Морской дракон

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Е. Кинер
Морской дракон
Аннотация:
Кибер-био-панк
Текст:

https://music.yandex.ru/album/6029110/track/44940026

Сидя на крыше высотки Северного квартала, Эш пыталась согреться, кутаясь в короткую чёрную куртку и обнимая чуть тёплый термос с соевым кофе. Напитка осталось на самом донышке, а спать хотелось ужасно. Но нужно потерпеть, сберечь на потом. Ведь никто не знает, сколько сегодня придётся ждать.

Вот уже несколько дней Эш не высыпалась, мрачные мысли, словно бесконечный водоворот, кружили в голове. Как привидение, она блуждала по чердаку, служившему ей домом, натыкалась на беспорядочно разбросанные вещи и путалась в растяжках проводов. А когда всё-таки ложилась на брошенный в углу матрас, взгляд упирался в пустое место, туда, где раньше спал Джеф. Мучаясь от тяжелых предчувствий, девушка бесконечно гладила вмятину, продавленную его плечом, пока звук будильника снова не выгонял её на крышу. Кроме постели Джефа, на полу чердака пустовали ещё четыре матраса...

Сигнал будильника звучал ровно в четыре утра. Пробираясь в темноте между антенн и приёмных установок, Эш занимала свой наблюдательный пост. Из-за постоянного смога солнце всегда оставалось невидимым. Светлело поздно, чёрное ночное небо постепенно становилось мутно-серым. Гасли неоновые огни вывесок, подсветка зданий и фонари. Город, похожий ночью на цветной коралловый риф, утром становился грязным трупом морского чудовища. И пах так же.

Вскоре далеко на горизонте появились тёмные точки. Они взлетали над небоскрёбами, кружа над крышами как стая ворон. Их-то Эш и ждала. Это были дроны.

Быстро заглотнув остатки кофе, девушка выхватила из рюкзака планшет. Программу отслеживания она запустила заранее. Лихорадочно водя пальцем по сенсору, Эш пыталась зацепить как можно больше сигналов. На экране дроны — чёрные кружочки — чертили по карте цветные линии, обозначающие маршрут, принадлежность фирме или переносимый груз. Красные – срочная корреспонденция, зелёные – доставка продуктов, жёлтые — личные посылки. Синие принадлежали бизнесу. Нередко над их линией показывался логотип компании. Эш внимательно рассматривала карту, которая становилась всё более цветной и непонятной. Нужный ей значок с фиолетовым осьминогом не появлялся ни над одной из синих дорожек. Нити пересекались, запутывались, ещё немного — и отследить нужный дрон станет невозможно. Тогда всё придется повторить завтра утром.

Внезапно, что-то фиолетовое мелькнуло на самом краю карты. Эш дернулась и быстро зажала чёрную точку пальцем, вешая на неё виртуальный маячок, пока та не исчезла среди прочих. Программа распознала и вывела картинку с дроном на отдельный экран. Эш присвистнула от удивления. Дрон оказался большегрузом, под брюхом у него висел огромный стальной ящик. Этого она не ожидала, ранее корпорация «Октопус» отправляла лишь маленькие партии товара.

«Ладно... — подумала девушка, — лишь бы покупатель остался прежним. Иначе не найти ни Джефа, ни ребят».

Дрон, загруженный под завязку, летел медленно. Маячок не торопясь запустил внутрь его программ свои электронные щупальца и передал управление Эш. Стараясь не увеличивать скорость и резко не менять маршрут, она перенаправила его к своей крыше. Двести метров, сто пятьдесят... Девяносто... Он уже хорошо виден, жаль, что его сейчас заметят многие, над Северным районом не часто летают дроны, наверное потому, что их тут постоянно крадут.

Эш попыталась аккуратно посадить дрон. Управлять приходилось вручную, переписывать программу приземления уже слишком поздно. Но он оказался слишком большим и тяжёлым, медленно реагировал на команды, потому, когда до дома оставалось всего несколько метров, стремительно спикировал вниз.

Эш в ужасе вскрикнула, но дрон по инерции всё-таки дотянул до края крыши, снёс несколько антенн и, запутавшись в проводах, остановился. Металлическая коробка лопнула, наружу высыпались маленькие пластиковые флаконы. Многие из них треснули и сочились белесой полупрозрачной жидкостью. Девушка, морщась, сунула руку внутрь, порылась и вытащила пакет сопроводительных документов, запаянный в пластик с изображением фиолетового осьминога. Сев тут же, прямо на бетон, она постаралась разорвать упаковку, но взглянув вверх, быстро вскочила. Сразу с нескольких сторон к дому неслись боевые дроны-охотники. Они двигались тихо, не включая сирен и мигалок, но сомнений не оставалось — летят прямо сюда. Её обнаружили! Быстро запихав документы в рюкзак, Эш сунула туда же несколько флаконов (на всякий случай), и кинулась бежать. Конечно можно быстро спуститься с крыши на флайборде, но на открытом пространстве дроны легко её подстрелят, да и скорость у них выше. Потому пришлось уходить по запасной лестнице, завалив за собой вход, чтоб хоть как-то задержать преследователей. И все равно, уже через десять этажей позади послышался рёв двигателей. Дроны с трудом маневрировали среди завалов, да и большую скорость развить не могли, но и девушке приходилось постоянно перепрыгивать через горы хлама и провалившиеся ступеньки.

На одном из лестничных пролётов какие-то бродяги разожгли костёр.

— Бегите! — только и успела крикнуть Эш, проносясь мимо них. Хотя на самом деле понадеялась, что преследователи здесь задержатся.

