Глава 3. Свалка

Автор:
Oblako
Глава 3. Свалка
Аннотация:
Полдень навис над Иремом, после дождя в воздухе стоял тяжелый пар. Над улицами Окраины поднимался дым жаровен, запах специй и гнилья, от которого так и тянуло надеть респиратор. Под ногами чавкала грязь. Ликс увернулся от ведра грязной воды, выплеснутого из двери дешевого кабака, и чуть не наткнулся на маленького рыжего фавна, сосредоточенно взиравшего на эльфа снизу вверх. Вынув изо рта грязный палец, малыш спросил:
— Ты Ликс, да?
Текст:

Полдень навис над Иремом, после дождя в воздухе стоял тяжелый пар. Над улицами Окраины поднимался дым жаровен, запах специй и гнилья, от которого так и тянуло надеть респиратор. Под ногами чавкала грязь. Ликс увернулся от ведра грязной воды, выплеснутого из двери дешевого кабака, и чуть не наткнулся на маленького рыжего фавна, сосредоточенно взиравшего на эльфа снизу вверх. Вынув изо рта грязный палец, малыш спросил:

— Ты Ликс, да?
Эльф поднял бровь, и обойдя мальца, продолжил идти. Но детеныш не отставал.
— Тот самый? Который в пожаре?
Ликс неопределенно дернул плечом. Караг, шедший рядом, поинтересовался:
— Это он о том случае с ифритом, что ли?
Фавн трусил сбоку, пытаясь заглянуть эльфу в лицо. Споткнувшись о торчащий камень мостовой, малыш растянулся во весь рост. Шмыгнув разбитым носом, поднялся и вновь забежав вперед, гордо заявил:
— Ты меня спас тогда! Помнишь?
Ликс отрицательно качнул головой.
Найдя уголок потише, Караг сел у изрисованного цветной краской забора и расстегнул пряжку одного из многочисленных карманов. Достав завернутую в пленку лепешку с вяленым мясом, вгрызся в жесткий край зубами. Рядом дымилась полуоплавленная пластиковая коробка с зеленоватыми червями, купленная с лотка за углом. Орк подцепил одного и, морщась от жара, отправил в рот.
Ликс вынырнул из мусорного бака с куском хлеба в руках. Стряхнул прилипшую кожуру, сел на соседний мусорник и закрыл глаза, прислонившись к стене харчевни.
Глядя на то, как эльф медленно пережевывает еду, Караг спросил:
— Ты когда ел-то в последний раз?
— Не помню... — ответил Ликс после долгого молчания. — Тебе какое дело?
Орк раздраженно махнул рукой.
— Почему ты не покупаешь нормальный харч, дурья башка? — проворчал он, проглотив очередной кусок. — Уж на стряпню Вельвы-то хватит двух оболов!
Раздалось тихое квохтанье. К коробке с тушеными червями уже подбиралась стайка мелких василисков. Орк шуганул их, топнув ногой. Василиски зашипели, на носке тяжелого ботинка появилась каменная корочка. Караг лениво содрал ее и швырнул вслед убегающим тварям.
— А разница? — усмехнулся эльф, взглянул на то, что держал в руках, и откинул сиреневую челку с глаз. — Синтетика хранится годами. А тут бактерии… Плесень. Хоть что-то натуральное.
— Твоя правда, — хохотнул орк, высыпал в рот остатки и отбросил коробку.
— Что-то ты зачастил в последнее время со своими… “делами”, — проворчал Караг. — Не видим тебя.
Эльф пожал плечом. На крыше громко переругивались горгульи, раздался шум драки и треск, на камень упала большая блестящая гайка. Караг быстро подхватил ее и сунул в карман. Разочарованный визг горгулий заставил Ликса усмехнуться.
— Тащат все, что блестит. Точно, как я… Новое есть что? — спросил он орка.
— Не-а, — протянул Караг, цепляя лямки и поднимаясь на ноги. — На свалку вот собираюсь сходить. Мне детали нужны.
Он шевельнул плечом, заставив громыхнуть гору металла за спиной.
— Хочу сварочник старый починить, да и ловушка барахлит…
Эльф легко соскользнул с жестяного бака.
— Я с тобой. Вместе можем зайти подальше.
Караг хмыкнул и направился к лестнице, ведущей в верхние переулки. Черные от вековой копоти стены покрывали выцарапанные проклятья и признания на десятках языков, цветные диоды мелких арахнидов мелькали под сводами арок, куда не проникал солнечный свет.
