Я всё помню или как я первый раз назвал тёщу мамой

  • Жаренные
Автор:
Се
Я всё помню или как я первый раз назвал тёщу мамой
Аннотация:
Кто из нас не задумывался о смерти? Любой человек обязательно думал о ней. Есть ли она, что после нее, когда наступит и почему приходит? Все эти вопросы мы задавали себе много раз, и столько же раз на них пытались ответить, но точного ответа до сегодняшнего дня не знал никто. Выдвигались разные предположения, но все это были только предположения, а теперь я знаю точно.
Текст:

Вспомните того человека, которого спросили, зачем он так усердствует в своем искусстве, которое никто не может понять.
«С меня достаточно немногих, — ответил он. — С меня довольно и не одного».

Мишель де Монтень

Я всё помню

Или как я первый раз назвал тещу мамой

Кто из нас не задумывался о смерти? Любой человек обязательно думал о ней. Есть ли она, что после нее, когда наступит и почему приходит? Все эти вопросы мы задавали себе много раз, и столько же раз на них пытались ответить, но точного ответа до сегодняшнего дня не знал никто. Выдвигались разные предположения, но все это были только предположения, а теперь я знаю точно.

-1-

Сначала все казалось непонятным. Меня как будто окунули в какой-то странный, парфюмерный салон. Запахи тонкие и резкие, приятные и отвратительные окутали тяжелым покрывалом и парализовали.И при этом, казалось, что я почему-то стою на четвереньках, да еще и на белом полу. Только когда я, постепенно пришел в себя, и оглядел свои ноги, стало ясно, что стою я, совсем не на четвереньках, а на шестереньках. Да! У меня оказалось шесть ног, а все вокруг выглядело, как-то необычно. Изображение дробилось, и общая картинка складывалась из отдельных кусочков, как мозаика. Самое необычное заключалось в том, что теперь я мог видеть все, что находилось у меня за спиной, не поворачивая головы. Расстояния до предметов при этом определить было невозможно, а все цвета сначала, казались однотонными, и границы между ними расплывались оттенками серого. Но постепенно, словно кто-то навел резкость, картина вокруг меня прояснилась, предметы обрели четкие очертание и цвет.

Белый пол под ногами, оказался вовсе не полом, а потолком, и я находился на нём головой вниз! Парадокс заключался в том, что оказавшись в столь неудобном положении, я не испытывал никакого дискомфорта и спокойно продолжал осматриваться, бросая взгляд по сторонам. Силуэты предметов, находящиеся вдалеке, по-прежнему расплывались и определить точно, что там впереди, было невозможно. Мне ужасно хотелось рассмотреть их. Для этого необходимо было приблизиться к ним, и я решил сдвинуться с места, но вдруг понял, что не знаю какую именно поднять ногу – их же шесть! Правую первую из трех справа или левую вторую из трех слева? Эта простая задача оказалась неразрешимой. В результате я запутался в собственных ногах, они все вдруг отцепились от потолка и притяжение земли, потянуло вниз.

Несколько секунд я падал, кувыркаясь в воздухе. Затем вдруг что-то произошло. Падение прекратилось, и меня со всех сторон окружил странный вибрирующий звук. Я с интересом стал искать его источник. И увидел! Звук производят мои собственные крылья! Да! У меня на спине, оказались прозрачные перепончатые крылья, которые ритмично двигались, поддерживая тело в воздухе. Значит, я мог летать! Тогда надо попробовать не висеть на одном месте, а полетать. И ведь полетел! Сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее – теперь я умел управлять скоростью. Хотелось попробовать, как быстро могу летать, и я стал набирать скорость.

Вдруг что-то огромное и бесконечное стремительно приближалось ко мне. Это стена неслась мне навстречу. Хотелось свернуть, но как? Я думал, что махая одним крылом сильнее, смогу свернуть в сторону, но этого не произошло. Стена безжалостно ударила меня, сознание помутилось и тело, которое и до этого мне слабо подчинялось, обмякло, и тряпичной куклой поползло вниз. Вдруг где-то под крыльями появился странный зуд – маленькие, бугристые отростки жужжальца завибрировали, туловище перевернулось в нормальное положение и крылья снова уверенно заработали. Именно тогда я полностью доверился своим инстинктам, перестав думать о принципах движения.

Теперь, мой организм мог делать всё – летать, переворачиваться, поворачивать и даже пристеняться, то есть садиться на стену, ту самую, что меня так не дружелюбно встретила. Самое интересное, что я уже не задумывался о том какую ногу поднять, или каким крылом махать, просто давал команду, и организм всё делал сам.

Я был мухой! Обыкновенной мухой, но как же хорошо я себя чувствовал!Носился по комнате от стены до стены, подлетал к окну, ползал по цветочным горшкам, садился на люстру и был счастлив, потому что жив!

Всего несколько мгновений назад, смерть стояла у моей постели и душила костлявой рукой.Я был больным человеком! Сердце мучило меня острыми периодическими болями, которые пронзали, словно стальной иглой все тело. И вот уставшее сердце не выдержало и остановилось.

Отчетливо помню, как резкая боль сковала меня, как все поплыло перед глазами и темнота, закручиваясь причудливыми разноцветными спиралями, окружило бледное световое пятно с непонятной лестницей и поглотило его, погрузив в абсолютную тьму.

Но теперь я жив! Ну, и что, что я муха!Я живу, дышу и даже могу летать! Значит, смерти нет! Значит все ценное, что живет в человеке, его мысли, его знания остаются, ведь я всё помню!

Я уверенно оттолкнулся от стены и полетел. Радость наполняла меня. Перепончатые крылья уверенно держали ставшее гибким тело, вибрирующие жужжальца поддерживали равновесие, и жизнь кипела во мне свободой от болезни, которая осталась в прошлой жизни.

