Встань или сдохни

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Аня Тэ
Встань или сдохни
Аннотация:
Какой-то логики и сюжета искать не надо) это просто персонаж, к которому я трепетно отношусь, и просто история, которая с ней произошла.
Всё там гораздо дальше растёт, но не знаю, надо ли оно.
Текст:

– Эй, де Вутон, шевелись, – рявкнул через плечо сержант. – Тоже мне элита. Баба и есть баба.

Жанна привыкла к подобному тону и давно не обращала внимания. Само понятие «элита» было в корне неверным. Просто в верхнем городе существовали две военных академии: первая государственная и вторая государственная. Только ко второй добавлялось: «им. Орловского». Все Орловские, стоявшие во главе академии, были сторонниками одной-единственной идеи: «встань или сдохни». Многие курсанты не вставали и переводились в первую академию. Сержант Стоукс как раз из таких. Он злится из-за этого разделения на обычных вояк и элиту только из-за названия оконченной академии. Жанна не злилась, просто не понимала градации. Ей-то было не с чем сравнивать.

Девушка ускорила шаг. Они блуждали по коридорам уже третий день, но ничего не нашли. Нижний город был пуст. Совсем. Никаких признаков того, что здесь кто-то жил. Ни отходов жизнедеятельности, ни технологий, ни предметов была. Они исчезли бесследно.

Жанна их понимала: жили себе без забот и проблем, а тут – получите, распишитесь. Правительство решило вспомнить о своих пропавших, ушедших в подполье собратьях. Нельзя просто так взять и скрыться. Всем биоимпланты – анализаторы последней модели. А что это значит? Никаких наркотиков – система тут же реагировала на факты ИСС и информировала ликвидационный корпус. Никаких посещений магазина для больных. Даже с банальным насморком система не пустит тебя дальше собственной двери. А ещё анализатор выявлял мутации…

Разведвзвод оказался на очередной площадке, расходившейся четырьмя коридорами, не считая того, из которого только что вышли солдаты. Сержант поднял четыре пальца вверх и распределил группы по коридорам, одну оставив в центре.

Жанна и ещё четверо бесшумно пересекли площадь. Коридор незаметно изгибался влево, поэтому сначала было трудно сказать, какую протяжённость он имеет. Продвигались осторожно. Никаких признаков дверей или иных следов того, что коридор кем-то использовался.

Тупик. Лидер группы моментально сообщил об этом сержанту по внутренней связи. Жанна сморщилась. Короткое «роджер», брошенное в ответ Стоуксом, разлилось по внутренней поверхности черепной коробки, моментально превратив голову в чугунную болванку. В горле неприятно заскребло. Жанна достала из индивидуальной аптечки пистолет-инъектор, зарядила капсулу с иммуномодулятором и вколола в бедро.

Они вернулись на площадь первыми. Хорошо. Можно ненадолго передохнуть. Жанна сначала переминалась с ноги на ногу, а потом решилась присесть, жестом обозначив, что ей нужен отдых. Никто не придал этому значения. Три дня без происшествий, операция не сорвётся, если один боец присядет отдохнуть. Только Стоукс был недоволен, но он, пожалуй, находился в этом состоянии по умолчанию, когда дело касалось Жанны.

Звон в ушах не давал сосредоточиться, путал реальность и домыслы. Как если после сна слышишь будильник, поднимаешься, идёшь в душ, готовишь завтрак, одеваешься. Но всё это ерунда, потому что на самом деле ты рухнул обратно спать сразу после того, как отключил будильник.

Жанна глубоко вдохнула и медленно выдохнула, надавила на браслет на кнопку первичного анализа.

Т – 37,5.

АД – 120/70.

ЧСС – 95.

Ничего приятного. Вирус, наверное. Переохлаждение исключено: системы жизнеобеспечения по-прежнему работали, поддерживали комфортный уровень света, температуры, влажности. Неизвестно, для кого. Как города-призраки прошлого или летучие голландцы. Только там осталось хоть что-то.

Голова заболела сильнее, горло пульсировало и болело, лимфатические узлы увеличились и вызывали дискомфорт. Жанна ослабила воротник форменной куртки.

Одна за другой докладывались и возвращались группы. Два из четырёх коридоров не оканчивались тупиками, сержант повёл взвод в ближайший слева.

Жанна чувствовала приливы слабости, но скоро всё должно пройти. Иммуномодулятор сделает своё дело, нужно только подождать и потерпеть. Уж терпеть она умела.

Коридор тянулся с небольшим уклоном вправо. Чувство направления притупилось, потому Жанна мельком глянула на компас. Северо-запад. Что-то точно не так. С ней.