У каменного выступа, в углу навеса, свернулся суккуб. Заслышав знакомые голоса, он приоткрыл глаза и вновь закрыл их, с трудом натянув на плечи обрывок пенопластилена.
Орк, сгрузил поклажу под навес и заботливо обернул ее кусками пленки. Эльф вскочил на выступающий из стены камень и отогнул лист рифленой жести, запуская руки в тайник. Пристегнул к ремням на груди дополнительную амуницию и спрыгнул вниз с луком за спиной, на шее болтался респиратор.
— Туда и назад, до заката вернемся.
— Это со свалки-то? — хохотнул Караг, доставая топор и собственное снаряжение. — Не сглазь.
Ликс заметил скукожившуюся у стены фигурку и подошел.
— Ты чего?
— Я…
Караг из-за спины эльфа сделал Омнио страшные глаза. Суккуб облизнул губы.
— …ничего… Просто… замерз.
— Ясно.
Ликс пожал плечами и направился к лестнице. Оглянувшись на Омнио, Караг тоже исчез в темном тоннеле.
***
Подойдя к границе Сети над Иремом, орк достал датчик. Ликс, не взглянув на экран, безошибочно отыскал дырку в магических потоках, прогнувшись, как ящерица, нырнул в нее и вышел с другой стороны. Караг скептически хмыкнул, сверился с прибором и отойдя на порядочное расстояние, осторожно прошел через отверстие побольше. Экранирующие плащи дали им возможность пройти по пустоши, не привлекая внимания охранных дронов. Достигнув огромной арки — остова древнего космического корабля, спутники свернули накидки и надели респираторы — чем дальше от Ирема, тем суше и горячее становился воздух. Ядовито-розовый пар отмечал места старых гейзеров. Нужно было смотреть под ноги, чтобы не провалиться в скрытую песком каверну с кислотой.
Свалка тянулась щупальцами к городу, но дотянуться не могла - мешали ветер, постоянно гуляющий по пустоши и жители Окраины, подбирающие все, что плохо лежит.
Холмы и острые ущелья из ржавого металла и отбросов простирались далеко, врастая в густой токсичный туман. Сначала им часто попадались мелкие поселки и встречались такие же охотники за хламом, как они сами, но чем глубже спутники углублялись в недра свалки, тем их становилось меньше. Миновав последнюю деревушку, расположенную в огромной трубе старого генератора, Ликс уверенно пошел впереди, чутко прислушиваясь к шорохам осыпающегося от ветра мусора. Несколько раз он сворачивал с прямого пути, обходя спонтанные магические поля, образованные испорченными артефактами. Орк зорко поглядывал по сторонам, выискивая подходящий уголок с металлоломом.
— Давай сюда, — прохрипел он, показывая на узкую прогалину, в глубине которой вились ярко-желтые плети лиан.
Вынув из-за пояса капсулу с гербицидом, Караг швырнул ее вглубь ущелья. Подождав, пока осядет туман, он подошел, сбросил рюкзак и, расшвыряв верхний слой рухляди, стал перебирать железки. Ликс вновь легко взбежал на стену.
— Ты чего?
— Прогуляюсь.
— А кто мне спину будет прикрывать?! Затащил невесть куда…
— Я недалеко, — отозвался эльф, — если что, услышу.
Край солнца коснулся сизой границы тумана. Караг, довольно ворча, смотал железяки флекс-лентой и приторочил к битком набитому рюкзаку. Вблизи Ирема ему ни за что не попалась бы такая богатая добыча. Часто деталей можно было даже продать за неплохие деньги.
На гребне холма показался тонкий силуэт.
— Шевелись, — бросил эльф, собирая волосы в тугой хвост, — Я видел свежие следы к востоку отсюда.
Орк глухо выругался, взвалил на спину поклажу, надел накидку. Взяв в руки топор, подключил к лезвию дополнительную лазерную полосу.
***
Караг старается идти тихо. Но эльф знает, что можно уже не таиться. Они все ближе. Ликс ощущает их всей кожей. Их взгляд. Металлические псы, похожие на насекомых обилием пластин. Острые морды, четырехпалые лапы. Голодные пасти, текущие ядовитой маной, чья капля прожигает кожу насквозь. Когти, одинаково легко рассекающие плоть и металл. Желание — убивать. Запах — крови, стали и старой магии.
Кибервервольфы.
Первую тварь замечает Караг и бросается вперед, занося топор. Глядя на серую тушу с рюкзаком за спиной, не подумаешь, что он может двигаться так быстро. Лазер рассекает киберчудище пополам, красная подсветка пластин гаснет. Теперь это тоже металлолом.