Вскоре к шуму двигателей присоединились нестройные крики. Но Эш наконец-то добралась туда, куда хотела. На одной из лестничных площадок, беспорядочной кучей валялись доски. Девушка отодвинула одну, и за ней открылся тёмный проход в стене, ведущий в близко стоящее соседнее здание. Задвинув за собой доску, она поползла вперед, на секунду задержавшись послушать, как дроны, жужжа, проносятся вниз по лестнице.

Почти все здания Северного квартала давно определили под снос, но пока здесь мог селиться кто угодно, и потому они притягивали всякий сброд. У Эш и её друзей имелся целый тайный лабиринт, тянущийся сквозь дома заброшенного района.

Свернувшись на пыльной куче старых журналов, Эш пролежала до вечера, надеясь, что дронам-охотникам надоест кружить поблизости. Она полистала документы, но без дешифратора понять их не получалось. Затем осмотрела флаконы, которые удалось прихватить с собой. На прозрачном стекле не нашлось никаких надписей, в полумраке жидкость слегка опалесцировала.

Из-за этих пузырьков всё и случилось. Деньги, новые возможности, лучшая жизнь — вот о чём они мечтали. Но вместо этого Джеф и ребята пропали. И хуже всего то, что никто даже не представляет, что с ними могло произойти.

Эш не везло с детства. Она родилась в очень бедной семье, и об установке нейроимплантов речи идти не могло. Без чипов памяти, корректоров метаболизма, сенсоров, в жизни ей ничего не светило. Учеба становилась попросту невозможной, а на приличную работу не стоило и рассчитывать. Разве что устроиться удалёнкой, получить бесплатный нейрошунт и каждый день по восемнадцать часов проводить в капсуле, подключённой к виртуальности, вкалывая там киберпродавцом или оператором, не важно… Эш бывала в медиацентрах, видела тощие тушки, облепленные проводами и трубками, погружённые в солёный раствор. Эти бледные, расплывающиеся в воде тела вызывали брезгливость и напоминали личинок.

Так что, большого выбора у Эш не было, но не у неё одной. Весь Северный район и побережье занимали такие же маргиналы. Вместе со своими друзьями — Гарольдом, Лонни, Элис и Паком — она воровала или, если не удавалось, собирала металлолом.

А потом появился Джеф. Эш встретила его в одном из подвальных рок-клубов. Он не мог не заметить её ярко-красные волосы, круглые, будто удивлённые серые глаза, и подошёл познакомиться. А она, обычно самоуверенная, смущалась и не могла произнести ни слова под его взглядом. Музыка, танец, сухие губы, запах кожи… Из клуба они ушли вместе и больше не расставались. Джеф охотился на дроны, и, хотя предпочитал работать один, ради Эш согласился взять в команду её друзей.

Обычно они сбивали по мелочи — доставку еды из ресторанов, частные посылки… Но в этот раз работали на заказ. Хабиб Ракул, хозяин подпольной клиники, устанавливающей шунты и нейрочипы, предложил весьма солидную сумму. И кроме того — любой имплант, а об этом все мечтали больше, чем о деньгах.

Дело казалось несложным — посадить дрон корпорации «Октопус», забрать груз, подменив его фальшивкой, после чего отправить дальше. Несколько дней Джеф изучал их маршруты, и в назначенный день команда вышла на крышу. Судя по истории, сохранившейся в планшете, всё получилось, и липовый дрон отправился к покупателю. Эш, оставшаяся в тот день на чердаке из-за каприза, – не хотела рано вставать, ожидала друзей через пару дней. Но домой никто не вернулся. Что случилось? На них напали дроны-охотники? Корпорация? Хабиб по сети передал, что лекарство ему доставили, деньги забрали и все разошлись довольными. Не доверять ему причин не было, они знали друг друга много лет. Наиболее вероятным казалось, что получатель товара обнаружил подмену… Потому Эш повторила кражу, но уже не ради препарата, а ради маршрутных документов. Скоро их помогут расшифровать, и она узнает покупателя…

Ближе к вечеру Эш покинула своё укрытие и направилась в одну из пустующих квартир нижних этажей. Сюда редко кто заходил, слишком много тут валялось старого хлама. Но он сейчас как раз и требовался, дроны-охотники наверняка успели её сфотографировать. Да, их переодеваниями не обманешь, но всё равно так спокойней. Девушка порылась в раскиданных тряпках, вздохнув, скинула любимую куртку и завернулась в выцветшее синее кимоно. Глаза сильно подвела черным фломастером, красные волосы заплела в тугой пучок. Найти бы шапку… По лицу размазала грязь, хотя не стоило, всё равно наденет респиратор, в этом районе такое в порядке вещей. Рюкзак бросать не хотелось, она сунула его в погрызенный молью мешок и потащила за собой.

На улице уже смеркалось, мутный желтоватый туман, подсвеченный неоновыми вывесками, клубился над дорогами. Сырой воздух пах гарью и протухшей водой. Хотя нос закрывал респиратор, запахи всё равно просачивались. Стараясь сильно не оглядываться, девушка шла в сторону Китайского квартала. Полупустые улицы к вечеру обычно становились людными, и Эш надеялась легко затеряться в толпе. Но сегодня ей не повезло. Как назло, все куда-то подевались, она даже забеспокоилась, не случилось ли чего. Очередной поворот, и серые глыбы домов с тёмными окнами сменило буйство красок – яркие вывески, красные фонарики, разноцветные флажки и драконьи морды на стенах. Казалось бы, грязь, вонь, старые здания остались прежними, но из-за всей этой мишуры здесь возникало ощущение вечного праздника.

Туман становился гуще, редкие люди спешили по своим делам, на девушку никто не обращал внимание. Потому она вздрогнула, когда рядом кто-то вдруг крикнул:

— Эй, ты, чего ищешь? Не это?