После проверки очередной комнаты, едва девушка вышла обратно в коридор, то совершенно запуталась, в какую сторону они будут двигаться дальше: налево или направо.

– У меня дезориентация, – немедленно доложилась Жанна.

– Дай полную диагностику с расшифровкой.

Девушка присела, опёрлась плечами на стену и, опустив руки на колени, нажала нужную кнопку. Полная диагностика выдавала только критичные данные, отклонения от биометрических нормальных показателей хозяина, и предлагала наиболее вероятный диагноз. Дисплей высветил температуру – 38,9 и пульс – 110, а также диагноз – вирусная инфекция.

– Напяль маску, кольни иммунку и топай дальше, – недовольно бросил Стоукс.

Жанна достала из аптечки «мотылька»: робота, фильтровавшего воздух. Едва он коснулся переносицы, как тут же раскинул плотные крылья из полотна и обхватил всю нижнюю часть лица. А иммуномодулятор, похоже, просроченный, только хуже становится. Аптечки всегда проверяли, но чем чёрт не шутит? Девушка достала инъектор, отщёлкнула капсулу и поднесла ближе к глазам. Нет, срок годности нормальный.

– Сержант, у меня горло болит. И странный звон в ушах.

Стоукс ответил не сразу.

– Топай дальше и заткнись. Тащить больного я не собираюсь.

Жанна криво улыбнулась. Естественно, «мотылёк» скрыл от всех эту наглость. Что-то было не так. Анализатор о чём-то умалчивал, что-то забыл. Хотя, с чего бы? Это же не живой человек, который вследствие банального переутомления не придал значения какому-то симптому или показателю, не подвёл под систему… Но всё же, что-то было не так. Это не простуда; горло словно скоблили осколком льда, а звон... За ним слышались слова.

Как во сне: пытаешься ухватить фразы, образы, запомнить, осознать. Кажется – вот они, прямо на языке, только рот раскрой – выльются сами собой. А на деле одно движение, и уже от сна осталось только ощущение неясности.

Звуки плясали на грани слышимости, смещались, прятались друг за другом. Жар превратился в лютый холод. Тело дрожало. Чёртовы иммуномодуляторы! Жанна опасливо поставила автомат на предохранитель. Всё бы ничего, но звуки… Слова. Они беспокоили больше всего.

В какой-то момент все слова вылетели из головы, веки сомкнулись, пряча ориентиры и цели, а звук превратился в плотную стену.

– Де Вутон, – осторожный, но ощутимый тычок под рёбра вернул Жанну в реальность. – Вставай.

Почему-то она оказалась на полу. Кошмар.

– Есть, сэр, простите, сэр.

Жанна крепко зажмурилась, открыла глаза и неспешно поднялась. Не хватало ещё раз грохнуться в обморок.

Голова всё ещё гудела, но в остальном полегче. Если верить анализатору, то пульс вернулся в допустимые пределы, а температура снизилась до 37,4 градусов. Наконец-то иммуномодулятор подействовал.

Идти стало намного легче. Как будто вернулась домой и сразу, не разувшись и не переодевшись, плюхнулась в кресло и взялась за очередную порцию поэзии Эстранжа. Жанна всегда так делала. Стихи отключали голову и давали выход эмоциям.

Рецепт дай на жизнь, запиши покрупней на запястье:

Кровью, чтоб ярче любого дисплея.

Коли эндорфин, полумёртвый солдат жаждет счастья!

Жалко? Взамен – жгут-удавка на шею…

Коридор казался бесконечным и извивался то в одну сторону, то в другую. Никаких комнат, никаких площадей или хотя бы обычных развилок или Т-образных перекрёстков. Жанна резко и быстро глянула на компас: север. Потом поворот направо, налево. Через пятнадцать минут – опять налево. И до сих пор никаких перекрёстков.

Карта прорисовывается в режиме реального времени. Пытались пару раз прочесать нижний город дронами, но те выходили из строя едва ли не в первый десяток минут. Разумеется, ходили слухи о «глушилках» и прочей ерунде, но даже специальная прошивка была бесполезна. Потому для сбора информации о местности использовали разведотряды: персональная малогабаритная автоматика не сбоила. Но даже без чёртовой карты Жанна понимала, что творится какая-то ерунда. До этого за три дня им ни разу не встречался такой длинный и извилистый коридор.

Жанна шумно вздохнула и прибавила шагу. Поравнявшись с командиром, она тихо поделилась своими мыслями. Сержант смерил её тяжёлым взглядом и рявкнул:

– Ерунда. Топай дальше и заткнись.

Ещё поворот направо. Жанна, в глубине души надеясь, что всё ещё дезориентирована, посмотрела на компас. Север.

