детском спорте главное тренер, – поучающим тоном моей мамы пустилась объяснять я, – дети они же, как пластилин к кому в руки попадут такими и останутся, причем это касается не только в физического состоянии. В теннисе, к примеру, очень много скручивающих движений они очень опасны при растущим позвоночнике, очень важны разминка, компенсирующие упражнения, ОФП если по науки. Сложно детей это заставлять делать, а если еще тренер ленивый, то и до беды не далеко.

  – Да, прям место личности в истории, – развел руками он, смерившесь, что ни чего не удаться объяснить.

  Дорога домой всегда проще, особенно с горки, особенно когда легко и радостно на душе.

  – Ну, теперь мне не далеко.

  – На нижние дачи?

  – Ну да – почему-то смутился мальчишка, и тут же чтобы оттенить неловкость спросил: – за раками то пойдешь.

  – Уже нет. Не стоит после всего увиденного в грязи копошиться, а с другой стороны, ни куда они от меня не денутся, завтра устрою праздник желудка, – мне не хотелось прощаться хотелось еще немного продлить это внезапное волшебство, – ну тогда пака, еще наверняка увидимся.

  Но на следующий день я не смогла пойти на речку, погода резко испортилась, пошел дождь, заполняя все кругом промозглой сыростью. На солдатскую горку я выбралась лишь через неделю. Но мальчишка не пришел, не пришел он и на следующий день, не дали результата мои расспросы на нижних дачах, ни кто не приметил юного любителя астрономии, а я по собственной глупости не знала ни его имени, ни фамилии. А со временем стерлись мелочи той невозможной встречи, размылись черты.

***

  Десять лет пронеслись вихрем, старшая школа, универ, аспирантура, и вот я как молодой и подающий большие надежды, специалист приглашена на Кавказ, в Архыз, где сейчас находится самый большой телескоп в Европе. Мне выпал счастливый билетик, и теперь вместе с такими же не совсем нормальными, как и сама, устрою охоту на плутаноидов, ну и на девятую планету, куда уж сейчас без нее. А там еще облако Оорта. В общем, тайна на тайне и тайной погоняет, впереди ждет большая полная сюрпризов жизнь.

  Почти всегда, когда я приезжаю к родителям на дачу, под-вечер наловив раков, поднимаюсь на солдатскую горку, варю их там и смотрю на небо. Причем всякий раз в тайне надеюсь встретить того самого мальчишку, повзрослевшего конечно, что открыл мне глаза на мир. Ведь не могла же та встреча быть случайной и без него я никогда, никогда не нашла бы место в жизни, место под ночным простором пустоты, ковшей и странных детских рисунков.

  Под звездными небесами.

0
622
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Варвара Дашина №1