Эш обернулась и увидела костлявого взъерошенного китайца, украдкой показывающего из-под полы куртки горсть таблеток.

— Ли? — удивилась она.

— Эш? — китаец выпучил глаза, приглядываясь к девушке. — Зачем так вырядилась? Думаешь, если переоденешься, монстры тебя не поймают?

— Чего? — скривилась Эш. — Ты своих таблеток не переел? Монстры уже мерещатся!

Китаец замотал головой.

— Дурак я что ли жрать такую дрянь! Ты где пропадала? Гоняла по сети? Не видела, что тут сегодня произошло? Из канализации вылезли какие-то гигантские червяки с ногами, разнесли к чертям рынок, раздавили несколько человек и сбежали.

Эш скептически поглядела на Ли. Тот обиженно скрестил руки на животе.

— Ну как хочешь… Не веришь? Жди, когда и тебя сожрут. Между прочим, их ловили солдаты из «Октопуса», посмотрела бы, как одного из них червяк перекусил пополам…

При упоминании «Октопуса» Эш вздрогнула. Ли решил, что наконец-то напугал её и воодушевился:

— Это всё загрязнение морей! Мико говорила, в океане видели каких-то непонятных существ, а ведь там почти всё вымерло! Может, дельфины мутировали и теперь доберутся до нас…

Эш отмахнулась.

— Я как раз к Мико, пусть сама рассказывает.

Она поспешила уйти от назойливого сплетника. Но сегодня и впрямь так мало людей на улице…

Мико и Эш дружили с детства. На самом деле Мико звали Миргуль, и она совершенно точно не родилась японкой, но из-за удачного разреза глаз, умело накрасившись, становилась неотличима. Деньги в городе по большей части сосредоточились на счетах японских корпораций, они и задавали моду. С такой внешностью она легко нашла себе работу танцовщицы в одном из клубов, где с высокой прической и набеленным лицом крутилась вокруг шеста в коротком прозрачном кимоно. У Мико имелась своя квартира, водились деньги. Но накопиться не успевали, в стремлении помочь всем она легко расставалась с заработанным. А её жилище напоминало постоялый двор, свободно приходить и ночевать там мог каждый, кого она считала другом.

Эш подошла к двери дома и набрала код. Мико жила на втором этаже, прямо над китайской закусочной. Ожидая, девушка заглянула туда и не заметила обычного оживления, лишь пара человек сидела в самом дальнем углу, склонившись над круглыми белыми мисками.

Дверь резко открылась. Мико в длинной розовой майке схватила за руку и втащила посетительницу внутрь.

— Что случилось? — выкрикнула она. — Ты кто? О… Эш?

Девушка кивнула, снимая респиратор.

— Ты сдурела! — Мико схватилась за пухлые щёки. — На улице змеи-убийцы съедают всех, кого видят!

— Так значит, это правда… — Эш поёжилась, представив, как Джеф и ребята встречают гигантских мутировавших змей и… Они ведь как раз тут и пропали…

— Да, Эш! Да! Все наши собрались у меня, там всё же безопасней, чем на улице! Почти все… — осеклась Мико, увидев грустное лицо подруги. Она знала про исчезновение.

— Ник тоже здесь? Он мне нужен, — поинтересовалась Эш, когда они уже поднимались наверх.

— Да! И он уже спрашивал о тебе.

В комнате Мико собралось человек семь, в таком маленьком пространстве они казались толпой. Хорошо ещё, что мебели тут почти не было. Мико, поддерживая образ японки, предпочитала минимализм и даже спала на татами.

К девушке кинулся высокий парень в сером комбинезоне. Бритая голова, тощее тело с вялыми мышцами и несколько нейрошунтов на затылке говорили, что основную часть жизни он проводит в сети.

— Эш! — закричал он. — Тебе удалось! Я уже слышал, кто-то сбил дрон «Октопуса», это ведь ты?

Девушка кивнула и вытащила из рюкзака пачку документов.

— Ты обещал помочь с расшифровкой.

Ник поморщился, брезгливо оглядывая тонкие пластиковые листики.

— Вот не могут они сохранить всю информацию в программе дрона…

— Тогда её украдут прямо в полёте! — засмеялась Эш.

Ник грустно кивнул и поплёлся к компьютеру, в угол комнаты.

Эш тем временем огляделась. Она мало кого знала, хотя большинство уже видела здесь. Пара девушек, судя по коротким неоновым кимоно, работают вместе с Мико. Старый китаец, дремлющий возле окна — хозяин закусочной на первом этаже, рядом с ним девочка, его дочь. Мать, видимо, осталась внизу. Возле Ника какой-то паренёк, в таком же комбинезоне, увлеченно рассматривает документы. И Хабиб. Эш дёрнулась. Он тоже ей нужен. Сколько раз они уже говорили в сети, но всё же, вдруг он что-то вспомнил? С временного подключения долго не пообщаешься…

— Эш… — Хабиб поднял руку и махнул ей.

— Ты знаешь, о чём я хочу спросить, — с надеждой посмотрела девушка.

Он задумчиво погладил чёрную бороду и покачал головой.

— Я уже рассказал всё, что знал. Утром в субботу Джеф и Гарольд принесли мне ящик и получили деньги. Лонни немного ранили, ничего серьезного, мы тут же дали ему препарат. Он действительно помогает, кожа заросла за минуты. Ну и ребята сразу захотели установить нейрошунты, а Элис — чип памяти, она знаешь, хотела завязать и устроиться в секретариат…

Сначала Эш возмутилась.