– Сэр, мы ходим кругами.

– Топай дальше.

Вместо этого она замерла как вкопанная. Сколько раз Стоукс повторил это за последнее время? Раза два?

– Чего встала? Топай дальше.

Чёрта с два. Это сон. Или галлюцинации. В реальности Стоукс уже обложил бы её матом. Два раза одно и то же в одной ситуации он бы не сказал.

– Де Вутон! Топай дальше!

Как автоответчик. Жанна выдохнула сложила левую руку в кулак, спрятав большой палец внутрь. Мышечная память орала, пытаясь донести до мозга мысль: «Так нельзя! Стоп!». Кулак врезался в стенку коридора, большой палец вылетел из сустава.

Сквозь мутную пелену боли и противный звук собственного стона Жанна подняла взгляд. Коридор с дверьми, но никого из взвода рядом. Здоровой рукой нашарила на бедре аптечку, кое-как открыла клапан, нащупала инъектор. Отыскать капсулу с обезболивающим оказалось сложнее, чем она думала. Раза с четвёртого удалось зарядить инъектор и вколоть в руку. Потом из той же аптечки Жанна извлекла «паука» и, приложив к внешней стороне запястья, активировала робота. Он раскинул во все стороны хромированные ножки и усики, ощупал кисть и, обхватив большой палец, рывком выправил. Жанна сдавленно взвыла. «Паук» предупредительно моргнул и замер, фиксируя палец в нужном положении и обеспечивая ему минимальную нагрузку.

Наконец появилось время подумать. Карта. Недалеко от той комнаты, где Жанна потеряла чувство направления. Компас. Северо-запад. Анализатор...

Только один показатель:

Время смерти: 23:06:44 11/03/2076.

Бред. Ну то есть... Сбой? Клиническая смерть какая-нибудь. Анализатор отключается автоматически через пять минут после того, как переставал фиксировать признаки жизни. Случаи были.

Жанна перезапустила анализатор. Версия с клинической смертью казалась вполне логичной. Другой вопрос – как она выкарабкалась. Обычно без реанимационных мероприятий человек умирает за три минуты, самое большее – за пять.

Стоп. За пять минут остальные не ушли бы далеко и услышали бы её крик.

Часы... 20:02:15 12/03/2076.

Это что, она была мертва почти сутки?..

Связь. Чёртовы катакомбы подземного города глушат любой сигнал в радиусе свыше семидесяти метров, но Жанна всё равно попыталась связаться с командиром. Тишина.

Проклятье! Надо идти. Вперёд или назад?

Потом внезапным всполохом мысль: её бросили. С оружием, аптечкой. Не забрали ничего. Такая инструкция действует только при угрозе эпидемии. Но она не помнила, чтобы кто-то ещё жаловался на подобные симптомы. Если с памятью всё в порядке...

Следующая мысль была менее внезапной: она не хотела ни есть, ни пить. Ну, то есть, не так, как если бы голодала сутки. А вот подремать пару часов было бы неплохо. Но некогда.

Анализатор. Архив. Последние показатели:

Т – 40,6.

АД – 120/80.

ЧСС – 196.

Детализация:

Т – 40,6.

ЧСС – 196.

Мелатонин – 70 пг/мл.

Диагноз – острая вирусная инфекция.

Ещё бы знать, что такое пг/мл и что означает цифра 70. И что такое мелатонин...

На языке вертелось слово «меланома», но это что-то связано с кожей или пигментацией. А меланин? Чёрт, мелатонин...

Ладно, от этого всё равно никакого толку. Жанна развернула на планшете карту. Если двигаться по прямой, то в пятнадцати километрах восточнее будет граница исследованной зоны административного блока, а оттуда – всего восемь километров до шахты к верхнему городу. Но это – по прямой, на деле её ждёт запутанная система коридоров, и не факт, что жилой блок соединяется с административным в том секторе. Но всё же это лучше, чем тащиться в обратную сторону трое суток. Заодно и карту дорисует.

Жанна хмыкнула и двинулась вперёд. Идти в тишине в сопровождении не самых светлых и здравых мыслей не вдохновляло на многокилометровый марш-бросок, потому девушка полушёпотом декламировала Эстранжа. Когда запас выученных наизусть произведений иссяк, пришлось цитировать инструкции. Все, которые вспомнила со времён обучения. Хоть какие-то звуки, хоть какая-то иллюзия нормальности.

На развилках у неё не было возможности прочесать каждое ответвление, поэтому она шла почти наугад, стараясь корректировать направление с учётом границ карты административного блока.