Пространство комнаты уже было достаточно изучено, и я решил отдохнуть на люстре и снова полетел к ней. Люстра, как люстра, только ее очертание показались мне знакомыми – те же самые изгибы тонких латунных трубок, стеклянные камушки коричневого цвета, пять плафонов в виде раскрывшегося бутона тюльпана… Это же моя люстра! Точно помню, что в одном рожке мне пришлось просверлить маленькое еле заметное отверстие, чтобы продеть в него провод. Подлетев ближе и присмотревшись, увидел - действительно есть отверстие, но тогда, мое человеческое тело должно быть точно под люстрой - на кровати, ведь я лежал на спине и смотрел вверх на неё, перед тем как смерть закрутила свою причудливую спираль.

-2-

Две женщины сидели за кухонным столом. Одна молодая, с растрепанными смуглыми волосами, в зеленом с восточными узорами халате, облегающем её стройную фигуру,тихо плакала, вытирая слезы. Вторая постарше, сдержанно перебирала клеенчатую скатерть на столе. Наконец она произнесла:

- Ничего Катя, всё утрясётся. Ты еще молода, детей родить вы не успели, встретишь ещё хорошего человека…

- Мама! – проговорила сквозь слезы девушка. – Какого человека? Как утрясется? Он умер! Понимаешь, умер мой муж! Его больше нет! – сказала она, и слезы с новой силой потекли по ее щекам.

- Ничего девочка моя, - женщина погладила её по голове, встав из-за стола. - Поплачь, поплачь, легче станет. Степан, конечно, хозяйственный был мужик, - продолжила она после небольшой паузы, - все в дом тащил и не пил, но ведь инвалид – порок сердца, с самого детства, хорошо хоть до двадцати семи дожил.

- Ма! Ну, что ты такое говоришь? – ещё сильней зарыдала Катя.

- Всё, всё. Молчу. Пойду в спальню с зятем попрощаюсь, пока скорая помощь и милиция не приехали, и в морг не увезли.

Услышав о морге, дочь зарыдала ещё сильнее.

- Поплачь, поплачь. – Снова повторила мать и протянула дочери чашку воды.Катя сделала несколько глотков и немного успокоилась. Женщина направилась в спальню прощаться с зятем.

-3-

Оттолкнувшись от люстры, я с любопытством полетел вниз, чтобы проверить своё предположение. Так и есть – моё тело лежало на кровати с закрытыми глазами. Лицо не выражало никаких эмоций и выглядело вполне симпатично: русые волосы растрёпаны, но их завитки лежали на подушке красиво, напоминая сказочный узор. Прямой нос гордо возвышался над взлохмаченными золотистыми усами.«Почему я их так не любил подстригать, хотя Катя всё время жаловалась, что они её щекочут», – мелькнула у меня мысль. Я сделал ещё один круг, убедился, что свечку в руки мне ещё не поставили и, испытывая неописуемое наслаждение, опустился на кончик собственного носа.

Вдруг запахи комнаты, к которым я уже достаточно привык, зашевелились и среди них появился яркий аромат ландышей. Он отодвинул своих соперников в сторону и заглушил их всех.Откуда он появился, я догадался сразу - любимые духи тещи!

- Пошли прочь! – услышал я резкий голос и увидел приближающуюся тень.

Резко взмыв вверх мне удалось увернуться от тяжелой руки.

- Вот и мухи уже поналетели, - недовольно проговорила Анна Петровна и пододвинула стул ближе к кровати, где лежало моё тело, - скорее бы уж врачи приезжали. Не дай бог эти насекомые еще яйца отложат.

«А действительно, какого я пола и что там с яйцами? - пронеслось в голове, - и почему она сказала «мухи», когда здесь кроме меня никого нет?» Я приземлился на край стола и пополз к его центру. И тут я его увидела! Именно увидела, потому, что второй мухой в комнате был самец, наверно прилетел, когда теща зашла. Заметив меня, он сразу проявил свое мужское начало, и медленно направился ко мне.

«Только этого еще не хватало», – подумала я, резко развернулась и, оттолкнувшись, полетела подальше от не прошеного гостя. Но этот сексуальный маньяк не собирался отставать,и погнался за мной с таким остервенением, словно никогда не видел мухи самки. Надо отдать мне должное, как только этот мух подлетал сзади, чтобы исполнить свои гнусные намерения, я резко сворачивала в сторону, и он к моему кратковременному облегчение промахивался. Несколько раз мне так удавалось уходить от него. Но самец не знал покоя. Мы носились по комнате из одного конца в другой. В пылу гонки пролетая над своим человеческим телом, я слышала возмущенные крики тещи и видела взмахи её рук. Не знаю, сколько времени продолжалась эта погоня, но силы стали меня покидать и неугомонный самец, с каждым разом подбирался все ближе и ближе. Вдруг резкий свист оглушил меня, и темнота снова закрутилась воронкой, становясь все чернее и мрачнее, пожирая собой остатки последнего света.

- 4 -

- Попалась! – произнесла обрадованная Анна Петровна и подняла мухобойку. На столе лежали раздавленные насекомые. – О, да вас тут целых две!

Вдруг сзади себя, где на кровати лежал покойный зять, женщина услышала глубокий вздох. Глаза ее расширились, по спине медленно пробежали мурашки, на лбу выступил холодный пот. Боясь повернуться к источнику звука, она замерла с мухобойкой в руке и прислушалась:

- А-аааа, фу-ууу! – снова раздалось сзади, и послышался скрип кровати.

Глаза ее расширились еще больше, брови поднялись вверх, но любопытство оказалось сильнее и она, дрожа от страха и крепко сжав мухобойку, медленно повернулась…

На кровати сидел Степан, с белым, как мел лицом и медленно глубоко вдыхал и выдыхал воздух. Его темные глаза на фоне бледного лица, казались двумя коридорами, ведущими в бездну. На очередном выдохе он произнес:

- Спасибо, мама!

Ноги у женщины подкосились, и она камнем рухнула на пол.

-5-

Я всё это точно помню!

