Глава 4. Подарок

Автор:
Oblako
Глава 4. Подарок
Аннотация:
​Огни то исчезали, то появлялись вновь. То расплывались, то сжимались в ослепительно острые точки. И тогда он закрывал глаза. Затем открывал снова. Темнота с каждым разом отступала все неохотнее.
Вокруг сгустился синий туман.
— Эй, ты жив?!
В лицо эльфу заглянули белые глаза. Ликс дернул углом рта, упершись ладонью в камень, перевернулся на спину. Легкие будто обожгло кислотой. По щеке вновь потекла кровь.
Текст:

Огни то исчезали, то появлялись вновь. То расплывались, то сжимались в ослепительно острые точки. И тогда он закрывал глаза. Затем открывал снова. Темнота с каждым разом отступала все неохотнее.

Вокруг сгустился синий туман.
— Эй, ты жив?!
В лицо эльфу заглянули белые глаза. Ликс дернул углом рта, упершись ладонью в камень, перевернулся на спину. Легкие будто обожгло кислотой. По щеке вновь потекла кровь. Тамр всплеснул бесплотными руками.
— А Караг где?! Омнио сказал, вы ушли на свалку… Кто тебя так? Киберы? Сколько раз я говорил…
Марид прервался на полуслове увидев, что собеседник потерял сознание.
— Ликс! Нет, нет…
Тамр прянул вниз и прикоснулся к щеке Ликса. Эльф открыл глаза и посмотрел ему в лицо.
— Сделай это. Вселись.
Джинн отшатнулся и расплылся облаком.
— Не хочу подохнуть здесь, — просипел эльф. — Подними меня… наверх. Домой.
— Давай я приведу помощь, — заметался марид. — Я поищу Карага… Я что-нибудь придумаю… Не заставляй меня! — взмолился он.
— Я не… заставляю, — шепнул Ликс и снова закрыл глаза.
— Тебе же будет больно!
— Хуже, чем теперь? — слабо улыбнулся эльф. — Просто отключи… меня и сделай это.
Марид схватился руками за голову, вихрь образов сменял друг друга, отражая бурю в душе джинна. Тамр метнулся было к лестнице, но тут послышался тихий гул разведдрона Службы. По стене полыхнули приближающиеся голубые огни. Джинн вознес тихую молитву, зажмурился и, приняв форму тела Ликса, медленно опустился сверху.
Улица опустела, дрон успел заметить лишь тень, пропавшую в тесных туннелях переулков.
***
Это началось еще вечером. Привыкший к регулярной кормежке суккуб ощущал подобное лишь дважды в своей недолгой жизни — в тот день, когда хозяин выставил его за увешанную охранными заклятьями дверь, и сейчас. Ночью Омнио ломал голову, что же ему теперь делать. А проснувшись, ощутил, что делать что-либо уже поздно. В нем осталось слишком мало жизни. Не хватит даже на то, чтобы спуститься на четыре уровня ниже, туда, где недавно предлагали деньги за работу. Ту работу, которую раньше Омнио выполнял бесплатно. Суккуб еще вчера разодрал кусок красной тряпки с каким-то рекламным слоганом и соорудил себе подобие футболки. Этого не хватало, не спасало от мертвенного холода внутри.
Рядом звенел железом Караг. Широкая спина казалась куском камня на фоне света костра и вспышек плазменного резака. Суккуб зажмурился. Орк был прав, тысячу раз прав. Омнио — никчемный, капризный мальчишка. Ему здесь не место…
Услышав шаги, Караг выскочил из-под навеса, перепрыгнув костер.
— Ликс! Где тебя носило?! Какого рожна…
Он осекся, встретившись с взглядом светящихся белых глаз. Эльф рухнул на землю у дальней стены, от тела со стоном отделился его прозрачно-голубой двойник. Марид подполз к краю, словно все еще обладал физическим весом, и невидяще уставился вниз.
— О Иблис... Я и забыл, как же… это…
Он оттолкнулся и пропал в залитой далекими огнями бездне. Орк метнулся к эльфу и наскоро ощупал его. Снял со спины Ликса складной лук и колчан, вспорол ножом переплетение ремней, заменявшее эльфу нагрудник. Для ветхой ткани рубахи хватило и когтя. На груди зияли четыре глубоких раны — след лапы кибервервольфа. В полутьме эльфийская кровь сверкала и переливалась.
— Зеленое пекло и погасшая звезда!!!
Орк подбежал к стене под навесом. Вытянув нижний камень, нашарил туго замотанный сверток и скрылся в темноте лестницы.
