Ураган

Автор:
Василий Марцелов
Ураган
Аннотация:
Кто сможет тебя остановить, если ты ураган?
Текст:

Каждое утро, ровно в шесть утра, я уже стоял на остановке. И было не важно, шёл ли дождь, снегопад, надвигался ли дикий ураган. Ураган не посмотрит, кто встанет у него на пути, а я и тем более не посмотрю.

- Разминка пять километров, потом ускорение по четыреста метров, уложись в две минуты, постарайся. - Говорит тренер. – Скоро соревнования, так что давай!
Не задавая лишних вопросов, я стараюсь выполнить все так, как было сказано. Каждый раз я оттачиваю своё мастерство, истязаю организм, доводя его до предела своих возможностей. А все только для того, чтобы однажды, среди таких же мечтателей, как и я, прийти первым. Каждый раз, вставая около отметки "старт", я превращаюсь в ураган, который не посмотрит и не пощадит никого. Ураган не знает усталости, не знает эмоций и не ведает страха.
Дают команду: “На старт!” Я подхожу к отметке. Мой разум очищается от мыслей. Глаза загораются ярким непотухаемым пламенем. Противники слева и справа сливаются в моих глазах воедино и перестают существовать.
Внимание!
Ещё секунда, и произойдёт взрыв. Если на этом этапе вы ещё помните, как вас зовут - вы проиграли. Если вы видите противников - вы проиграли. Если вы ещё не перестали существовать, то самое время покончить с самим собой. Совершить временно самоубийство, через секунду.
Марш!
Все происходит быстро. Я стартую с полным запасом сил. Спустя половину пройденного пути, кажется, что эта схватка никогда не закончится. Она будет длиться до тех пор, пока не упадешь бездыханным на землю. Но вот, близится финал. Я иду первый, а позади, вот уже совсем близко, только один человек и он не намерен отступать. В таких ситуациях сложно оценить свои и чужие силы. И поэтому, задыхаясь и моля о смерти, приходится выжимать последние соки, которых и без того нет. Там, с трибун, можно увидеть только отточенную технику спортивной ходьбы. Можно увидеть, как двое легкоатлетов готовы вцепиться друг другу в глотку зубами и растерзать в клочья. Ни один не желает отдавать победу.
Финишная прямая. В голову закрадывается мысль все бросить, наплевать на весь мир и сойти с дистанции. Разрастается как раковая опухоль, укрепляется в голове. Но, как мертвого невозможно убить, так и мне остановиться уже невозможно. Остановка, уход с дистанции - тоже самое, что умереть мертвому. Тоже самое, что положить мечту в мусорный пакет и выбросить.
Там, с трибун, не слышно тяжелой, изнурительной отдышки. Только когда победитель достигает своей цели, можно увидеть, как он валится на пол, не способный более держаться на ногах. Обессиленный, но с улыбкой на лице. С трибун не почувствуешь того райского облегчения, которое наступает после пройденной дистанции. Сидя за трибунами, никогда не проскользнёт вопрос о том, для чего ты всё это делаешь? С какой кстати идёшь на тренировки чуть свет заря, так надрываешься и потеешь. Ради сверкающей на солнце железяки? И это стоит того?
И так каждый день, неделя за неделей, год за годом.
Ураган не посмотрит, кто стоит у него на пути, а я тем более не стану. Кто сумеет противостоять буре? Все прячутся подальше, лишь бы не задело. Так и все новички прятались от меня, кто впервые приходил в этот спорт. Все, за исключения одной новенькой.
На тренировку она ходила редко и с небольшой охотой, а если и приходила, то старалась где-нибудь отсидеться и побыстрее улизнуть от глаз тренера. Когда же это не удавалось, новенькая морщила лоб и проклинала всё на свете. Как-то раз я разминался рядом с ней. Тренер заметил безделье новенькой и сказал сейчас же приступать к разминке. Тогда я впервые заметил, какая злоба таится в её сердце. Новенькая посмотрела огненным, дьявольским пламенем тренеру в саму душу.