+8
515
19:56
+1
«Теперь, мой организм мог делать всё – летать, переворачиваться, поворачивать и даже пристеняться, то есть садиться на стену, ту самую, что меня так НЕдружелюбно (слитно) встретила».
«Отчетливо помню, как резкая боль сковала меня, как все поплыло перед глазами и темнота, закручиваясь причудливыми разноцветными спиралями, окружилА (темнота?) бледное световое пятно с непонятной лестницей и поглотилА его, погрузив в абсолютную тьму».
«Ну, (лишняя запятая) и что, что я муха! Я живу, дышу и даже могу летать! Значит, (лишняя запятая)смерти нет!»
«Люстра, (лишняя запятая) как люстра, только ее очертаниЯ показались мне знакомыми – те же самые изгибы тонких латунных трубок, стеклянные камушки коричневого цвета, пять плафонов в виде раскрывшегося бутона тюльпана».
«Точно помню, что в одном рожке мне пришлось просверлить маленькое (запятая) еле заметное отверстие, чтобы продеть в него провод».
«Подлетев ближе и присмотревшись, увидел — действительно есть отверстие, но тогда, (лишняя запятая) мое человеческое тело должно быть точно под люстрой — на кровати, ведь я лежал на спине и смотрел вверх на неё, перед тем как смерть закрутила свою причудливую спираль».
«смуглыми? волосами» — бывают такие?
«Ничего (запятая) Катя, всё утрясётся».
«Ничего (запятая) девочка моя,»
"«Только этого еще не хватало», – подумала я, резко развернулась и, оттолкнувшись, полетела подальше от НЕпрошеного гостя".
Великолепная история! С самого начала так увлеклась, только ошибки сильно тормозили чтение. Здорово придумано! thumbsup
Автору аплодисменты!
21:31
+3
Меня как будто окунули в какой-то странный, парфюмерный салон. как можно окунуть в салон?
риятные и отвратительные зпт
Только когда я, постепенно пришел в себя зачем зпт?
а все вокруг выглядело, как-то необычно тут зачем зпт?
РасстоянияЕ до предметов при этом определить было невозможно
все цвета сначала, казались однотонными зачем зпт?
Белый пол под ногами, оказался вовсе не полом тут зачем зпт?
Силуэты предметов, находящиеся вдалеке тут?
Правую первую из трех справа или левую вторую из трех слева
притяжение земли Земли
и притяжение земли, потянуло вниз тут?
Вдруг что-то огромное и бесконечное стремительно приближалось ко мне коряво и нелепо
Я думал, что махая одним крылом сильнее, смогу свернуть в сторону, но этого не произошло. махая? взмахивая, может?
не дружелюбно недружелюбно
чувствовал! Носился пробел
Перепончатые крылья с каких пор у мух перепончатые крылья?
просверлить маленькое зпт
перед тем зпт
в зеленом с восточными узорами халате, облегающем её стройную фигуру
Ничего Катя зпт пропущена
Понимаешь, умер мой муж! Его больше нет! – сказала она, и слезы с новой силой потекли поее щекам.
Я приземлился на край стола и пополз к его центру. И тут я его увидела! приземлился, но увидела?
Гг быстро меняет пол по ходу
почему переход на рассказ от третьего лица?
почему ГГ, став мухой, не дал муху?
вообще, странно
14:31
+2
почему ГГ, став мухой, не дал муху?

Вот мне тоже интересно, почему???!!! Автор побоялся мухо-эро-сценку замутить? rofl
15:55
Я бы у Влада спросил: Предположим вы оказались в женском теле вы бы дали?
таки нелогично…
18:26
То-то…
18:33
+1
и таки да, скорая и милиция в морг не увозят…
18:44
И те и другие фиксируют факт смерти…
но в морг не везут
19:21
Так у меня не написано, что они в морг везут:
пока скорая помощь и милиция не приехали, и в морг не увезли.

Даже запятая стоит, разделяя и подозревая, некоторую третью силу. И из текста понятно, что одно тело в один морг не повезут сразу и милиция и скорая — не будут же они расчленять покойника…
таки да. расчлененка бы не помешала в тексте
19:37
Ага… муха-самца… тещей…
прибежали в избу дети, второпях зовут отца: Тятя, тятя, наши сети притащили…
19:59 (отредактировано)
Плавунца?
Не стану придираться к знакам препинания. А идею рассказа я уже оценил ранее, поставив плюс.
21:37
+2
Увлекательная история. Понравилась. Спасибо! smile
Идея хороша! Финал просто порадовал. А вот первая часть слишком затянута, на мой взгляд
22:53 (отредактировано)
-1
1. Сначала повредничаю. Автор, вы — настолько безэмоциональны? Ударившись в темноте кончиком босого мизинца ноги об угол табуретки, поскользнувшись на кожуре банана или уронив себе на ногу батарею — никаких «чьёрт побьерьи» и «нехороший человек, редисссссска!!!», да?

И даже если это так, то зачем вы делаете такой замороженной таранкой в вакууме своего героя?

Где реакция на смерть? На отсутствие того самого, легендарного «розового коридора»? Где удивление, разочарование, боль и грусть по оставленным членам семьи, любимой жене, возможно, детям, родителям, в конце концов, где отношение к тёще, даже если она не персонаж анекдотов, между кумом, чукчей и… впрочем, о политике ни слова? laugh

А особенно интересна «сдвоенная» реакция на «попытку изнасилования» или как там это у мух классифицируется, вот ведь где сам гендерный конфликт: тело «женское», чего-то требует, но ведь мышление-то — оно всё ещё мужское? Или уже хоть чуточку, но нет?

Впрочем, не будем продолжать «оду перечисления упущенных возможностей», написано то, что написано, ежели автор решил изобразить героя Буратином крутозасоленным по египетско-фараоновскому рецепту в вакууме на льду — так тому и быть!

2. Что мне реально понравилось, так это смена позиций видения-рассказывания. Всё в духе «буратиновости» ГГ: единственный переживающий человек в комнате — жена — и та остаётся статистом. Автор обходит всё эмоциональное, даже «любовные игрища мух» у него остаются без игривого подтекста (к слову, это какая порода мух? дрозофилы? плодовые? навозницы? садовые? или это тоже «эмоциональный контент», потому про родо-видовую принадлежность «носительницы сознания ГГ» тоже лучше не распространяться?), но, тем самым, проговаривается про семейные отношения ГГ со своей тёщей: если точка зрения-повествования от мухи переходит к тёще… Впрочем, и тёща получается персонажем явно не положительным: собирается отправиться попрощаться с телом зятя, вместо этого то вздыхает, что медленно едет труповозка, то мух гоняет, причём так самозабвенно и увлечённо, что, волей-неволей, оживляет зятя!