За изгибом очередного коридора её ждал сюрприз. Насколько хороший – пока было непонятно. Там сидел Арно и меланхолично жевал батончик. Со стороны – так натуральный зомби: и взгляд рассеянный, и движения заторможенные, раскоординированные.

Жанна прицелилась в бедро и тихо позвала сослуживца. Никакой реакции. Теория с зомби выглядела дико, поэтому пришлось подбирать более рациональную версию. Лунатизм вполне подходил, тем более, если учитывать, что она сама почти сутки ходила кругами в беспамятстве. Девушка подошла ближе и снова позвала его по имени. Тишина в ответ.

Она чертыхнулась, поставила автомат на предохранитель и отвела за спину. Хотела пнуть парня носком ботинка, но тут же передумала.

– Арно. Арно!

Жанна встряхнула сослуживца за куртку. Он проморгался, словно после продолжительного сна, уставился на неё сначала с непониманием, потом – с удивлением и наконец – с испугом.

В следующее мгновение Арно оттолкнул её руки и схватился за пистолет. Смешной. Даже с предохранителя не снял. Непривычно целиться в сослуживца. Он тихо выдохнул, щёлкнул предохранителем и медленно, словно пытаясь поверить в собственные слова, произнёс:

– Ты же сдохла.

– Ты тоже. Посмотри на анализатор.

– Тогда положи оружие, подними руки и отойди на десять шагов.

Жанна еле заметно кивнула и подчинилась. Арно тут же бросил короткий взгляд на анализатор. Задержался. Выругался.

– Что за чушь?

– Не знаю. Наверное, кома. Перезапусти принудительно.

Он на несколько секунд вжал кнопку детальной диагностики, всё это время не отрывая взгляда от Жанны. Она терпеливо ждала, стараясь вытеснить мысль о том, что если Арно увидит на своём анализаторе что-то, что ему не понравится, он выстрелит. Равно как и если он увидит это на её собственном.

Анализатор перезагрузился. Парень нажал кнопку быстрой диагностики, хмыкнул, поднялся.

– Покажи свой, – коротко приказал он.

Жанна отстегнула браслет и швырнула по полу к ногам Арно. Мгновение – и анализатор отправлен обратно.

– Дерьмо какое-то, – полушёпотом бросил он в сторону. – Но я рад, что ты жива. Что с рукой?

– Пыталась проснуться. Я вырубилась почти на сутки, но словно продолжала жить. Как сон, галлюцинации.

Арно проверил результаты последней диагностики из архива.

– Похоже на правду. И объясняет, почему в детализации всплыл уровень мелатонина.

– Да?

– Гормон сна, если попросту.

Жанна хмыкнула – то ли от осознания собственной безграмотности, то ли от самой ситуации. Они с Арно не сказать, чтобы сильно приятельствовали, просто соглашались с наличием друг друга во взводе. А теперь... да ничего теперь.

– Вообще, если посмотреть на ситуацию со стороны, всё довольно забавно, – скупо улыбнулся парень, по-своему истолковав смешок Жанны. – Агрессивный незнакомый вирус, который доводит до клинической смерти, а потом – в сон… Куда идём?

Жанна присела рядом и развернула карту на экране. Коротко ввела Арно в курс событий: как очнулась, как решила идти к административному блоку, как нашла его. Он похрустел шеей и показал большой палец в знак согласия.

Шли молча больше часа, и Жанну это раздражало. Когда двигался весь взвод, были хоть какие-то звуки: дыхание громче, шорохи униформы, глухие шаги. А сейчас ведь даже вслух не почитаешь, хотя… Она покосилась на парня и, вновь устремив взгляд вперёд, тихо начала:

– А ты иди чеканным шагом!

Сталь – не трава, всё примет, стерпит.

Смотри: нам ветер машет стягом

И шёлк волос бездумно треплет...

– Эстранж, «Призвание»? – моментально откликнулся Арно.

– Точно.

– Мне нравится, но не настолько, чтобы его цитировать.

Это было началом довольно странного для ситуации, но при том такого нужного разговора. Простого, отвлечённого, способного вызвать улыбку или несогласно нахмурить брови. Словно они встретили друг друга впервые в каком-то кафе и обсуждали выступающего поэта.

Они разговаривали, почти не глядя друг на друга. Или по сторонам, или на компас, или на обновляющуюся карту. Словно они были игроками в старенькой эмуляции, в которой при движении сквозь белый туман прорисовывалась карта и окружающие предметы.

– Слушал его вживую? – спросила Жанна.

– Да, несколько раз. «Рецепт на жизнь» – лучший стих в его исполнении, однозначно.

На очередном Т-образном перекрёстке они привычно распределились каждый в свою сторону. Жанна свернула налево, почти на автомате продолжая беседу:

– И мне...