— По договору шунт полагался и мне! — а потом осеклась, — Препарат? Какой ещё препарат? Тот самый?

— Ну да, — кивнул Хабиб. — Я выделил целых два флакона на каждого! Это новейшее лекарство создано для того, чтоб вызвать в организме усиленную регенерацию и одновременно исключить отторжение… То есть — это идеальное средство для приживления киберимплантов!

— И как? Сработало?

— Ещё как! —воскликнул Хабиб. — Чёртовы импланты просто приросли! Никакого кровотечения, никаких шрамов! И хватит уже беспокоиться! Они наверняка захотели отпраздновать, а потом опробовать шунты. А ты знаешь, как бывает, в сети время летит незаметно…

Эш грустно опустила голову.

— Эй, тебе я тоже обещал! Значит сделаю, а ты не прихватила ещё маленько лекарства? — не понял её печали Хабиб.

Но она думала не о том, не удивительно, что её друзья пропали, кто же просто так отдаст настолько ценное вещество? Жизнь без нейроимплантов и киберпротезов уже давно стала невозможна, во всяком случае достойная жизнь. По сути, без шунта тебя просто не существовало, его код становился и паспортом, и страховкой, по которым распределялось обеспечение, проводилось лечение, оформлялись покупки... Хакерские выходы в сеть давали возможность посмотреть на всё со стороны, но не поучаствовать... Потому рано или поздно многие устанавливали шунт в подпольных операционных, таких, как у Хабиба. В большинстве случаев импланты приживались плохо, вызывали жуткую боль и сепсис у владельца. Приходилось быстро их удалять, или хозяин умирал, но на это короткое время он мог вырваться отсюда, побыть человеком, сделать пару операций или купить дом. Шунт, даже ворованный, автоматически делал из невидимки полноправного гражданина. Эш даже не знала всех его возможностей. Ей надоело быть никем, но умирать тоже не хотелось, пока она молода, ей жилось не так уж плохо. Но глядя на людей постарше – больных, бездомных, никому не нужных, она не раз задумывалась — долго ли ещё удастся сбивать дроны?

Внезапно раздался удивленный вопль Ника.

— Чего? Да что такое?

Девушка кинулась к нему. Тот внимательно рассматривал надписи на экране.

— Эш… — начал он задумчиво. — Нет никакого покупателя… Этот дрон, как и все дроны с препаратом, летел на утилизацию…

Сначала Эш словно впала в ступор. Мико обнимала её, шептала что-то успокаивающее. Голос доносился откуда-то издалека, но слова не имели смысла. Одна из танцовщиц принесла чашку и сунула руку. Механический глоток — вода. Джеф потерян навсегда. Было бы легче узнать, что он умер. А теперь нет никаких зацепок.

Заметно побледневший Хабиб ходил по комнате, заламывая руки и что-то бормоча. До Эш дошло, почему он так разволновался, это вывело её из оцепенения. Она вскочила и бешено заорала:

— Так значит, ты дал им препарат, предназначавшийся на выброс? И даже по две дозы, какая щедрость! Хотел поэкспериментировать? Сам-то попробовал? Чего не так с этим лекарством?

Хабиб, явно мучавшийся тем же вопросом, с мольбой посмотрел на девушку:

— Откуда мне знать? За неделю я провёл уже пару десятков операций. С претензиями никто не вернулся…

— А вообще кто-нибудь вернулся? Или все сдохли где-нибудь в подворотне?

— Хватит! — Мико потащила подругу из комнаты, толкнула в тесный душ и включила воду. Эш, пыталась сопротивляться, но вода охладила злость, и она расплакалась. Мико, такая же мокрая, обняла её и ушла, оставив немного поплакать в одиночестве.

Вернулась Эш уже спокойной, точнее опустошённой. Она накинула короткий халатик, найденный в ванной, с плохо вытертых волос капала вода. Во взгляде застыло безразличие. Китайцы к тому времени ушли, и на их месте спали хакеры. Девушки собирались в клуб. Мико договорилась, что одна из них сегодня подменит её. Хабиб сидел на полу, закрыв лицо руками. Эш даже стало немного жаль его. На минуту.

Мико раздала всем одеяла и выключила свет. До утра оставалось недолго, все уже устали и заснули быстро, даже без разговоров. Но прямо перед рассветом их разбудил жуткий грохот и крики, доносившиеся из закусочной на первом этаже. Пол закачался.

Сонные люди непонимающе оглядывались по сторонам, а Мико вскочила и понеслась вниз.

— Стой, — заорал Хабиб. — Куда?

Но она не услышала, страх за других часто лишал её чувства самосохранения. Эш кинулась следом, Хабиб, тихо матерясь, выбежал последним.

— Чин! орала Мико, призывая дочку хозяина. Она вбежала в закусочную с общей лестницы, но вдруг вскрикнув и резко затормозив, упала на колени.

Эш врезалась в неё, тоже чуть не упала, и собиралась уже возмутиться, но тут увидела, что происходит в зале. На полу среди раскиданных стульев и перевёрнутых столов извивалось что-то чёрное, огромное, длинное…

«Змея?» — мелькнуло в голове у Эш. Но нет, шипастая голова с вытянутой мордой, короткие недоразвитые лапы, соединённые с телом широкой перепонкой, как крылья летучей мыши. Длинное тело, какое-то неловкое, местами покрывала крупная чешуя, местами какие-то шишки и иглы. Тёмная туша развернулась, сметая хвостом мебель, и увидела девушек. Чудовище зашипело и, загребая лапами, поползло к ним. Мико застыла от ужаса и тихонько скулила. Эш, оглядываясь и в панике соображая куда бежать, через разбитое стекло увидела, что к закусочной подбегают вооруженные люди в форме, с логотипом «Октопус». Она махнула им, но те, не обращая внимания, открыли огонь. Эш кинулась закрыть Мико, а монстр бросился к девушкам. Острая боль пронзила спину, и Эш на мгновение потеряла сознание, но через секунду пришла в себя и поняла, что мерзкая ящерица схватила её и вытащила на улицу. Острые, как у мурены, зубы, порвали одежду и поцарапали кожу, но вроде, глубоко не воткнулись. Девушка попыталась высвободиться, но монстр мотнул головой и потащил её дальше. Далеко ему уползти не удалось, со всех сторон неслись солдаты «Октопуса», снова готовые стрелять.

