Зима, весна, счастье

Автор:
Obla4ko
Зима, весна, счастье
Аннотация:
Она подняла на меня глаза. Хотел сказать, что я не могу без нее, что из меня словно вынули душу, что я все готов принять, на все согласен, лишь бы быть рядом. Вместе.
Но не смог. Стоял перед ней и молчал, словно мне зашили рот.
Текст:

Впервые я увидел тебя ранним утром, еще до того, как зимний рассвет погасил огни на улицах Москвы. Трамвай опаздывал. От нечего делать я стал рассматривать людей на остановке. Ты сидела, сжавшись в комочек, на скамеечке в углу. Глядя, как ты дрожишь, я не выдержал и отдал тебе шарф. Люди косились неодобрительно, но молчали - никому не хотелось получить лишнюю порцию ледяного смога в легкие, открыв рот по такому пустячному поводу.

Я вспомнил о тебе в обеденный перерыв, увидев фото на столе коллеги. Зеленоглазая, но в остальном похожа. Вспомнив голубые глаза, слезящиеся на ветру, и кончик розового носа, я впервые с нетерпением стал ждать конца рабочего дня. Может, повезет, и я встречу тебя снова.
С черного неба сыпались белые хлопья, ветер пригоршнями заталкивал их за воротник.
Какая тоска — уходишь ночью, приходишь ночью. Как же хочется солнца!
Трамвай прозвенел и скрылся в пелене снега.
Ты была там и узнала меня. От радости сердце забилось быстрее. Я подумал, ты хочешь вернуть шарф, но твои намерения простирались гораздо дальше. А я-то думал, ты робкая натура. Что ж, так даже лучше - я сам основную часть времени застенчив до безобразия.
После ужина мы устроились на диване. Он был моей гордостью, новенький, серый и упругий, как слоновья спина. Ты пришла в восторг.
Я включил недосмотренный вчера фильм, ты положила голову мне на колени. Мне бы такую смелость...
Светлые пряди скользили в пальцах, как шелк. И не подумаешь, что час назад их хлестал мокрый снег.
Я знал, что ты останешься, с той минуты, как пропустил тебя вперед, закрывая дверь. За окном завывал ветер, к ночи вьюга разошлась не на шутку, и я невольно поежился, представив, как ты бредешь по улице, утопая в ледяном крошеве.
Ну, нет. Не сегодня.
Ты спала так сладко, будто до этого не смыкала глаз неделю. Утром мне жаль было будить тебя, я оставил на подушке свой шарф, на случай, если он снова понадобится.
Темнота за окном больше не казалась унылой, она означала, что рабочий день подходит к концу. Дорога домой была бесконечной, трамвай еле полз.
Господи, когда уже изобретут телепортацию?!
Ты радостно бросилась ко мне, подхватив тебя на руки, я почувствовал счастье. Теплое и хрупкое, как ты сама.
Я с удивлением заметил, что совершенно перестал стесняться и ни на минуту не затыкался, не боясь утомить тебя своей болтовней. Ты слушала, следуя за мной из комнаты в комнату, заглядывала в глаза и даже умудрялась что-то ответить, воспользовавшись паузой.
За окном снова шел снег - с крыши срезали сосульки. Просыпаясь утром, можно было уже не включать электричество. В воздухе разлилась весна, хотелось поскорее вытряхнуть из углов накопившуюся за зиму пыль и содрать с окон надоевшие бумажные полоски.
Я вымыл полы, и ты осторожно ступала по линолеуму, боясь поскользнуться. Распахнутое окно впускало в комнату аромат набухающих почек. На клумбе под домом пробились подснежники.
А потом я заметил Катю. Вернее, это она заметила меня, и подошла. Ты же знаешь, как мне трудно впервые сходиться с людьми…
Ядерное солнце било в глаза, воскресный день выдался жарким, хотя в тени деревьев еще лежал снег. Катины волосы светились и переливались, разноцветные локоны падали на воротник пальто. Люди вновь неодобрительно косились. Это придало мне уверенности.
Катя с подругами собирали подписи против какого-то законопроекта, который она назвала “членовредительским”. Как и кому именно он мог навредить, осталось неизвестным. Честно говоря, я прослушал большую часть объяснений, утонув в Катином бархатном голосе.