***
Запах крови. Сладкий до горечи и острый, как бритва. Кровь, которая ему не принадлежит. Бесполезная без связывающих слов, но все же такая манящая…
Омнио очнулся над телом Ликса. На каждом выдохе изо рта эльфа стекали новые капли. Пенились на побелевших губах. Лиловые волосы казались черными, длинные слипшиеся пряди упали на лоб.
У суккуба задрожал подбородок.
— Ликс… Я не хочу, чтобы ты умирал!
Парнишка уткнулся головой эльфу в локоть, не решившись коснуться израненной груди. Ликс шевельнулся, Омнио вскинул голову. Зеленые глаза смотрели на него.
— Тебе нужно… кровь, — просипел эльф. — Почему не сказал… днем? Бери… Все равно уже…
Суккуб яростно замотал головой.
Ликс снова отключился, откинув голову. Под светлой кожей шеи медленно пульсировала жилка. Запах крови изменился, из него ушла горечь. Омнио задрожал. Хотел отползти, но вместо этого склонился ниже.
Только вдохнуть.
Ничего больше.
Коснуться губами.
Нет…
Ощутить, как под клыками распадается гладкая кожа…
В горло хлынул живительный поток. Ошеломительно горячий и сладкий. Кровь, отданная добровольно.
Смерть отступила, каждая капля несла яркую, почти болезненную энергию. Омнио никогда не получал столько. Это опьяняло, сводило с ума, заставляло стонать так, как он не стонал в свои лучшие ночи с господином…
Он не услышал шагов.
— Ах ты наглый упырь!
Грубая лапа схватила суккуба за шкирку и отшвырнула прочь. Он даже не успел разжать зубов, во рту остался лепесток кожи.
— Провались в тридесятое пекло! — грохотал орк, — Почему ж ты раньше не сдох?! Что ты ему наболтал?! Он же сейчас не соображает ни хера, а ты и рад, сволочь такая!
Караг сплюнул и отвернулся. У стены вспыхнул свет маленького дрона-прожектора, низкая жаровня полыхнула пламенем, чей-то сгорбленный силуэт замельтешил над раненым.
“Я не хочу, чтобы ты умирал!”
А сам чуть было не…
Ледяное осознание скрутило внутренности Омнио, заставив извергнуть те горячие глотки, что дали ему жизнь. Он тут же ощутил, как грубая рука опрокинула его на спину, зажимая рот.
— Не смей блевать, мразота этакая! — прорычал Караг, — Еще не хватало, чтоб кровь моего брата ушла впустую!
Он отбросил суккуба к навесу, а сам вернулся к свету жаровни. Омнио закрыл лицо руками и расплакался. В прошлой жизни громко плакать не дозволялось. Но сейчас было все равно, слышат его или нет…
Когда слёзы кончились, он даже не нашел в себе мужества сделать единственное, что оставалось: подняться и уйти. Шагнуть с края следом за маридом или потеряться в липкой темноте нижних улиц.
Глаза помимо воли сосредоточились на том, что происходило у дальней стены.
Приведенный Карагом лекарь полностью раздел эльфа и уже заканчивал обмывать тело из небольшого бездонного кувшина. Суккуб уже видел такие. Прикованные к стенам, они снабжали жителей Окраины водой из Неолеты. В центральных кварталах и домах зажиточных горожан сосуды подороже хранили очищенную и даже ароматизированную воду.
Горбатый врачеватель распылил над ранами светлый порошок, достал из чемоданчика лазерный сшиватель и прошелся по мелким порезам и зияющему укусу на шее. Затем из рук лекаря поплыли светящиеся руны и легли в глубокие раны на плече и груди. Напоследок он сунул орку две квадратных упаковки, пробурчал что-то, указывая на эльфа, и свернув вещи, исчез.
Караг осторожно перенес Ликса под навес и лег рядом. Поворочавшись, приподнялся на локте и шепнул в темноту:
— Эй, кровосос! Катись сюда.
Когда суккуб не пошевелился, орк досадливо зарычал.
— Кончай сопли разводить! Тут помощь нужна. Чтоб запустилась гребаная эльфийская регенерация, Ликса надо хорошенько согреть. Марид наш шляется хер знает где... Тонкая натура, бездна его забери… Давай, — рявкнул Караг, срывая с себя безрукавку, — ложись с другой стороны. Будет от тебя хоть какой-то толк!
Омнио оглянулся, потом нерешительно подполз ближе. Стащил с себя остатки дырявой тряпки и свернулся, чувствуя спиной ледяной шелк кожи эльфа. Орк набросал сверху куски пенопластилена, подоткнул со всех сторон и вскоре захрапел.