Монстр заметался, выбирая куда бежать, но его уже окружили. Эш почти не понимала, что происходит, несколько раз теряла сознание и уже считала себя мертвой. Внезапно чудовище выплюнуло её на обочину, наклонило свою морду, заглянув в лицо мутными зелёными глазами. А потом, резко отпрянув, выломало хвостом канализационный люк и нырнуло туда. Эш лежала на асфальте, и смотрела, как вдалеке ещё несколько мутантов, ускользают в сторону набережной. За ними тоже гнались, но что случилось дальше, досмотреть не удалось, очень захотелось спать.

Эш очнулась в комнате Мико. Рядом кто-то громко стонал. Хотелось пить. Она приподняла голову и огляделась. Справа от неё китайцы перетягивали ноги Хабиба. Точнее, огрызки ног. Жгуты соскальзывали, кровь заливала пол. Мико, всхлипывая, пыталась вытереть лужу, но тут же натекала новая. Эш взглянула на себя — живот обмотан чистым полотенцем, но спина сырая и горячая от крови. Ноги не шевелились и ничего не чувствовали, в голове стало совсем легко.

Мико заметила, что подруга пришла в себя.

— Ты как? — спросила она, испуганно оглядывая её.

Эш хотела ответить, но перебил Хабиб.

— Препарат! — заорал он. — У тебя есть препарат! Где он?

— Иди в жопу, — спокойно ответила Эш. Ей стало так смешно, что она даже заулыбалась. — Чёртов экспериментатор. Я лучше сдохну.

— Ты не понимаешь! Лучше попробовать, иначе мы точно умрём! — захрипел Хабиб.

— Всё я понимаю, — тихо сказала Эш. — Но мне плевать.

Она почувствовала себя пустой, почти невесомой, голова закружилась как от алкоголя.

Внезапно что-то острое больно воткнулось в плечо. Эш подняла глаза и увидела Мико. В одной руке та держала флакон от препарата, во второй пустой шприц.

Проснувшись на следующий день, Эш почувствовала себя очень хорошо. Сказать по правде, так хорошо она не чувствовала себя уже давно. Ничего не болело. Девушка осторожно подвигала ногами — шевелятся. Легко встав с татами, она огляделась. Возле окна сидел Хабиб и задумчиво глядел наружу.

— Твои ноги… — начала Эш.

Хабиб молча размотал бинты. Новые ноги у него, конечно, не выросли, но на месте страшных рваных ран не осталось даже шрамов.

— Ого… — удивилась Эш. Она задрала майку, видимо надетую на неё Мико, поглядела на спину и тоже ничего не увидела.

— Тебе перебили позвоночник, — заметил Хабиб, — если ты ходишь, значит, всё нормально.

— Лекарство работает! Мы не умерли! Значит и Джеф… — Эш резко замолкла, внезапно в голове появилась мысль, что может, Джеф просто бросил её? Они получили деньги, шунты и сбежали?

Хабиб не заметил перемены в её настроении.

— Чёртов «Октопус», — застонал он, растирая культи, — сволочи, взяли и отстрелили мне ноги...

— Солдаты? — удивилась Эш, — не ящер? Зачем?

— Ну, целились они, конечно, в мутанта… Хотя какое там целились, палили не глядя, мы для них никто, просто помеха… В тебя, кстати, тоже они попали.

— Но потом-то меня ещё пытался съесть монстр, — пожала плечами Эш.

— Это так, но если бы он тебя не утащил, пристрелили бы насмерть.

— Как же мне повезло! — закатила глаза девушка.

Ещё на неделю Эш осталась у подруги, хотя и чувствовала себя прекрасно. Препарат практически воскресил её из мертвых. Но побочные эффекты у него все-таки имелись. Сильно выпадали волосы, Эш опасалась, что однажды проснётся лысой. На теле появились какие-то шишки. Самые большие выросли на шее, они не болели, но выглядели очень неприятно. С Хабибом происходило то же самое. Шишек он не боялся, говорил, что это, наверное, увеличенные лимфоузлы, со временем пройдёт. А вот поредевшая борода заставляла его тяжко вздыхать и кривиться.

Через несколько дней за Хабибом пришли братья, Мико работала круглые сутки. Эш целыми днями лежала на татами и смотрела в потолок. Ей никуда не хотелось идти. Возвращаться на пустой чердак больше не имело смысла, и она раздумывала, чем же теперь заниматься дальше?

В конце концов, Мико предложила ей остаться тут насовсем. Эш согласилась, хоть это и задело её гордость: и так ела за счет подруги, брала одежду… Могла бы по крайней мере устроиться на работу. Может, в закусочную внизу? Там нужно столько восстанавливать.

Вечером Эш отправилась на свой чердак, всё-таки, там осталось кое-что ценное. По крайней мере, нужно забрать свои вещи, надоело носить розовые комбинезоны Мико.