Глядя в мои ошалевшие глаза, она рассмеялась и пригласила меня в ближайшее кафе. Чай отдавал содой, булки явно пролежали в морозильнике всю свою долгую жизнь, но это было не важно.
Мы встречались в обеденных перерывах, офисные здания оказались рядом. Катины коллеги-подружки оказались такими же веселыми щебетуньями, они безо всякого смущения обсуждали мою стрижку (в общем и целом неплохо), брали меня за руки (какие длинные пальцы, ты что, пианист?), разглядывали свитер (вот здесь затяжка, снимай, я поправлю) и сошлись на том, что с усами я буду выглядеть мужественнее.
Через месяц мы впервые поссорились.
Я вернулся домой мрачнее тучи. Ты робко напомнила мне об ужине, но я бросился на кровать и отвернулся к стене. Через некоторое время ты прилегла рядом, согревая мне спину и шепча на ухо что-то успокоительное. Мне стало легче, и я сам не заметил, как уснул.
На работу приполз на полчаса позже, - проспал. В перерыве я спустился на наше обычное место в офисном кафетерии. Столик был пуст. Меня словно ударило. Схватив телефон, я набрал Катин номер, и услышав чеканный голос автоответчика, взлетел по лестнице, забыв о лифте. Компания, где она работала, оказалась крупной, помещений много. Люди провожали меня взглядами. Еще бы. Растрепанный, задыхающийся.
Я нашел Катю. Она подняла на меня глаза. Хотел сказать, что я не могу без нее, что из меня словно вынули душу, что я все готов принять, на все согласен, лишь бы быть рядом. Вместе.
Но не смог. Стоял перед ней и молчал, словно мне зашили рот. Она улыбнулась, и с меня будто свалилась гора, я задышал, оказывается, я не дышал с того момента, как увидел Катю. Счастье, огромное, как мир, расцвело у меня внутри.
Мы вбежали в квартиру, на ходу сбрасывая промокшие сапоги, целовались у каждой стены, не в силах оторваться друг от друга. Ее радужные волосы мерцали в летящем из окна свете фонарей.
Я захлопнул дверь спальни, впервые не позволив тебе войти.
Наутро мы сидели в кухне все вместе. Ты отнеслась к гостье настороженно, держась поближе ко мне. В твоих глазах застыл немой вопрос.
Это — Катя. Она яркая, сильная и я ее люблю. Да, теперь она будет жить с нами. Постепенно ты привыкнешь, радость моя. Тебе даже понравится, я обещаю.
А это — Нитка. Моя кошка. Она нежная, маленькая и очень тёплая. Я нашел ее на остановке трамвая зимним утром. Вы поладите, не сомневаюсь.
Я снова мою полы. Катя ходит осторожно, чтобы не поскользнуться. Большой живот мешает смотреть под ноги. Я сержусь и говорю, что обед подождет, сиди и жди, пока высохнет линолеум. Ты запрыгиваешь на слоновью спину дивана, устраиваешься под Катиным боком и урчишь. Кто-то толкает тебя изнутри Катиного живота, и ты фыркаешь и прижимаешься плотнее.
Скоро тебя будут таскать за хвост, Нитка. Но ты не обидишься, я уверен.
Другие работы автора:
  • Достойный внимания
+6
115
23:40
+1
Прелестно! :)))) Как тут некоторые говорят, вы умеете в романтику! jokingly
21:04
+2
Умею)
Спасибо)))
21:43
+2
Ха! Это достойно внимания, потому что зайдет определенной группе, сколотившейся на Слоне и способной к сопротивлению и повстанчеству. laughКакой именно не скажу, иначе раскрою все авторские карты. Рассказ из жанра или формы, кто ж знает, которая здесь весьма популярна и весьма приветствуется. Язык легкий, гладкий. Читабельный.
Кто скучает по Светлому и доброму, милости просим. Кто бесится от подобного, не толпитесь, расходимся, граждане))))
14:19
+2
Про группы и сопротивления не в курсе, но спасибо за внимание к работе. inlove
20:40
+1
Хорошая работа! Свежая, весенняя! Читается легко. Понравилась! Спасибо!
03:09
И вам спасибо, что заглянули
Загрузка...
Ольга Силаева №1