Суккуб повысил температуру своего тела. От жара немного кружилась голова, но Омнио терпел. Хоть что-то он должен сделать… Хоть как-то загладить содеянное. А плохое самочувствие — что ж, так даже легче. Казалось, будто невыносимое грызущее чувство внутри немного уменьшилось. В импровизированном коконе стало тепло. Слыша, как дыхание Ликса становится самую чуточку глубже и ровней, Омнио облегченно вздохнул и сам не заметил, как задремал.
***
Суккуб открыл глаза и увидел собственные пальцы, сжимающие ярко-лиловую прядь. Он поднял голову, стряхивая сон, и понял, что лежит, прижавшись к боку спящего эльфа. Тело было теплым, дыхание — ровным, раны на груди затянула переливчатая пленка — это работали лекарские руны. Омнио вдруг заполнило какое-то странное чувство. Очень похожее на вчерашний кошмар осознания того, что он чуть было не натворил… И все же другое. Щеки полыхнули жаром, суккуб отпрянул и, поспешно выбравшись из теплой путаницы кусков пенки, выскочил наружу.
По голым плечам застучали холодные капли. Небо низко нависло над темной скалой, чей обрубленный пик дал им приют. Город пропал, лишь рекламный щит красил туманную мглу неоновыми цветами. Омнио невольно отшатнулся испугавшись, что пока они спали, произошла какая-то всемирная катастрофа.
— Очнулся?! — Караг отпихнул суккуба в сторону, заглядывая под крышу, и разочарованно цокнул языком.
— Чего ж ты вылетел, как ошпаренный? Я-то думал…
Караг вел себя как обычно, за исключением беспокойства за эльфа, так что суккуб сделал вывод, что и ему волноваться не о чем. Он осторожно вытянул руку и потрогал дождь. На ладони остались сероватые капли. Орк вновь скрылся за слоем висящего пластикового полотна. Там, у края навеса, горел закрытый силовым полем огонь, слышалось знакомое шипение резака и лязг металла.
Промозглая сырость оседала на волосах. Джинсы быстро промокли, голая спина покрылась мурашками. Омнио поежился и, нерешительно отогнув черную сеть, вошел и присел у стены, наблюдая за работой Карага. В защитной маске орк казался крупнее обычного. Он медленно скручивал металлическую трубку, направляя пламя резака на сгиб. Караг не обращал на суккуба внимания, но и прочь не гнал. Когда шипение плазмы на миг стихло, парнишка решился спросить:
— А где Тамр?
— Варг его знает, — отозвался Караг, и помолчав, неохотно продолжил:
— То, что он сделал вчера… Не знаю, как он смог. Может, и вовсе не вернется теперь.
Трубка в мощных руках лопнула. Орк с проклятием отшвырнул ее в сторону и взял новую, продолжая ругаться себе под нос. Суккуб понял, что лучше проглотить вертящиеся на языке вопросы.
Закончив работу, Караг сгреб детали под крышу и прикрыл от сырости, достал из тайника вчерашний темный сверток, сунул в карман. Затем вынул из-за пояса широкий кривой нож и бросил Омнио.
— Вернусь к закату. Вряд ли кого сюда занесет, но не оставляй эльфа одного. Явится Тамр — убедись, что он в своем уме, потом можешь валить на все четыре стороны.
Суккуб открыл было рот, но шаги Карага уже заглушил шум дождя. Омнио опасливо дотронулся до грубой рукояти. Он понятия не имел, что делать с этим громоздким оружием, и думать боялся, как может выглядеть сумасшедший марид. И что Омнио должен делать, если “кого-то” все же “занесет” на скользкую от воды верхушку черной скалы? Парнишка закусил губу, представив, что сделает с ним Караг, если с эльфом что-нибудь случится. Суккуб взял в руки нож, забрался под навес и сел в ногах Ликса. Взгляд упал на мерцающие раны, наверняка нанесенные чем-то похожим на это лезвие… Омнио замутило.
Ну уж нет.
Он сунул нож под тряпки, на которых спал ночью, прикрыл плечи Ликса пенкой и осторожно улегся сверху, закрыв его собой. Если явится враг, первый удар придется в его, Омнио, спину.
Суккуба разбудил хриплый хохот и голос Карага.
— Хреновый из тебя защитник… Зато грелка — хоть куда!
Омнио поспешно вскочил. В лицо прилетел ворох тряпья, пряжка тонкого ремешка больно хлестнула по плечу.