Замотав шею и голову платком, она дождалась сумерек и отправилась в путь. Её всё ещё могли узнать дроны-охотники, да и вообще, не хотелось никому попадаться на глаза. Ресницы выпали, шишки на теле покраснели и болели, а на шее они и вовсе стали казаться вздувшимися багровыми шрамами.

Быстро добравшись до дома, преодолев высокую лестницу, Эш на минуту задержалась у двери. Вдруг сейчас войдет, а Джеф там. И Пак, и Лонни, и Элис… Она прислушалась, и вдруг ей показалось, что внутри кто-то ходит. Быстро толкнув дверь, Эш ввалилась в комнату, с надеждой оглядываясь по сторонам. Никого не было. Пусто…

Внезапно чья-то рука коснулась сзади её плеча.

— Не шевелись, — послышался голос. — Мы знали, что рано или поздно ты вернёшься…

Двое солдат корпорации «Октопус» затащили Эш в машину. Сопротивляться им она не стала. На фоне их огромных фигур, одетых в чёрную форму, девушка казалась ребёнком. Между собой они переговаривались на японском, по выражению непроницаемых лиц ничего не угадывалось. Хорошего ждать точно не следовало, но Эш даже обрадовалась. Раз они нашли её, может и про Джефа что-то знают?

Машина ехала в центр. Город тут выглядел почище, хотя, это были всё те же серые высотки, тесно прижавшиеся друг к другу. Вскоре дома стали ещё выше, невероятно высокими! Их крыши пронзали смог, уходя куда-то в небо, бока сверкали стеклом и хромом, и не липли друг к другу, как намагниченные. Множество машин на жуткой скорости проносились мимо по многоэтажным эстакадам.

Эш смешил этот пейзж. Центр — место для граждан, у которых есть лицензионный нейрошунт, тех, кто честно работает и получает социальное обеспечение от главного компьютера. Магазины, клубы, концертные залы, игровые миры — всё открыто для них в сети. Зачем людям, которые не вылезают из виртуальности, все эти блестящие дома?

Вскоре машина остановилась у одного из небоскрёбов из чёрно-синего, непроницаемого стекла. Над входом висела голограмма — огромный фиолетовый осьминог. Один из солдат грубо вытолкнул Эш из машины, и за плечо потащил в здание.

В пустом холле царил полумрак. Синие сенсорные стены шевелились абстрактными волнами. Пока солдаты кого-то ждали, девушка изумленно наблюдала, как посреди зала гигантская голографическая улитка рассыпалась облаком сверкающих амеб, которые падали на тёмный пол как звезды.

— Голоскульптура, — раздался женский голос сзади. — Химото Кодзи. Фантастический художник.

Эш обернулась и увидела, что к ним подошла низенькая японка с короткой стрижкой, в строгом синем комбинезоне, закрывающем всё тело, шею и даже подбородок. За её спиной стоял телохранитель в чёрном кимоно. Японка оценивающе оглядела Эш и отошла к солдатам. Её спутник остался рядом с пленницей. Крупный для японца, с татуировками на лысом черепе, он лениво вертел в руках лазер. Увидев, что Эш разглядывает его, он угрожающе улыбнулся, показав острые зубы, обточенные треугольниками, как у акулы. Девушка поморщилась и хотела отвернуться, но тут увидела его шею, покрытую вздутыми багровыми рубцами. Не удивительно, наверняка они тут все попробовали собственное изобретение. Эш невольно потянулась к своей шее. Под платком кожа жутко чесалась.

Японка тем временем спорила с солдатами. Говорили они тихо и Эш пришлось прислушиваться.

— Шайори-сан приказала вести девчонку прямо к ней, — возмущался один из солдат. — Нарушение прямого приказа…

— Всё изменилось! — перебила его японка. — Мы уже не можем контролировать состояние Шайори-сан, а она не в силах вести дела!

— Пусть скажет мне это сама! — оттолкнул японку солдат и пошёл прочь.

Та топнула ногой, но останавливать его не стала.

Солдаты повели Эш в глубь здания, скоростной лифт так быстро поднял их наверх, что заложило уши. Створки открылись, и они очутились в широком коридоре, с единственной дверью. Эш уже поняла, с кем придется встретиться, Шайори Икеда — глава корпорации «Октопус». Говорят, ей сто двадцать лет, все её органы заменены киберимплантами, что она вообще уже не человек, а робот. Но так или иначе, её боялись, несмотря на возраст, и все вопросы Икеда решала сама — быстро и жёстко.

Эш втолкнули в тёмную комнату. И почему у них везде так мало света? Оглядевшись, она с удивлением поняла, что это не рабочий кабинет, а спальня. Стеклянная стена открывала вид на вечерний город, с противоположной стены в маленький бассейн стекала вода. Неприятно пахло рыбой и сыростью. Огромная кровать с фиолетовыми простынями занимала всю дальнюю часть комнаты, на ней, засыпанная горой подушек и валиков, сидела женщина.

Высокая классическая прическа из чёрных волос удерживалась зелёными гребнями, широкий красный халат с белыми журавлями закрывал верхнюю половину тела, нижняя терялась в груде подушек и одеял. Сидела она как-то неестественно, покачиваясь и клонясь вперед, будто вот-вот упадет. Лицо в полумраке казалось слишком белым, Эш шагнула ближе и увидела, что это японская фарфоровая маска. Из-за этого Икеда напоминала жуткую поломанную куклу.

— Ну-ну… — послышался из-под маски хриплый глухой голос. — Вы всё-таки нашли её. Но теперь ничто уже не важно…

Она жестом велела солдатам выйти, те выполнили приказ, хотя не очень охотно. Эш успела разглядеть руку главы корпорации — механические пальцы, даже не обтянутые искусственной кожей. «С руками-то у неё что?» — думала девушка.