- Чтоб я сдохла! – прошептала она.
На тренировках успешных результатов новенькая не показывала, да и не старалась. К слову, приходила просто так, то ли от скуки, то ли от безделья.
И вот, перед соревнованиями, на разминке, мне удалось с ней познакомиться. Я делал растяжку, когда она молча встала около меня и вылупила удивленные глаза. В ответ я со всей вежливостью развернулся к ней затылком. Она, не растерявшись, нисколько не обидевшись, развернулась вместе со мной и давай разглядывать. И смотрит такими невинно-хитрыми глазами, напоминая маленького любознательного ребёночка.
- Что? – Спрашиваю.
- Да так, ничего. Все там разминаются, бегают, прыгают, а ты тут просто… - Тут она скривила лицо, как обычно кривят при отвратительном запахе, чуть приподняв одну бровь выше другой, и удивленно прошептала: - сидишь?
- Я разминаюсь.
- Да-да, я вижу твою разминку. Уселся тут как лопух.
-Что?
- Я, кстати, Ася. – Сказала новенькая и, усевшись, скрестив ноги, протянула мне хрупкую ручонку, на которой была татуировка в виде гроба-телефона, с откусанным сердцем. Надпись снизу: похорони любовь в сети. – А ты! Я вот знаю кто ты. Ты…
- Ну и кто же я? – Спрашиваю.
- Ты… Ну ещё не совсем, правда, но формально, я думаю что…
- Что?..
Ася не успела договорить, как нам объявили: “Пора строиться!”. Впереди вставали те, кто посильнее, повыносливее. И так в порядке убывания. От Чемпионов до новеньких. Я, конечно же, встал самый первый. Равных мне не было. Все старались хорошенько разогреть мышцы, шлепая себя по ногам. Все, за исключением меня. За исключением этой новенькой.
Она спросила:
- А ты что не разогреваешься?
Ураган не посмотрит, кто встанет у него на пути.
- Уже достаточно разогрелся, – говорю. – А вот ты зря встала со мной. Мешаться будешь, иди-ка лучше хотя бы в серединку куда-нибудь.
Ася начинала действовать мне на нервы. Я попытался её отодвинуть с первых рядов, но она стала противиться.
- Какой ты самоуверенный! – Говорит. – Знаешь кто ты?
На старт!
Я подхожу к отметке. Мой разум очищается от мыслей. Глаза загораются ярким непотухаемым пламенем. Все Противники слева и справа от меня сливаются с целым и перестают существовать. Все, кроме неё.
Ася говорит:
- Ты уж не обижайся, но ты дятел.
Ураган не посмотрит, кто встанет у него на пути. Все одинаково бессильны против его цели. Против моей цели. Все, кроме неё.
Она говорит:
- Не обидишься, если вдруг я приду первой?
Внимание!
- А то ведь знаешь, - говорит, - некоторые все рвутся вперёд, а у самих сил нет. И пропустить не пропускают!
- Скорее я назову тебя выскочкой.
- Да ладно тебе, что ты как индюк надутый. Если выиграю, пойдешь со мной на крышу!
- Этого не случится.
Марш!
Все происходит быстро. Стартуешь с полным запасом сил, держишь скорость и дыхание.
Спортивная ходьба или же бег, в какой-то степени тоже медитация. Отбросить все мысли, вот что нужно. Есть только цель, которая близка. Есть только она...
Позади меня кто-то кричит:
- Дятел!
Это Ася. Она вырывается вперед, все быстрее и быстрее. В такой ситуации главное не поддаваться панике. Следует поймать момент и закрепиться за лидирующим спортсменом. В затылок дышать, наступать на пятки, но не покидать. Ураган, он не смотрит, кто встаёт у него на пути, так и мне не следует смотреть. Смотреть на неё.
Ближе к финишу желание сойти с дистанции усиливается. Не следует этого делать, лучше ускоряться и сносить все на своём пути.