Горло пересохло, руки сами перехватили автомат в боевое положение, «паук» протестующе скорректировал положение левой кисти. Жанна тихо выругалась, Арно – секундой позже.

Метрах в двадцати лежал их мёртвый сослуживец. Неровная клякса крови на стене и небольшая лужица возле головы не оставляли других вариантов. Арно пришёл в себя секундой раньше Жанны, они подошли к телу и опустились по обе стороны.

Девушка перезапустила анализатор. Последняя архивная запись показывала примерно те же данные, что у неё и Арно до клинической смерти.

– Мать твою, сержант, – тихо выругалась Жанна.

Парень молча взвалил тело сотоварища на спину и двинулся вперёд, Девушка, поджав губы, обогнала его на несколько шагов.

Время разговоров кончилось. Сейчас любое слово обратилось бы в известное им обоим русло: эпидемия и смерть. Жанна спасалась тем, что время от времени пыталась выйти на связь, но её было слышно лишь в вывалившейся гарнитуре трупа. Арно недовольно кривился каждый раз, слыша её голос и по каналу, и вживую. Жанна его понимала: от этого веяло безысходностью.

Второй труп они обнаружили через сорок минут. Его последние показания были едва выше тех, с которыми Жанна почувствовала первые признаки недомогания: Т – 37,8 и ЧСС – 103.

– Помочь? – спросил Арно, когда увидел, что девушка пытается взвалить себе на плечи тело.

– Должна управиться.

Теперь шли медленнее. Жанну мучили мысли о том, что по дороге они найдут всех остальных, одного за другим. И всех мёртвых. Но не это самое страшное. Если в последних данных анализатора окажется Т – 37,0 и ЧСС – 91 – вот что страшнее. Минимальное отклонение от нормы. Хотелось пить, есть, спать, отдохнуть, отойти по нужде – что угодно, лишь бы не идти дальше.

– Привал? – неуверенно спросила Жанна.

– Поддерживаю, – тяжело выдохнул Арно и со странной бережностью опустил тело сослуживца.

Жанна проделала то же самое и потянулась, хрустнул позвоночник в районе грудной клетки.

– Я отойду, – парень кивнул на ближайшую дверь, Жанна вяло пожала плечами. – Дверь заклинило.

– Дай посмотрю.

Девушка потянула дверь на себя и чуть вправо, осторожно, миллиметр за миллиметром. Сколько раз в детстве она открывала заедающую дверь в свою комнату, пока отцу не предложили работу в штабе ликвидаторов, и семья не переехала поближе к центру? Много. Она этого не делала уже лет пятнадцать, но навык остался. Раздался характерный глухой щелчок, словно куриный хрящик кто-то разгрыз зубами. Жанна потянула дверь влево, та легко скользнула, открывая жилую комнату.

– Твою…

Почти одновременно взметнулись пистолеты навстречу сжавшимся в углу мутантам. Пожилая женщина с жидкими тёмными волосами, беспорядочно свисающими на лицо и парень, почти совсем мальчишка, с голубоватым оттенком кожи.

«Прошу, не убивайте нас», – голос женщины звучал прямо в голове, дрожал и хрипел, в нём слышался страх.

Мальчишка молчал, только смотрел с ненавистью и бессилием.

Жанна хотела ответить, но не могла. Слов нет. Вот они: мутанты. Те, кто убежал от браслетов, контроля, обязанностей. Их ищут, их не могли найти месяцами. А они сидели здесь.

«Мы не хотели никому вредить», – продолжила женщина. – «Мы лишь пытались выжить»

– Эти голоса… галлюцинации – ваших рук дело? – медленно и чётко спросил Арно.

– Мы бы вас вывели, – влез мальчишка.

«Санто, молчи»

– Мы бы вывели, но вы сопротивлялись, – он кивнул на руку Жанны. – А потом вернуть контроль не получилось.

– Контроль разума через вирус?

«Когда человек болен, большая часть сил уходит на выздоровление, тогда проще управлять разумом. Но мы не хотели причинить вред. Прошу, не убивайте нас»

Жанну передёрнуло. Опять повторы, автоответчики. Она опустила оружие.

– Де Вутон?

– Мы ведь здесь не за этим. Верно, Арно?

Он недовольно вздохнул и последовал её примеру.

– К чёрту. Надеюсь, когда я вернусь сюда в следующий раз, вас двоих здесь не будет. И остальных, если они ещё не ушли.