Шайори-сан подалась вперед, вытянулась навстречу девушке.

— Вот значит, кто украл мои дроны? Ну и как? Удалось разбогатеть? Кому продали SAL-9?

— Что? — удивилась Эш.

— Это рабочее название препарата, который ты и твои друзья украли… Надеюсь вам понравилось… — она хрипло засмеялась.

— Где мои друзья? — выкрикнула Эш. Не понятно почему, но Шайори внушала ей ужас.

Та опять захохотала:

— Известно где… Там, где и положено быть рыбам — в океане. Если им, конечно, не показалась более привычной канализация.

Эш ничего не понимала.

— Вы… Выбросили их тела в море?

Японка продолжала хихикать. Её ноги под простынями странно двигались, вся постель шевелилась как гнездо змей.

— Я не знаю, — ответила она, тихо шипя на каждом слове, — где сейчас их тела. Без понятия. Зато я знаю, какие они…

Она высоко поднялась над кроватью, и сначала Эш показалось, что Шайори-сан просто встала, но та все росла вверх. Вскоре девушка увидела, что ног у японки нет — из кучи одеял выросло чёрное змеиное тело с длинным хвостом. Японка скинула маску, перед Эш предстало искорёженное лицо — что-то среднее между тритоном и человеком: из перекошенного рта торчали длинные зубы, один глаз съехал в сторону, увеличился и напоминал глаз лягушки. Второй остался человеческим и смотрелся слишком маленьким на расплывшемся лице.

Эш парализовало от ужаса, она прижалась спиной к стене и до крови прикусила губу.

Шайори подползла к ней. Короткие кривые лапы плохо слушались её, механические руки, крепившиеся над ними, не выдерживали нагрузку и гнулись.

— Ну как тебе? Ты ведь тоже приняла препарат? И твои друзья? Мне требовалось узнать, куда вы дели партию из первого дрона, но уже не важно. Процесс не остановить.

— Зачем? Зачем всё это нужно? — простонала Эш.

— Мой отец прислал привет, — зло ответила японка. — Он был великим ученым, основал эту компанию. Но мне пришлось убрать его… Медленный яд. Он не оставил бы мне ничего, а тем более свои разработки. Все удалось, «Октопус» стал первым в мире кибертроники и генетики. Но год назад пришёл Янаро Хакома, друг отца, и показал мне прототип SAL-9. Сказал, что отец разработал это вещество перед смертью и просил отдать мне, когда компания достигнет процветания... Смесь генов аксолотля, саламандры, летучей рыбы и чего-то ещё… Вещество, дающее способность к абсолютной регенерации. Я ничего не подозревала, поверила, ведь отец искал пути к бессмертию, создать такое — очень похоже на него…

Огромная змея поползла в сторону окна и грустно посмотрела вниз.

— И как только Янаро удалось обойти тесты? Уж он-то всё знал... Эксперименты показывали великолепный результат. Как и у людей, поначалу… Все сотрудники моей компании приняли препарат. А знаешь, какое прозвище было у моего отца? Рюдзин — морской дракон… Мы превращаемся в чертовых морских драконов, нам всем придется уйти в океан. Никакие подавители мутаций не сработали, лишь замедлили процесс…

«Страшновата ты для дракона, — подумала Эш. — Хотя, что-то общее есть».

Шайори-сан вдруг отпрянула от окна и безумным взглядом лягушачьего глаза посмотрела на Эш.

Пусть все уходят, пусть живут как рыбы! Но только не я! Я погибну тут! Высохну как дохлая треска на берегу… Но не в воду! Я хозяйка этого мира, а не морская ящерица! — она вновь истерично захохотала.

Эш потихоньку поползла к выходу. Шайори заметила это и скользнула к ней, остановив свою морду в сантиметре от лица девушки.

— Убей меня, — умоляюще прошипела она. — Я всех прошу, никто не хочет, вон на стене катана, снеси мне башку, я сама не могу… Я пыталась…

Эш испуганно затрясла головой.

Змея захрипела, забила хвостом.

— Ну и пошла отсюда! — заорала Икеда. — Отправляйся в канализацию к своим дружкам!

Она принялась крушить комнату, а Эш не теряя времени, вылетела наружу.

У входа её попытался схватить один из солдат, но увидев, что происходит в спальне главы корпорации, в ужасе застыл. Воспользовавшись моментом, Эш забежала в лифт. Решив не ехать до самого низа, она остановила кабину примерно на середине пути и, оглядываясь, выбралась наружу. Этаж был абсолютно пуст. Даже свет не горел. Эш пока не могла осознать произошедшее, в голове всё смешалось, и только желание поскорее выбраться отсюда спасало от срыва.

Как ни странно, уйти оказалось легко. На запасной лестнице не встретилось ни одного человека. Остались ли тут люди? В холле сидела та японка в синем комбинезоне. С безразличным видом застыла у монитора и смотрела, как змея-Шайори носится по своей комнате, что-то беззвучно крича.

Эш замерла, опасаясь, что сейчас её схватят, но японка смотрела будто бы сквозь неё.

— Вот и конец всему… — печально произнесла она, глядя в пустоту.

Эш не стала дослушивать, кинулась к выходу, и бежала по улице, пока хватало сил, пока не стала задыхаться. Свет резал глаза, голова кружилась. Не заметив погони, девушка остановилась отдышаться, а потом медленно побрела вперед, не разбирая дороги.