Там, с трибун, не редкость увидеть, как некогда непобедимый впервые проигрывает. Будут говорить, что выжил все соки, что пора уходить, что и йоты не стоишь. И знаете, я проиграл. Упал, обессиленный и мокрый. А она стоит надо мной, улыбается во всю прыть и говорит:
- Ну, не обижайся. Поздравляю со вторым почётным местом! Вот, мы конечно не успели поспорить, но всё равно, ты проиграл мне. А значит… - Тут она сделал паузу, пытаясь придать некой загадочности словам, и отвела взгляд в левый верхний угол. – А значит, мы идём на крышу! Да?
- На какую ещё крышу? – Спрашиваю.
- На крышу. Самую обычную крышу, дурачок. Всё равно же соревнования прошли, что ещё делать? Тренировки будут только завтра.
Я тяжело вздохнул:
- Знаешь, я немного устал.
- Пошли-пошли, мы ненадолго!
Ася схватила мою руку и стала тянуть за собой. Я подчинился. Мы вышли из спортивного зала и пошли прямо по коридору до раздевалки.
- Ты решила переодеться? – Спрашиваю.
- Тебе бы тоже не мешало. Не в таком же виде пойдём. Я тебя жду тут, давай только быстрее.
Мужская раздевалка находилась в нескольких шагах от женской. К моему удивлению на этот раз она была совсем пуста. Только испуганная уборщица – единственная душа, да и та вмиг ушедшая. Я не спеша переоделся, собрал все вещи и не успел открыть дверь, как Ася вломилась ко мне.
- Ну ты чего как долго?! Ты убежать решил?! А?! А?! А?!
Я, ещё не опомнившийся, ударился об чей-то шкафчик головой и не смог и двух слов связать. Моя спутница и проводница схватила мою руку и повела за собой. На этот раз мы вышли к служебному помещению, дверь которой была открыта.
Я спросил:
- А тут разве не охраняется?
Ася закатила глаза и с какой-то раздражительностью ответила:
- Ты боишься охранников? Чего нам будет, ты мне скажи?
- Не знаю, - говорю, поглядывая на камеры видеонаблюдения. – Тут камеры везде.
Пройдя ещё один небольшой коридор, мы вышли на заманчивого вида лестницу, ведущую прямиком на крышу. Куда и поднялись.
- Не думал, что сюда так просто попасть, - сказал я, оглядывая просторы города. Тут было не высоко, этаж третий. Однако спокойствие царило невозмутимое.
- Классно ведь? – Спросила Ася. Она, по своей привычке, села скрестив ноги прямо у самого края.
- Нас ведь тут видно. Может отойдём немного? – Говорю.
- Дурень… - тихо выругалась она, но не достаточно тихо, чтобы я не услышал. - Мне всё равно. Я хочу сидеть тут.
Я вздохнул, потянулся и сел немного поодаль Аси, предварительно и снова вздохнув.
Она сказала:
- Иди, если хочешь.
Я привстал.
- Да-да, кидай меня. – Говорит.
Я сел.
- Ничего страшного, я одна посижу.
Я привстал.
- Но ты бы мог меня и не кидать.
Я сел.
- Да что ты всё приседаешь, болван!
Я окончательно и бесповоротно встал. И даже точно убедился, что стою и никак не сижу, а самое главное не лежу.
- Ты можешь просто сесть и не прыгать?!
- Я не хочу сидеть, - говорю, а сам подчиняюсь. (И что это на меня нашло?)
Мы просидели минуты две, после чего она встала, нервно сказав: “пошли отсюда” и ушла. Я же остался стоять “как истукан”, как сказала бы она.
На следующий день, придя на тренировки, я постоянно смотрел по сторонам. Выискивал среди всех одну её. “Ты какой-то рассеянный сегодня”, - послышался голос тренера. Он сказал: “соберись, сегодня пройдёшь 8 километров. Уже скоро соревнования.” Соревнования, после которых я стану чемпионом России. И где она ходит?