Медицина утверждает, что больше семи минут без кровоснабжения — и в мозге наступают необратимые изменения. А кровообращение не могло не остановиться — ведь проблемы-то с сердцем! А для того, чтобы осознать, что «уже всё», чтобы вызвать милицию/полицию и скорую-труповозку, а потом поутешать дочку, потом пойти посидеть возле тела, но отвлечься ловить мух — явно семь минут маловато будет, да?

Ещё один «вопрос в сторону»: если прошло больше семи минут и он ожил — он нормальный? Как?

Нет, если таково было отношение тёщи к нему, а он, придя в себя, сразу огорошил тёщу словами «Спасибо, мама!», да так, что тёща — замертво… Я думаю, что он не один там был такой… Я подозреваю, что я понял всю глубину авторского замысла!

Мы имеем дело с фермой!

С фермой по выращиванию зомби!!!

А мухи — они единственные положительные персонажи на этой ферме, хотя бы потому, что живут, что собираются плодиться и размножаться, а тем самым продолжать жизнь, но подлая рука зомбомастера-тёщи сразу перед тем, как…

Вот то, как я ржал, читая — мне реально понравилось! Надеюсь, хоть частично эти эмоции я тут сумел передать…

3. В принципе, это, конечно, исторически типологично. И позднеримская комедия для чтения, и излёт фаблио в позднем плутовском романе, и даже предреволюционный декаданс — везде и всюду при приближении «заката Европы» в тех или иных жанрах появлялись вот такие вот «комедии нравов», «комедии ошибок», смех ради смеха. Мне искренне жаль автора, сосредоточившего своё, уже немалое умение, на материале не то, что безыдейном, но, по большому счёту, даже бесконфликтном, а по составу действующих лиц, так вообще мелочном и мелком. Даже Гиппонанкт в своих хромающих холиямбах, описывая собственные каменные какашки, был более литературен — хотя бы потому, что более остроумен, более «человековедчив», более конфликтен: конфликт голодного бездельника-побирушки и богатого работяги-крестьянина…

Простите, это не литература. И не словесное творчество вообще. И даже не экзерсисы по словесности. Вам сковородка, жареного — их есть всюду, кроме этого, с позволения сказать, текста.

Минус
19:37
+1
Птичий язык.
20:42
Беспредельно информативно и доказательно!
22:51
+1
Знаете, недавно я был на презентации новой книги российского учёного С.В. Савельева, профессора, заведующий лабораторией развития нервной системы РАН. Удивительно образованный и интеллектуальный человек. Рассказывал очень много интересного о мозге человека, который он давно изучает. В том числе такое рассказывал, что я не знал. И знаете что? Я понимал всё, что он говорит.

Читая же ваш отзыв, чувствую, будто не на родном языке читаю. Не продерёшься сквозь текст. Может быть, он и впрямь беспредельно информативный и доказательный, но при этом абсолютно недоступный. Нечитабельный.
09:57 (отредактировано)
-3
1. Сугубо-формальный признак.

Что есть «Сковородка критиков»? Общение автора текста и критика, где второй, в целях улучшения текста первого, высказывает свои мысли, претензии, пожелания и т.п., так?

То есть присутствуют текст, его автор и его критик — и эти трое есть и необходимый, и достаточный критерии сути «сковородки», верно?

Я, как критик, пишу автору текста — а причём здесь Вы? Вы — автор? Вы — текст? Не будем о «привычном определённому кругу» (слава Богу, не мне) — стукаче от контролирующих органов, — но главное, чтобы меня, критика, понимал автор! А Ваше понимание — вовсе не моя забота!
Впрочем, и не автора текста тоже…

2. Содержательный признак.
Любой выступающий ориентируется на аудиторию всегда: спросите любого школьного учителя, один и тот же урок читается совсем по-разному в зависимости от способностей класса. Это про среднюю школу, не говоря про заведующего лабораторией развития нервной системы. Я, как критик, вижу уровень текста, вижу явную его «сделанность» (это уже не эмоциональный поток сознания, человек сознательно прикладывал усилия, выбирал, что сказать, чьими устами, когда сменить точку зрения и позицию говорения, и с какой на какую) — то есть вижу профессионализм.

Профессионализм не может обойтись без определённых, скажем так, идей или концептов, традиционно называемых терминами «литературный процесс», «устойчивая жанровая традиция», различения понятий сюжет и фабула, находимость и вне-находимость автора и повествователя — даже если профессионалу эти термины незнакомы, то достичь определённого уровня профессионализма, не задумываясь над этими идеями — концептами, тем, что делает «писательство» профессией, просто невозможно (сравните, например, «сделанность» текстов Гомера и Гесиода и, хотя бы, Овидия). И именно этим, а не терминологией, «профессионализм защищается от профанов» (полная цитата из Монтескье, «терминологией наука как профессия защищается от профанов»).

Иными словами, если речь пошла о непонятных Вам материях, то уровень профессионализма разговора явно выше уровня Вашей компетенции (и это вполне естественно и нормально, когда моя дочь с моей женой заводят разговоры на их профессиональные, врачебно-невропатологические темы, я срочно ищу кому позвонить, поговорить на криптологические или литературоведческие темы, «око за око» laugh).

Вывод?

А вывод прост: или поднимай свой уровень (если хочешь стать профессионалом, например, врачом-невропатологом), или не слушай!

И требовать, чтобы профессионалы говорили между собой на полностью понятном обывателю языке — это ли не признак Шариковства?

Задумайтесь над СВОИМ поведением, неуважаемый!!!