— Одевайся! Смотреть не могу, как ты трясешься. Зима на носу.
Орк разгружал свою сумку, в которую с легкостью поместились бы трое таких, как Омнио. Несколько больших ящиков консервов отправились под навес — Омнио уже видел такие, когда проходил по рынку. Туда же приземлились вязанки крупных белых плодов рума и другая провизия, которой суккуб не знал названия. Еда в доме господина была совсем непохожа на то, что принес орк. Один плотный сверток Караг положил около Ликса.
Суккуб, наконец, перевел взгляд на то, что держал в руках. Темно-синее платье со шнуровкой и разрезами по бокам, явно ношенное, но крепко сшитое. Кожаные сапожки, футболка со зверской рожей покрытого шрамами чемпиона прошлых Великих Игр и добротная курточка из кожуры мардунга.
— Все — с опцией трансформации, — с гордостью заметил орк, глядя на ошарашенного парня, — только сапоги пришлось взять одни, на вторые не хватило. Так что будешь подстраивать размер сам.
В доме господина Омнио носил расшитую целующимися парочками рубашку из тонкого полотна или покрытую мелкими стразами сеть из нейлорина. Все это принадлежало господину, как и сам Омнио. Повезло, что выгоняя на улицу девушку, хозяин забыл о джинсах, оставшихся на мужской ипостаси суккуба. Вещи не должны владеть вещами… Омнио прижал подарок к груди, не находя слов.
— Почему? — наконец, спросил он.
Орк оторвался от занятия, встал в картинную позу и стал загибать пальцы.
— Потому что бабло, что я откладывал на покупку своего собственного вонючего угла, ушло в ненасытную пасть лекаря, чтоб его разорвало, да наперекосяк склеило; потому что эльфу сейчас нужна нормальная жратва; потому что этот засранец умудрился распороть всю одежду, что на нем была, включая сапоги, а смотреть на его голый зад мне будет еще труднее, чем на твой; потому что у меня осталась мелочь, которую и в кошель-то сложить стыдно, а на глаза попалась телега тряпичника…
— Спа…
— Ну, надевай, чего встал? — рявкнул Караг. — Надо же проверить, что не туфту впарили!
Омнио поспешно натянул футболку и куртку, подогнав и закрепив размер, затем обернулся обнаженной девушкой и надел платье, зашнуровав ремешки под грудью. На пробу перевоплотился еще несколько раз. Вещи не сияли новизной, но заклятье трансформации работало. А сапоги нужно было настроить лишь на двойную материализацию — размер ноги у обеих ипостасей оставался один, хозяин любил хрупких мальчиков.
Суккуб погладил пальцами ткань, пытаясь привыкнуть к мысли, что теперь это принадлежит ему. Как и он сам. Да, он все еще зависит от крови других, но решает за себя — сам. Омнио поднял глаза.
— Ну вот, другое дело, — проворчал орк, и помолчав, добавил: — Заработаешь — вернешь. Всех задарма кормить — кормушки не хватит.
— Ты должен знать, я… я не хотел брать его кровь! — выпалил Омнио, стиснув руки, — Я не знал… Не смог…
Караг махнул рукой, прерывая поток признаний.
— Да что я, Ликса не знаю, что ли? Все, проехали…
Орк снова достал свои инструменты и отвернулся к костру. Суккуб нахмурил брови.
“Эльфу нужна нормальная жратва”.
Омнио вспомнил ломящиеся от яств столы в доме господина и глянул на запасы, сложенные у стены. Вряд ли этого хватит надолго.
— Караг, куда мне лучше идти? На работу?
Орк будто ждал этого вопроса.
— А что ты умеешь делать?
Губы орка растянулись в кривой улыбке. Суккуб твердо встретил его взгляд.
— Сам знаешь.
— Найди вывеску с веселым гномом. У Цереры работают не только свои, наемные тоже. Говорят, он не зажимает плату, заклятие очищения на выходе — бесплатно. Да и за работниками у него следят, ну, чтоб клиенты не слишком увлекались…
— Я суккуб, — напомнил Омнио.
— Ну и что? — поднял бровь орк, — многие отправляют своих на заработки, если прижмет. Обычное дело. Если пристанет кто по дороге, можешь сказать, что ты с нами. Хотя от тебя и так эльфом разит за километр… Шпана вряд ли прицепится, а если кто покрупнее полезет — тут уж как повезет. Мы птицы невысокого полета, так что за рынок, в чужой район, лучше не суйся.
Омнио кивнул и шагнул в мокрую серую пелену. 
0
21
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Кристина Амарант №1