Может быть она сегодня не придёт? Может быть с ней что-то случилось? Да-да, вероятно случилось ужасное! Нет, она ведь и раньше не часто приходила. Она никогда не занималась ходьбой серьёзно. Может она уже никогда не придёт? А если она стоит там, на крыше и ждёт меня? К чему бы ей ждать меня? Может быть стоит в уголке, выжидает чего-нибудь? Пусто. И почему я думаю о ней? У меня соревнования, у меня мечта! Возможно, она скоро придёт.
Во время разминки, как неведомым толчком, что-то вынудило выйти из зала. Я прошёлся по коридору и тут увидел её. Ася стояла спиной, держа телефон у уха. Да-да, я не обознался! Это была она. Не высокая, и не то чтобы совсем маленькая, она стояла себе спокойно и разговаривала по телефону. Не буду отвлекать. У неё есть дела поважнее меня. Лучше вернусь на разминку. Или же поздороваться? Просто поздороваться. “Привет?” Обознался. Не она.
- Привет! – Слышу. Оборачиваюсь. Ася. Она схватил мою руку и галопом повела за собой.
- Стой, ты куда? – Говорю. – У меня тренировка.
- Тебе оно нужно? Серьёзно?
В её малиновом портфеле что-то булькало и билось, как о стекло.
- Нужно! – Говорю, - Это мне важно. Это мечта моя!
-Ну, мы ведь не на долго. Пропустишь немного. Ничего страшного не случиться, что как маленький прям? Ну, Пойдёшь?
Пропустить тренировку для меня приравнивалось к самому смертному греху, который уже ничем не искупишь. Пропустить тренировку? Какой отвратительный вздор, какой абсурд! А ведь с другой стороны, мне нет равных. Кроме неё. Конечно же нет! Никуда я не пойду! и таков мой окончательный вердикт. Ася, где ж ты ходила? Где была? Почему ты мне так стала нужна? Я не пойду.
- Ладно, - говорю, делая серьёзное лицо, будто в моих руках сейчас находиться целая жизнь и нужно сделать серьёзное решение. – Пошли. Но ненадолго!
Кто же знал, что это ненадолго растянется на такое время!
В этот раз дул холодный ветерок. Листья прощались с деревьями и падали на холодную землю. На этот раз Ася присела не на самый край. Она взирала на небо. Наконец, из рюкзака Ася достала бутылку вина и штопор.
- Ты подготовилась, - говорю.
Она протянула мне штопор с вином.
- Откроешь?
Я вкрутил штопор и вытянул пробку.
- Ты будешь? - Спросила Ася.
- Я никогда не пил.
- Попробуй. Вдруг понравится?
- Да ты что, нет. Я не буду. Зачем оно мне? Каждый день наблюдаю за этими вонючими, немытыми, заразными алкашами. Валяются тут и там! А сколько из-за этого проблем появляется? Долги, разрушенные семьи, да что там, целая страна может пойти в тар-та-ра-ры! Нет уж, я себе ещё в десять лет сказал “никогда не пить!”
- Что ты как мамка моя? От одного глотка ничего не будет. Просто попробуй, ну пожалуйста!
Ох уж это “пожалуйста”! Ох уж этот невинно-ребяческий взгляд! Да что со мной?
Глотнул. Не спеша опробовал вкус. Это было что-то странное. Похоже на сок, но с каким-то сухим, немного горьковатым привкусом.
Так мой организм познакомился с дурманящим разум пойлом. Так я познакомился с ней поближе.
- Мои родители везде пытаются меня контролировать. – Сказал Ася. – Всё время пытаются прочесть переписки, узнать, где провожу свободное время. Достало!
- Волнуются.
- Ты дурак? Больно мне это надо! Только бесит. Вечный контроль. Неужели нельзя всё без этого? Почему ко мне такое недоверие?
- Видимо, у них есть на это повод. Да и вообще, это уже вошло в норму. Одни контролируют других. Это ведь нормально?