PS: Мне было достаточно трудно удержаться от того, что в клубе не приветствуется, но является для меня «окружающей Республику действительностью» — уж очень майдаунным духом повеяло от речи Teo. Надеюсь, я справился…
11:47
Уважаемый, я не давал никаких характеристик вашей личности, в виде «шариковства» или чего-либо ещё. Обсуждал лишь написанное вами. Для обсуждения личности существует Курилка. В ней можете говорить про меня всё, что вам заблагорассудится. Здесь — запрещено.
14:14
Возможно, я не прав, но вокруг моего бытия, моего Города и моей Республики столько откровенного хамства, торжествующего в своём невежестве, в своём нежелании понимать хоть что-то больше своего привычного, животно-желудочного, что встречаясь с тем, что человек может что-то узнать новое, сделать с самим же собой, но не хочет — моя реакция предсказуема на 100500%. Знаю, что это плохо, что «предсказуемость делает управляемым», но… Отстранившись от политики, что общего между Шариковым, майдаунами и либерастами — не то ли нежелание меняться, нежелание прикладывать к этому усилия?

А Ваше речевое поведение — вмешаться в чужой диалог, в не вашу критику со своим, абсолютно «левым» мнением, не нужным никому и не к месту никуда — только спровоцировали меня на это.

Так что вина обоюдная!
14:45
Согласен, я вас спровоцировал. Тем, что не сдержался и резко высказался. Но не из-за отношения к вам (к вам относился нейтрально до того момента, как вы меня оскорбили, назвав Шариковым), а потому, что у меня триггер на птичий язык. По крайней мере, на то, что я понимаю под этим термином. А именно: на многословную, вычурную речь, перегруженную сложными терминами.

На данном сайте общаются немало практикующих писателей, делясь писательским опытом. Но я всегда понимаю, о чём они говорят.

Вас — не понимаю. Вы считаете, что это является признаком вашего профессионализма?
14:51
+1
15:15
Хороший мультик, но призыв довольно наивный. Дружить со всеми — неосуществимая задача. Дружат с теми, с кем имеют нечто общее.

Мне нравится другой призыв: не поступай с другими так, как ты не хочешь, чтобы поступали с тобой.

Например: не оскорбляй.

Или: не «тыкай».
15:16 (отредактировано)
Я считаю, что использование терминов экономит моё и читательское время, мои и читательские усилия! И человек, не считающий нужным утруждать себя и отвергающий саму возможность использования терминов ведёт себя нагло-вызывающим и, тем самым, оскорбительным образом. Тем более, что в «шариковском» отрывке не было ни одного термина, который бы требовал расшифровки для понимания сути.

Ну а если любой термин для вас как красная тряпка для быка… Сами сделайте вывод!

А разговор на действительно серьёзные темы требует однозначности — это-то, надеюсь, в доказательствах не нуждается?

И из имеющегося словесного инструментария только термины обладают соотвествующей однозначностью, весь остальной нетерминологический разговор всегда, в конце концов, сбивается на «вот под этим словом я подразумеваю», то есть приводит к неоднозначности результатов, к спору про термины, то есть, как раз к птичьему лепету и полному отсутствию конкретики!

Возвращаю вам птичьи эпитеты (вместе с птичьим гриппом, птичьим бешенством и птичьим гонором) обратно! laugh
15:16 (отредактировано)
Согласен.

PS: Всё же просил бы посмотреть на последний сейчас в ленте «инвариант». Подумайте над тем, что сделал я и что сделали Вы. Вам полезнее будет…
15:21 (отредактировано)
Любой термин? Наверное, вы невнимательно читаете. Прочитайте ещё раз:

А именно: на многословную, вычурную речь, перегруженную сложными терминами.


Конкретизирую ещё больше. Вот слово, на которое стоит обратить внимание:

перегруженную
16:09 (отредактировано)
Перегруженную?

Мера и критерий перегрузки?

Или привести Вам пример перегруженности терминами из медицинской, из программистски-криптографической речи?

Или лучше, гуголь мне в помощь, всё же что-то гуманитарное, имеющее отношение к литературе, к искусству слова, вот, например, аннотация к научной работе в «Киберленинке» — и это нормальный научный язык, очень понятный и совсем не перегруженный терминами, ибо аннотация!

«Статья представляет собой отражение одного из аспектов исследования, посвященного выявлению структурно-семантических характеристик конфликтного дискурса, которое подразумевает экспликацию когнитивной базы его реципиентов. Анализ когнитивных структурных элементов конфликтного дискурса показывает, что конфликтная интеракция возникает в том случае, когда происходит столкновение базовых концептов коммуникантов, и когнитивный диссонанс, обладающий универсальным характером в различных возрастных группах коммуникантов, возникает в результате нарушения когнитивных ограничений на организацию информации в дискурсе и прагматических принципов построения дискурса. Возможность преодоления когнитивного диссонанса эксплицируется в обоюдном многогранном сотрудничестве коммуникантов.»

КиберЛенинка: cyberleninka.ru/article/n/kognitivnyy-dissonans-kak-odin-iz-faktorov-vozniknoveniya-konfliktnogo-diskursa

Да что Вы вообще знаете о перегруженности терминами! Вас же, скорее всего, обилие цитат, расширение горизонта взгляда на литературы, поболее привычного мирка «из подворотни школьной программы» испугало! Что ещё и античных греков с римлянами образованному человеку прочесть пристало, хотя бы в переводе…
17:27
Так, теперь я из подворотни выглядываю. На просвещённый мир образованных людей…

