Лапы, хвост и мяу.

Автор:
Первый
Лапы, хвост и мяу.
Аннотация:
Рассказы о чудесной кошке Кешке и ее друзьях.
(продолжение)
Текст:

Рассказ 3. Кешка и зов пола.

Непонятная болезнь.* Матримониальные хлопоты. *Выход найден.

- Мама, нужно срочно вызвать скорую!

Бледный сын волновался, губы у него дрожали, но он крепился.

- Илюша, что случилось?

- Случилось самое страшное. Наша Кешка умирает. Наверное, у нее паралич, она не может встать, и у нее уже начались предсмертные стоны. Мамочка, милая, не мешкай, звони в скорую!

Действительно, наша бедная кошчонка странно юлозила своей задней частью, низко припав грудью к полу и приподняв попку, одновременно издавая неописуемые утробные звуки, видимо, последнего «прости».

В панике я бросилась к телефону, поскользнулась, упала, ударилась плечом о шкаф и уронила этажерку с обувью.

На шум явился дед Вася, наш непоколебимый оптимист и балагур.

- Кто здесь дурнинушкой орет, мне спать не дает?

- Папа, у нас несчастье, Кешунчик умирает, слышишь, уже предсмертные хрипы пошли, я вызываю ветеринара.

Дед глянул на страшненькое чудище, еще недавно бывшее изящной киской, и засмеялся.

- При этой болезни врач не поможет. А я рецепт знаю самый верный - кота ей надо. Кошачьего мужчину для нашей дамы подавай.

И мы озаботились поисками подходящей кандидатуры. Таковая вскоре нашлась в лице неотразимого Маркиза, черномазой личности хитрющего вида с белыми лапками и замашками альфонса. Маркиз был представлен Кешке знакомым басистом. Муж с приятелем выпили, закусили, и басист ушел нетвердыми шагами в ночь, оставив кота для выполнения возложенной на него миссии.

Как мы жестоко просчитались в своих надеждах! Вельможному Маркизу было глубоко плевать на рычащую в пароксизме страсти даму, его интересовало только одно: Кешкина мисочка. С необыкновенной скоростью он очистил ее до блеска и присоединил свой поистине шаляпинский бас к кошкиным воплям в надежде продолжить начатую трапезу.

Ночь прошла не очень плодотворно, но весело.

После того, как страждущий был накормлен и напоен, он завалился спать, предварительно наделав на ковер, полностью игнорируя представленный его вниманию песочек. Кешка вопила, кот сыто храпел, а мы всей семьей пялили глаза в темноту. Ничего не произошло, и, отведав на завтрак мяска, Маркиз отбыл по месту постоянной прописки.

Следующим кавалером оказался скромный Мурзик, черный котик с маленьким белым пятнышком на груди и совершенно покладистым характером. Умудренные опытом, в этот раз мы понесли невесту к жениху. Встреча прошла в обстановке взаимного оглядывания, некоторого обнюхивания и стремительного убегания невесты вглубь квартиры. Мы временно ретировались, оставив хозяев вместе с задумчивым и несколько недоумевающим Мурзиком и пропавшей в недрах жилища Кешкой. Уверенная в надлежащем исходе, наша временно неполная семья от души резвилась и радовалась, не слыша жутких стонов полового влечения.

Однако, и на этот раз нас постигла неудача. Мурзик с хозяевами так и не смогли найти сбежавшую невесту, которая с большим трудом была извлечена моим мужем из самого дальнего угла под самым дальним шкафом, непокоренная и неудовлетворенная.

После этого мы перестали заниматься поисками котов, купили «антикотин», и на этом проблема была снята. Наша кошка оказалась не очень темпераментной особой и прибегать к волшебным каплям приходилось редко.

Рассказ 4. Кешка и отдельные личности.

«Кримпленовость» как диагноз.* Вражеское вторжение.* Кешка побеждает зло.

Кешка невзлюбила нашу соседку, «кримпленовую тетю». Так ее прозвал муж. Встречались в 70 - х годах прошлого века дамы бальзаковского возраста с монументальными телесами, затянутыми в супермодный по тем временам материал « кримплен» аляповатой цветастой расцветки. Эти дамы как на подбор были крикливы, гонористы, уверены во всем и занимали нишу мелких руководителей типа комендантов общежитий, начальников отдела кадров и управдомов. На этих должностях они поражали своей грубостью, недалекостью и абсолютным знанием жизни.

Такая вот дама была у нас в соседках. Кримплен вышел из моды, но тети остались.

Первый приход Зинаиды Николаевны после появления Кешки в нашей квартире напоминал штурм. Кешка, сидевшая спокойно и величаво, напряглась, напружинилась, задергала хвостом и издала глухое рычание, по силе и выразительности не уступающее рычанию какого-нибудь цепного пса. Тут же раздался звонок, повелительный и непреклонный, потом еще один, еще и так 8 раз! Кешка выбежала в прихожую и стала в боевую стойку.