Мальчишка кивнул, а двое солдат отошли от дверного проёма. Не говоря ни слова, взвалили своих мёртвых на плечи и двинулись дальше. Через пять минут Арно всё-таки нарушил тишину и объявил, что всё-таки отойдёт ненадолго. Жанна кивнула и продолжила идти. Как-то ведь всё это придётся объяснять, рассказывать… Впереди очередной перекрёсток. Одна она не пойдёт, и без того движения скованны из-за тела, а тут ещё и без прикрытия.

– Не могу идти, – поделился нагнавший её Арно.

– Привал? – сама мысль о привале вблизи от мутантов вызывала нервную дрожь.

– Нет. Просто… Не хочу видеть, что там.

– Боишься, что телепатия заразна? – ляпнула Жанна, тут же пожалев о своих словах.

– Боюсь, что там горы трупов.

– Пока там – неизвестность. Как только она превратится в горы трупов, то будем думать.

Горы трупов за развилкой не было, зато она обнаружилась на площади, к которой вывел правый коридор.

– Браслеты, – едва не в один голос произнесли оба.

Своих мёртвых они положили к другим сослуживцам, сняли со всех браслеты. Жанна нажала на одном перезагрузку, но смотреть архивные записи не стала, потому что это, судя по мату, только что сделал Арно. Ей лучше не смотреть. Они разложили браслеты в разгрузочные жилеты и молча двинулись дальше.

Жанне было страшно. Нет, всё стало предельно ясно, когда они обнаружили тела всех, за исключением сержанта, но она боялась не его. Того, что руки тряслись от злобы. Всего этого не случилось, если бы он не оставил её. Если бы был чуть более внимательным к симптомам, не плевал на её самочувствие… Если бы не поставил перед выбором «вставай или сдохни».

Перекрёсток. Жанна закрыла глаза и глубоко вдохнула. Дрожь ушла, злость на сержанта осталась. Налево. Чисто.

– Де Вутон, – тихо позвал напарник.

Жанна крутанулась на каблуках. Сержант Стоукс бродил в сомнамбулическом сне, общаясь жестами с невидимыми собеседниками. «Четверо – вперёд, остальным – ждать». Жанна плотно сжала губы и замотала головой, пытаясь успокоиться. Получалось. С трудом, но получалось.

– Сержант! Эй! – громко позвал Арно.

– Бесполезно, нужно подойти и встряхнуть как следует.

– Как скажешь. Только держи его на прицеле.

Это было проще всего. Руки сами собой поднялись на уровень головы Стоукса. Жанна нервно облизала губы и опустила пистолет так, чтобы выстрел в случае чего пришёлся в бедро. Арно подошёл к командиру и, резко встряхнув за плечи, крикнул по имени. Сержант что-то забормотал, но Жанна не могла слышать.

– Он горит весь, – Арно нажал кнопку диагностики. – Показатели как перед клинической смертью.

Жанна сухо кивнула. Пусть отключится, не будет раздражать. Она сверилась с картой. До исследованной территории оставались дразнящие четыреста метров. Лишь бы там был стыковочный отсек, иначе…

– Чёрт! – коротко и сдавленно бросил Арно.

Жанна моментально вскинула голову. Между командиром и подчинённым завязалась борьба. Каждый пытался дотянуться до оружия и не дать этого сделать оппоненту. Секунда, чтобы прицелиться. Выстрел. Стоукс от неожиданности наклонился, повреждённая нога дёрнулась. Этого вполне хватило, чтобы Арно сделал ему подсечку и отошёл на два шага, одновременно выхватывая пистолет и прицеливаясь. Жанна нервно хмыкнула. Ты гляди, в этот раз предохранитель снять не забыл.

– Арно, порядок?

– Порядок… Спасибо.

Сказанное тут же застряло комом в горле. Какое там спасибо, когда из-за её невнимательности он чуть не погиб? Ладно, сказал и сказал. А потом яркая вспышка: он хотел назвать её по имени. Жанна встряхнула головой, пытаясь прогнать невесть откуда взявшуюся мысль.

– Кажется, вырубился, – недоверчиво покосился на командира Арно.

– Хочешь проверить? – пошутила Жанна.

Ой, как неудачно.

– Только если ты действительно будешь меня страховать, – не остался в долгу напарник.

Сержант действительно вырубился, Арно на всякий случай вколол ему снот взвалил его на плечи, и втроём они двинулись дальше. Усталость давала о себе знать, но как только они вошли в зону административного блока, открылось второе дыхание.

Едва зашли в лифт, Арно осел на пол, не особо беспокоясь о том, насколько бережно опустил сержанта. Жанна привалилась к видеофону и нажала кнопку вызова. Караульные опознали их, и лифт медленно двинулся наверх.

– Закончим с этим, буду пить весь вечер, – невесело усмехнулся Арно.