Раз не можете без оскорбительных выпадов, то нам лучше прекратить эту дискуссию.
10:16
+2
10:56
+1
Интересно, в кого воплотилась теща — мама?
А раз интересно- значит, удачно написан рассказ. Субъективно.
Но!
Позвольте несколько замечаний.
Слишком громоздкая аннотация. Утяжеляет конструкцию, сам то рассказ достаточно легко написан.
Много лишних запятых в первых абзацах, сильно отвлекают.
12:32 (отредактировано)
+1
Хорошо. А скорее даже — отлично. Остроумно и главное, не цинично при этом. Да еще и философия какая, два раза помер и опять жив! А главное, коротко (!) и картинка есть перед глазами. Шестереньки, клеенчатая скатерть, Катя пьет воду, тяжелый запах духов тещи, брови тещи.
Мне понравился ваш образный язык
Вдруг запахи комнаты, к которым я уже достаточно привык, зашевелились и среди них появился яркий аромат ландышей. Он отодвинул своих соперников в сторону и заглушил их всех
Шевелящиеся запахи — это гениально!
Спасибо автор, за доставленное удовольствие.
Удачи!
14:28
+1
Весёленький рассказ. Легко читается. И впечатление остаётся приятное, как после хорошего анекдота thumbsup
«Муху» выловила:
кратковременному облегчениею промахивался
16:00
Неоднозначное впечатление от рассказа. Это переселение души? Душа переселилась в муху, которая случайно оказалась рядом? Или душа сама мухой вылетела из тела? Почему мухой? Говорит ли это что-то о самом человеке? Жил, мол, как муха. Садился на всякое…
Теща странная какая-то. Никакой жалости ни к дочке, ни к зятю.
— Всё, всё. Молчу. Пойду в спальню с зятем попрощаюсь, пока скорая помощь и милиция не приехали, и в морг не увезли.

Эта фраза мне показалась очень притянутой. Для чего вообще надо было дочке сообщать эти подробности про милицию и морг? И, как мне кажется, в момент скорби так длинно не говорят. Уточнять, что пойдет именно в спальню. Что приедут и милиция и скорая помощь. Мне эти уточнения показались лишними.
И веселым рассказ не показался. Может, настроение такое, нелетное…
16:18
+1
Это переселение души?
— Да.
Душа переселилась в муху, которая случайно оказалась рядом?
-Да.
Или душа сама мухой вылетела из тела?
— Нет.
Почему мухой?
А почему нет?
Говорит ли это что-то о самом человеке? Жил, мол, как муха. Садился на всякое…
-Нет.
Теща странная какая-то.
-Бывает.
Для чего вообще надо было дочке сообщать эти подробности про милицию и морг?
— Странная же.
И веселым рассказ не показался. Может, настроение такое, нелетное…
Больше оптимизма — весна скоро )
18:45
Кафка на новый лад. Мне жанровость не до конца понятна, и основная идея ускользает от меня. Для чего это было?
18:47
Что конкретно?
18:56
Все в рассказе.
19:01
+2
Оптимистический авторский взгляд за ширму смерти…
19:10
+1
Спасибо. Попробую подумать с такой позиции.
13:29 (отредактировано)
Вот копипастный инвариант вашего, исходного текста. Поймите, что изменилось, что стало лучше, что стало хуже, что добавилось от меня, что проявилось ярче, а что спряталось в тень, и за счёт чего.
Думаю, будет достаточно для разговора о природе творчества и о сути ремесла писательства.
================================
— Попалась! – произнесла обрадованная Анна Петровна и подняла мухобойку. — и тут же я смог внятно произнести невнятное «А-аааа, фу-ууу!» и задышать!

Ох, как же это было хорошо, дышать, скрипеть кроватью, покачиваться вместе с комнатой от головокружения и вдыхать, и выдыхать, а не жужжать прозрачными крыльями в клубящихся волнах разнообразно-пряных, тонких и резких, приятных и отвратительных запахов и просто вони, окутывающей тяжелым покрывалом и парализующей, лихорадочно размышлять, с какой же из шести моих ног начинать шаг, путаться в поворотах, биться с разлёту головой о стену, висеть на потолке и видеть своими фасеточными глазами сразу на 360 градусов, но недалеко! В моих глазах ещё темнели, клубились длинные коридоры смерти, но тело уже переполняла радость жизни.

Тёща, услышав моё невнятное «А-аааа, фу-ууу!», дрожа от страха и крепко сжав мухобойку, уставилась на стол, где лежали две мухи, не одна, а целых две — и я вспомнил, что когда был самкой-мухой, какой-то насекомый сексуальный маньяк не отставал, гонялся за мной с таким остервенением, словно никогда не видел самки, даже мухи! Этот щемящий ужас, когда этот мух подлетал сзади, чтобы исполнить свои гнусные намерения, я резко сворачивала в сторону — он промахивался, но всё равно не знал покоя! Мы носились по комнате из одного конца в другой, но силы мои заканчивались, и всё ближе и ближе подбирался неизбежный ужас встречи — и тут вмешалась тёщина мухобойка!

Холодный пот прошиб меня — я вдруг представил, какого позора и унижения избежал! И прямо в глаза медленно поворачивающейся тёщи выдохнул:

— Спасибо, мама!

Мы никогда не были особенно близки, да и, признаться, я у своей тёщи нежных чувств не вызывал. Даже когда меня не было, вернее, когда я, как человек, был мёртвым, мою жену и свою дочь, мою Катю, утешала она весьма своеобразным образом:

— Ничего, всё утрясётся! Ты еще молода, детей родить не успела, встретишь ещё хорошего человека…

И хоть жена пыталась пробиться сквозь её мнение к совести, рыдала «Какого человека? Как утрясется? Он умер! Понимаешь, умер мой муж! Его больше нет!», тёща настаивала на своём:

— Ничего девочка моя, поплачь! — Поплачь, поплачь, легче станет! Степан, конечно, хозяйственный был мужик, все в дом тащил и не пил, но ведь он инвалид – порок сердца, с самого детства, а значит, хорошо хоть до двадцати семи дожил!

И, устав от слёз и не воспринимая горя собственной дочери, не нашла ничего лучше, чем напомнить про морг, про смерть:

— Пойду в спальню с зятем попрощаюсь, пока скорая помощь и милиция не приехали, и в морг не увезли.

И вот теперь, повернувшись, встретившись глазами со мной, с моими глазами, которые ещё видели тот, потусторонний, мушиный мир, услышав моё «Спасибо, мама!» — её ноги подкосились, она вдруг что-то почувствовала и камнем рухнула на пол.