- Да нифига это ненормально! Это Бесит! Уроки сделала? Посуду помыла? Куда собралась? Куда пошла? Нет! Ты пошла в сторону вон того магазина! Не ври, не пизди! Где была? Зачем туда ходила? Бесит, бесит, бесит! Я как сутулая псина на цепи, которой ничего никогда нельзя, даже если объяснить нормально! Да ну, какой объяснить. Меня и слушать не будут! Я как собачий лай. Заткнись! Вот и всё. Делай уроки и сиди дома. Спасибо, не надо!
В небе пролетал самолёт, оставляя белые полосы. Ася закурила.
- А ты что думал, я спортсменка? Я сюда хожу только потому, что отец так хочет. Думает, что так буду меньше бездельничать. Вот видишь, никакого свободного времени! Делай что говорят.
Я учуял отвратный запах табачного дыма.
- Ты очень выносливая, - говорю. - Если бы ещё тренировалаcь, то у меня шансов бы никаких не было.
- У тебя и так никаких шансов.
Она судорожно засмеялась каким-то фальшивым смехом. Чем больше я пил, тем сильнее мне становилось плевать на весь мир. Тренировки, мечты… Кому оно нужно?
- У тебя разве нет мечты? – Спросил я.
- Разве что умереть к двадцати годам. А лучше ещё раньше! – Улыбнулась Ася.
- Ты хочешь умереть?
- Да. А к чему это всё?
- Ну, не знаю. Обычно кто хочет умереть – умирает. А в твоих словах таится некая надежда, что когда-нибудь произойдёт что-то такое, что изменит жизнь.
- Боже, какой ты занудный!
Дома, небо и Ася поплыли в глазах. Как нырнув на дно океана, я потерял чёткость изображения. Мне вдруг стало так хорошо, как никогда не было. Не этого я хотел, не об этом мечтал. Ураган не посмотрит, кто встанет у него. Не посмотрит на Асю. Я подсел поближе, обнял её. И через какое-то время наши уста соединились. Её пленительный змеиный язык, её клубничный вкус губ заставил забыть всё, что когда-то со мной было. Зачем мне сто лет жизни? Оставьте на веки одно лишь это мгновенье.
Мы стали часто проводить время вместе. Она жаловалась на своих родителей, ждала лета и загадывала планы:
- Вот летом будет весело! Летом будет лето и этим всё сказано! Ты ждёшь лета?
- Я жду соревнований. Хочу стать чемпионом!
- Ты что, дурачок совсем? Какие соревнования, какие чемпионы?! Лето – вот что нужно ждать! Лето, солнце, жара! У-у!
Может быть, она моя мечта?
Я просыпался с разрывающей разум мыслью, что это нужно прекратить. Нужно остановить бесцельно проживать дни, нужно вернуться к мечте. А потом появлялась она. Ася, девушка невысокого роста с короткими розовыми волосами и татуировкой на правой руке. Её голос, её просьбы были так сладки слуху. “Побездельничаем вместе?” Мы шли на крышу. Не всегда у нас было вино, но чаще сигареты. Да, я закурил. Постепенно тренировки стали и вовсе забываться, а приезжал я только ради того, чтобы побездельничать. Это вошло в привычку, стало зависимостью.
День за днём, неделя за неделей, год за годом мечта уходила в небытие. Ася моя мечта.
Не помню точно, что это был за день и какая погода окутала город. Помню точно, что Ася неожиданно заявила:
- Что-то уже не то…
Прохлада. Ветерок. Снежные хлопья посыпались с неба слишком рано.
- Ты знаешь, - говорю, - у меня дома жила одна такая маленькая-маленькая девочка. А уж какая она весёлая всегда была, какая жизнерадостная. Так выйду из дома, а она во дворе веселиться. Спросишь её, кем бы она хотела стать, и она всегда, топая своей маленькой ножкой отвечала: “хочу быть как папа!”. Такой ребёнок, ты не поверишь! Тебе надо бы его видеть. Настроение поднимается моментально!