– А я – слушать Эстранжа. После него думать не хочется, только чувствовать.

– Чувствовать… – с каким-то неуловимым оттенком в голосе протянул Арно. – Ну так одно другому не мешает. Выпивка и Эстранж – отличная пара.

Жанна задумчиво хмыкнула. Может быть.

***

Через пятнадцать минут после того, как они поднялись в верхний город, она сидела за столом перед психотерапевтом, проходила какой-то новый тест со странными вопросами. При этом параллельно отчитывалась о ходе выполнения задания.

– Так значит, сержант Стоукс проигнорировал ваше состояние. Как часто ранее он это делал?

– Постоянно. Я не жаловалась, лишь информировала.

Вопрос: «Люди преувеличивают способность животных чувствовать и переживать». Ответ: «Да».

– Верно ли, что сержант относился к вам предвзято?

– Не могу знать, я же не сержант.

Психиатр заглядывает в свой планшет.

– А вот рядовой Арно считает, что сержант относился к вам предвзято.

Это почти мило.

Вопрос: «Мне неприятно, когда люди не могут сдержаться и открыто проявляют свои чувства». Хм, без ситуации? Тогда в целом «Да».

– Рядовой Арно может быть любого мнения. Он – не я и не сержант.

Вопрос: «Чужие слёзы вызывают у меня раздражение». Пожалуй, «Нет».

– Расскажите, почему вы не выстрелили в мутантов.

Хороший термин использовал. «Не выстрелили». Про убийство ни слова.

– Потому что в наши задачи это не входило. На этот случай согласно инструкции мы должны выполнять приказ сержанта Стоукса, его рядом не было.

Потом ещё была куча вопросов – устных и в виде теста, и, наконец, психотерапевт выдал следующее:

– Это пси-вирус.

– Вы просто глаза мне открыли, док.

– Не стоит иронизировать, рядовой де Вутон. Вирусу наиболее подвержены люди с высоким уровнем эмпатии. С другой стороны, им же проще от него избавиться. Мне пока не совсем ясны механизмы, но…

– С сержантом всё не очень, верно?

Эмпатия – последнее, что было свойственно Стоуксу.

– Верно. Но мы считаем, теоретически, другой человек с высоким уровнем эмпатии может помочь.

– Ваши предложения?

– Поговорите с ним, возможно он вас услышит. Как – знаете – во всех этих слезливых мелодрамах пациенты выходят из комы, услышав речи отчаявшихся родственников.

Жанна едва не расхохоталась.

– Вы хоть сами понимаете, о чём говорите?

– Разумеется. Это только теория, но может сработать. В нижнем городе ведь не вы его будили, а рядовой Арно?

Похоже на правду. Девушка нехотя кивнула и позволила отвести себя в палату сержанта.

***

Жанна молчала, ощущая неловкость и злость. Не понимала, чем её присутствие могло помочь, не знала, о чём говорить. Вообще, она ничего не знала о Стоуксе такого важного, что могло бы вытряхнуть его из сна. На самом деле, Жанна считала, что лучше оставить его там, где он сейчас и есть, потому слова шли неохотно.

– Я пришла сказать, что ты мудак, сержант. Если бы ты дал приказ дотащить меня до верхнего города, чтобы нормально похоронить, ничего бы не случилось. Я бы выбралась из мира грёз и вытащила бы остальных. Тебя. И никто бы не начал стрелять по своим же. Все бы остались живы. Но ты плюнул на меня. И на всех своих бойцов. Помнишь, чему учат на первом курсе в академии Орловского? Встань или сдохни. Я встала, Арно встал, а остальные сдохли. Из-за тебя. И ты сдохнешь, сержант, если не вспомнишь, чему тебя учили.

Жанна лихо отдала честь и, развернувшись на каблуках, вышла из больничной палаты. Для неё остались незамеченными движения сухих губ Стоукса и оптимистично растущие показатели на мониторах. Она думала лишь об одном: как бы исхитриться на обязательном освидетельствовании у психолога перед очередным заданием в нижнем городе так, чтобы её не допустили. От понимания, что следующий взвод отправится на зачистку секторов от мутантов, её бросало в дрожь. Испуганные мальчишки с голубоватой кожей и женщины с беспорядочно разбросанными по лицу волосами мерещились за каждой открываемой дверью.

«Прошу, не убивайте нас».

Тогда инструкций не было, но в следующий раз взвод отправят с соответствующим приказом. И «пиявками», этими роботами-трубками, впившимися в мозг и защищающими от пси-воздействий.