Глядя на тёщу, я вспомнил, как смерть стояла у моей постели и душила костлявой рукой. Я всю жизнь был больным человеком, сердце мучило меня острыми периодическими болями, которые пронзали, словно стальной иглой все тело. И вот уставшее сердце не выдержало и остановилось.

Отчетливо помню, как резкая боль сковала меня, как все поплыло перед глазами и темнота, закручиваясь причудливыми разноцветными спиралями, окружило бледное световое пятно с непонятной лестницей и поглотило его, погрузив в абсолютную тьму.

Но теперь я жив! И, глядя на лежащую у моих ног тёщу, я повторял и повторял «Спасибо, мама!», а руки сами по себе открывали все окна, все форточки в доме, выпуская всю имевшуюся в комнате живность на волю.
================================
14:57
Очень мне ваш вариант понравился! Намного ровнее повествование.
Отчетливо помню, как резкая боль сковала меня, как все поплыло перед глазами и темнота, закручиваясь причудливыми разноцветными спиралями, окружило бледное световое пятно с непонятной лестницей и поглотило его, погрузив в абсолютную тьму.

Вот в этот абзац, когда ГГ вспоминает минуту смерти, можно добавить, как он отчетливо видел, что вылетевшая из его тела душа врезалась в муху и вселилась в нее против своей воли.
И не лишне было бы один абзац как ГГ чувствовал себя мухой. У автора много этому чувству посвящено. Даже слишком много.
Вы молодец! Такую работу проделали!
15:23
Спасибо, конечно, за комплимент, но ведь я хотел, чтобы автор, Ce, увидел и осознал. В том числе и ещё цицероновскую мысль что «бесконфликтное — безыдейно, а безыдейное — неинтересно»…

Ну и как это делается — тоже…
15:31
Вы таки всеми силами пытаетесь втянуть автора в конфликт, а ему это неинтересно… ибо он всё понял…
15:43
Уважаемый Ce, ведь это не я хочу втянуть Вас в конфликт, это сама суть литературы такова, что «бесконфликтное» — не «читается»!!!

У Вас есть громадная потенция, у Вас есть отношение к слову, как к «сделанному», Вы видите, как разворачивается речь, повествование, как словами «пишется полотно жизни», событий как «со-бытия» (уж простите мне хайдеггеровский термин) — и не хотите использовать все свои умения, знания, навыки для получения лучшего результата!

Это всё равно, если бы токарь 6-го разряда, находясь возле рабочего токарного станка, подключенного к питанию, выключил станок и «човгал» по заготовке напильником!..
15:45
А хотите в том же тексте — но совсем другой конфликт и совсем другой финал? :D

Мне даже самому интересно стало, дайте 15-30 минут, сейчас сделаю «другую вторую половину»!!!

И это, по большому счёту, не вдохновение, это просто умение, то есть на грани ремесла — Вы сами способны этому научиться! Но не хотите — почему? Какой «вредный авторитет» сбивает Вас с пути истинного?!
15:57 (отредактировано)


Анна Петровна всегда выступала в наших семейных неурядицах посредником, примирителем — может быть, поэтому-то за столько лет семейной жизни я и не озаботился своим семейным гнездом, жизнью отдельно от тёщи. Не говоря про купить собственное жильё или построить домик где-нибудь в недалёком пригороде — я ведь очень любил свою Катю… И сейчас люблю, но люди с течением времени меняются — и почти никогда в ту сторону, в которую бы ты хотел.

Вот и сейчас, пока меня не было, вернее, когда я, как человек, был мёртвым, тёща пыталась успокоить мою жену и свою дочь самым понятным ей, материальным, бытийным образом:

— Ничего, всё утрясётся! Ты еще молода, детей родить не успела, встретишь ещё хорошего человека…

Кате было трудно, Катя так привыкла, что я всё сделаю для неё, что ей можно почти совсем не напрягаться, она упрямилась, сердилась:

— Какого человека? Как утрясется? Он умер! Понимаешь, умер мой муж! Его больше нет!

— Ничего девочка моя, поплачь! — Поплачь, поплачь, легче станет! Степан, конечно, хозяйственный был мужик, все в дом тащил и не пил, но ведь он инвалид – порок сердца, с самого детства, и хорошо хоть до двадцати семи дожил!

И, устав от слёз и не воспринимая всей фатальности крушения материальных планов и надежд жены, всё же решилась подумать не о деньгах:

— Пойду в спальню… С зятем попрощаюсь, пока скорая помощь и милиция не приехали, и в морг не увезли.

И вот теперь, повернувшись, встретившись глазами со мной, с моими глазами, которые ещё видели тот, потусторонний, мушиный мир, услышав моё «Спасибо, мама!» — её ноги подкосились, она вдруг что-то почувствовала и камнем рухнула на пол.

Глядя на тёщу, я вспомнил, как смерть стояла у моей постели и душила костлявой рукой. Я всю жизнь был больным человеком, сердце мучило меня острыми периодическими болями, которые пронзали, словно стальной иглой все тело. И вот уставшее сердце не выдержало и остановилось.

Отчетливо помню, как резкая боль сковала меня, как все поплыло перед глазами и темнота, закручиваясь причудливыми разноцветными спиралями, окружило бледное световое пятно с непонятной лестницей и поглотило его, погрузив в абсолютную тьму.

Но теперь я жив! И, глядя на лежащую у моих ног тёщу, я повторял и повторял «Спасибо, мама!», а руки сами по себе забирались в тумбочку с дустом, антимолью и прочей ядовитой антинасекомой химией…

Да, это опасно. Да, мне потом обязательно будет плохо. Да, у Кати ещё больше покраснеют глаза, раздражится слизистая от химии и будет мучить аллергия. Но… Но без тёщи, без Анны Петровны — как мы будем, как мы не разругаемся друг с другом?

Потому я буду беспощаден — не выживет никто.

А тем более, если тёща такое для меня сделала — и всего-навсего мухобойкой! Ну как я мог не ответить ей тем же?
================================
16:15
+1
Ну и где тут природа творчества и суть писательства. Переделать чужой текст, вложив в него свои мысли, разжевав их донельзя? Это творчество?
16:28
А разве я выдавал эти тексты за свои?