Выходит, Джеф стал чудовищем… Погиб в канализации или уплыл в океан. Скоро и ей это грозит, может, стоит заранее добраться до воды? Сколько времени займет трансформация? Скорей всего не много, у неё ведь нет подавителей мутации, как у Шайори Икеды. Чёрт. К чему вообще эти мысли, какая разница, сколько? Ещё немного, и она станет рыбой! Рыбой!!! Эш застонала. Нет, осознать такое просто невозможно. Кажется, теперь понятно, почему старая японка вела себя как сумасшедшая.

Эш медленно потащилась в сторону набережной, идти оказалось недалеко, сама не заметила, как добралась. Высокий бетонный парапет не давал спуститься к воде, впрочем, никто туда не стремился, узкую полоску берега обычно густо покрывал выброшенный волнами мусор. Сейчас, во время прилива, вода поднялась, и весь хлам плавал на поверхности мутной зеленоватой воды, среди грязной серой пены волн.

Эш поморщилась. Да уж, очень привлекательно. Но ей не привыкать, а как, интересно, это понравилось сотрудникам «Октопуса»? О Джефе она предпочитала думать, как о мёртвом. А сейчас, пока ещё есть время, нужно повидать Мико, предупредить Хабиба, он ведь не знает…

Эш отошла от парапета и хотела уже идти, но вдруг ноги подкосились от внезапного испуга. Вниз к ней пикировали несколько дронов-охотников. Голубой «глаз» их внешнего сенсора уже сменился на красный, переходя в боевой режим. Механические голоса начали зачитывать что-то невнятное, но Эш не слушая, бросилась прочь. После всего случившегося она совсем не вспоминала о дронах, но они не забывают никогда. Да и кто бы исключил её из базы розыска, кого из «Октопуса» это сейчас волновало?

Девушка помчалась вперед, ища место, где можно спрятаться. Но убегать от дронов по открытой местности бесполезное дело. Они начали беспорядочный огонь, от которого даже петляя не удавалось уйти. Вспышки лазера сверкали за спиной, один луч разрезал плечо, не глубоко, но больно. Второй попал в спину, заставив девушку упасть на колени. Хорошо, стреляют пока не в полную мощность, надеются, что она сдастся. Из последних сил Эш кинулась в частокол искорёженных металлических перекрытий, оставшихся от какого-то разрушенного здания, пытаясь укрыться там. Дроны двигались медленно, не торопясь. Загоняли её, зная, что бежать некуда. В дырявом скелете старого дома не спрятался бы и ребенок. Эш пробежала его насквозь. Силы кончались вместе с вытекающей кровью. За домом идти стало некуда. Дорога кончилась, впереди только длинный причал, уходящий далеко в воду. Эш на мгновенье замерла, а потом бросилась по прогнившим доскам, ни о чём не думая в этот момент, убегая просто по инерции. Дроны ускорились, словно не ожидали такого. Сырое дерево причала покрылось черными полосами и задымилось под лазерами.

Эш добежала до конца и не останавливаясь бросилась вниз, стараясь нырнуть как можно глубже. Вода сверху вскипела от выстрелов. Голубые лучи пролетали мимо как молнии, и один всё же попал в ногу. Но боль уже не ощущалась остро, как прежде. Сил не осталось, она не могла грести, и медленно опускалась в темноту. Что-то ткнуло её в живот, ноги коснулись твердой поверхности. Дна? Затонувшего мусора? Эш это уже не волновало, воздух кончился, тело дергалось в мучительных судорогах, грудная клетка сокращалась, пытаясь вдохнуть, сердце бешено колотилось, в голове пульсировало. Вдох. Грязная соленая вода ворвалась внутрь, обожгла легкие, погасила остатки сознания.

Ненадолго. Наросты на шее открылись, оказавшись жабрами. Снова вдох, ещё и ещё. Эш распахнула глаза. В зелёной воде повсюду плавали пакеты, обёртки, какой-то мелкий пластик... Но ни муть, ни мусор не могли скрыть тени гигантских существ, скользивших вокруг неё. Одно из них подставило спину под ноги девушки, не давая опуститься на дно, другое зависло напротив, заглядывая в лицо и мягко тыкаясь носом в живот. Тот самый морской дракон, который пытался унести её из китайской закусочной... Он немного изменился, морда ещё больше вытянулась, короткие когтистые лапы окрепли, на голове выросли длинные шипы. Но глаза остались почти человеческими, золотисто-зелёными. Такими же, как у Джефа.

Дроны ещё немного покружили вдоль берега и полетели обратно, в сторону высоток. Глубоко под водой стая морских драконов уплывала в открытый океан. На одном из них, крепко держась за шипы на спине, сидела Эш, уносясь прочь от города.

Другие работы автора:
+4
95
17:24
+2
Тот самый рассказ который сейчас выкинули с Квазара. Мне уже конечно, подробно рассказали, насколько он плох, ну почему бы не продолжить. Мож кто и прочтет.
17:35
+3
Антагонистка вышла шикарной))) И Мико мне близкая по идейности персонаж.

Я бы почитала подробнее, особенно про Джефа (лубофф! я девочка, мне можно!)
21:57
+3
Круто! Мне понравилось! Ваще не люблю фантастику, но тут увлеклась, дочитала до конца. Автору аплодисменты! bravo
06:03
+1
Спасибо!
20:39
+1
Это вам спасибо! Вы пишите великолепные вещи! thumbsup
07:58
+1
23:00
+3
Мне понравилось, даже не представляю, за что его серьёзно критиковать. Мелочь наскрести можно, типа опечатки «пейзж», а в целом — хороший рассказ.
06:03
+1
Спасибо!
08:13
+3
Очень даже хороший биокиберпанк. Бодро и зажигательно. Мир живой, и персонажи хорошие, объемные, кмк.
08:14
+1
Спасибо!
Загрузка...
Саша Селяков №1

Другие публикации