- Не надо…
- Нет, ты дослушай! Это просто золото, а не ребёнок. И ни капельки зла в ней нет, ни капельки ненависти! Ко всем такая добродушная! Иной раз так и хочется угостить конфеткой. И знаешь ведь, так хочется, чтобы она всегда такой оставалась. Но… Сегодня и вчера её не было. У меня остались конфетки для неё, но я не успел отдать. – Из кармана я вытащил две карамельные конфетки и протянул Асе. – Вот, будешь?
- Не буду я конфетки, дурень! Зачем ты мне это рассказываешь? Я не люблю детей! Я не хочу про них слышать! Я не хочу тут сидеть, мне это всё не нравится! Мне надоело!
- Может покурим?
- Я не люблю твои сигареты, мне нравятся другие. Мне уже всё надоело! Ты давай только в обиженку не превращайся, лады?
- Тогда зачем всё это было?
- Ты совсем что ли? Я же говорила, отец надоел! Я бы так сюда не ходила ни за что. Одни додики сюда ходят. И с тобой мне не нравится. Неужели это не было понятно? Нам даже поговорить не о чем!
-Тебе бы увидеть эту девочку. Хотя бы разок…
- Хватит, - перебила Ася, - достаточно! Давай закончим, ага? Я пойду.
Я метался, не находил покоя, выкуривал по две пачки сигарет в день. Я дятел, пытавшийся забыть, вычеркнуть тот отрезок жизни, когда появилась она. Дятел. Дятел! На кой чёрт я не остановил её? Почему позволил ей так просто уйти? Что это ещё за представление, которое так исказило мир! И где та воля, которая поможет вернуть её? Где! Покажите мне, может быть тут? Или там? Где моя мечта?!
Я не мог найти покоя ни в чём. Я возобновил тренировки.
На старт!
Я подхожу к отметке старта. Мой разум сходит с ума. Везде видится Аcя. Справа, где-то среди всех должна быть она. Слева, где-то она. Я жду это сладкое "дятел". Я слышу это сладкое “дурень”. Я так жду этот невинно-ребяческий взгляд. Миражи.
Я сказал:
- Мама этой маленькой девочки вернулась домой и увидела мужа, отца маленького ангелочка. Он лежал окровавленный. Он смеялся.
Внимание!
Через секунду произойдёт взрыв. Все миражи с её лицом превратятся в одну огромную бомбу, которая разорвет разум на части.
Она сказала, закусив губу:
- Мне не комфортно с тобой, понимаешь? Есть один парень, с ним мне лучше. С ним я часто гуляю. Он меня понимает очень хорошо. Мне с ним легко! К чему ты мне рассказываешь про эту девочку?!
Если на этом этапе вы ещё помните, как вас зовут - вы проиграли. Если вы видите противников - вы проиграли.
Я сказал:
- Отец держал сердце этой маленькой девочки. Он, словив кайф от наркотиков, вспорол ножом её маленькое тельце. Он вывернул ей кишки и вырвал маленькое сердечко. Он пожирал его своими гнилыми зубами.
Если вы ещё не перестали существовать, то самое время покончить с самим собой. Совершить временно самоубийство, через секунду...
- Марш!
Все происходит быстро. Ты стартуешь, она уходит. Но в голове застревает фантом, так горько напоминающий о ней. Спустя половину пройденного пути, кажется, что это никогда не закончится. Там, с трибун, ликуют болельщики. Кто-то упорно идёт к своей цели, для него близится финал.
Ураган не посмотрит, кто встанет у него на пути. Теперь я новичок и уступаю место, чтобы не коснулось меня. Я не сдаюсь, но прихожу последний. Обессиленный валюсь на пол. И вижу только потолок.
Ураган не посмотрит, кто встанет у него на пути. Перед ним лучше не выплясывать. Лучше скрыться, переждать, иначе и вас заденет, как когда-то задел меня. Как когда-то разрушил мой храм, в котором хранилась мечта.

Другие работы автора:
0
24
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Катерина Темная №1