Вторую снимает из лука Ликс. Две стрелы с заряженными наконечниками — одной мало. Тварь содрогается в сети белых молний, за ее спиной на остов ионобуса вскакивают еще три. Караг с ревом сбрасывает четвертую со спины. На фоне восходящих лун показывается стая. Красный трепещущий свет красит ущелье.
— Бежим!
И они бегут. Огни города кажутся далекими, как звезды, а рычание и скрежет когтей по металлу — прямо за ухом. Стрела, и еще две. Тетива звенит музыкой. Снова и снова.
Кибервервольф спрыгивает на дорогу прямо перед ним. Ликс закидывает лук за спину и достает два лазерных клинка. Губы сами собой расползаются в улыбке.
Ну давай, иди сюда…
Он рассекает ее в прыжке. Три перевернутые луны на миг заглядывают в глаза. Приземление испортила торчащая из земли арматура. Боль — всего лишь сигнал. Пока это внутри, пока сердце бьется ТАК — он не ощущает боли. И поэтому нужно продлить это как можно дольше…
Четыре кислотных гранаты — все, что есть. Но тварей много, больше обычного… Он ощущает рывок, плащ трещит под напором челюстей. Кибер подбирается ближе, клацает зубами над горлом. В груди горячо. Ликс втыкает лезвие в пасть, выдирает из себя длинные когти и бежит дальше. Вокруг Карага прыгают пятеро, стараясь обойти сверкающий топор.
Спина к спине.
Дышать становится тяжелее. Огни двух клинков гаснут почти одновременно с топором Карага. Дешевые батареи… Ликс швыряет силовой шар, раскрыв охват на максимум. Три твари в ловушке. Остается две. И одно на двоих лезвие топора.
— Разделимся! — командует Ликс, — Они отстанут, в одиночку их иногда коротит!
Караг кивает и исчезает за холмом. Одна из тварей бежит за ним. Ликс бросается в противоположную сторону. Триста метров. Пятьсот. Раздраженный лязгающий лай затихает вдали.
Чем медленнее бьется сердце, тем яснее ощущаются толчки боли. Она растекается внутри, захватывая все новые территории, выплескивается наружу кровью. Сначала жарко, потом холодно. Мокрая ткань липнет к телу.
Вот и Сеть. Ликс сосредотачивается. Магическое зрение расплывается, смешивается с реальностью. Небольшой проход. Ликс проползает внутрь, тонкая полоса снимает слой одежды с плеча вместе с кожей. Коснуться Сети — значит, заявить о себе… Черная громада скалы возвышается над ним, презрительно кривя залитое ночными бликами лицо.
***
Эльф отдышался и встал, но выпрямиться ему не дали. Кулак здоровенного орка пришелся в скулу, сбив Ликса с ног, пинок угодил в бок.
— Скажи, детка, это он?
В лицо заглянули темные глаза, острый клычок прикусил губку в раздумьи.
— Кажется, да… Но теперь он такой… потрепанный… Совсем не то, что тогда!
“Детка” капризно наморщила носик и отошла к хозяину. Церера подал знак, и два мордоворота подняли эльфа под руки.
— Думал, я не найду прекрасного зеленоглазого воришку? — осклабился гном, — Который украл у меня право первой ночи?
Он рассмеялся.
— Кого это теперь волнует, дурачок?
Гном подошел, наклонился к уху Ликса и зашептал:
— Кем ты считаешь себя?
В бороде блеснули дорогие светящиеся камни.
— Народным героем, что показывает богатеям их место? Той досадной случайностью, что уводит из-под носа лакомый кусок? Чтобы бедноте было о чем трепаться в кабаках?
Гном рывком за волосы поднял голову эльфа.
— А ты не герой. У тебя просто встает на слово “нельзя”. Другого смысла жизни у таких, как ты, нет!
Он брезгливо отряхнул широкие ладони и отошел.
— Пакость, родившаяся от пьяной цветной в канаве… В ней и подохнешь!
— В чем смысл… — прохрипел Ликс, — …в чем смысл твоей… жизни, Церера?
Гном ощерился, развернулся и с размаху всадил кулак ему под дых. Орки отпустили эльфа, он упал на руки. Из тела вместе с кашлем выходила кровь. Жизнь.
Холодно.
Ликс упал лицом в лужу, слушая удаляющиеся шаги, вдыхая воздух и воду, ощущая во рту кровь и едкий вкус огромного темного города.
Другие работы автора:
+1
70
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1