Жанна старалась не думать об этом. Прямо сейчас есть вещи поважнее: как обмануть экспертизу и как пригласить Арно на свидание. Странное решение, но нельзя же просто так взять и упустить нормального парня? А он, ко всему прочему, не прочь послушать Эстранжа и выпить. Сейчас это очень важно.

+15
255
20:51
+2
Лучше всё-таки встать)
20:54
+1
ГГ намекает)))
20:56 (отредактировано)
+2
Если болеется, завяжи и лежи, и пусть все нафиг идут, у тебя боль6ичный))))
Доращивай
20:58
+1
Я пока сомневаюсь в необходимости доращивания, но думаю в этом направлении… Спасибо.
21:05
+2
Отличный рассказ! thumbsup
21:06
+2
Благодарю)
21:09
+1
Лучше бы спин-офф про Эстранжа написала. В стихах!
21:12
+1
Ого. ну ты это… давай вот без этих поэтических штучек… но если возьмусь за расширение, он там будет вживую, всенепременно
21:13
+1
Сначала — вторая часть Джонни.
21:15
+1
замётано
21:17
+1
О! Ушел ждать.
21:40
+3
Хороший рассказ. Правильный солдат Джейн. И что тут доращивать. Может не надо?
21:43
+1
Спасибо! Может быть и не надо, я ещё пока думаю…
21:51
+2
Ну вы чего там? А про мужиков вам не интересно что ли? Как они там один умный красивый добрый, другой тупой злой толстый не давали ей спокойно поболеть, а про мутантов? Как же они бедненькие?
21:53
+2
про мужиков — это девочкам интересно kiss
21:57
+1
про мужиков всем интересно
По мне, так пусть лучше на этом вкусном месте недоговоренности останется все.
Дальше ведь придется стрелять по мутантам или под суд. Свидание ничем не закончится или как всегда, недолгое сожительство, затем гибель одного из. А да, плохой станет хорошим. хороший плохим (про мужиков не интересно).
22:01
+1
ну уж нет, никакого сожительства. Сплошная романтика одиноких сердец
09:51
+2
Запомнился ещё с подсудной группы, отличный рассказ, с удовольствием перечитала в финале.
10:31
+1
Спасибо) рада, что получилось немного угодить))
12:50 (отредактировано)
+2
Ну вот, а в блоге об итогах жаловалась, что якобы все «слила»… и вдруг такая занятная вещица получилась!

Сюжет лихо закручен, цепляет с того момента, когда вместе с гг начинаешь понимать, что в реальности что-то неладное.
Очень порадовало, что герой — девушка. Хорошо поданы ее переживания в суровом мужском мире (так как тема мне близка, о для меня прослеживается почему-то аналог с миром итишников): та же показная самоуверенность, та же внутренняя слабость. В принципе, если я правильно поняла, то весь конфликт рассказа построен на этом. Толстокожий тугодум сержант Стоукс и довольно ранимая «сержант Джейн», которая пытается быть на равне с крепкими, мускулистыми парнями и у неё это почти выходит.
На мой взгляд получилось здорово! Поздравляю rose(более подходящего не нашла)
12:58
+1
Ого, какие ассоциации) сама в мужском коллективе никогда не работала, но тайно мечтаю хотя бы о смешанном laugh

Да, сохранение женственности — одно из направлений. Там много всего хотелось передать: и личность выше «циферок», и воля выше физического состояния… ну, пока как есть, может, потом всё обрастёт подробностями.
Спасибо!
05:40
+2
Рассказ — супер. Автор молодец.
08:26
+1
Спасибо) рада, что история вам понравилась
04:54
+2
Именно предупреждение «не искать сюжета» остановило меня, чтобы не дать критику «А сюжет где?!»
А так, да, персонаж (Жанна) отличный. Выпуклый, живой. Но не раскрытый до конца.
Понравилось само подземелье.
05:04
+1
Спасибо, Елена)) так и есть, наверное)
14:15
+1
Дочитала — выдохнула. Ощущение — это я бродила по бесконечным коридорам, умирала, воскресала, читала стихи вслух. Полное погружение. До сих пор чувства и мысли набекрень.
14:21
+1
Спасибо, Свтелана) рада, если атмосфера немножко поспособствовала такой реакции)
Как вы это сделали? И меня научИте.
14:50
+1
запросто))) идею придумываете ночью, когда только проснулись и идёте на кухню водички попить, пишете, пока болеете laugh
20:34
+1
Всё там гораздо дальше растёт, но не знаю, надо ли оно Надо!
Законченной истории как раз не хватило, а так погружение есть при прочтении.
20:37
Спасибо) продолжение в очереди пока, но я о нём думаю)
Загрузка...
Илья Лопатин №1

Другие публикации