- Черт! Опять эта змея! - завопил муж. -Только не открывай, и так обойдется.

И ловко смылся в большую комнату смотреть телевизор.

- Опять она! - и дед забился в свою уютную крепость.

Сын, Слава Богу, отсутствовал.

Мы с Кешкой переглянулись и решили встретить противника лицом к лицу. Тем более, что выхода не было: соседка всегда звонила до победного.

- Здравствуй, Таня! - отрывисто приветствовала меня «кримпленовая» Зинаида Николаевна, одетая в мощный халат цыганской расцветки. Взгляд ее цепко охватил всю диспозицию: закрытые двери в комнаты, съежившуюся меня и взъерошенную, не перестающую рычать, Кешку.

-Та - а - к! - многозначительно протянула соседка и уничтожила меня взглядом. На Кешку она даже не взглянула.

- Проходите, пожалуйста, - обреченно пискнула я, и мы прошли. Пришлось пройти на кухню, вторжение Зинаиды Николаевны в комнату с мужем и телевизором могло закончиться непредсказуемо, а покой деда в нашем доме был священен.

Не дожидаясь приглашения, соседка плюхнулась на табуретку. Несчастная мебель закряхтела от передоза.

- Таня, я принесла заявление на своего зятя. Теперь, надеюсь, бывшего. Ты обязана его подписать.

И Зинаида Николаевна достала из принесенной с собой папки лист бумаги.

Подписывать что-то, принесенное «кримпленовой тетей», непременно означало вступление в бой на ее стороне.

- Мне нужно прочитать, понять, что к чему, ведь должна я знать, что подписываю. Тем более, и ручки нет…

Зинаида Николаевна мгновенно выхватила из необъятного кармана ручку и торжественно вручила мне.

- Что там читать? И так все ясно. Мишка украл мои огурцы!

- Какие огурцы? Те банки, которые Вы отдали им в ту субботу? Вы же сами мне рассказывали, как трудно Даша с Мишей живут, как решили им помочь дачными заготовками...

- Я передумала. Больно все умные стали. Подписывай.

Логика поведения и всей жизни Зинаиды Николаевны не поддавалась никаким объяснениям: ни разумным, ни безумным. Для нее существовала только одна правда - ее. Спорить было бесполезно, я знала это по опыту. А вина несчастного зятя нашей соседки состояла в том, что он давно раскусил стойкую «кримпленовость» тещи и иногда пытался что-то вякать в противовес ее бульдозерному накату.

- Зинаида Николаевна, извините, но подписывать я ничего не буду. Ваши внутренние дела - Вы и разбирайтесь. Это просто смешно — какие - то огурцы…

- Что - о - о? Тебе смешно?!

Жители нижнего и верхнего этажей, оказавшиеся в тот миг в своих маленьких кухнях, никогда не забудут этого ультразвукового удара. Поговаривали, что даже стены начали вибрировать, а «верхний» попугай помер от разрыва сердца. У меня от этого вопля заледенело в груди, и отнялись руки и ноги; кастрюли в ужасе дребезжали, а холодильник в панике отключился подальше от греха. Зинаида Николаевна неотвратимо подступала ко мне, тесня к стене мощным бюстом и размахивая листком с доносом.

И тут мне на помощь пришла Кешка. Ультразвук доконал терпение нашей кошки, а мощная лапища соседки отдавила ей хвост. Кешка издала боевой мяв и ринулась на Зинаиду Николаевну.

Давид и Голиаф , находись они в это время в нашей кухне, поразились бы вечной живучести своих образов. Маленькое изящное существо с кроткими миндалевидными глазами и повадками первой леди болталось на огромной ножище, обхватив ее всеми лапками и остервенело вгрызаясь мелкими зубками. Несчастная соседка вопила не переставая, содрогаясь всей своей слоновьей тушей и пытаясь стряхнуть отважную амазонку. Я застыла в радостном оцепенении. Это был чудесный миг долгожданного торжества и победы над злом, одержанный новым членом нашей семьи - кошкой Кешкой.

О том, что случилось далее, можно сказать немногое. Кешка, как обожравшаяся крови пиявка, отвалилась от ножищи после моей очередной попытки по освобождению Зинаиды Николаевны. Та, хромая и продолжая дико вопить, пронеслась кометой к двери, круша и ломая все, что попадало на пути и обещая Кешке, мне, всей нашей семье многочисленные беды и страдания. Дверь захлопнулась, конвульсивно содрогнувшись, крики и мат затихли в глубине подъезда, и наступила тишина.

Я обессиленно опустилась на пол возле двери. Тихим сапом в коридор просочились хитрые дезертиры, виновато улыбаясь и шумно восхищаясь Кешкой. А виновница торжества уже гордо восседала посреди коридора, медленно отходя от горячего дыхания прошедшей битвы.

0
528
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Станислава Грай №1