Я просто показал автору те возможности, от которых он отказался!

Причём, насколько мне подсказывает опыт, он о них и не задумывался, он их и не замечал!

Почему? — да потому что установка была изначально неверной — на безэмоциональность, на бесконфликтность — а эмоции и конфликт через его текст так и прорываются, сами! Но оказываются какими-то обрезанными, задушенными, еле живыми — и это потому, что изначальная установка их душит!

От себя: мне не нравится ни реализация рассказа, ни даже сам сюжет. Но на таком «обрезанном» сюжете проще всего учиться. Видеть, как «сделан» текст. Видеть, что «выстрелило», а что «умерло, не реализовавшись».
16:34 (отредактировано)
Автор уже сам дошел до того, что текст можно и нужно «строить», что не «текст следует за событиями сюжета», а наоборот, «события сюжета подаются и организуются текстом» — это много, этому научить нельзя, этому можно только научиться. Ощутить письмо, рассказывание как отдельный вид и род деятельности, даже в чём-то самоценный по сравнению с событиями сюжета.

Назовите среди «немаститых БумСлонов» хотя бы пару десятков, способных на это? Как правило, к этому моменту уже сформировалось чутьё к слову, чутьё к литературе — а тут ещё нет, ещё есть «вредная установка». Вот её-то и разрушаю, заставляю автора почувствовать себя полным хозяином своего слова, в том числе и всех конфликтов, которые в том сюжете, о котором слово. И какой будет этот конфликт — зависит только от автора.

Но без конфликта искусства не бывает, прав Цицерон и неправ тот, кто губит автора, без конфликта нет идеи (идеи, платоновского эйдоса, а не «идейки» профанного вида), а без идеи нет интереса к чтению…
20:30
+1
Занятный рассказ. Правда, явная его проблема в эмоциональном плане. То, что герой воспринимает всё как должное, ещё нормально, всё-таки Кафка делал так же, но… Герой ведь не просто воспринимает случившееся как нечто нормальное (что, в общем-то, понятно с его новым мозгом), но ещё и восхищается, хотя его финальное: «Спасибо, мама!» вроде бы намекает на радость возвращения в тело человеческое, но скорее это просто благодарность за спасение от назойливого муха и ничего больше. И «Я всё это точно помню!» – что это значит для героя? Он рад, что вернулся в человеческое тело? Хочет снова быть мухой? Считает случившееся наваждением во время летаргического сна? Непонятно.
По мелочам.
Название правильно писать: «Я всё помню, или Как я первый раз назвал тёщу мамой».
Кто из нас не задумывался о смерти? Любой человек обязательно думал о ней.
Э-э… Зачем ответ на риторический вопрос?
Меня как будто окунули в какой-то странный, парфюмерный салон.
В образном значении окунуть можно только во что-то абстрактное: окунуться в атмосферу там, например. А у Вас значение конкретное, и воспринимается всё буквально. Советую заменить.
и я находился на нём головой вниз!
Не находился, а висел.
Парадокс заключался в том, что оказавшись в столь неудобном положении, я не испытывал никакого дискомфорта
Канцелярит же! Почему нельзя по-человечески: «Как ни странно, чувствовал я себя довольно комфортно»?
спокойно продолжал осматриваться, бросая взгляд по сторонам.
Первое уже подразумевает второе.
Силуэты предметов, находящиеся вдалеке
находящихся. Сами по себе силуэты нигде не находятся)
Для этого необходимо было приблизиться к ним, и я решил сдвинуться с места
«Для этого необходимо было приблизиться к ним» – и так очевидно, поэтому снова попахивает канцелярщиной. Лучше бы начать предложение с: «Я решил подобраться к ним ближе…» или в этом духе.
притяжение земли, потянуло вниз
Какой-то неуместный каламбур, причём не совсем грамотно выстроенный( Почему он не мог просто упасть, плюхнуться, полететь вниз и т.п.?
теперь я умел управлять скоростью. Хотелось попробовать, как быстро могу летать, и я стал набирать скорость.
Близкий повтор, я бы переиначил второе предложение как-нибудь: «Интересно, как быстро я могу лететь?» Всё-таки и «попробовать» здесь не совсем к месту, ИМХО.
Хотелось свернуть, но как? Я думал, что махая одним крылом сильнее, смогу свернуть в сторону, но этого не произошло.
И снова близкий повтор, когда можно было бы: «Хотелось свернуть, но как? Я попробовал махать одним крылом сильнее, но ничего не вышло».
Я был больным человеком!
Смотрите: Вы часто ставите восклицательный знак, когда описываете счастье героя, его восторг, восхищение или удовлетворение, в результате эта же фраза читается с теми же эмоциями, хотя смысл у неё несколько иной. Это я так много пишу, чтобы намекнуть, что лучше бы поставить точку или многоточие, но всё-таки хочу, чтобы Вы понимали, зачем делаете даже такие мелочи.
и жизнь кипела во мне свободой от болезни, которая осталась в прошлой жизни.
Снова близкий повтор… Хотя здесь вроде бы пытались обосновать это стилистически, но читается всё равно криво. Осталась в прошлом – вот и всё.
Пространство комнаты уже было достаточно изучено
Вы что, блог Dude не читали?) Там же написано: страдательный залог должен быть избегаем))
Одна молодая, с растрепанными смуглыми волосами, в зеленом с восточными узорами халате, облегающем её стройную фигуру
Опять же: Вы понимаете, зачем нагромоздили столько деталей на это описание? Вам нужно нарисовать картину горечи, а яркий зелёный халат с изысканными узорами как-то в неё совсем не вписывается)
Заметив меня, он сразу проявил свое мужское начало
Опять не совсем понятная мне здесь ироничность.
И, если честно, хотелось стукнуть Вас Розенталем( Всё-таки почитайте его, а то запятые невпопад совсем(
21:43
+3
Всем спасибо за труд!
17:38
Перебор с «я» в названии текста. wink
Загрузка...
Надежда Мамаева №1